Массмедиа как базовый фактор формирования современного общественного сознания. Роль и место СМИ в социально-экономических, политических процессах, в области формирования общественного мнения

2.1. Индивидуальное и массовое сознание.

Индивидуальное и массовое сознание. Формирование новых подвидов общественного сознания вследствие развития массовых информационных технологий

Фундаментальное философское понятие «сознание» чаще всего определяют как способность человека оперировать образами социальных взаимодействий, действий с предметами, природных и культурных связей, отделенными от непосредственных контактов с людьми и актов деятельности и рассматривать эти образы в качестве условий, средств, ориентиров своего поведения [7]. Таким образом, сознание выступает в единстве своих общественных и индивидных «измерений», фиксируя социальную связь в самом индивиде как разделенное с другими людьми знание о необходимом содействии в воспроизводстве социального процесса.

Классическое понимание сущности общественного сознания относит к нему не только идеи, но и в определенном смысле человеческие бытие и деятельность [8]. Их диалектика составляет содержание одного из основных вопросов философии. Материальные процессы как основа общественного бытия, с одной стороны, детерминируют формирование общественного сознания, а с другой - сами находятся под его влиянием. Многие классики философии - как идеалисты, так и материалисты - были едины в том, что сознание способно осмысливать бытие лишь при условии активного преобразования последнего. «Сознание... с самого начала есть общественный продукт и остается им, пока вообще существуют люди» [5]. Комментируя этот тезис, Р. Иванова, в частности, подчеркивает, что гносеологический подход, направленный глав ным образом на вопросы соотнесенности общественного сознания с общественным бытием, не исчерпывает характеристики сознания. «Противопоставление сознания и материи вообще имеет относительный характер, и за пределами основного вопроса философии сознание во всех своих формах и уровнях представляет собой не только идеи, но и элемент человеческой деятельности и включено в реальное бытие общества» [3].

Современная наука квалифицирует общественное сознание как феномен, обладающий сложной структурой, различными формами и уровнями, начиная от житейского, обыденного, от социальной психологии и кончая самыми сложными, теоретическими, научными формами. Структуру общественного сознания составляют формы (или виды, по разным определениям): политическое, правовое, нравственное, религиозное, эстетическое, научное и философское сознание, различающиеся по предмету и форме отражения, по социальной функции, по закономерности развития, а также по степени своей зависимости от общественного бытия. Многочисленные классификации и отдельные исследования в этой области выделяют такие формы, как историческое, мифологическое, экономическое, национальное сознание. О своем праве функционировать в структуре общественного сознания в виде особых форм заявляют региональное, этническое, творчески-интеллигент-ное, экологическое и другие аспекты сознания [9].

Общественное сознание складывается не только из форм, но и из уровней. Это уровни двух порядков: массовое сознание и индивидуальное сознание, а также идеология и психология. У данных двух пар сопряженных понятий сложные внутренние связи. Так, идеология и психология могут быть как общественными, так и индивидуальными, то есть равно относиться и к массовому, и индивидуальному сознанию.

Эти пары сопряженных понятий обнаруживают и иную типологическую близость: современная наука считает идеологию концентрированным выражением психологии, она же определяет массовое сознание как первичное, формирующее индивидуальное сознание. При этом необходимо пояснить, как между собой соотносятся понятия «общественное сознание» и «массовое сознание». Общественное сознание -объективный интегративный феномен, вбирающий в себя прошедший испытания временем и практикой многовековой человеческий опыт, знания и ценности, определяющий формирование и развитие индивидуального сознания. Общественное сознание существовало всегда, массовое же сознание возникло лишь в силу определенных материальных и духовных предпосылок в конце XIX века. Последнее по своей сути более тяготеет к общественной психологии, нежели к идеологии, оно оперирует в основе архетипами и образами мифологического характера, являясь в первую очередь именно мифологическим сознанием. Основные установки массового сознания представляют собой набор эмоционально-образных суждений о реальности и конкретно-практических моделей поведения, исторически предшествуя появлению развитых форм теоретического знания. В отличие от примитивного «стадного» сознания толпы массовое сознание имеет сложную структуру и становится своеобразным «подсознанием» общества, аккумулирующим общинный пласт неявных мировоззренческих моделей и сценариев поведения различного происхождения и направленности - от авангардно-инновационных до радикально-деструктивных. Массовое сознание - это особый случай общественного сознания, не совпадающий по своим характеристикам ни с индивидуальным сознанием, ни с какой-либо конкретной формой общественного сознания; оно возникает только при наличии «массы» - особого рода человеческих общностей, которые «не совпадают ни с человечеством в целом, ни с тем или иным обществом, ни со всевозможными группами, составляющими различные общества» [2].

Общественное сознание как феномен составляет «философскую пару» сознанию индивидуальному (в отличие от массового сознания, «философской парой» которого выступает сознание элитарное, личностное). Современное представление о структуре общественного сознания базируется на: а) первичности общественного сознания по отношению к индивидуальному сознанию и б) постоянном взаимодействии и взаимовлиянии общественного и индивидуального сознания. Как уже указывалось, сознание оперирует на двух весьма условно разделенных уровнях: обыденном и теоретическом, соответственно, на уровнях общественной психологии и идеологии. Обыденное сознание - жизненнопрактическое, несистематизированное, однако объективно необходимое в повседневной жизни, опирающееся на житейские понятия, на логику здравого смысла или иные концепты традиционного смыслопострое-ния. Теоретический уровень сознания предполагает творческую разработку, рациональную систематизацию и философское осмысление существующих в обществе идей. Общественная психология представляет собой некое качество общественного сознания (совокупность его сущностных характеристик - отношений, стереотипов, установок и др.), которое является частичным аналогом обыденного уровня сознания. Соответственно, идеология представляет собой продукт и частичный аналог теоретического уровня общественного сознания, который дает систематизированное представление о социальной действительности.

На всех уровнях действуют и взаимодействуют формы, или виды, сознания. Общественное сознание, таким образом, может быть представлено неким кубом, состоящим из верхнего и нижнего уровней, которые перпендикулярно пронизаны многочисленными видами сознания. Уровни и формы такого «куба» сознания условно считаются общими для каждого индивидуального сознания, они накладывают на него обязательные образцы мышления, восприятия себя и окружающего мира. «Виды общественного сознания - это некие «отложения» «случившегося сознания» в определенной сфере, превратившиеся в устойчивые феномены, одинаковые у всех народов и во все времена (такая вот пространственная и временная устойчивость)» [3].

Структура общественного сознания

Рис. 1. Структура общественного сознания

На рис. 1 представлено традиционное, принятое в современной науке видение структуры общественного сознания. Внутри куба формируются, действуют и взаимодействуют многогранные, многоаспектные модели индивидуальных сознаний, подобно миллиардам атомов в мощном, постоянно развивающемся организме.

В системе форм общественного сознания наиболее актуальным для России в процессе ее сегодняшнего развития является сознание политическое. Под ним понимается совокупность идей, которые вы ражают коренные интересы классов, наций и государств. В ряде работ российских философов указывается на очевидную тенденцию политизации, казалось бы, совершенно нейтральных с этой точки зрения сфер российской действительности. Конечно, политическое умонастроение граждан определяется экономическим и государственным строем того или иного общества. В современной России доминирование политического сознания, преобладающая роль власти всех уровней в реформировании экономических и гражданских отношений связаны с переходной ситуацией к новому государственному и экономическому строю. В «переходном» состоянии в России находится сегодня и политическая идеология, поиск национальной идеи, которые во всех обществах исторически вырастают и реализуются в деятельности политических партий и государства. Таким образом, в России даже более властно, чем в других странах, политика и политическая борьба вторгаются во все сферы бытия, пронизывают все формы сознания. С точки зрения общественного сознания это не столько особая, замкнутая область деятельности политиков-профессионалов, сколько, по существу, сами интересы людей, концентрированно представленные в лозунгах и настроениях. Политическое сознание, таким образом, концентрирует в себе напряжение социальных противоречий, оно стержень всех общественных объединений и размежеваний, содружеств и конфликтов. Актуальность рассмотрения этой формы общественного сознания связана еще и с тем, что политические взгляды и настроения общества - излюбленное поле «ристалищ» современных средств массовой информации. И одна из задач исследования коррелируется с вопросом об актуализации именно данной формы общественного сознания в ее мифологическом аспекте, или, иначе говоря, с мифологизацией и мистификацией политического сознания в современной России.

Несколько иначе обстоит дело с формой правового сознания, аккумулирующей представления и понятия, выражающие отношение человека к действующему законодательству, осознание общественных прав и обязанностей, правовую теорию и идеологию. Ученые-правоведы нередко указывают, что следует различать формальное законодательство и правовое сознание общества по причине разрыва, несоответствия, особенно в переломные исторические моменты, между установленными законом нормами общежития и собственно правовым сознанием. «К сожалению, нередки случаи, когда действующая система права существенно отличается от правосознания населения. Это бывает, когда при формальном равенстве граждан перед законом существует фактическое социальное неравенство» [1]. Понятие «закон» бытует в обществе рядом с целым спектром других понятий, среди которых наиболее важным, например для российского общества, является понятие «справедливость». Это, в свою очередь, доказывает, что правовое сознание также не обособленно, оно взаимодействует с политическим и нравственным сознанием, занимая как бы промежуточное положение между ними. В отличие от политического сознания, имеющего тенденцию к доминированию, правовое сознание чаще всего «уступает» свое поле другим формам сознания. Возможно, все дело в интерпретации: так, политическое сознание относится к власти, государству как к субъекту и объекту борьбы и завоевания, правовое - как к законной регламентирующей силе. Популярность первой интерпретации очевидна в России, этим российское общество в значительной мере пока отличается от стран с развитыми гражданскими традициями. Другим «соседом» правового сознания является такая форма, как нравственное сознание, которое опирается на внутренние, неписаные моральные нормы человеческого существования. Показателем недостаточной развитости правового сознания в современной России можно считать то, что общество оперирует иными нормами, чем те, которые закреплены государством соответствующими законами.

Нравственное сознание, мораль - форма общественного сознания, затрагивающая глубинные свойства человеческого духа. Мораль, по мнению ряда ученых, «не имеет официально принятых письменных установлений; ее нормы хотя и могут быть выражены в письменной форме, как, например, в Библии, но все же они складываются стихийно, аналогичным образом отшлифовываются в практике общения людей и передаются преимущественно устно из поколения в поколение» [1].

Эта закрепленность нравственных норм в Библии, Коране, Талмуде, других сводах нравственных правил наиболее органично отражена в религиозной форме общественного сознания. Религия осмысливает Бога как Абсолютное начало, стремится в буквальном смысле к восстановлению связи с Абсолютом и согласованию своих действий в земной жизни с его волей. Под верой общепринято понимается «духовная способность человеческой души непосредственно знать сокровенные слои бытия («естины»), мистически пребывать в средоточии познаваемого предмета и интуитивно постигать сущности, способность человека признавать адекватность своих чувственных образов воспринимаемым вещам и явлениям» [8]. Религиозность, понятая как «восстановление связи», близка по своим характеристикам к другой форме общественного сознания - эстетическому сознанию. «Эстетика исследует «атом» произведений искусства, присущий его видам, - художественный образ, его содержание и форму. Предметом эстетики является взаимоотношение искусства с обществом в процессе исторического и современного развития, функции художественной деятельности, его значение для человеческой личности и общества, а также историческая типология методов, направлений, течений художественного творчества» [1]. Однако эстетическое сознание не только отражает способность воспринимать мир через призму прекрасного, способность сознания к творческому отношению к жизни. Оно взыскует целостности и утверждает целостность бытия.

Формы научного, философского сознания действуют в первую очередь на теоретическом уровне общественного сознания. Это одновременно и система знаний и представлений о мире, и духовное производство таких представлений, и практическая деятельность на их основе.

Каждый вид общественного сознания определяется конкретными потребностями индивида и общества в соответствии со своим предметным содержанием. Современная структура общественного сознания выделяет также формы исторического и мифологического сознания. Они являются в силу своей специфики также своеобразным аспектом всех других форм, будучи одновременно и сущностью, и инструментом формирования современного общественного сознания. Анализируя функции массового исторического сознания, А. И. Панюков констатирует мощный уровень реализации исторических образов в мировоззрении современного человека. «В сегодняшней России историка, философа, социолога поражает, насколько мощно черты отвергнутого советского прошлого, социалистического исторического сознания ретроспектиру-ются во многих слоях общества. Помимо авторитарной, государственной формы исторического сознания и сохраняющейся веры людей в вождизм возрождаются некоторые парадигмы «разрушенной картины истории», прежнего исторического сознания советской эпохи» [6].

