Полная версия

Главная arrow Культурология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Православное монашество и монастыри

Монашество — особая форма «посвящения своей жизни» богу: аскетизм, т.е. жертва земными сокровищами и радостями, удаление от суеты повседневного существования, вознесение молитв за себя и за других как основное занятие; в основе монашества лежит отшельничество. Монахами (от греч. monachos — «отшельник») в христианстве называют людей, отрекшихся от мира и посвятивших себя служению Богу. Возникло монашество в конце III в. в Египте, когда христиане стали уходить в пустыню и вести там жизнь отшельников (анахоретов).

В IV в. часть отшельников, объединившись, стала жить вместе, положив, таким образом, начало монастырям.

На Руси монастыри стали учреждаться с самого начала официального распространения христианства. Сохранилось предание об основании греческими монахами Спасского монастыря близ Вышгорода.

Супрасльская летопись упоминает о монастыре при основанной Владимиром Десятинной церкви в Киеве (рис. 113, 114). В 1051 г. преподобный Антоний Печерский принес на Русь традиции афонского монашества, основав в 1062 г. знаменитый Киево-Печерский монастырь, ставший центром религиозной жизни Древней Руси (С^Л рис. 83). Строгая подвижническая жизнь первых печерских иноков способствовала развитию в народе аскетического духа, выражавшегося в постоянном основании новых монастырей. По церковным законам монастырь может быть основан только с согласия правящего епископа, им он должен быть и освящен.

Спасо-Преображенский Межигорский монастырь. Основан в 988 г. Рис. Т. Г. Шевченко

Рис. 113. Спасо-Преображенский Межигорский монастырь. Основан в 988 г. Рис. Т. Г. Шевченко

Десятинная церковь — собор Успения Богоматери. Киев. 989-992 гг. Разрушен монголами в 1240 г

Рис. 114. Десятинная церковь — собор Успения Богоматери. Киев. 989-992 гг. Разрушен монголами в 1240 г.

Поэтому закономерно, что монашество возникло на Руси вместе с принятием христианства. Тогда же, по преданию, были основаны первые монастыри: Пустынно-Николаевский «на Угорском» в Киеве и Вознесенский в Менске (древнем Минске). В X в. упоминаются Спасский, или Спасов Белый, и Спасо-Преображенский Межигорский монастыри в Киеве (рис. 115). После массового крещения киевлян (в конце X в.) в следующем, XI в., появились уже 22 монастыря, что, несомненно, отражало успехи распространения христианства.

Судя по летописным известиям, многие из этих монастырей не соответствовали религиозным требованиям. «Много монастырей, — говорит летописец, — поставлено от царей и бояр на богатом иждивении, но не таковы эти монастыри, как те, которые поставлены слезами, постом, молитвою, бдением»[1].

Приводя эти слова летописца, С.М. Соловьев отмечает, что «...эти монастыри не были такие, какие надобны были тогда для упрочения христианства, их монахи не были настоящими подвижниками»[2]. Однако надо отметить тот факт, что монашество и монастыри возникали на терри-

Спасский Межигорский монастырь. Фото 1930-х гг. Киев

Рис. 115. Спасский Межигорский монастырь. Фото 1930-х гг. Киев

тории России задолго до летописного факта Крещения Руси. Среди этих монастырей были и городские. Подчас в этих обителях творилась и история государств. Известный русский исследователь русского монашества И.К. Смолим, рассматривая историю развития и периодизацию возникновения монастырей в России, хронологически подразделяет ее на четыре этапа.

Первый этап — это эпоха Киевской Руси и периода феодальной раздробленности с X по XIII в., когда монашество и монастыри только зарождались в России. Именно в этот период стали возникать первые городские монастыри как княжеские Богомолья, например, Спасо-Преображенский мужской монастырь в городе Муроме, Федоровский мужской и Ирининский женский монастыри в Киеве, Кирилловский монастырь в Киеве, Десятинный Успенский монастырь при Успенском кафедральном соборе Киева (Десятинная церковь). К этому же периоду относится и основание Успенского Киево-Печерского пригородного монастыря, который был исключением из общего правила. Если Федоровский и Ирининский монастыри были основаны как княжеские Богомолья, то Киево-Печерский был основан первоначально как пригородный пустынный монастырь благодаря деятельности подвижника монаха Феодосия. Лишь потом эта обитель стала одним из крупнейших собственников и активно включилась в хозяйственную жизнь Древнерусского государства.

Вторым этапом можно считать период с конца XIII столетия по начало XV в., когда на месте удельных феодальных княжеств, живших под властью Золотой Орды, начинает возникать новое централизованное государство. Для монастырской жизни этого периода характерно то, что монастыри стали возникать вдали от городов. Кроме этого, особенностью этого этапа было то, что древние города южной и юго-западной Руси запустели, в них запустела и монашеская жизнь, но в так называемой Залесской земле на территории Владимиро-Суздальского ополья стали возникать новые городские поселения и новые монастыри.Часто монастыри стали основываться как пустынножительные, как, например, Троицкий монастырь на горе Маковце (ныне Троице-Сергиева Лавра), Успенский монастырь на Белом озере, впоследствии названный по имени основателя

Кирилло-Белозерским. Постепенно вокруг них стали складываться городские поселения — Сергиев Посад, город Кириллов. «Из 100 монастырей, существовавших в XIII в., в России только 10 обителей так и оставались вне городов. Примерно к началу XIV в. в городах возникает около 40 монастырей»[3]. Прежде всего, можно говорить о таких городах, как Москва, Юрьев-Польской, Владимир, Переяславль-Залесский, Переяс- лавль-Рязанский (Рязань), Ростов Великий, Ярославль, Кострома, Суздаль. Именно на этом этапе развития монашества и монастырей в русской земле подвизались такие выдающиеся подвижники веры и благочестия, как Преподобные Сергий Радонежский, Роман Киржачский, Стефан Махрищский, Савватий Оршинский, Пафнутий Боровский и многие другие. Несмотря на период феодальной раздробленности и монголо-татарского нашествия, можно говорить о том, что это было время духовного подъема, который был вызван, как это часто бывает в России и в русском народе, тяжелыми внешними социальными, экономическими и политическими условиями жизни, и именно монастыри становились теми центрами, где сохранялось в это время иконописание, книгописание и народное просвещение.

Если говорить о социальной базе монашества и монастырей в этот период, то можно заметить, что в основном значительная часть городских и пригородных монастырей патронировалась или основывалась княжеской властью или на частные пожертвования бояр и дворян. Однако уже с XIV в. монастыри стали основываться отшельниками или благочестивыми людьми, искавшими уединения для подвигов молитвы. Первый тип такого монастырского общежития называется вкладным монастырем, поскольку князь или боярин либо сам уходил в монастырь и вкладывал в него свои немалые средства, либо жертвовал на монастырь крупные суммы денег. Например, о размере вкладов в Киево-Печерский монастырь мы можем судить по тому, «...что князь Ярополк Изяславич вдал Печерскому монастырю всю жизнь свою..., а кроме того, четыре волости, одну из них под Киевом»[4]. Второй тип такого монастыря можно назвать пустын- ножительным, ибо в этом случае обитель основывалась подвижником веры как пустынь для подвигов веры и постепенно становилась монастырем по мере того, как вокруг этого подвижника сформировывалась монашеская братия.

Третьим этапом развития монашества и монастырей можно считать период с начала XV в. и по начало XVIII столетия. Это время характеризовалось становлением России как централизованного самодержавного государства. Особенно это стало ясно после событий 1453 года, когда под натиском турок пал Константинополь и прекратила свое существование Православная Византийская империя. Именно тогда наша страна осознала себя наследницей Византии, Третьим Римом. Именно в это время (1497 г.) зарождается новая Россия — Московское Царство, которое уже тогда начало формироваться как Империя. Это произошло именно в конце XV в., а отнюдь не в эпоху Петровских реформ. Провозглашение России Империей в 1721 г. — это лишь логическое завершение процессов созидания Империи, которые происходили в нашей стране с 1453 г. Естественно, что эти социально-политические процессы отражались на всем строе русской жизни и на жизни русских православных монастырей в частности. Именно во второй половине XV в., под влиянием еретических учений — ереси стригольников и ереси жидовствующих в Русской Православной Церкви, происходят серьезные тектонические процессы, связанные с формированием двух политических партий, внутри Церкви. Нестяжатели — духовными вождями которых были Преподобный Нил Сорский и Вассиан (Патрикеев), и Иосифляне — духовным вождем которых был представитель ученого монашества, и выходец из боярской среды Преподобный Иосиф Волоцкий, по-разному понимали роль и место Церкви в деле строительства Русского государства. И если Нил Сорский и его сподвижники считали, что еретиков необходимо исправлять в стенах монастырей, что монастыри должны кормиться от трудов своих, то иосифляне считали, что врагам государства не может быть никакого снисхождения, вплоть до огненной казни, что монастыри вольны заниматься хозяйственной и торговой деятельностью. Победа иосифлян на соборе 1503 г., с одной стороны, не привела тогда к церковному расколу, но, с другой — увеличила монастырское землевладение, превратила монастыри в крупных собственников, вовлекла их в экономическую, хозяйственную и торговую жизнь государства. В свою очередь, это привело к тому, что государство получило серьезные рычаги давления на Церковь и на Церковную иерархию, государство стало чаще вмешиваться в дела Церкви, и, наконец, все это привело к тому, что стали проявляться опасные тенденции обмирщения монастырского быта и духовной стороны монастырской жизни. В конце концов, такое положение вещей постепенно привело к тому, что в начале XVIII столетия государство полностью подчинило Церковь своему влиянию, и на 200 лет Церковь в России превратилась в государственный институт, а весь этот период получил наименование Синодального. Это самым плачевным образом сказалось и на всем строе монастырской жизни.

