Полная версия

Главная arrow Политология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Политические школы Древнего Китая

Из всех цивилизаций Древнего Востока именно в Китае политическая мысль ближе всего подошла к тому уровню, который можно уже оценить как научный. Своеобразие политической мысли Древнего Китая было обусловлено прежде всего значительным рационализмом картины мира, проявившимся уже на ранних этапах генезиса цивилизации. Выросшие на собственно китайской почве религии - даосизм и конфуцианство - изначально представляли собой философско-этические учения. И не случайно достигшая значительного развития ритуальная практика носила в высшей степени секулярный* характер.

Утилитарный характер идеологии обусловил еще одну существенную особенность китайской цивилизации - ее исключительный этатизм, вылившийся даже в своеобразный «культ государства». Развитая бюрократическая система сложилась в Китае уже в середине первого тысячелетия до н. э. (возможно, что и ранее) и в последующие несколько столетий достигла беспрецедентного для обществ древности и Средневековья развития.

Древнейшим очагом китайской цивилизации стало сложившееся в бассейне р. Хуанхэ царство Шан-Инь, в 1027 г. до н. э. павшее под ударами захватчиков, основавших новую династию - Чжоу. Необходимость легитимации новой власти привела к рождению идеологической доктрины «небесного мандата» - тянъ мин, в основе которой лежало представление о своеобразном этическом детерминанте - дэ. Добродетельное правление вело к умножению дэ, дурное - к его утрате. Династия, обладавшая необходимым дэ, получала от Неба мандат на управление и сохраняла его до тех пор, пока неблаговидные действия правителей не приводили к утрате дэ и, соответственно, к лишению «небесного мандата».

Поскольку власть чжоуского правителя - вана - даровалась Великим Небом, довольно рано сложилось представление о ее универсальном (всемирном) характере. Уже в одном из древнейших китайских литературных памятников - «Ши-цзине» («Книга песен») - говорилось, что «нет под небом ни пяди не царской земли» (Шицзин, II, VI, 1). Наивысший расцвет древнекитайской мысли пришелся на конец эпохи раздробленности, получившей название Чуньцю («Весны и Осени», VIII-V вв. до н. э.), и начало эпохи Чжаньго («Борющиеся Царства» - V-III вв. до н. э.), завершившейся созданием централизованной бюрократической империи. Именно в этот период складываются четыре основные идейно-философские школы: даосизм, конфуцианство, моизм и легизм.

Согласно традиции, основоположник даосизма Лао-цзы (букв. - Старый мудрец) родился в конце VII в. до н. э.[1], в конце жизни удалился на Запад, оставив трактат, ставший главной священной книгой даосизма, - «Дао дэ цзин». Центральным элементом даосской доктрины, давшим название самому учению, было дао - сложнейшая метафизическая категория, выступающая как первооснова всего сущего, высшее упорядочивающее начало, всепроникающее и при этом неуловимое в силу его нематериальности; до конца недостижимое, к сближению с которым тем не менее следует стремиться. Непосредственной эманацией дао в мир феноменов выступало дэ, даосское понимание которого отличалось от традиционного.

Главным принципом, открывавшим возможность приближения к дао, служил путь недеяния - увэй. Все неправды современного мира, согласно учению Лао-цзы, были порождены чрезмерной активностью людей, из-за которой они далеко ушли от дао, и, чтобы вернуться к нему, должны отказаться от действий и стремлений («сделать свое сердце пустым») и просто подчиниться гармоническим ритмам, пронизывающим мироздание. Отсюда следовало равнодушие к жизненным благам и отказ от ненужных знаний, усложняющих картину мира и препятствующих постижению его внефеноменальной первоосновы.

Отказ от суетных стремлений в даосизме распространялся на все уровни человеческого бытия, не исключая и политический. Не отрицая необходимость единоличной и праведной власти, «Дао дэ цзин» идеальной формой ее осуществления считает все то же недеяние. Правитель должен отказаться от активного вмешательства в жизнь подданных и тем самым

не только обеспечить им наилучшие условия существования, но и обратить к дао: «Вот почему премудрый человек, управляя людьми, опустошает их головы и наполняет их животы, ослабляет их стремления и укрепляет их кости... Действуй неделанием - и во всем будет порядок» (чжан 3) [Дао дэ цзин, 2005].

Кроме того, правитель должен проводить политику обскурантизма: «Людьми трудно управлять оттого, что они много знают... кто незнанием управляет царством - счастье царства» (чжан 65) [там же]. Патриархально-идиллическая картина отношений между государем и подданными, согласно учению Лао-цзы, возможна только в очень маленьком государстве, население которого находится от соседей на расстоянии видимости (чжан 80) [там же]. По сути, даосская программа обустройства государства строилась на его отрицании. Ведь в крохотных «царствах» даосской утопии не будет ни чиновников, ни разоряющих народ поборов, а функции правителей сведутся к духовному лидерству [Васильев, 2006, с. 428-433].

Свое дальнейшее развитие философский даосизм получил в трудах ближайших продолжателей Лао-цзы - Чжуан-цзы (около 396 - 286 до н. э.) и Ле-цзы (V в. до н. э.). Трактат «Чжуан-цзы» считается вершиной развития философской традиции даосизма. В нем в блестящей художественной форме обосновываются основные положения даосизма, для чего автор обращается к жанру назидательных притч. Многие из них посвящены отрицанию и высмеиванию ценностей чиновничьей карьеры (от которой, согласно преданию, отказался сам Чжуан-цзы) и государственной власти. При том что сам Чжуан-цзы абсолютно бескорыстно и для общей пользы готов помочь государю полезным советом [Мудрецы Китая, 1994, с. 338-342], чиновничья служба вызывает у него отторжение до такой степени, что от нее следует скрываться [там же, с. 348-354]. Более того, истинный приверженец дао не должен принимать никаких благодеяний от правителя [там же, с. 317-327, 348-354]. В короткой притче о споре с Цао Торгашом, разбогатевшим на службе у циньского вана, услуги Цао как придворного советника приравниваются к самому низкому и нечистому занятию [Мудрецы Китая, 1994, с. 350].

Основоположник этико-философского учения, которому было суждено стать на тысячелетия вперед официальной государственной доктриной Китая, родился в 551 г. до н. э. в царстве Лу, в семье служилого аристократа из клана Кун. В историю он вошел под почетным именем Кун-цзы (мудрец Кун), в европейской транскрипции закрепившемся как Конфуций. Проявив с детства незаурядные способности, он уже в юные годы добивается для себя небольшой административной должности, к тридцати годам формулирует основы своего учения, однако спустя пять лет вынужден покинуть родное царство в связи со вспыхнувшей там смутой. Большую часть его последующей жизни составил период учительства, когда, собрав вокруг себя немногочисленную группу последователей, Конфуций наставляет их в своем учении, одновременно развивая и совершенствуя его[2].

На основе высказываний Конфуция и содержания его бесед с учениками, уже после его смерти в 479 г. до н. э., был составлен главный трактат конфуцианства - «Лунь юй» (букв. «Суждения и беседы»). Центральным компонентом конфуцианства изначально являлась его этика, основывавшаяся на таких категориях, как жэнъ (гуманность, человеколюбие), сяо (сыновья почтительность, шире - почитание младшими старших), ли (правила, ритуалы), вэнь (образованность). Нашлось там место и дао, понимаемому как суть самого конфуцианства, как путь, ведущий к истине [Переломов, 1993, с. 188].

Всеми этими достоинствами должен обладать цзюнъ-цзы (совершенномудрый), которому в конфуцианстве отводится исключительно важная роль нравственного эталона и одновременно своеобразного стрежня правильно устроенного общества. Именно совершенномудрые должны воспитывать и направлять общество, именно этим лучшим людям должны

быть доверены все управленческие функции. Его антиподом является сяо жэнъ (низкий, недостойный человек), отрицательный пример для последователей Конфуция. В их противопоставлении отчасти нашел воплощение аристократический идеал правления, однако было бы существенным упрощением сводить только к этому суть данной оппозиции. Благородство происхождения в глазах Конфуция оказывает влияние на истинное благородство личности, но полностью не предопределяет его.

Основополагающие принципы конфуцианской этики в равной степени подходят и для воспитания отдельной личности, и для правильного функционирования государства. Все политическое управление, согласно Конфуцию, должно строиться на правилах - ли, при этом особое внимание уделялось этикету, впоследствии достигшему в Китае небывалой сложности. Отношения между господствующими и подчиняющимися должны основываться на правилах сыновьей почтительности. Данный принцип, с одной стороны, провозглашал незыблемость власти правителя, но с другой - придавал ей налет патриархальности. Что особенно важно - преданность своим родителям Конфуций ставил выше преданности государю [Переломов, 1993, с. 208-212]. В еще большей степени развитию деспотических тенденций препятствовал принцип гуманности, которую должен был проявлять правитель, наделенный качествами цзюнь-цзы. Главным средством воздействия власти на общество должны быть не репрессии и принуждение, а всеобщее следование правилам, добиваться которого следовало, используя принцип янь минь - воспитания народа силой личного примера и нравственного убеждения [там же, с. 236].

Кроме того, что правитель должен соответствовать идеалу цзюнь-цзы, его власти следовало опираться на совершенномудрых. При этом высоконравственный сановник не мыслился как простой исполнитель приказов самодержца. Принятие решений правитель должен был осуществлять на основе принципа коллективного обсуждения - хэ, согласно которому рекомендовалось выслушивать все мнения. А для сохране ния доверия между верхами и низами, по замыслу Конфуция, нужна эффективная система обратной связи [Переломов, 1993, с. 237]. Последняя, впрочем, не превращала народные массы в равноправный субъект политического процесса, поскольку они должны были следовать за правителем, не вникая в его замыслы [там же, 1993, с. 242-247].

Древняя концепция «небесного мандата» интерпретировалась Конфуцием в духе учения: Небо признавалось всемогущей высшей силой, сообщающей людям свои веления через совершенномудрых. Выступая гарантом правил - ли, оно могло в любой момент лишить власти правителя, пренебрегающего ими. При этом в задачу мудрых советников вменялось своевременное предупреждение государя о возможных пагубных последствиях его поступков[3].

Одним из самых серьезных реформаторских начинаний Конфуция можно считать доктрину чжэн мин (букв, «исправление или упорядочение названий»). Она означала, что сфера ответственности должностных лиц должна строго соответствовать делегированным им правам и обязанностям.

Идеи Конфуция, завоевавшие приверженцев еще при его жизни, в последующие века получили широкое распространение в царствах Китая [Васильев, 2006, с. 235-237]. Однако набирающее популярность учение не могло не вызвать ожесточенную критику оппонентов. Кроме даосов, для которых конфуцианская доктрина активной добродетели была неприемлема, в их рядах оказались последователи Мо-цзы и легисты.

Древнекитайский мыслитель и общественный деятель Мо Ди, вошедший в историю как Мо-цзы (479-381 до н. э.), свое образование получил в одной из конфуцианских школ, однако впоследствии далеко разошелся во взглядах со своими наставниками и создал собственное учение, основой которого

стала идея всеобщей любви и пользы. Абсолютный приоритет двух этих принципов означал для Мо-цзы отказ от частных привязанностей, включая столь ценимые конфуцианцами семейные связи. Во множестве социальных групп, образующих иерархию, он видел зло, призывая заменить обособленность всеобщностью.

