Полная версия

Главная arrow Культурология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Греко-буддизм

Будда — скульптура Индо- Греческого царства

Рис. 186. Будда — скульптура Индо- Греческого царства

Греко-буддизм — это вид культурно-религиозного синкретизма, смешения греческой культуры и буддистских верований в Греко-Бактрийском царстве, Согдиане и Кушанской империи. Развивался греко-буддизм в регионе, включающем современные Афганистан, Пакистан и северо- западную часть Индии (штат Джамму и Кашмир) (рис. 186,187). Начиная с Александра Македонского в регионе появляется сильное греческое влияние, которое закрепляется с образованием Греко-бактрийского и Индо-греческого царств. Расцвет и активное распространение греко-буддизма приходится на времена Кушанской империи. Как отмечал Рихард Фольц, «Греко-буддизм заметно влиял на развитие буддистского искусства, а частично и на само развитие буддистской мысли, особенно Махаяны, по крайней мере до того, как буддизм распространился в центральную и северо-восточную Азию: в Китай, Корею,

Японию...»[1]. Первые контакты между эллинистической культурой и буддизмом начались после завоевания Персидской империи Александром Македонским. Как известно, Александр пошел дальше и завоевал обширные части центральной Азии в 329-327 гг. до н.э., а затем вторгся в Индию, пересек реки Инд и Гидасп, войдя таким образом в прямой контакт с Индией — родиной буддизма. Александр основал серию городов на новых территориях: в Согдиане, Бактрии, Хайберском проходе, Гандхаре, Пенджабе. Со временем греческое влияние распространилось вокруг этих центров. Эти регионы расположены в ключевой точке — естественном коридоре между горными массивами Гиндукуш и Гималаями, через который шел интенсивный культурный обмен между Центральной Азией и Индией. Бактрия и Гандхара, вероятно, уже испытали некоторое влияние буддизма ко вре-

  • 157
  • 158
Буддийская ступа в г. Сиркап. КУшанское царство. Эпоха греко- буддизма

Рис. 187. Буддийская ступа в г. Сиркап. КУшанское царство. Эпоха греко- буддизма

мени завоевания их Александром. По одной из легенд, записанных на языке пали (один из языков канона Тхеравады), два торговца Тапассу и Бхаллика, братья из Бактрии, отправились в путь, чтобы встретиться с Буддой и стать его учениками. Позже они вернулись в Бактрию и построили храмы в честь Будды. В 185 г. до н.э., через 50 лет после смерти царя Ашоки, последний царь Маурьев Брихадратха был жестоко убит во время военного парада своим военачальником Пушьямитра Шунга, который объявил себя царем и создал новую династию. Пушьямитра Шунга был правоверным брамином и ярым противником буддизма. Шунга был известен жестокими преследованиями этой религии, он разрушил 84 тыс. буддийских ступ, построенных Ашокой, и давал 100 золотых монет за голову буддийского монаха. Буддийские монастыри превращались в индуистские храмы, в частности в таких местах, как Наланда, Бодхгая, Сар- натх и Матхура. В это время на северо-западных рубежах Индии процветало Греко-бактрийское царство. Греки поддерживали дружеские отношения с империей Маурьев, плодотворно обмениваясь знаниями. Греческие историки и философы вели описания индийского быта и религий. Записи Мегасфена и Деимакоса активно циркулировали в античном мире и цитировались столетиями. Несмотря на то что Греко-бактрийское царство оставалось под сильным влиянием эллинистической культуры (это подтверждают многие раскопки, например, раскопки города Ай-Ханум), многие греки перешли в буддизм и внесли немалый вклад в его распространение. Поэтому, когда Шунга начал свои религиозные притеснения, Деметрий I Бактрийский (рис. 188), под предлогом

Деметрий I, царь Бактрии и Согдианы помощи Маурьям и защиты греческих буддистов, вторгся в Индию

Рис. 188. Деметрий I, царь Бактрии и Согдианы помощи Маурьям и защиты греческих буддистов, вторгся в Индию. Основанное им Индо-греческое царство стало важным убежищем для буддизма. Много городов было основано греками-бак- трийцами в местности, которая теперь находится на севере Пакистана. Менандр I (рис. 189) сделал своей столицей город Сагала, современный Сиялкот в Пенджабе, который стал одним из центров распространения буддистской культуры. В местечке Сиркап, недалеко от Таксилы, были найдены остатки крупного города, основанного Деметрием I Бактрийским и перестроенного Менандром. Характерной особенностью подобных находок является то, что буддистские ступы в них находятся непосредственно рядом с индуистскими и греческими храмами, что указывает на религиозную терпимость и синкретизм в индо-греческом государстве. Одним из важнейших источников, рассказывающих о взаимопроникновении идей между греческой и буддистской культурами, является труд Вопросы Милинды (Милинда — индийская транскрипция имени Менандр). Вопросы Милинды представляют собой запись беседы в стиле Платона между царем Менандром и буддистским монахом Нагасеной. «Существуют записи нескольких буддистских посвящений, сделанных греками в Индии. Например, на вазе, найденной в ступе и датируемой приблизительно I веком до н.э., есть надпись, рассказывающая о том, как греческий меридарх (гражданский управляющий провинцией) Феодор сохранил реликвии Будды (Theudorena meridarkhena pratithavida ime sarira sakamunisa bhagavato bahu-jana-stitiye). Меридарх Феодор возложил здесь мощи Господа Шакьямуни на благо всех людей. Буддистские манускрипты, написанные на греческом языке не раньше II в. н.э., были найдены в Афганистане. В них упоминаются различные воплощения Будды, включая Авалокитешвару (А.о)уоао(рарора^о(3оббо). Можно сделать вывод, что элементы Махаяны зародились в северо-западной Индии, регионе, где процветал греко-буддизм, возможно, уже в I в. до н.э., и немалое влияние на нее могла оказать греческая философия. «Возможно, на север и восток, по Шелковому пути, отправилась именно та форма буддизма, на которую влияли и которую распространяли греки»139. Первые известные антропоморфные изображения Будды появились в результате греко-буддистского взаимовлияния. До этого буддистское искусство оставалось аниконичным (Будда изображался только через символы: пустой трон, дерево просветления, следы Будды, колесо дхармы и пр.). Как отмечает в этой связи Далай — Лама XIV, «Одной из отличительных черт ган- дхарской школы искусства, появившейся на северо-западе Индии, стало то, что она явно взяла многое из искусства классической Греции. Таким [2]

Бюст Менандра I

Рис. 189. Бюст Менандра I, царя Бактрии и Согдианы образом, с одной стороны, эти изображения всецело передают ощущение внутреннего мира, который достигается следованием пути Будды, с другой стороны, они оставляют ощущение людей, которые ходили, говорили, спали так же, как и мы. На мой взгляд, это очень важно. Эти фигуры вдохновляют не только потому, что описывают общую цель, но и потому что передают чувство, что простые люди, как и мы, могут достигнуть ее, если постараются»[3]. На долгие столетия греко-буддистское антропоморфное представление Будды заложило канон в буддистском искусстве, однако со временем оно вбирало в себя все больше индийских и азиатских элементов. Рихард Фольц также отмечает тот факт, что многие греческие боги также оказали свое влияние на развитие буддийского монументального искусства: «Влияние греческих богов и героев распространилось не только на Будду. К примеру Геракл в львиной шкуре (бог-защитник Деметрия I) послужил моделью для Ваджрапани (en: Vajrapani), защитника Будды. В Японии Ваджрапани дальше эволюционировал в гневного, мускулистого Сюконгосина (en: Shukongoshin), бога-защитника Будды, статуи которого стоят перед входом в японские храмы». Известный японский историк Кацумэ Танабэ из университета Тюо, предположил, что кроме Ваджрапани греческому влиянию подверглись и другие боги из пантеона махаяны: японский бог ветра Фудзин (en: Fujin), основой для которого был греческий Борей, богиня-мать Кисимодзин, имеющая очень много общих черт с богиней Тихой. Кроме того, в греко-буддистском искусстве периода Кушанского царства использовались такие европейские элементы, как херувимы с венками, орнаменты из виноградной лозы, кентавры и тритоны...» (рис. 190). Таким образом, мы можем говорить о том, что история греко-бактрийского и греко-индийского царств (наследников империи Александра Македонского) тесным образом связана с историей буддизма.

Греко-буддийский барельеф эпохи Кушанского царства

Рис. 190. Греко-буддийский барельеф эпохи Кушанского царства

  • [1] Соловьев К.А. Религиоведение. М.: ИНФРА-М, 2016. С. 292.
  • [2] Sims-Williams N. Bactrian Documents from Ancient Afganistan. University of Tokyo, 1997.
  • [3] Соловьев К.А. Религиоведение. М.: ИНФРА-М, 2016. С. 294.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>