Полная версия

Главная arrow Политология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Политические идеи Реформации

Основные реформационные идеи высказывались задолго до XVI в., мы встречаем их уже в первой половине XIV в. у Оккама и Марсилия Падуанского, а Джона Уиклифа и Яна Гуса принято называть прямыми предшественниками, или первыми идеологами реформационного движения.

Будучи профессором Оксфордского университета, Джон Уиклиф (John Wycliffe) (1320/1324-1384) заявлял в своих лекциях, что Иисус и апостолы собственности не имели, по тому и служители римско-католической церкви должны от нее отказаться. Уиклиф считал, что каждый человек может приобщиться к Богу напрямую, без церковных обрядов и посредников, но только молитвой, чтением Библии (отсюда необходимость ее перевода на национальный язык), а также прямыми моральными обязательствами перед Творцом. Уиклиф, как и позднейшие идеологи Реформации, восстанавливал попранный папством приоритет Писания по отношению к церковным решениям. Папской теории «двух мечей» как зависимости государства от церкви он противопоставляет принцип зависимости церкви от государства: главой церкви должен быть король, он же должен определять ее имущественные права. Уиклиф называл папу «антихристом», а «Константинов дар»* считал орудием отступничества от христианской веры.

Костра инквизиции Уиклиф избежал лишь благодаря защите английского королевского двора, которому пришлись по душе идеи оксфордского ученого. Впрочем, животная месть «слуг Божьих» все же настигла его бренные останки: по решению Констанцского собора кости Уиклифа были выкопаны из земли и сожжены в 1428 г.

Учение Уиклифа вдохновило мировоззрение лоллардов (народных проповедников), требовавших передачи земель крестьянам и отмены крепостной зависимости; значительно повлияло оно и на идеолога чешской Реформации Яна Гуса (чеш. Jan Hus) (1371-1415).

В своем «Трактате о церкви» Ян Гус, подобно Уиклифу, считал единственным источником веры Писание, отрицал сакральный характер папских булл, видел в церкви не властную иерархию, а общину верующих. Истинная церковь возглавляется не папой, а Христом. Чешский реформатор выступал против церковной десятины и претензий пап на светскую власть, признавал вмешательство праведных государей в дела церкви. Ян Гус был обвинен в ереси, вероломным образом схвачен католической инквизицией и сожжен на костре. Казнь Яна Гуса стала поводом для крестьянской войны в Чехии, в ходе которой в особенности течение таборитов* стремилось реализовать на практике его революционные идеи.

Реформация со временем превратилась в мощное религиозно-политическое движение, в котором выделяют несколько течений. Первым было бюргерско-буржуазное направление, отвечавшее желаниям нарождавшейся буржуазии иметь дешевую и политически безвластную церковь. Традиционно в этом течении различают умеренное крыло реформационного движения во главе с М. Лютером. Оно старалось не переводить религиозные реформы в социально-политические программы и вступало в альянсы с феодальной знатью в целях секуляризации церковных владений. Более радикальное крыло (Ж. Кальвин) делало из критики папства республиканские выводы. Кальвинизм имел решающее значение для выработки буржуазного идеала «мирской нравственности». Еще одно направление Реформации называют народным, самым ярким его представителем был Т. Мюнцер. Это направление выражало социальное недовольство низших слоев тогдашнего общества, проповедуя общность имущества. Некоторые исследователи выделяют в качестве отдельного направления Реформации королевско-княжеское, понимая под ним практику проведения Реформации сверху в целях присвоения королями и князьями земель, секуляризованных у римско-католической церкви.

Еще будучи монахом августинского ордена, Мартин Лютер (нем. Martin Luther) (1483-1546) осознал, что спасение души нельзя «купить» ни подвигами аскезы, ни индульгенциями. Знаменитые 95 тезисов Лютера об обновлении католической церкви, преданные им гласности в 1517 г., не преследовали цели церковного раскола или религиозной войны, тем более - социальной революции. Однако эти тезисы стали интеллектуальной искрой в наэлектризованной атмосфере тогдашнего общества, поэтому они поставили виттенбергского профессора не на костер инквизиции, а во главе революционного движения. Решающую роль в таком исходе сыграла поддержка лютеровских идей немецкими князьями, а также недовольство католическим клиром среди широких слоев населения. Сожжение Лютером в декабре 1520 г. папской буллы об отречении его от церкви знаменует последнюю фазу трансформации монаха в революционера. В этом же году Лютер приступает к переводу Библии на немецкий язык и пишет свой знаменитый трактат «К христианскому дворянству немецкой нации об улучшении христианского состояния», в котором от религиозных тем он переходит к вопросам политическим. Он говорит о трех постулатах как «трех стенах», которыми «романисты» окружили себя, чтобы никто не смог их реформировать. И Лютер намерен эти стены разрушить. На первый постулат римской курии (духовная власть стоит выше светской) он отвечает принципом всеобщего священства: «...все христиане поистине принадлежат к духовному сословию, и между ними нет никакого иного различия, кроме только различия должностей» [Лютер, 2002, с. 21]. Из принципа всесвященства вытекает принципиальная значимость мирских профессий для спасения души. Второй постулат католичества (никому, кроме папы, не подобает толковать Писание) Лютер называет «бесстыдно выдуманной басней». Поскольку все христиане - священники по крещению, они имеют способность и право толковать свою веру. Из отрицания первых двух постулатов следует и разрушение третьей «стены»: никто, кроме папы, не может созвать церковного собора.

Лютер наполняет современным смыслом старый термин «нация», призывая соотечественников «восстать ото сна». Лютер обвиняет папскую курию в двойном преступлении: украв у константинопольского императора как законного наследника древнего Рима имперский титул, она приписала его немцам, изгнав, однако, немецкого императора из Рима и принудив его (как государя, помазанного на власть папой) все время зависеть от «постыдного дьявольского правления римлян». Причем папа, как «истинный Антихрист» [там же, с. 68], - это для Лютера не фигура красноречия, а богословский концепт. Одновременно идеолог Реформации прослав-

1

ляет немцев за «благородство, постоянство и верность» [Лютер, 2002, с. 68]. Играя на уязвленном национальном самолюбии, Лютер обращается к соотечественникам с призывом объединиться против «хищных волков». Из принципа sola fide вытекают некоторые обскурантистские мотивы Реформации. Лютер обрушивается на «слепого языческого учителя Аристотеля», призывая уничтожить его «Этику», эту «гнуснейшую из всех книг, направленную непосредственно против благодати Божией» [там же, с. 73-74]. Вульгарные тирады немецкого священника против философов, а также его погромные рекомендации в отношении евреев («О евреях и их лжи» (1543)) вызывают зловещие ассоциации с немецким национализмом позднейших веков.

Центральной для всего Средневековья проблеме соотношения двух властей посвящен трактат М. Лютера «О светской власти» (1523). По Лютеру, «Бог учредил два правления: духовное, которое образуют христиане и благочестивые люди при помощи Святого Духа, во главе с Христом, и светское, сдерживающее нехристиан и злых, заставляющее их, хотя бы против воли, сохранять внешний мир и спокойствие» [Лютер, 1994]. Первое царство управляется словом Божьим, второе -мечом. Призывая истинных христиан уважать светские порядки, как Богом установленные, Лютер, с другой стороны, обозначает пределы светской власти в отношении христианского образа жизни. Законы светского правления дальше тела не простираются. Над душою же властвует только Бог. Отсюда Лютер выводит принцип свободы совести, ставший позднее нормой буржуазных государств. «Поскольку делом совести каждого является то, как он верит или не верит, - и в этом светская власть не должна никому чинить препятствий, - то она также должна довольствоваться исполнением своих обязанностей и позволить верить так или иначе, как кто может и хочет, и никого не принуждать силой» [Лютер, 1994].

Свобода совести распространяется Лютером и на еретиков. По его убеждению, «ересь нельзя никогда пресекать силой, здесь нужен иной подход, не меч, а нечто другое. Здесь должно сражаться слово Божие» [там же]. Но еретиков Лютер отличает от «мятежников», под которыми подразумевает восставших крестьян во главе с Т. Мюнцером. В своем памфлете «Против разбойных и грабительских шаек» он призывает убивать мятежников «как бешеных собак».

Лютер не только определяет границы светской власти, но и рисует образ христиански праведного светского правителя. Идеолог немецкой Реформации призывает государей осторожно пользоваться мечом. Воевать против собственного сеньора он запрещает, советуя лишь уповать на сознание своей правоты. С равным же по положению или иностранным властителем воевать можно, но только при угрозе массовой гибели подданных. Во всех иных случаях государь должен быть готов пожертвовать своей властью и даже жизнью, чтобы предотвратить войну. Но если та неизбежна, тогда государь вправе требовать жертв от своих подданных, а по отношению к врагу руководствоваться максимой: «Дело христианское, дело любви - безбоязненно громить, грабить, жечь врага» [там же].

События вроде гуситских войн в Чехии или восстания Уота Тайлера в Англии (1381 г.), став неотъемлемой частью европейских предреформационных движений, нашли свое продолжение в Крестьянской войне в Германии (1524-1526 гг.). Идеологом и лидером восставших крестьян был народный проповедник Томас Мюнцер (нем. Thomas Milntzer) (около 1490-1525), который выступал за всеобщее равенство и звал крестьян к топору против «попов и обезьян», т. е. священников и дворян. Радикализируя тезис Реформации о спасении только верой, Мюнцер отвергал необходимость чтения Библии, отдавая предпочтение живому общению, а именно проповеди, переходящей в активные действия, в том числе насильствен-154

ные. В этом смысле спастись могут только «ремесленники и пахари», если они исполнят свою миссию, а именно утвердят в борьбе с «безбожниками» поистине всеобщий (Божий) интерес. Более радикальной была у Мюнцера и теория двух мечей: народный проповедник призывает отнятый у церкви карающий меч переложить в руки трудового народа, а не князей. Политические взгляды Мюнцера нашли выражение в таких его произведениях, как «Разоблачение ложной веры» (1524), «Протест или призыв» (1524), «Проповедь перед князьями» (1524). Основные политические идеи восставших крестьян были выражены также в «Статейном письме» (Art ike lb Не f), написанном сторонниками Мюнцера.

С книгой Жана Кальвина (Calvin, латиниз. Calvinus) (1509-1564) «Наставление в христианской вере» (1536) связывают новый этап в истории протестантизма. Главной идеей этой книги является тезис о божественном предопределении, разделяющем всех людей на избранных и отверженных. Признаком избранности считается профессиональный успех, поскольку профессия предопределена Богом. «Избранный» человек воспринимает себя как инструмент Божьего промысла, которому все нипочем. Этот эффект фанатичной воли во многом объясняет победу протестантов над испанскими католиками во время Нидерландской революции 1566-1609 гг. Вначале кальвинизм распространил свою идеологию на церковную организацию, потом - на организацию государственной жизни. Община верующих выбирает пресвитеров и священников, составляющих «консисторию», т. е. исполнительную власть в церкви. Законодательной властью обладают церковные соборы. По форме правления это республиканская, а не монархическая власть. Признание республиканского правления в качестве оптимального составляет отличительную особенность протестантизма в сравнении с католичеством.

Как и Лютер, Кальвин выступал за разделение светской и духовной властей. Но если Лютер подчеркивал подчинение церковной власти светскому авторитету, то Кальвин, напротив, акцентировал принадлежность светских правителей церковной общине. Но в итоге костры протестантской инквизиции пылали в Европе не менее ярко, чем католической. Лучше всего это иллюстрирует пример самого Ж. Кальвина, который в 1541-1564 гг. установил в Женеве христианский вариант фундаменталистского режима, включавшего тотальную регламентацию частной жизни, «полицию нравов» и публичные казни.

В отличие от Ж. Кальвина, лидер швейцарской Реформации Ульрих Цвингли (нем. Ulrich Zwingli) (1484-1531) был менее деспотичен в своих теократических претензиях, терпимее относился к инакомыслящим, к античным философам. Видимо, это объясняется влиянием на него гуманистических идей его друга Эразма Роттердамского. Впрочем, как и Лютер, Цвингли не отличался терпимостью к «бунтовщикам» -восставшим крестьянам.

Протестантизм стал мощным фактором европейской политики XVI в., однако вклад его главных идеологов в историю политических учений не следует переоценивать. Они были ограничены авторитаризмом и фанатизмом. Для становления политической науки Нового времени более продуктивными оказались идеи мыслителей-гуманистов: Эразма Роттердамского, Томаса Мора, Никколо Макиавелли и др.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>