Последнее предполагало объединение всех приверженцев учения в общину равных, взаимоотношения которых целиком строятся на принципах альтруизма. При этом как один из возможных способов широкого вовлечения жителей Поднебесной в эту общину Мо-цзы рассматривал политические реформы правителей, принявших его учение. И если Конфуций основную ставку делал на нравственную силу личности, то Мо-цзы целиком полагался на правильную социально-политическую организацию, которая только и сможет гарантировать всеобщее следование принципам любви и пользы для всех. Таким образом, моизм оказался первой в истории Китая политической утопией, в которой просматриваются несомненные признаки антиутопии.

В частности, над массой рядовых членов общества, объединенных братской любовью друг к другу, согласно Моцзы, должны возвышаться могущественные администраторы, наделенные огромными полномочиями и несущие на себе основное бремя ответственности за происходящее в государстве. Главным средством воспитания всеобщей любви мыслилась учрежденная высшей властью система наград и наказаний. Еще более важным условием построения общества равных, согласно взглядам Мо-цзы, был отказ от чрезмерного потребления. Люди должны ограничиться простым удовлетворением потребностей и забыть о роскоши и излишествах.

Если моистская концепция государства в качестве высшей цели все же подразумевала всеобщее благо, то учение легистов (фа цзя - школа закона) целиком ориентировалось на интересы государства. Данное учение зародилось в VI в. до н. э. в связи с развитием древнекитайской государственности, закономерным итогом которого стало появление пись менного законодательства. Для своего времени это оказалось революционным новшеством, поскольку воплощавшие волю правителя и принципы регулярного государства писаные законы вошли в конфликт с патриархальной традицией. Крайнего выражения эти тенденции достигли в учении самого известного мыслителя школы закона - Шан Яна (390-338 до н. э.).

Из всех мыслителей Древнего Китая именно Шан Яну в наибольшей степени удалось воплотить свои замыслы на практике - в 356 г. до н. э. он поступил на службу к цинь-скому правителю Сяо-гуну, где провел курс радикальных реформ. Суть учения Шан Яна была изложена в труде, увидевшем свет уже после его смерти, - «Книге правителя области Шан» (Шан цзюнь шу). Из всех сочинений древнекитайских мыслителей это, пожалуй, наиболее «чистый» образец политического трактата. Он целиком посвящен изложению правильных, с точки зрения Шан Яна, принципов государственного управления и конкретных способов их воплощения.

Первостепенное значение в трактате придается принципам строгой иерархии и жесткой субординации. Система власти должна носить строго пирамидальный характер, приказы правителя беспрекословно принимаются к исполнению нижестоящими чиновниками, не обладающими даже тенью самостоятельности. Аппарат управления носит полностью функциональный характер, поэтому все назначения производятся исключительно на основе профессиональных качеств.

В иерархическую конструкцию, согласно учению Шан Яна, включаются не только лица, облеченные властью, но и все общество. Все население царства должно быть разделено на пятерки и десятки, объединенные принципом круговой поруки. Неизбежное в подобных условиях взаимное доносительство возводилось Шан Яном в ранг социальной добродетели и должно было поощряться [Книга правителя..., 1993, с. 207], в то время как недоносительство - наказываться. Четкое исполнение каждым своих прямых обязанностей должно было достигаться благодаря ясным законам, доведенным до широких народных масс[4]. А в законах следует прописать систему наград и наказаний, открывающих для наиболее усердных каналы социальной мобильности. Введенная Шан Яном структура социальных рангов сводила на нет принцип врожденной знатности и ставила положение человека в прямую зависимость от его заслуг перед государством. В то же время, несмотря на развитую систему поощрений, приоритет оставался за наказаниями, которые должны были быть значительными даже за мелкие проступки [Книга правителя..., 1993, с. 158-159].

Карьерные возможности человека определялись не только усердием, но и родом его занятий. Важнейшими видами деятельности Шан Ян считал земледелие и войну, обозначенные им как Единое (и). Прочие занятия - ремесло, торговлю, сферу услуг - он рассматривал как сомнительные и подлежащие дискриминации. А некоторые виды деятельности и даже знания в трактате провозглашаются вредными и получают наименование «паразитов» [там же, 1993, с. 151]. Под это определение попали все творческие и интеллектуальные профессии, отвлекающие народ от Единого.

Обскурантистские идеи выступают лишь частью концепции «ослабления народа», изложенной в 4, 5, 8 и 20-й главах трактата. Согласно их положениям, чтобы государство было сильным, народ должен быть разобщен, невежествен и существовать в условиях строжайшей регламентации всех сторон жизни. «Когда люди живут в унижении, они дорожат рангами знатности; когда они слабы, чтут чиновничьи должности; когда бедны, ценят награды» [там же, 1993, с. 221].

Исключительное внимание в трактате уделяется военному делу, развитие которого должно было обеспечить не столько безопасность государства, сколько успех постоянной экспан

сии. Заслуги на войне выступают в книге главным социальным лифтом. Постоянное ведение агрессивных войн вменяется в обязанность правителю, поскольку, согласно представлениям Шан Яна, кто не нападает, тот вынужден обороняться.

Другими заметными представителями легизма признаются Шэнь Бу-хай (400-337 до и. э.) и Хань Фэй-цзы (288-233 до н. э.)[5]. Заслугой первого является разработка древнейшего искусства управления (шу), в котором парадоксальным, на первый взгляд, образом легистские идеи дополнены элементами даосизма. Однако даосский принцип недеяния получил в концепции Шэнь Бу-хая оригинальное толкование. Бездействие монарха выступает здесь лишь внешней маской, скрывающей от придворных и чиновников его истинные мысли и намерения. Избегая административной рутины, правитель выступает в роли своеобразного арбитра, вмешивающегося лишь тогда, когда бюрократическая машина дает сбой. При этом истинная власть государя мыслилась столь же абсолютной, как и в концепции Шан Яна. Но в отличие от него Шэнь Бу-хай сделал усиленный акцент на личности правителя, которая должна была соответствовать высокому идеалу. Поскольку государю принадлежит абсолютная власть, он обязан обдумывать каждое свое слово, избегая при этом ненужных эмоций.

Учение Хань Фэй-цзы было призвано органично соединить жесткий легизм Шан Яна с искусством управления Шэнь Бухая, взяв из них все наиболее полезное. У первого мыслитель заимствовал идею жесткой иерархии и репрессивной практики, у второго - ключевые идеи теории управления, которые Хань Фэй-цзы дополнил своими собственными. Основной акцент при этом был сделан на необходимости для правителя тщательного контроля за собственным окружением и взве

шенной кадровой политики. Одновременно Хань Фэй-цзы попытался отойти от крайностей первоначального легизма: не отрицая полезность системы наград, наказаний и жесткой административной дисциплины, он вместе с тем ставил на первый план уже не беспрекословное повиновение, а компетентность чиновника.

Из четырех описанных доктрин главными конкурентами на протяжении нескольких столетий выступали конфуцианство и легизм. В условиях, когда популярность легизма росла, а его приверженцы не просто критиковали конфуцианцев, но и призывали к расправе над ними, последние были вынуждены адаптировать собственные политические доктрины к меняющейся обстановке. Видный последователь Конфуция Мэн-цзы (372-289 до н. э.) в своих рассуждениях практически ушел от общеэтической проблематики, сосредоточившись на идее добродетельного правления. Его критика легистов строилась не столько на соображениях абстрактного гуманизма, сколько на примерах практической несостоятельности их рецептов. Особо непримиримое отношение мыслитель выражал к командно-репрессивной практике в отношении верхов и низов, утвердившейся в китайских царствах благодаря легистам. Жестокое правление, даже принося кратковременный успех, согласно Мэн-цзы, чревато социальным взрывом, в то время как гуманное открывает путь к подчинению Поднебесной.

Его фактический преемник в роли лидера конфуцианской школы Сюнь-цзы (около 312 - 230 до н. э.) занял гораздо более конформистскую позицию. Если Мэн-цзы, не поступаясь сутью учения, несколько сместил полемические акценты, то Сюнь-цзы взял на вооружение многие идеи даосизма и легизма. В частности, необходимым дополнением ритуала (ли) он провозгласил писаный закон. Наставление чиновников в духе конфуцианских норм добродетели он считал необходимым сочетать с жестокими наказаниями для «невоспитуемых». Тот же самый принцип провозглашался Сюнь-цзы и во внешней политике: притягательная сила мудрого и гуманного правления должна подкрепляться военными усилиями государства.

Само понимание государственной системы у Сюнь-цзы было гораздо ближе к легистскому, хотя образ идеального бюрократа в его представлениях сочетал качества беспрекословного исполнителя с нравственной личностью.

После объединения Китая в 221 г. до н. э. под властью династии Цинь, для которой со времен Шан Яна легизм был официальной политической доктриной, казалось, что школа закона окончательно победила. Однако в результате восстания, вспыхнувшего вскоре после смерти объединителя империи Цинь Шихуанди, к власти пришла новая династия -Хань (207 г. до н. э. - 220 г. н. э.), обратившаяся к конфуцианской традиции. Итогом длительного соперничества доктрин стал их синтез в I—II вв. н. э. под вывеской конфуцианства.

Контрольные вопросы и задания

  • 1. Обозначьте основные черты политической мысли древнейших цивилизаций.
  • 2. Столкновение каких политико-идеологических тенденций можно проследить в «Эпосе о Гильгамеше»?
  • 3. В каком литературном жанре в наибольшей степени отразилась политическая мысль Древнего Египта?
  • 4. Какие политические идеи можно считать логическим следствием дуалистической доктрины зороастризма?
  • 5. Обозначьте основные положения брахманизма, лежащие в основе варнового строя.
  • 6. Какая из религий - брахманизм или буддизм - в большей степени отвечала интересам сильной монархической власти?
  • 7. В чем заключается основное противоречие между этическими установками «Артхашастры» и всей предшествующей индусской традиции?
  • 8. Назовите основные отличительные черты древнекитайской политической доктрины.
  • 9. Опишите основные принципы конфуцианского учения.
  • 10. Какое из основных учений Древнего Китая выражало аристократическую, какое - монархическую, а какое - анти-этатистскую тенденцию?
  • 11. Какие идеи сближали между собой столь противоположные учения, как легизм и даосизм?
  • 12. Какую эволюцию претерпевает конфуцианство в трудах Мэн-цзы и Сюнь-цзы?

Темы рефератов и творческих заданий

  • 1. Эволюция политической мысли Древней Месопотамии.
  • 2. Законы царя Хаммурапи как памятник политической мысли.
  • 3. Образ идеального правителя в «Поучении гераклеополь-ского царя».
  • 4. Концепция праведной власти в зороастризме.
  • 5. Идеология варнового строя в «Законах Ману».
  • 6. Образ идеального государства и политическая действительность в «Артхашастре».
  • 7. Концепция «небесного мандата» в Древнем Китае.
  • 8. Представления о власти и государстве в раннем даосизме.
  • 9. Учение Конфуция о государстве.
  • 10. «Государство всеобщей пользы» в учении Мо-цзы.
  • 11. Общество и государство в представлениях легистов.
  • 12. Идеологическое противоборство конфуцианства и ле-гизма.

