Полная версия

Главная arrow Политология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Революционный радикализм в истории русской политической мысли

Первоначально российский радикализм имел религиозную окраску и был связан с церковным расколом XVII в. Противники никонианской реформы, протопоп Аввакум и Никита Пустосвят, положили начало длительному этапу борьбы против государства и церкви, подкрепленной идеологией религиозного радикализма. Эта идеология умещалась в одной фразе, имевшей глубокие политические и идеологические последствия: «Третий Рим пал - пришло время антихриста». Массовые самосожжения старообрядцев стали печальным символом этого радикального движения в XVII в., а восстания Стеньки Разина, Булавина и Пугачева, которые, по некоторым оценкам, также были старообрядцами, надолго остались в народной памяти. Почти два века раскольники делали попытки поднять крестьянство на бунт против церкви и государства.

Это время следует рассматривать как начало русского радикализма.

Однако раскольники, опираясь на соответствующие религиозные источники, не имели политической доктрины. Форму политического учения русский радикализм получает лишь в XIX в., в контексте ставшей очевидной необходимости социальных преобразований, в разные периоды своего развития опираясь на разные социальные и политические источники. Первым таким историческим периодом был дворянский, в ходе которого возникло движение декабристов.

Декабристы были достаточно близки к созданию политического учения радикального толка и ставили целью радикальные преобразования посредством свержения монархии и установления иных форм правления. Но социальная поверхностность декабризма напоминала ориентацию на дворцовые перевороты как на метод социальных преобразований, что также является свидетельством отсутствия у его представителей соответствующей доктрины. Так, одни из них выступали за конституционное ограничение монархии, федерализм, другие же были сторонниками республиканской системы правления, унитаризма. Вместе с тем нужно признать, что разработка таких программных документов, как «Проект конституции» Никиты Михайловича Муравьева (1795-1843) и «Русская правда» Павла Ивановича Пестеля (1793-1826), свидетельствует о мотивированности декабристов соответствующими философскими, политическими и правовыми представлениями.

Второй период - народнический, в ходе которого возникают разные политические учения, прежде всего «русский социализм» и анархизм. «Русский социализм» Александр Иванович Герцен (1812-1870) определял как «тот социализм, который идет от земли и крестьянского быта, от фактического надела и существующего передела полей, от общинного владения и общинного управления, - и идет вместе с работничьей артелью навстречу той экономической справедливости, к которой стремится социализм вообще и которую подтверждает наука» [Герцен, 1966, с. 193].

Необходимо отметить, что ко времени создания А. И. Герценом и Н. П. Огарёвым «русского социализма» утвердилось мнение о фундаментальной роли экономических отношений в обществе. По словам Николая Платоновича Огарёва (1818-1877), «наука общественного устройства все больше и больше приходит к необходимости принять за свое средоточие экономические отношения общества» [Огарёв, 1956, с. 199]. Поэтому в мыслях Герцена и Огарёва отсутствуют элементы социального мистицизма, присущие многим их предшественникам, попытавшимся осмыслить перспективы российской социальной и политической действительности. По этой же причине они не склонны и к столь популярной (начиная с Чаадаева) идее мессианства.

Герцен и Огарёв, опираясь на фундаментальные гуманистические стереотипы европейской цивилизации, основным из которых являлась для них «свобода личности», тем не менее видели неадекватность капитализма этим ценностям. Социализм рассматривался ими как то социально-политическое устройство, к которому объективно толкает исторический прогресс и которое способно реализовать основные гуманистические принципы.

Капитализм, по мнению этих мыслителей, является необходимой и неизбежной стадией на пути к более совершенной социальной организации. Однако капитализм культивирует порочные установки человеческой деятельности, которые, как им казалось, несовместимы с гуманизмом. Капитализм -это мещанство и стяжательство. Нужно отметить, что Герцен и Огарёв были прекрасно образованными людьми, часто и подолгу жили за границей, прекрасно знали не только светлые, но и темные стороны европейского капитализма. И как истинные патриоты своей родины, Герцен и Огарёв были озадачены вопросом: можно ли России, которую еще не тронула капиталистическая стадия развития, миновать эту стадию? Может ли Россия пройти эту стадию так, «как зародыш проходит низшие ступени зоологического существования»? [Герцен, 1957, с. 186]. Так рождается идея «скачка», который мог бы избавить Россию от капитализма.

Оказывается, что этот скачок возможен по двум причинам: во-первых, благодаря существованию социально-экономической предпосылки социализма в виде общины, которая отсутствует на Западе; во-вторых, благодаря тому преимуществу, которое имеют «отставшие» народы перед народами цивилизованного мира. По мнению Герцена и Огарёва, община культивирует именно те формы социальной и экономической жизни, которые свойственны социализму: коллективизм, общественную собственность, совместный труд.

Вместе с тем они отмечали, что община может быть и препятствием социализму. Дело в том, что она не дает развития личному началу. Но проблема развития личности без утраты общинного начала вполне преодолима. Достаточно лишь дать свободно развиваться общине, предоставить ей самостоятельность. Способная к развитию община, обеспечивающая свободное развитие личности, является основой социализма.

Вторая причина указанного скачка обусловлена тем, что «мы... потому дальше Европы и свободнее ее, что так отстали от нее...» [Герцен, 1955, с. 12]. Впервые озвученная Чаадаевым мысль о преимуществе «отставших» народов воспроизводится вновь и вновь. У Герцена эта мысль по своей развернутости и обоснованности достигает пределов теории: «Либералы боятся потерять свободу - у нас нет свободы; они боятся правительственного вмешательства в дела промышленности - правительство у нас и так мешается во все; они боятся утраты личных прав - нам их еще надобно приобретать» [там же, с. 13].

Но если история - это объективный процесс становления форм социальности, то как «отставание» может быть условием перехода к новому обществу? Для того чтобы ответить на этот вопрос, Герцену потребовалось создать оригинальную историческую концепцию. Логике исторического процесса рационалистов Европы Герцен противопоставил идею «импровизации истории».

На самом деле история, как и природа, никуда не идет, а значит, готова идти всюду. Она как бы творит бесчислен ные импровизации на одну тему. Вместе с тем она постоянно стремится реализовать полностью однажды найденные формы, и если ничто не мешает этому, доводит их до совершенства. История каждого народа - это результат взаимодействия множества причин, которые либо препятствуют общему направлению развития, либо модифицируют его. Исторический процесс многообразен - это основная мысль историософии Герцена, которая оказала огромное влияние на Данилевского и Леонтьева.

И перед Россией, как считает Герцен, расстилается широчайший простор для импровизаций, она вовсе не обречена на следование западному пути развития. Одной из таких импровизаций является социалистическая перспектива на основе развития общинных начал российской жизни, предполагающих коллективность, общественную собственность, самоуправление. И если западное общество лишь теоретически обосновывает возможность такой перспективы, то в России это является одной из важнейших этнических особенностей культуры народа.

Начиная с Герцена стремление обосновать социалистический идеал действием неких метаисторических закономерностей стало определяющим в творчестве многих российских мыслителей. Другим примером этого является деятельность Николая Гавриловича Чернышевского (1828-1889). Опираясь на классиков социальной утопии, Чернышевский приходит к выводу, что социализм есть неизбежный результат социально-экономической теории общества на пути к коллективной собственности и «принципу товарищества». Чернышевский видит в экономической науке ключ, способный открыть дверь в историю, показав механизм перехода от «сегодня» к «завтра». В основе этого перехода лежит объективная закономерность. Так, анализ капиталистического общества приводит его к заключению, что основным направлением развития капитализма является рост крупной промышленности и возрастание обобществления труда. А это должно с необходимостью привести к ликвидации частной собственности, «когда отдельные классы наемных работников и наниматели труда исчезнут, заменившись одним классом людей, которые будут работниками и хозяевами вместе» [Чернышевский, 1949, с. 487].

Подобно Герцену и Огарёву, Чернышевский исходит из идеи свободной личности. Гуманистический смысл социализма состоит в том, что именно это общество создало необходимые условия для освобождения человека. Однако, несмотря на апелляцию к личной свободе, социализм Чернышевского тяготеет к уравнительному принципу распределения, к тотальной заботе государства об использовании свободного времени, участии в управлении производством и пр. Наконец, основное отличие доктрины Чернышевского заключается в том, что она содержит огромный разрушительный потенциал в виде призыва к крестьянской революции. Реформам не по силам решить все исторические задачи. По мнению Чернышевского, это должен сделать народ путем хоть и кровавых, но революционных действий.

Итак, «разумность» истории и «свобода» являются естественным свойством природы человека - вот та основа, на которой произрастает русский социализм. Если «свобода» в таком понимании оставалась незыблемой на уровне разных социальных, философских и политических доктрин, то «разумность» истории могла пониматься по-разному. Большое влияние на эту парадигму оказал марксизм с его теорией классовой борьбы. Однако в рамках описываемого народнического периода речь пойдет не о самом марксизме, а о теории, которая чрезвычайно ему родственна по своему радикалист-скому потенциалу, - об анархизме Михаила Александровича Бакунина (1814-1876).

Глубоко и разносторонне образованный человек, Бакунин принимал активное участие в революционном движении не только России, но и Европы. Долгое время он был проповедником марксизма. Однако его социалистическая доктрина весьма сурово критиковалась Марксом. В результате он был «отлучен» от коммунистического интернационала.

Государство - вот главный вопрос взаимного непонимания Бакунина и Маркса, а также исходный пункт бакунинской социальной доктрины. Квинтэссенцию учения русского анархиста можно выразить цитатой из его небольшого произведения «Наша программа»: «Мы хотим полной воли для всех народов, ныне угнетенных империей, с правом полнейшего самораспоряжения на основании их собственных инстинктов, нужд и воли, дабы, федерируясь снизу вверх, те из них, которые захотят быть членами русского народа, могли бы создать сообща действительно вольное и счастливое общество в дружеской федеративной связи с такими же обществами в Европе и в целом мире» [Народническая..., 1958, с. 121].

Концепция Бакунина опиралась на идею естественного права. Из этого вытекал его государственный нигилизм. Если человек от природы свободен, то государство является общественным злом, которое может быть преодолено только полным его разрушением. Государство объективно в своем появлении, и в этом смысле оно исторично и временно. Государство - это необходимая в определенных исторических условиях (т. е. неизбежная) форма организации общества. Однако поскольку оно изначально противоречит человеческой природе, исключая стремление человека к свободе, т. е. к самоуправлению своей жизнью, то человек имеет данное ему природой право на бунт против государства. Государство не может гарантировать социального равенства и справедливости. В нем равенство всегда оборачивается рабством, а свобода - несправедливостью. Поскольку государство никогда добровольно не сдаст своих позиций, нет альтернативы насильственному разрушению государственной машины. Это можно сделать, пробуждая у массы инстинкт свободолюбия.

Нужно сказать, что народничество, из которого вырастает анархизм Бакунина, никогда не пользовалось популярностью в народе. Их проповеди о прогрессе и социальной справедливости расценивались «невежественными» крестьянами как бунт против государя и святой церкви. Не случайно поэтому третий исторический этап русского радикализма, связанный с распространением марксизма в России, начинается именно с критики идеологии народничества.

В отличие от радикализма народников, марксизм в последней четверти XIX в. имел в стране достаточно широкую социальную базу, прежде всего в лице растущего быстрыми темпами рабочего класса. Первым выдающимся популяризатором марксизма на русской почве стал Георгий Валентинович Плеханов (1856-1918), который критиковал народничество с позиции марксистской теории. Рассматривая классовую борьбу как борьбу политическую, Плеханов отвергал отождествление политической борьбы с индивидуальным террором. Прежде всего, он показывал, что игнорирование народниками рабочего класса как ведущей силы политического процесса, по сути дела, означает отказ от борьбы с самодержавием. Теоретической базой такого подхода был монистический взгляд на историю, суть которого состоит в понимании идеологии и политического строя как явлений, обусловленных экономическим базисом общества. Это позволило Плеханову обосновать ведущую роль рабочего класса как в политической борьбе, так и в развитии общества, поскольку реализация интересов данного класса, на чем настаивали все марксисты, соответствует поступательному развитию общества.

В этом контексте нельзя не упомянуть об идее отмирания государства, разрабатываемой марксизмом. Она отражена в работе Маркса и Энгельса «Критика Готской программы», а также в работе Владимира Ильича Ленина (Ульянова) (1870-1924) «Государство и революция» [Ленин, 1969]. В этой работе В. И. Ленин развивает учение о классовой борьбе и революции, о социалистическом государстве и условиях его «отмирания». Поскольку государство имеет классовый характер и реализует функцию подавления эксплуатируемого класса, оно должно быть свергнуто этим классом, что и происходит в истории на переломных этапах ее развития. По словам Ленина, классы - это «большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закре пленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают» [Ленин, 1970, с. 15].

Было время, когда государства не было, поскольку не было классов, и поскольку движение к коммунистическому обществу связано с исчезновением классов, то исчезают постепенно и объективные предпосылки для существования государства. Если Бакунин не видел альтернативы насильственному слому государственной машины, то марксизм подчеркивает постепенность отмирания государства.

Впрочем, и марксизм настаивает на сломе буржуазного государства, но это еще не означает для него полного исчезновения государства как такового, поскольку сразу после революции классы еще остаются, а значит, остаются и предпосылки для существования государства. Правда, оно теряет при этом свою эксплуататорскую сущность. Ленин называл такое государство диктатурой пролетариата. Основной задачей этой диктатуры является подавление эксплуататорских классов в союзе с трудовым крестьянством, что является реализацией подлинно демократического режима, поскольку соответствует интересам абсолютного большинства населения.

Нужно сказать, что учение о диктатуре пролетариата наиболее соответствует левому радикализму большевиков, а его реализация на практике в процессе строительства социалистического государства показала антигуманную сущность данного учения.

