Полная версия

Главная arrow Культурология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Хозяйственный комплекс бурят

Важным источником информации о природопользовании бурят стал архивный документ «Записка Сахара Хамнаева об образе жизни и хозяйстве баргузинских бурят, представленная генерал-губернатору Восточной Сибири 1855».

Хамнаев, который являлся баргузинским тайшой, сообщает, что «Баргузинские буряты жизнь ведут кочевую, переменяя оное два раза в год, на летних стойбах они живут с мая по 15 число сентября, на зимних с 15 сентября до последних чисел мая. Во время лета при зимних стойбах своих они заготовляют на зиму сено, потому что оные стойбы расположены у них при сырых и покосных местах, опять же на летниках для них удобно, потому что таковые находятся у них на высоких степных местах, нет мошки, угрозы наводнений от разливов р. Баргузин. Почти все имеют дома, теплые хлевы, дворы и ограды, зимой живут в теплых домах с печами, летом — в деревянных юртах. ...Насчет построек домов и скотских дворов здешние буряты против таковых же селенгинских и хоринских, можно сказать, сблизились к сельской жизни». Таким образом, можно отмечать значительное аккульту- рационное влияние русской земледельческой культуры, проявляющееся в строительстве деревянных домов по русскому типу. В то же время, летнее кочевание, его продолжительность и маршруты свидетельствуют о главенстве скотоводства в бурятских моделях жизнеобеспечения. Это подтверждается данными о динамике распространения земледелия.

С. Хамнаев сообщает, что буряты занимаются земледелием с 1813 г., а «до этого понятия об оном не имели». Динамика посевных площадей выглядит следующим образом: в 1813—1834 гг. засевалось 350 десятин, в 1834—1842 гг. — 1002 десятины, в 1855 г. ныне — 500 десятин. Источник отмечает, что целые поля стоят брошенными, поскольку мало делается в побуждении населения к земледелию и его организационная сторона не развита. Дело в том, что залогом получения высоких урожаев является строительство оросительных сооружений, а при низкой мотивированности бурятского населения к занятию хлебопашеством оно не производится в должной мере, старые оросительные каналы забрасываются, с ними забрасываются и поля. Хамнаев выделяет главные земледельческие ареалы, приуроченные к трем «полям» — курумкан- скому, иликминскому, алменскому.

Рыболовство практикуется в озерах и небольших речках между улусами. Объектом добычи становится рыба соровых пород. Большое значение имеет артельный неводной лов омуля на Байкале.

Охотничий промысел в хозяйственном календаре баргузинских бурят приходится на весеннее время. Основной объект пушного промысла — белка, редко — лиса. Тайша С. Хамнаев отмечает исключительно редкий характер добычи соболя и медведя: «промысел зверей производится в самое порожное время после всех уборок полевых работ и занимает прочную нишу в хозяйстве: дальнейшее продолжение таковой промышленности (охоты. — Л.Ц.) не преграждает пути прочих приобретений, а, напротив того, представляет улучшение в их приобретении» [Жалсанова, Курас, 2012, с. 64].

Скотоводство представлено преимущественно коневодством, стада находятся на вольном выпасе, в земледелии лошадь не используется. Разведение крупного рогатого скота — товарная отрасль, в документах отмечается «скота они (буряты. — Л.Ц.) продают на месте и угоняя в г. Верхнеудинск и немалое количество в каждый год» [Жалсанова, Курас, 2012, с. 64]. Пахота и перевозка грузов производилась на быках. Стадо крупного рогатого скота содержалось в теплых хлевах зимой, лишь в малоснежье выпускалось на вольный выпас в степь.

Товарность сельского хозяйства в 1855 г. характеризуется продажей 9000 туш КРС, 1900 шкур, около 2000 пудов масла и жира (таблица 2.5).

Таблица 2.5

Товарность отраслей бурятского хозяйства в 1855 г.

(по данным ГАРБ)

Продукция

Скот

Кожи

Мерлушка

Масло и жир

Овечья

шерсть

Пушнина

белка

Рыба

омуль

Выручено руб., серебром

9000

1900

90

1950

2600

1800

600

Доля в совокупном доходе, %

50,2

10,6

0,5

10,9

14,5

10

3,3

Из таблицы видно, что основной товарный доход приносит скотоводство. Относительно земледелия — спустя боле чем 30 лет от его появления у бурят, особых успехов не достигнуто: в документе отмечается, что в отношении хлебопашества большинство бурят неприлежны, исключая 20—30 семей, которые производят хлеба более, «чем целое ведомство и от них более поддерживают прочих инородцев хлебом и пополняют запасные магазины» [Жал- санова, Курас, 2012, с. 70]. Таким образом, документы ГАРБ подтверждают скотоводческую ориентацию хозяйства бурят и медленное введение земледелия в их хозяйственную модель. Данная ситуация сохранилась до начала XX в.

В 1873 г. Баргузинский окружной исправник попытался принудительными мерами стимулировать хлебопашество. Для этого предполагалось «вызвать в присутствие Степной думы всех родовых старост и самым резонным образом объяснить о пользе развития хлебопашества, увеличить хлебные посевы в каждом роде, не принимая от бурят никаких отговорок. Предупредить полевых старост, что я сам лично буду наблюдать за посевами, если обнаружится какое-либо упущение со стороны полевых старост, виновных немедленно предам суду и следствию за бездействие по службе [ГАРБ, ф. 7, on. 1, д. 1573, лл. 5-6, цит по: Жалсанова, Курас, 2012, с. 234].

К этому же году относится описание техники земледелия: вспашка сохой, единичные случаи удобрения пашни в изобилии имеющимся в хозяйстве навозом: «Места тут тучные, урожаю способствует поливка земли во время засухи».

Приведем следующий блок архивных документов, по которым реконструирован ход событий, затрагивающий изменение бурятских хозяйственных моделей. В январе 1901 г. состоялся общий суглан Баргузинской Степной думы по поводу «Высочайше утвержденного 5 июня 1900 г. мнения Государственного совета о поземельном устройстве населения Забайкальской области, из коего усматривается, что на каждую наличную душу мужского пола установлено отводить по 15 десятин, и что кочевые инородцы должны будут перечисляться в оседлые». На данном суглане был принят общественный приговор о нежелании принимать волостную реформу [Жалсанова, Курас, 2012, с. 197, ГАРБ, ф.7, on. 1, д. 2890, лл. 3—4J.

Первоочередным аргументом стал характер природных условий, неприемлемый для коренного изменения образа жизни: «У нас в числе удобных земель считаются два возвышенных, сухих, совершенно безводных холма, называемых “куйтунами”, и две равные степи, подвергающиеся впоследствии песчаным заносам — Улан- Бурская и Аргадинская, всего пространства в холмах и степях приблизительно до 9200 десятин... что для развития хлебопашества пригодных земель недостаточно... если надел будет сокращен до 15 десятин на душу и при этом состоится перечисление бурят в оседлое состояние, т.е. заставят жить селениями, то мы, буряты, будем сразу оторваны от веками установившейся нашей кочевой жизни и поставлены в новые непривычные для нас условия жизни и тяготившейся (так в тексте документа. — Л.Ц.) ведением хозяйства по новой, незнакомой нам форме». Поэтому постановление суглана предусматривало ходатайствовать перед администрацией «об оставлении во владении баргузинских бурят тех земель, которыми они пользуются и об оставлении бурят в кочевом состоянии». Председатель Земельной комиссии А.Н. Куломзин обратился к военному губернатору Забайкальской области Е.О. Мациевскому с разъяснениями о поземельном устройстве бурят, где отметил, что немедленное перечисление кочевых инородцев в оседлое состояние нецелесообразно и не предусматривалось. При этом правительством будут приняты во внимание природные условия местности и образ жизни бурят, и поэтому «наделение их последует не непременно в 15-десятинной пропорции, а в той, которая обеспечит им возможность продолжить свой обычный образ жизни и не вызовет необходимости в коренной ломке экономического строя...» [Жалсанова, Курас, 2012, с. 201, ГАРБ, ф. 7, on. 1, д. 2890, лл. 13—15].

Волостная реформа активно лоббировалась центральным правительством. За счет ущемления прав кочевого населения, перевода его на оседлость предполагалось высвободить земельные участки для мигрантов-крестьян переселенцев и обеспечить прирезку земли нуждающимся старожилам.

Движение против волостной реформы как угрожающей кочевому традиционному быту бурят охватило все бурятские территории. В Баргузинском уезде также были назначены местные чины волостного управления, но крестьяне пошли на открытый бунт:

«Крестьяне... запрещали должностным лицам служить, в противном случае грозили им и крестьянскому начальнику смертью. Участники волнения были подвергнуты наказанию, четверо были удалены из общества, а двенадцать человек арестованы» [История... 1951, с. 473].

Великая Октябрьская революция 1917 г. не дала царскому правительству довести до конца волостную реформу. Передышка в несколько лет вылилась в насильственную коллективизацию аборигенного хозяйства, рассмотренную в Главе 3.

Искусственные оросительные каналы, проведенные из горных ручьев и рек на поля, могли бы значительно повысить урожайность. Но основной причиной медленного развития земледелия была его культурная чуждость хозяйственным моделям бурятского сообщества. Не существовало объективной необходимости идти путем такого трудозатратного производства продуктов питания, которые можно было выменять на продукты скотоводства, и более того, земледельческое хозяйство было малопроизводительным и маловостребованным.

Основная отрасль, подчиняющая себе весть ритм освоения угодий, — скотоводство. Численность поголовья скота неуклонно росла и составляла в 1850 г. — 52 367, в 1865 г. — 76 928, в 1887 г. — 142 900 голов крупного и мелкого скота. Товарность хозяйства повышалась за счет продажи продуктов скотоводства как на Верхне- удинской ярмарке, так и непосредственно на золотых приисках.

Таким образом, к рубежу периода исследования бурятский ареал этнокультурного ландшафта Баргузинского Прибайкалья был сформирован как преимущественно скотоводческий по своей производственной основе. Незначительное вхождение земледелия в хозяйственный комплекс контрастировало с более масштабными культурными заимствованиями, знакомством с бытом и культурой еврейского, эвенкийского и русского населения. Адаптированность к природным условиям, сохранение кочевания и дисперсного расселения обусловливало щадящий режим пастбищных нагрузок на природную среду в сочетании с высокой продуктивностью скотоводства. Кочевой образ жизни, сохранность традиций, правовая защищенность и автономия, местное самоуправление поддерживали на высоком уровне этноидентификационные процессы.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>