ТРАНСФОРМАЦИИ ЭТНОТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ СВЯЗЕЙ АБОРИГЕННЫХ СООБЩЕСТВ КАК ПОСЛЕДСТВИЯ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ

Коллективизация населения Баргузинской котловины началась в 1930-е гг. Относительно эвенков ход событий, согласно А.С. Шубину [1973], был таков: локальные различия не были учтены, и в 1932 г. несколько групп были объединены в Дыренский туземный совет. В 1932—1934 гг. на территории сельсовета организованы 4 артели, позже преобразованные в колхозы, а впоследствии укрупненные в один колхоз им. Ленина.

На 1 января 1940 г. коллективизация охватила 73,4% населения русских, бурят и эвенков. В 1934 г. эвенкийский колхоз по соображениям хозяйственной целесообразности был объединен с соседним — бурятским [Шубин, 1973, с. 86].

Можно считать, что это решение администрации изменило вектор этнических процессов в регионе, облик культурного ландшафта, его духовно-ментальную, образную составляющую. Произошла значительная бурятизация баргузинских эвенков и, в свою очередь, эвенкизация соседних им групп бурят.

Фактическое слияние баргузинской группы эвенков с бурятами уже к 1970-м годам отмечает А.С. Шубин [1973], этот же факт подтверждается нашими полевыми материалами — интервью и анкетированием.

В послевоенные годы отмечался значительный миграционный отток: 20% эвенков выехали за пределы региона, в основном это молодая эвенкийская интеллигенция, по распределению после вузов направленная работать в другие территориальные группы этноса.

Планомерная застройка поселков, изменившая коренным образом облик культурного ландшафта, началась с 1960-х гг., со времени укрупнения колхозов. В 1930—1940-х гг., в населенных пунктах, где присутствовало эвенкийское население, были построены временные дома с корьевым покрытием. В 1960-х гг. строятся новые дома по типовым проектам, с сенями и кладовыми. «Жилые дома строятся с учетом желания будущих жителей так, чтобы можно было соорудить хозяйственные постройки и отвести площадь под огород... Строительство жилых и общественных зданий начинает проводиться строго по типовым проектам. Во всех поселках, где проживают эвенки, не сохранилось ни одного чума или домика-зимника даже под хозяйственными помещениями, так как чум как традиционное жилище эвенка в настоящее время уже не удовлетворяет потребности современной семьи. Особенно сильное влияние на культуру и быт эвенков оказывают русские семьи. Это видно из стремления эвенков улучшить свои бытовые условия, изменить внутреннее убранство жилищ, домашний инвентарь... Употребляются в основном покупные мебель, посуда... Влияние общесоветской культуры находит свое выражение также в одежде и обуви» [Шубин, 1973, с. 88—89].

Все это сказалось на темпах лингвистической ассимиляции. Баргузинскими эвенками почти полностью заимствована бурятская терминология из области скотоводства, русские земледельческие названия и бытовые. «Языковая ассимиляция эвенков значительно обгоняет их этническую ассимиляцию...

В настоящее время (1970-е гг. — Л.Ц.), эвенки, проживающие в Баргузине, как по хозяйству, так и по быту и культуре совершенно не отличаются от окружающих бурят и русских... Языком межнационального общения здесь является бурятский. В последние годы среди эвенков старшего и среднего возраста бурятский язык становится вторым родным языком» [Шубин, 1973, с. 90]. Этот же автор отмечает, что пожилые эвенки разговаривают на эвенкийском, несмотря на безукоризненное знание бурятского языка.

В настоящее время ситуация с владением родным языком изменилась. Если в 1970-е гг. число детей, не знающих родного языка, оценивалось А.С. Шубиным как незначительное, и отмечалось, что оно возрастает в смешанных эвенкийско-бурятских семьях, так как там преобладает бурятский язык, то в настоящее время и эвенкийский, и бурятский языки утрачиваются стремительными темпами. Возрастает роль региональной идентичности, а этническая идентичность эвенков включает значительный компонент бурятской культурно-лингвистической картины мира.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >