Полная версия

Главная arrow Культурология arrow История мировой культуры. Часть II

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Молодежные субкультуры

Термин «молодежная субкультура» настолько часто используется в современных средствах массовой информации, что его смысл оказывается весьма размытым. Проблемы, связанные с феноменом молодежной субкультуры ускользают от внимания и растворяются в громких звуках музыки, необычном «прикиде» молодых, их неординарном и вызывающем поведении. История молодежной субкультуры не позволяет относиться к ней как к курьезу или недоразумению, но настоятельно требует изучения самого феномена, а также умения жить с ним бок о бок.

Что такое «молодежная субкультура»? Существует ли действительно данный феномен, или же это ловкий «трюк» культуры массовой, ориентированной на ту часть общества, которую легче всего «раскрутить», «завести» и за счет этого разбогатеть? А если молодежные субкультуры существуют как самобытные явления, то, быть может, это отклонение от нормы, с которым так или иначе необходимо бороться правоохранительным органам, психологам, педагогам и т.д.? Или же это норма, свойственная всем индустриально развитым обществам, а, следовательно, молодежные субкультуры следует понимать как неотъемлемый элемент культурной реальности?

Зарождение термина «субкультура» относится к 1930-м годам, однако широкое его распространение связано с протестными движениями конца 1950-1960-х гг., когда молодежь была осознана как источник социальных проблем в обществах Запада. Молодежь «проповедовала» отказ от традиционных ценностей и способов организации жизни (ценности общества потребления, трудовой этики и технократической цивилизации).

Молодежные субкультуры изучаются как контркультуры (ввел амер, социолог Т. Роззак; Давыдов, Роднянская), что обусловлено существовавшими в тот период представлениями о культуре в целом. Т.Б. Щепанская подчеркивает, что «культурой считались те артефакты и духовные ценности, которые были созданы профессионалами и освящены традицией; все остальное - область повседневности, быта - рассматривалась как низовая область, слабо охваченная культурой». Иными словами, культура - «господствующая мировоззренческая, этическая, эстетическая система, 77 исходящая от элит и поддерживаемая ими» , а все, что находилось за ее пределами, как бы лишалось статуса культуры.

''Щепанская Т.Б. Система: тексты и традиции субкультуры. - М.: ОГИ, 2004. - 286 с.

92

Поразмышляйте, что в обыденном представлении понимается под «культурным» и «некультурном» поведением. Правомерно ли такое разделение с точки зрения гуманитарных наук? Ваше мнение обоснуйте.

Доминирующая культурная модель воспринимается как единственно возможная, поэтому отказ от нее - это противостояние культуре как таковой. Показательно, что молодежные объединения в тот период нередко осмыслялись через термин «андерграунд» (подполье, подземелье): молодежная культура как бы помещалась за пределы видимого мира, его дневной поверхности. Тот же смысл имел и термин «субкультура», где акцент делался на приставке «суб-» («под-») как маркере сниженности (под «дневной поверхностью»). Субкультура - это скрытая, низовая, неофициальная культура, противопоставленная «высокой» официальной культуре.

Со временем термин «субкультура» получает новое содержательное наполнение. В определенной степени это было связано с открытием других субкультур, отличных от официальной: например, детской субкультуы, или профессиональных субкультур (медиков, военнослужащих). Приставка «суб-» более не обозначает снижения, но указывает на то, что субкультура -подсистема более широкой культурной общности. Молодежные ценности не вытесняются за рамки культуры, но включаются в нее на правах подсистемы. Термин «субкультура» звучит не оценочно, но нейтрально. Такое понимание стало возможным в рамках парадигмы множественности культур, а не противопоставления единой культуры «некультурному окружению».

Для отечественной науки важным этапом стал выход в свет в 1993 г. книги Т.Б. Щепанской «Символика молодежной субкультуры: опыт этнографического исследования». Термин «субкультура» прочно вошел в обиход большинства авторов, пишущих о молодежи.

Субкультура формируется в рамках более общей системы, определяющей основу данной цивилизации и целостность данного социума. Субкультуры как подсистемы культуры используют ее «наработки» (знаковый код), ориентированы на постоянный диалог с ней. Этот диалог может иметь как форму обновления и развития культуры, так и форму противостояния традициям. Каждая субкультура определяет свою позицию по отношению к доминантной (материнской, господствующей, общепринятой) культуре.

Одна из ключевых проблем, связанных с изучением молодежных субкультур, - моральные паники в обществе и «демонизация» ряда субкультур в СМИ (например, готов или пранкеров): «Пранкеры -телефонные террористы, сетевые монстры, внутрикабельные извращенцы... Как их не называть, в любом случае это люди, которые занимаются 93

розыгрышами по телефону. Причем, розыгрышами не ради смеха, а ради состояния исступления у того, кому звонят»[1]. Непонимание специфики современной молодежи соединяется с заключениями о «патогенности и дегенерации» всего нового поколения, мораль, нормы и культурные практики которого угрожают стабильному и поступательному развитию всего «зрелого» общества. Хотя очевидно, что моральные паники препятствуют взвешенному, многостороннему анализу явления и по своей сути контрпродуктивны.

Известны и другие термины для обозначения субультурной реальности: общественные движения; неформальные объединения; социальные страты; локальные сети; жизненные стили. Каждый из таких терминов предполагает сосредоточение на одной из сторон изучаемого явления.

Так, теория жизненных стилей (Е.Л. Омельченко, X. Пилкингтон) акцентирует внимание на символике, атрибутике, идеологии молодежных сообществ, их социальной психологии и потребительском поведении. Теория социальных сетей (Б. Гладарев) - на внутренней структуре сообществ и типах межличностных связей. Теория социальной стратификации - на месте общественных групп в иерархической структуре социума, зависимости культурной дифференциации от принадлежности к различным стратам. Подчеркивается неравномерность доступа к культурным и общественным ресурсам, от чего меняются уровень и стиль потребления (А. Моль, Р. Мертон, Б. Барбер). Теория общественных движений акцентирует внимание на социальной активности молодежи.

При этом сама молодежь также меняется. Как свидетельствует А.В. Костина, сегодняшний типичный представитель молодого поколения ... 2000-х гг. - это не рокер, не хиппи, не панк, не битник, не член подпольной террористической организации, а студент, будущий или настоящий белый воротничок - причем не студент-нигилист, а молодой, достаточно конформный человек, не протестующий против ценностей отцов. В его ценностном активе - не социальная свобода, как это было характерно для поколения 1960-х гг., а встроенность в общество, не нестяжательство, а обеспеченность, не оппозиционность, а сотрудничество, не отказ от культуры отцов, а безразличие к ней».

  • [1] ^Сорокин С. Звезды, террористы, пранкеры, маньяки // Ура-информ. Независимое информационно-аналитическое издание. 06.10.2005. URL: http://ura- inform.com/arhive/2005/10/06/36271 (дата обращения - 25.11.2016). 2 Костина А.В. Массовая культура как феномен постиндустриального общества. - М., 2006. С. 44.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>