Контрольные вопросы и задания

  • 1. В чем суть спора славянофилов и западников?
  • 2. За что К. Д. Кавелин критиковал социалистов-революционеров?
  • 3. Какие виды либерализма выделял Б. Н. Чичерин?
  • 4. Как определял общественный идеал П. И. Новгородцев?
  • 5. Что такое консерватизм вообще и русский консерватизм в частности?
  • 6. Сформулируйте главные идеи теории государства, предложенной Л. А. Тихомировым.
  • 7. Какова роль церковного раскола в зарождении русского политического радикализма?
  • 8. За что М. А. Бакунин критиковал К. Маркса?
  • 9. В чем отличие политической идеологии народников от политической идеологии российских социал-демократов и социалистов-революционеров?

Темы эссе и рефератов

  • 1. Своеобразие русского либерализма XIX столетия.
  • 2. Проект «самодержавной республики» К. Д. Кавелина.
  • 3. Политический идеал Б. Н. Чичерина.
  • 4. Были ли славянофилы консерваторами?
  • 5. Византизм в консервативном измерении (по произведениям К. Н. Леонтьева).
  • 6. Исторические особенности формирования русского консерватизма.
  • 7. Феномен русского радикализма.
  • 8. Декабристы и декабризм: драма идей и человеческих судеб.
  • 9. «Русский социализм»: основные идеи.
  • 10. Русская вольница в доктрине анархистов.

Литература

  • 1. Бакунин М. А. Философия. Социология. Политика. М.: Правда, 1989.
  • 2. Герцен А. И. Письма из Франции и Италии // Собрание сочинений: в 30 т. М.: Изд-во АН СССР, 1955. Т. 5.
  • 3. Герцен А. И. Порядок торжествует! // Собрание сочинений: в 30 т. М.: Изд-во АН СССР, 1966. Т. 19.
  • 4. Герцен А. И. Старый мир и Россия (Письма к В. Линто ну) // Собрание сочинений: в 30 т. М.: Изд-во АН СССР, 1957. Т. 12.
  • 5. Иванников И. А. История политико-правовой мысли о форме российского государства. М.: Юрлитинформ, 2012.
  • 6. Кавелин К. Д. Наш умственный строй. Статьи по философии русской истории и культуры. М.: Правда, 1989.
  • 7. Карамзин Н. М. Записка о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях. М.: Наука, 1991.
  • 8. Контарев А. А. Идеи российской государственности. Ростов н/Д: РЮИ МВД России, 2000.
  • 9. Ленин В. И. Великий почин // Полное собрание сочинений. 5-е изд. М.: Политиздат, 1970. Т. 39.
  • 10. Ленин В. И. Государство и революция // Полное собрание сочинений. 5-е изд. М.: Политиздат, 1969. Т. 33.
  • 11. Леонтьев К. Н. Национальная политика как орудие всемирной революции // Наш современник. 1990. № 7. С. 155-184.
  • 12. Малиновский И. А. Кровавая месть и смертная казнь. Томск: Типо-лит. Сиб. т-ва печ. дела, 1909. Вып. 2.
  • 13. Муромцев С. А. Определение и основное разделение права. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2004.
  • 14. Народническая экономическая литература. Избранные произведения. М.: Соцэкгиз, 1958.
  • 15. Новгородцев П. И. Политические идеалы древнего и нового мира. Очерки по истории философии права. М.: Унив. тип., 1910. Вып. 1, 2.
  • 16. Огарёв Н. П. С утра до ночи // Избранные социально-политические произведения: в 2 т. М.: Госполитиздат, 1956. Т. 2.
  • 17. Опыт русского либерализма: антология. М.: Канон+, 1997.
  • 18. Радищев А. Н. Путешествие из Петербурга в Москву // Избранные философские сочинения. Л.: Гослитиздат, 1949.
  • 19. Тихомиров Л. А. Единоличная власть как принцип государственного строения. М.: Трим, 1993.
  • 20. Цимбаев Н. И. Славянофильство (из истории русской общественно-политической мысли XIX в.). М.: Из-во Моск, ун-та, 1986.
  • 21. Чернышевский Н. Г. Очерки из политической экономии (по Миллю) // Полное собрание сочинений: в 15 т. М.: ГИХЛ, 1949. Т. 9.
  • 22. Чичерин Б. Н. Конституционный вопрос в России // Опыт русского либерализма: антология. М.: Канон+, 1997а.
  • 23. Чичерин Б. Н. Различные виды либерализма // Опыт русского либерализма: антология. М.: Канон+, 19976.
  • 24. Чичерин Б. Н. Философия права. М.: Типо-лит. Т-ва И. Н. Кушнерев и Ко, 1900.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>