Теория мифа, получившая новые направления разработки в XX веке, в первую очередь в области изучения рационального начала в мифе, констатировала существование мифологического способа мышления, основанного на вековых традициях сознания, архетипах, определила технологию рождения и проникновения мифологем в структуру общественного и индивидуального сознания. О. А. Карлова в своей теории мифа рассматривает миф, ставший сакральной реальностью для социума в целом или некой социальной группы, в качестве объект-модели. Миф относится ею к качеству субъект-модели тогда, когда в его сущно сти находит свое отражение рефлексия индивидуального сознания. Однако степени этого отражения могут быть разными. Ученый выделяет три степени: открытие-сотворение, изобретение и творение мифа. Они, в свою очередь, могут быть рассмотрены в качестве моделей стадиального развития индивидуального сознания в его отношении к мифу. Вместе с тем они характеризуют такой способ отношения человека и мира, где мир познается в том качестве, в каком может быть полезен для человека, а не в том плане, в котором мир функционирует в соответствии со свойственными ему законами. Миф в качестве конструкт-модели рассматривается О. А. Карловой тогда, когда в нем явлена доминирующая мера рациональности замысла, исполнения проекта (скажем, имиджа) и рефлексии результатов его восприятия [4].

Все названные формы и уровни общественного сознания бытуют в последнем в качестве синкретичного конгломерата с доминированием отдельных характеристик, которые измеряются методами социологической и психологической диагностики, а также представлены в виде теорий, взглядов и других продуктов теоретической деятельности.

Современное состояние и развитие общественного сознания в России характеризуется многими исследователями как кризисное, переходное: исчезает единое целостное мышление и мировоззрение с определенной устойчивой системой ценностей и норм, обнаруживается дефицит общепринятых «истин»; мир сочетает в себе кризисно большое разнообразие типов и стилей мышления. Эпоха НТР, беспрецедентной миграции населения, глобализации процессов общественного развития, с одной стороны, разрушила многие традиционные связи и представления в сфере общественного сознания, породила тенденцию индивидуализации, синдром потерянности личности, а с другой стороны, выявила новые структурные элементы общественного бытия и сознания, такие как глобальная коммуникация и информатизация.

Сегодня парадигма «коллективное - индивидуальное» рассматривается в контексте новейших коммуникативных процессов. Уже хрестоматийным стало понимание современного человеческого сообщества как суперсистемы, где используются энергия (атомная) и информация (телевидение), перемещающиеся безотносительно к государственным границам, где принципиально возможна доставка любого вещественного продукта человеческой деятельности в любую точку социального пространства в самые короткие сроки. Такое определение заставляет с особым вниманием отнестись к разным способам опосредования коллективного, к их взаимодействиям [8].

Под воздействием глобальных процессов меняются традиционные и возникают новые ценности и установки общественного сознания. Омассовление и разобщенность, возникновение новых социальных групп требуют от науки изучения общественного сознания с точки зрения таких разнообразных аспектов (подвидов) традиционных форм сознания, как этноконфессиональное, этнорегиональное, интеллигентно-творческое, конформистское, маргинальное, сознание «богатых» и «бедных» и т. д.

По сути, индивидуальное сознание является неким уникальным ДНК, который соединяет и преломляет в себе определенные грани всех форм и уровней общественного сознания, замыкая и кодируя их в единственно возможный «атом сознания» конкретного индивида. Один и тот же индивид может воспринимать право, закон как нечто святополагаю-щее, но и как нечто чуждое, навязываемое сверху.

Так, люди, живущие в Сибири, относятся к миру на основе сформировавшегося регионального варианта общественных ценностей и взглядов. Формирующим фактором сибирского субэтноса изначально, исторически выступает «оппозиция «своих» и «чужих» в ее различных модификациях: «туземцы - русские», «сибиряки - российские люди», «старожилы - новоселы» и др. Эта оппозиция усиливается в моменты миграционных пиков и ослабевает в период этнографической стабильности» [4]. При этом те же самые сибиряки - общественный деятель, ученый-историк или политолог, современный деревенский житель или потомок раскулаченных крестьян - могут существенно различаться в своих политических взглядах (табл. 2). На следующих схемах представлены некоторые модели индивидуального сознания, сочетающие в себе традиционные формы сознания с их разнообразными социальными, религиозными, этническими и другими аспектами.

Как видим, совпадение традиционных, общих форм и некоторых специфических аспектов сознания вовсе не гарантирует идентичности в восприятии политических, религиозных и других норм общества и его социальных групп. Модели 3 и 4 имеют наиболее идентичное сознание, совпадая по социальным и возрастным параметрам (юноша, студент, житель столицы), но модели как своего рода «колодцы» индивидуального сознания являются здесь совершенно разноплановыми в силу полярных позиций в сфере национального (татарин - русский) и религиозного сознания (мусульманство - атеизм). В моделях 5 и 6, казалось бы, должно обнаружиться сходство и на уровне идеологии, и на уровне психологии. Однако женщина и девушка, выросшие в одних условиях климата и социума, воспитанные в одних и тех же этнических и религиозных традициях, несущие в своем сознании единые мифологические образы, тем не менее не могут воспринимать мир одинаково по причине различия в широте круга общения, в уровне владения и пользования современными информационными ресурсами.

Таблица 2

Модели индивидуального сознания

Схема 1

Схема 2

Схема 3

Стоит отметить, что указанные в приведенных схемах аспекты форм и видов общественного сознания далеко не исчерпывают всех возможных граней индивидуального сознания. В современном информационном обществе основополагающее значение для формирования сознания имеет уровень доступа к информации, ее объемы, способы и каналы передачи информации. Вследствие этого возникают и приобретают особое, универсальное значение для всех форм общественного сознания своего рода «виртуальные» феномены мышления, формирующиеся в сфере массовой коммуникации. В этом смысле можно говорить о таких аспектах современного индивидуального сознания, как «программное сознание», характерное для специалистов, работающих в области компьютерного программирования и увлекающихся построением программ в разных сферах общественной деятельности, «виртуальное сознание» (от простого интереса к электронным играм до «игровых болезней») и даже «сознание интернетное». Эти понятия не случайно закавычены нами - терминология еще не сложилась, но ситуация в современной теории познания настоятельно требует рассмотрения состояния человека, выходящего, скажем, за пределы необходимого для деятельности общения к информационным возможностям Интернета и исповедующего бездумное, долгосрочное «зависание» в мировой Сети. Продолжая этот смысловой ряд, можно вести речь и о «телевизионном типе» сознания: современный человек уже перешел от традиционного доверительного отношения к телевидению как источнику информации к идолопоклонничеству и прямой психологической зависимости от сериалов, шоу, «телевизионной картинки». Жизнь такого человека осознанно выстраивается им по примеру и подобию героя мыльной оперы или популярного телеведущего. Эти и другие тенденции связаны, безусловно, с возникновением и функционированием новейших средств массовой коммуникации и информации.

Все это накладывает свой отпечаток на политическое, нравственное, эстетическое и иные формы сознания индивида. Например, в парадигме моделей индивидуальных сознаний 3 и 4 могут совпасть эстетические или моральные взгляды и даже сгладиться противоречия в национальном сознании, если обе эти модели (юноши, студенты) «зависают» в одних и тех же чатах Интернета или имеют пристрастие к одним и тем же играм, то есть пользуются единым источником и каналом информации. Напротив, в парадигме моделей 5 и 6 обнаружится еще большее разделение в видении окружающего мира, если модель 6 (девушка - студентка) является пользователем Интернета, а женщине домохозяйке (модель 5) Интернет недоступен, более того, не нужен; ее больше привлекают телевизионные мыльные страсти.

Таким образом, на наш взгляд, корректно рассматривать индивидуальное сознание как некий уникальный «колодец», аккумулирующий в себе отдельные трудноуловимые повороты сознания коллективного, группового. Это своего рода специфический «столбик», «струя» в общем потоке общественного сознания, неповторяющийся атом, составная многогранного и многоступенчатого классического куба общественного сознания. При этом в современном обществе под воздействием процессов глобализации и информатизации постоянно возникают и развиваются новые подвиды, аспекты традиционных форм сознания, которые в перспективе становятся полноценными составляющими индивидуального и общественного сознания.

Каким образом, благодаря каким механизмам и рычагам воздействия эти столь различные, уникальные «колодцы» индивидуального сознания сливаются в единый поток массового сознания? Куда уходят полярно разные компоненты сознания, когда возникает настроение «толпы», когда «тело массы» начинает общаться на едином языке, мыслить едиными образами?

Взаимосвязь и взаимодействие индивидуального и коллективного начала - основополагающие проблемы фундаментальной науки. Разные формы коллективности предопределяют и разные формы индивидуализации, и различные пути социализации. Многие теории описывают отличия одной социальной системы от другой через сопоставление индивидуального и коллективного, способы их связи. «Социальное количество» перешло в «социальное качество» на том историческом этапе, когда зафиксировано «движение масс», когда народные массы стали основным субъектом социального действия. Это особенно характерно для современной эпохи - эпохи «омассовления», становления и развития постиндустриального, информационного общества. Именно поэтому необходимо уделить особое внимание исследованию массового сознания как наиболее актуальной формы современного общественного сознания.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >