Международные отношения в Древнем Риме

1.3.1. Общая характеристика международных отношений Древнего Рима

Характерными чертами международных отношений Древнего Рима были:

  • • восприятие закрепленных в обычаях и договорах норм межплеменного права, а также частичная опора на нормы, заимствованные на Древнем Востоке и в Древней Греции;
  • • в качестве основы международных отношений выступает развитое «право народов»;
  • • относительно высокий уровень институциализированности сферы международных отношений;
  • • выделение различных уровней международных связей: правители, государства, корпорации, семьи.

Формы международных связей и дипломатические органы в Древнем Риме

Формы международных связей в Риме во многом копируют древнегреческие и отчасти древневосточные образцы. Как и в Греции, в Риме была своя проксения и состоявшая из 20 человек коллегия фециалов, которая являлась аналогом коллегии амфиктионов. Фе-циалы подписывали договоры и заключали мир, стояли на страже международных соглашений и объявляли войну.

Центральное положение Рима как в самой Италии, так и в Средиземноморском регионе давало ему большие стратегические и экономические преимущества. С самых первых веков своего существования Рим активно проводил политику экспансии, пытаясь стать доминатом над окружающими народами. Не удивительно, что именно на этой почве и возникло знаменитое «право народов» (jus gentium), впоследствии ставшее основой международного права. Его зачатки содержатся в древнем сборнике права фециалов.

Высокий уровень развития международных отношений предполагал и наличие сложной организации дипломатических органов. Но в отличие от Греции здесь главным руководящим внешнеполитической деятельностью органом было не Народное собрание, а Сенат. Эта разница объясняется особенностями политического строя Рима и более значительной аристократической составляющей в политике. Народное собрание в Риме существовало, но его права были более ограниченными.

В ранний (царский период) право назначать послов (фециалов) и посылать посольства принадлежало царю, в период существования республики послов (легатов) назначал председательствующий в Сенате консул, а по поводу целей и задач посольства издавалось особое сенатское постановление (senatus consultum). В особых случаях бросали жребий, указывающий на наиболее достойную кандидатуру. Должность легата была почетна, предполагалось, что лишь человек достойный и уважаемый сможет выполнить стоящие перед ним задачи в соответствии «с достоинством и пользой римского народа». Как правило, в состав посольства входило три человека, среди которых выделялся председатель. Сенатским постановлением также устанавливались нормы, на основании которых и должна была действовать посольская делегация. Для содержания легатов выделялись специальные деньги из государственной казны, все необходимые принадлежности и штат прислуги. Особо важные посольские делегации сопровождались военными отрядами или судами.

Легаты несли ответственность за успех своей миссии; вернувшись в Рим, они предоставляли Сенату подробный отчет о своей деятельности.

Сенат не только отправлял, но и принимал посольства. Существовали довольно сложные правила приема зарубежных посольств. Более того, в зависимости от степени важности государства, пославшего своих послов в Вечный город, уровня союзнических или, наоборот, напряженных с ним отношений, существовали детально разработанные правила приема. Делегации враждебных держав в город не допускались, посольства же союзников, как правило, встречали радушный прием, сопровождаемый вручением дорогих подарков, в их честь устраивались празднества. Но и прибывшие послы должны были показать себя с лучшей стороны. Так, например, дар сирийского царя Антиоха включал две золотые вазы весом в 500 фунтов.

1.3.2. Международные связи Древнего Рима III-I вв. до н. э.

К сожалению, о международных связях первых веков существования Римского государства современные историки имеют лишь отрывочные свидетельства. Основным материалом для записей тогда служили полотно, а также медные, бронзовые и деревянные дощечки. Дерево и полотно не являются долговечным материалом, металлические же дощечки, учитывая наполненную военными столкновениями римскую историю, часто становились добычей варваров, для которых металл представлял большую ценность, или же плавились во время пожаров. Лишь часть текстов ранних договоров сохранилась в передаче римских юристов более позднего времени. Но даже по этим фрагментарно дошедшим свидетельствам можно сделать вывод, что ранний Рим поддерживал довольно оживленные отношения с соседями, в первую очередь располагавшимися на территории Италии. Впрочем, сохранились и свидетельства о связях с заморскими государствами, например торговый договор конца VI в. до н. э. с Карфагеном, богатым и мощным торговым городом, расположенным на северном побережье Африки.

С преобразованием Римской республики в империю происходит и расширение международных контактов, которые теперь охватывают даже самые отдаленные уголки известного римлянам мира. Определенным переломным моментом в этом процессе явилась война с самым могущественным противником Рима — Карфагеном. Победа во Второй Пунической войне (218—201 до и. э.) превратила Рим в практически полновластного хозяина Средиземноморского бассейна. Вместе с расширением границ, усилением контактов с различными народами, многие из которых были включены в состав империи, с новыми контактами на периферии имперских границ ширилась и усложнялась римская внешняя политика. Демонстрацию силы железных римских легионов дополняла дипломатия, роль и важность которой становилась все более важной.

Дипломатическая активность во многом влияла на исход как самих Пунических войн, так и войн на греко-эллинистическом Востоке. Для противоборствующих сторон было жизненно необходимо не допустить объединения врагов в единый лагерь, привлечь многих из них на свою сторону или добиться от них сохранения нейтралитета. Силы противников были примерно равны, а поэтому было абсолютно понятно, что тот, кто лучше справится с этой задачей, одержит победу. В поисках союзников и Рим, и Ганнибал, бывший не только искусным полководцем, но и не менее опытным политиком, устремили свои взоры на государства греко-эллинистического мира.

Дипломатическая борьба во время Второй Пунической войны

Ганнибалу, находящемуся с войсками на территории Италии, удалось привлечь на свою сторону македонского правителя Филиппа V, мечтавшего о славе своих предков и стремившегося воссоздать

Великую Македонию, и, как это некогда сделал Филипп II, объединить всех греков Балканского полуострова под своей властью.

В 215 г. до н. э. был подписан дружественный договор между Филиппом и Ганнибалом. В целом этот договор в своей форме повторял предшествующие ему в истории образцы. Он начинался с вступления, в котором стороны давали клятвы, продолжался основной частью, содержащей статьи соглашения, и завершался заключением, в котором говорилось, что союз является прочной гарантией мира и устойчивости международных отношений.

Римляне были в панике. Договор двух мощных противников фактически означал раздел мира на сферы влияния, при котором самому Риму не оставалось места для существования. Пытаясь предотвратить свой крах, римляне объявили войну царю Филиппу. Первая Македонская война (214-205 до н. э.) сопровождалась сильным дипломатическим противостоянием. Риму удалось разжечь традиционную вражду греков к Македонии и найти союзников под боком у Филиппа в лице антимакедонской коалиции, объединившей Спарту и Этолийский союз. В 211 г. до н. э. был подписан их дружественный союз против Филиппа.

Таким образом, римляне смогли переиграть Ганнибала в дипломатической борьбе. Несмотря на упорное сопротивление, македонский царь был вынужден признать поражение и согласиться в 205 г. до и. э. на мирный договор между Римом и Македонией. Филипп соглашался на территориальные уступки и, что гораздо важнее, отказывался от союза с Ганнибалом.

Римляне добились больших успехов на дипломатическом фронте и в самой Африке. Воспользовавшись соперничеством союзников Карфагена - нумидийских царей Масиниссы и Сифакса, они смогли убедить последнего перейти на сторону Рима. Успехи противников Ганнибала в конечном итоге убедили пойти на предательство даже Масиниссу, старого друга Карфагена. Итогом дипломатических поражений стало и военное поражение самого Ганнибала в битве при Заме (202 до и. э.). Ганнибал был вынужден бежать, но и на чужбине он не перестал строить планы создания широкой антиримской коалиции с целью уничтожения своего врага. Своим возможным союзникам он доказывал, что «могущество Рима состоит не в его военной мощи, а в его способности разъединять народы». Впрочем, последние боялись римского гнева и не решились на военные действия. Тем временем римляне переманили на свою сторону македонского царя Филиппа, который согласился помочь им в войне против укрывавшего Ганнибала и стремившегося поднять греческое антиримское восстание сирийского царя Антиоха III. Антиох, преданный союзником, потерпел два крупных поражения и был вынужден заключить мир.

Согласно мирному договору, подписанному в Апамее (188 до н. э.), Сирийское царство теряло ряд территорий и лишалось политической самостоятельности. Одним из условий была выдача Ганнибала, но он, предупрежденный своими друзьями, покончил с собой, приняв яд.

Македонская война (II в. до н. э.)

Вслед за Карфагеном настала очередь Македонии. Македонская война (171—168 до н. э.) была развязана младшим сыном Филиппа V Персеем. И хотя македонский царь имел временное стратегическое преимущество, он проиграл войну по причине своих дипломатических промахов.

Победа в войне с Римом зависела от того, сумеет ли Персей привлечь на свою сторону союзников. Это отлично понимали и римские дипломаты, стремящиеся проводить политику «разделяй и властвуй».

Персей обратился за помощью к Ахейскому союзу, возглавлявшемуся Коринфом. Предложение македонского царя о заключении дружественного союза было достаточно привлекательно, и большинство в Союзном собрании склонялось к его принятию. Но римляне, действуя через ахейских архонтов, являвшихся сторонниками Рима, сумели убедить собрание в том, что Персей, послав лишь одно посольство и ограничившись коротким письмом, проявил неуважение к ахейскому народу. Его предложение было отклонено.

Вслед за этим римляне умелыми дипломатическими маневрами сумели побудить пергамского царя Эвмена, боявшегося притязаний Персея на малоазийское побережье и пролив Геллеспонт, обратиться к Риму в качестве третейского судьи. Сенат внимательно выслушал Эвмена, провозгласил его «лучшим другом» римского народа и немедленно заключил с ним союз.

В сражении при Пидне (186 до н. э.) Персей потерпел сокрушительное поражение от римлян, победа которых во много была обеспечена участием в сражении пергамской конницы. Эта же победа, в более широком контексте, стала залогом дипломатических неудач македонского царя, которые явились в значительной мере результатом его дипломатических ошибок. Македония утратила свою политическую самостоятельность и была поставлена в зависимость от Рима.

Подчинение Египта и Ахейского союза (II в. до н. э.)

Ко II в. до н. э. Рим окончательно становится мощнейшей силой региона, диктующей всем условия существования. Его воля не оспаривалась, и даже самые могущественные правители не смели ей перечить.

В этом отношении весьма показателен случай, произошедший с Антиохом IV, сыном Антиоха III. Вторгшись на территорию Египта, сирийский царь уже готов был продиктовать условия сдачи последнего на милость победителя. Но внезапно для себя в 4 милях от Александрии он повстречал римское посольство во главе с легатом Попилием.

Попилий, даже не ответив на приветствие сирийского царя, потребовал немедленно покинуть египетскую территорию. Но когда пораженный Антиох попросил время на раздумья и совет со своими приближенными, посол очертил вокруг царя круг и заявил: «Прежде чем выйти из этого круга, дай точный ответ, который я мог бы передать Сенату». Антиох лишь сумел сказать в ответ: «Я исполню все, чего требует Сенат».

Спасенный от порабощения Египет утрачивает политическую независимость и вскоре превращается в римскую провинцию.

Но у Рима оставался еще один достойный соперник. Чтобы одержать победу над Ахейским союзом, было использовано уже доказавшее свою эффективность орудие дипломатической борьбы - «разделяй и властвуй». Римляне вмешались в традиционную политическую борьбу между олигархическими кругами и демосом внутри греческих городов с тем, чтобы ослабить союз изнутри.

Поводом для открытого вмешательства в греческие дела стало обращение Спарты к Риму в поисках посредничества. Спартанцы отказывались от требований Союза войти в Ахейскую федерацию. Римляне попытались при помощи дипломатии одержать победу, но два их посольства только усилили антиримские настроения членов Ахейского союза.

В итоге в Греции вспыхнула революция. Ахейские вожди обличали лживые речи римлян и обвиняли собственных олигархов в предательстве. Одновременно они приступили к радикальным реформам: переделу земель; отмене долгов, провозглашению свободы для рабов и т. д.

Когда новое римское посольство в Коринфе, одном из крупнейших индустриальных центров региона, во время выступления перед собранием подверглось насмешкам и оскорблениям, стало понятно, что войны не избежать.

В генеральном сражении при Левкопетре (146 до н. э.) победа досталась римлянам.

В этом же 146 г. до н. э. разрушением Карфагена закончилась Третья Пуническая война (149-146 до н. э.).

Эти события ознаменовали превращение Рима из полиса в мировую средиземноморскую державу. Рим практически становится единственным и неоспоримым центром, управляющим округой — провинциями. Такая трансформация означала рождение империи.

Войны Юлия Цезаря в Галлии (58-51 гг. до н. э.)

Подчинив себе весь бассейн Средиземного моря, Рим начинает простирать свои руки на отдаленные территории. Внешняя политика Рима в этот период выглядит очень впечатляюще. Во второй половине II и I вв. до н. э. римские легионы и дипломаты оказывают существенное влияние на процессы в Галлии, Британии и Германии, Малой Азии и Сирии.

Из наиболее блестящих завоевателей и дипломатов этого периода, пожалуй, можно отметить Гая Юлия Цезаря.

В середине I столетия до н. э. внутри многочисленных галльских племен, занимавших огромные территории современных Франции, Бельгии и части Германии, происходил болезненный процесс социально-экономического расслоения, сопровождавшийся внутренними и внешними конфликтами. Некоторые из племен вплотную подошли к стадии начала образования протогосударственных образований.

Во время галльской кампании (58-51 до н. э.) Цезарь искусно использовал конфликтный потенциал северных соседей в интересах Рима. Вмешавшись в дела галлов, он сумел созвать общегалльскую конференцию. То был своего рода дипломатический конгресс представителей всех галльских племен, который провозгласил его вождем и защитником общегалльских интересов. Став верховным арбитром, Цезарь получил возможность не только быть полностью осведомленным во внутригалльских делах, но и право вмешиваться в распри местных племен. Умело управляя галлами, он фактически к 52 г. до н. э. привел их к подчинению Риму.

Октавиан Август, приемный сын Юлия Цезаря, стал продолжателем этой политики на территории Галлии, Германии, Британии, а также на Востоке. С Августа, ставшего первым римским императором (принцепсом), и начинается история Римской империи (I—V вв. и. э.).

1.3.3. Международные отношения в эпоху Империи (I-V вв. н. э.)

Вместе с трансформацией Римской республики в имперское образование изменялось и его политическое устройство. Сенат постепенно перестает быть руководящим органом страны, превратившись в государственный совет при императоре.

Конечно, все эти изменения не могли не затронуть и систему управления внешней политикой. Отныне управление всей внешнеполитической сферой замыкалось на императоре и его канцелярии, высшим административном органе, во главе которого стоял императорский секретарь. Император определял направление международной политики, объявлял войну и заключал мир, назначал послов и отправлял посольства. Таким образом, дипломатия, превратившись в обычную, ведомственную функцию, утратила свой былой демократический характер.

Впрочем, общее законодательство, касающееся посольского дела, как и само право народов, не претерпело существенных изменений. Рим по-прежнему уделял сфере международных отношений огромное внимание, ведь, будучи центром огромной империи, населенной различными народами, довольно сильно различающимися между собой, а также окруженный враждебным варварским миром, он должен был держать руку на пульсе международной жизни.

Восточное направление римской политики

Основным соперником Рима на Востоке в I в. стало могущественное Парфянское царство, расположенное на месте некогда существовавшей здесь Державы Ахеменидов. Силы обеих сторон были примерно равны, мобилизовать же все военные ресурсы, отозвать легионы из других мест и послать их на покорение Парфии Римская империя не могла себе позволить. Да и война на восточных границах могла воспламенить ситуацию на восточной периферии. Кроме того, заинтересованность в поддержании экономических отношений с восточным соседом была велика, ибо через Парфянскую державу проходили караванные торговые пути, связывающие Запад с Востоком, от хорошего функционирования которых зависело благосостояние огромной империи. Таким образом, на этом направлении римляне проводили весьма осторожную политику, предпочитая действовать с помощью дипломатических методов.

Успехи римских дипломатов времени правления Августа были действительно впечатляющими. Царь Парфии, опасаясь возможного дворцового переворота, даже отправил под опеку римского императора своих детей.

И тем не менее римляне никогда не позволяли себе забыть об опасности, которую для них представляло существование мощного восточного соседа. На Востоке важное геостратегическое положение занимала Армения, служившая буферным государством между двумя гигантами. Преобладание здесь римского влияния создавало угрозу западным сатрапиям Парфии, и, наоборот, преобладание парфянского влияния ставило под удар восточные территории империи, в том числе за счет возможного союза парфян с сарматами и скифами.

В 66 г. после долгого дипломатического противостояния, наконец, был достигнут компромисс. Парфянский ставленник сел на престол Армении, но венец ему на голову был возложен в Риме императором Нероном.

В последующие столетия постепенно слабеющая Римская империя теряет былое влияние на Армению, все более подпадающую под влияние восточного гиганта. С приходом в Парфии в III в. к власти династии Сасанидов внешняя политика царства становится более напористой и агрессивной. Цари новой династии взяли открытый курс на восстановление былого величия восточной державы. Проявлением этого было переименование Парфии в Новоперсидское царство.

И все-таки сохранение довольно мирных отношений с Парфией способствовало проникновению римлян далеко на восток. В китайских летописях 166 г. содержатся сведения о прибытии посольства римского императора Марка Аврелия. Современные исследования доказывают существование связей между Римской и Китайской империями. Очевидно, эти связи были не только дипломатическими, но и экономическими, что подтверждается свидетельствами влияния римского и греческого искусства на произведения китайских мастеров.

Отношения западной и восточной частей Римской империи

Римская империя с момента своего возникновения представляла собой довольно аморфное территориально-государственное образование. Между ее центром и периферией, состоящей из государств и общин, находящихся не только на разных уровнях развития, но и имеющих различные цивилизационные основы, всегда существовали сложные взаимоотношения. Учитывая это, подобные отношения внутри огромной империи подчас довольно трудно классифицировать как внешние или внутренние.

В первые столетия своего существования, так называемую эпоху Принципата, по своему политическому и территориально-государственному устройству Римская империя представляла собой не столько централизованную империю, сколько федеративное государственное образование, состоящее из более или менее самостоятельных частей.

Эти муниципии и общины часто располагали довольно значительными правами автономий и независимости. Они даже имели право отправлять посольства и заключать договоры. Право народов, о котором говорилось выше, возникает преимущественно именно на этой почве. Посольства между центром и муниципиями или между отдельными территориями, корпорациями, христианскими общинами и даже знатными семьями выполняли связующую роль внутри империи, но они могли выходить и за ее границы. Жители огромной империи любили отправлять посольства и делали это с большим удовольствием по самым разнообразным поводам, включающим необходимость донести жалобу на местную власть, попросить о снижении налогов, сообщить о радостном событии в императорском доме или местной знатной семье, заключить договор.

Отношения с варварами (IV- V вв.)

Отношения с варварами в эпоху Империи составляют самостоятельный раздел международных отношений Древнего Рима. Варварская угроза границам империи существовала всегда. Одним из решений проблемы явилась традиция предоставления разрешения поселения варварских племен в границах империи на правах федератов. Федераты, имевшие статус «иностранных союзников», находились под покровительством римского закона и имели ряд привилегий. При помощи подобной практики использования одних варваров против других римляне пытались нейтрализовать угрожавшие им племена и защитить свои рубежи. В III—V вв. с ослаблением Римской империи и с началом «великого переселения народов» подобная практика расширяется.

Одними из самых известных таких соглашений является договор с готами. Константин Великий предоставил готским племенам в 332 г. земли для поселений на Дунае и обещал выплачивать им дань за военную помощь. В договор также была включена и статья о торговле. Но когда готам стало известно, что за их спиной Константин заключил схожий договор с их врагами сарматами, готский князь не только разорвал договор, но и обязал своего сына Атана-риха, будущего правителя, поклясться, что он никогда не вступит на римскую территорию для оказания римлянам помощи.

В 369 г. император восточной части Римской империи Валент и Антарих подписали соглашение, дающее право поселения готам во Фракии. Интересно, что обе стороны, помня о ранее нанесенных обидах, не доверяли друг другу, поэтому подписание договора происходило посредине Дуная на плоту.

В 376 г. готы, теснимые гуннами, сами предложили подписать новый договор. Согласно его условиям, римляне обязывались предоставить земли для поселения и оказать готам временную поддержку продовольствием. Взамен готы предоставляли Валенту лучшую на тот момент готскую кавалерию. Но судьба договора оказалась печальной. Подозрительный император затянул подписание, готы же, не дождавшись, двинулись через Дунай и опустошили римские провинции. Валент, пытаясь отбить их вторжение, погиб в бою.

Столь горький урок повлек за собой и внесение новых форм в дипломатические отношения с варварами. Римляне отныне стремились не только выполнять взятые на себя обязательства, но и предупредить возможные враждебные действия варварских предводителей. Их предварительно задабривали подарками.

Новый договор между предводителем готов Аларихом и императором Феодосием I был заключен в 382 г. Его условия были более выгодны готам, поскольку последние получали земли для поселения и возделывания во Фракии и Мезии без уплаты земельного налога и несения каких-либо иных повинностей, кроме военных.

В свои последние годы Римская империя, фактически утратившая возможность содержать собственные легионы, держалась исключительно силою варваров. Это вело к установлению более тесных отношений и распространению варварских обычаев в дипломатии. Но одновременно и варвары воспринимали римскую культуру. Этот процесс взаимопроникновения будет формировать особенности международных отношений следующего этапа развития.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >