Полная версия

Главная arrow Культурология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Галерея Лео Кастелли. Нью-Йорк

С именем галериста Лео Кастелли (1907—1999) связаны самые радикальные течения 60 — 70-х годов — поп-арт, минимализм, концептуализм. Начав с абстрактного экспрессионизма и выставок уже признанных лидеров Поллока и Де Кунинга, Кастелли быстро сознает необходимость поиска новой ниши. В 1958 году он делает персональные выставки поп-арт-художников Роберта Раунешберга и Джаспера Джонса, которые стали знаковыми как для художников, так и для галериста. Кастелли сумел привлечь к выставкам обширное внимание СМИ, продать несколько работ МоМА, сформировать общую шумиху вокруг поп-арта, которое объявили новой волной американского искусства. В течение пары лет Кастелли показывет Уорхолла, Розенквиста, Лихтенштейна. Создав новый модный тренд в искусстве, Кастелли фактически поставил точку в эпохе абстрактного экспрессионизма. Одной из наиболее весомых заслуг Кастелли стало то, что он всерьез настаивал на продвижении американского искусства в Европе. Используя имеющиеся у него обширные европейские связи, он пытался убедить европейских коллекционеров, что современное американское искусство — стоящая вещь. Поворотной точкой стало в 1964 году присуждение Золотого льва на тогда еще имевшей офис продаж Венецианской биеннале художнику Роберту Раушенбергу, интересы которого представляла галерея Лео Кастелли. Это констатировало признание американского искусства в истории искусства и превращение его в престижный объект арт-рынка. Европейские музеи стали покупать американское искусство, признавая его значение наравне с европейским.

Модель Кастелли, как и многих других успешных галеристов, заключалась в поиске и продвижении еще не известных художников. Хотя личная коллекция Кастелли, собранная им во время жизни в Европе, помимо прочего включала Кандинского и Матисса, он ни разу не выставлял их в своей галерее. Уже с 1960-х годов, после успеха поп-арта, Кастелли задает моду на минимализм и концептуализм, открыв таких художников, как Дональд Джадд, Джозеф Кошут, Класс Олденбург, Дэн Флафин и т.д

Кастелли один из первых стал выплачивать художникам стипендии (обычно галеристы платили проценты с продаж). Сегодня такая практика принята в многих крупных галереях. Ричард Серра говорил, что, когда Кастелли «открыл» его в 1963 году, он обещал ему гарантированные деньги в течение трех лет, даже если его скульптуры не будут продаваться. Такая тактика себя оправдала: введя в моду поп-арт, Кастелли стал зарабатывать на нем миллионы долларов ежегодно, а часть заработанных денег продолжал вкладывать в раскрутку новых художников и направлений. Особенностью бизнеса Кастелли было то, что он практически не участвовал на вторичном рынке, покупая и перепродавая. Он занимался лишь первичной раскруткой и продажей своих художников, даже если потом другие дилеры зарабатывали на его художниках более крупные деньги. Но в целом, такое случалось редко, так как художники не хотели уходить от того, кто платит им стипендии независимо от продаж. В результате в 1990-е в его галерее праздновали 30-летие работы с Джеймсом Розенквистом, 25-летие работы с Брюсом Наумуном и т.д. Джаспер Джонс говорил, что счастлив, что не работал ни с одним другим дилером, кроме Кастелли.

Кастелли задал тренд мегагалерей, когда дилеры открывают масштабные пространства, привлекающие художников и впечатляющие коллекционеров. Интерьеры галереи Кастелли первоначально отличались от других в то время немногочисленных нью-йоркских галерей, очень просторными и светлыми пространствами и проходившими там светскими мероприятиями. Размах и влияние The Leo Castelli Gallery в Сохо (1971—1999) вдохновили других дилеров в 1980-е оборудовать под галереи просторные складские пространства поблизости. Благодаря Кастелли Сохо стал основной точкой на художественной карте Нью-Йорка. За годы существования с момента основания по сей день галерея переезжала по городу 8 раз, но, хотя Кастелли не открывал филиалов в других городах, он предоставлял права на продажу его художников другим дилерам в Штатах и в Европе. Тем самым Кастелли также предвосхитил и современную моду на международную галерейную экспансию. Кастелли практически всегда находился в своей галерее, на виду. Его бизнес никогда не шел при закрытых дверях, как это было в других местах. Очевидцы рассказывали, что он мог начать общаться с любым зашедшим в галерею, независимо от того, была ли перспектива продажи.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>