Литература

  • 1. Авеста в русских переводах (1861-1996). 2-е изд., испр. СПб.: Нева: Летний Сад, 1998.
  • 2. Артхашастра, или Наука о политике. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1959.
  • 3. Васильев Л. С. Древний Китай: в 3 т. М.: Восточная литература, 2006. Т. 3.
  • 4. Вигасин А. А., Самозванцев А. М. Артхашастра (проблемы социальной структуры и права). М.: Наука. Гл. ред. восточной лит-ры, 1984.
  • 5. Гусева Н. Р. Индуизм. История формирования. Культовая практика. М.: Наука. Гл. ред. восточной лит-ры, 1977.
  • 6. Дао дэ цзин / пер. В. В. Малявина. М.: ACT: Астрель, 2005.
  • 7. Емельянов В. В. Древний Шумер. Очерки культуры. СПб.: Петербургское Востоковедение, 2001.
  • 8. Законы вавилонского царя Хаммурапи. Тексты и документы // История Древнего Востока: учеб, пособие / под ред. В. И. Кузищина. М.: Высшая школа, 2002.
  • 9. Законы Ману. Манавадхармашастра / пер. С. Д. Эльмановича, провер. и испр. Г. И. Ильиным. М.: Эксмо-пресс, 2002.
  • 10. История всемирной литературы: в 9 т. М.: Наука, 1983. Т. 1.
  • 11. История Древнего Востока: в 3 т. М.: Наука. Гл. ред. восточной лит-ры, 1983-2004.
  • 12. Книга правителя области Шан (Шан цзюнь шу). 2-е изд., доп. М.: Ладомир, 1993.
  • 13. Кудрявцев М. К. Кастовая система в Индии. М.: Наука. Восточная литература, 1992.
  • 14. Куценков А. А. Эволюция индийской касты. М.: Наука. Гл. ред. восточной лит-ры, 1983.
  • 15. Лелюхин Д. Н. Концепция идеального царства в «Арт-хашастре» Каутильи // Государство в истории общества (к проблеме критериев государственности). М.: ИВ РАН, 2001.
  • 16. Мудрецы Китая. Ян Чжу, Лецзы, Чжуанцзы. СПб.: Петербург - XXI век: Лань, 1994.
  • 17. Переломов Л. С. Конфуцианство и легизм в истории Китая. М.: Наука. Гл. ред. восточной лит-ры, 1981.
  • 18. Переломов Л. С. Конфуций: жизнь, учение, судьба. М.: Наука. Восточная литература, 1993.
  • 19. Поучение гераклеопольского царя, имя которого не со-44

хранилось, своему наследнику, Мерикаре // Повесть о Петеи-се. М.: Худ. лит-ра, 1978.

  • 20. Рак И. В. Мифы Древнего и раннесредневекового Ирана. СПб.; М.: Нева: Летний Сад, 1998.
  • 21. Рубин В. А. Личность и власть в Древнем Китае: собрание трудов. М.: Наука. Восточная литература, 1999.
  • 22. Синха Н. К., Банерджи А. Ч. История Индии. М.: Изд-во иностран. лит-ры, 1954.
  • 23. Хрестоматия по истории Древнего Востока: учеб, пособие: в 2 ч. / под ред. М. А. Коростовцева, И. С. Кацнельсона, В. И. Кузищина. М.: Высшая школа, 1980. Ч. 1.
  • 24. Эпос о Гильгамеше («О все видавшем»). М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1961.

  • [1] Даты жизни приблизительны, сама историчность Лао-цзы в науке считается спорной. 2 Исключительно сложная и многозначная категория «дао» чаще всего переводится как «путь» или «пустота». Дэ выступает как проявление дао в окружающем мире и одновременно - как средство движения к дао.
  • [2] Существует несколько противоречащих друг другу биографий Конфуция.
  • [3] Это требование нашло воплощение в практике подачи честными чиновниками нелицеприятных докладов на имя императора, после чего податель доклада совершал самоубийство.
  • [4] Несмотря на то, что правитель находится вне критики, ни перед кем не отчитывается и в принципе волен делать все что угодно, Шан Ян рекомендовал ему не нарушать собственных законов без крайней необходимости. Этого требовал принцип всеобщих и ясных правил.
  • [5] Трактат, содержащий идеи Шэнь Бу-хая, - «Шэнь-цзы» - сохранился лишь в немногочисленных фрагментах, включенных в другие сочинения. Трактат «Хань Фэй-цзы» дошел до нас в полном объеме (55 глав), неоднократно переводился на европейские языки, в том числе и на русский.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>