Четвертый этап развития монастырей в России — это как раз Синодальный, который продолжался с начала XVIII в. и до 1917 г. В этот период формируется новая типология монастырей, происходят серьезные реформы монастырской и церковной жизни. В частности, можно привести примеры царствования Императрицы Анны Иоанновны (1730- 1740 гг.), когда был принят ряд законов, ограничивших возможности основания новых монастырей и царствование Императрицы Екатерины II, когда в 1764 г. прошла так называемая секуляризация монастырских имуществ. Святейший Синод все более утрачивал связь с монашеством и монастырями, превращаясь в светское министерство по делам религии. Это привело к тому, что многие проблемы унификации церковных традиций, проблемы обмирщения монашеской жизни, зародившиеся в то время, до сих пор не изжиты. Интересно, что наряду с этими негативными процессами происходили попытки серьезного реформирования, в положительном смысле этого слова, церковной жизни. Однако они шли в основном из монашеской среды и среды старчества, институт которого стал зарождаться в Церкви в этот период. Иногда на защиту Церкви и монастырей вставали и отдельные церковные иерархи, такие как митрополит Платон (Лёвшин) или архиепископ Арсений (Мацеевич). Иногда, игнорируя мнение Синода и Правительства, удавалось открывать новые монастыри. Можно привести несколько ярких примеров такого успеха. Так, благодаря деятельности духовника Императрицы Анны Иоанновны архимандрита Варлаама (Высоцкого) в пригороде Санкт-Петербурга, Стрельне, был открыт новый монастырь — Свято-Троицкая Сергиева Приморская пустынь (рис. 116-117), ставшая впоследствии значительным культурным и духовным центром столицы России. Еще одним интересным примером открытия нового монастыря в Синодальный период можно привести факт основания Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря. Постепенно к середине XIX в. монашество и монастыри вступают в новый период своего существования. Можно сказать, что культурно-просветительная роль монастырей начинает усиливаться. Особенно важной становится роль именно городских и пригородных древних обителей, которые постепенно становятся историко-мемориальными и культурно-просветительными центрами, что начинает положительно сказываться на их внутреннем строе духовной жизни. Еще в начале XX столетия небогатые дворяне из числа кубанской казачьей старшины посылали учиться своих детей в Екатерино-Лебяж- ский Никольский мужской монастырь, а представители московского дворянства предпочитали Кремлевский Чудов монастырь. Зажиточное крестьянство Московской губернии посылало своих детей в подмос-

Архимандрит Варлаам (Высоцкий)

Рис. 116. Архимандрит Варлаам (Высоцкий)

Санкт- Петербургская Троице-Сергиева приморская пустынь в Стрельне. Фото 1900-х гг. XX в

Рис. 117. Санкт- Петербургская Троице-Сергиева приморская пустынь в Стрельне. Фото 1900-х гг. XX в.

ковный Николо-Угрешский монастырь, народное училище при котором считалось одним из лучших. Известен факт, что митрополит Московский и Коломенский Филарет (Дроздов) «посчитал программу, составленную для обучения крестьянских детей в народном училище при монастыре, слишком обширной и светской»[5].

Православное монашество в отличие от католического не подразделяется на духовные ордена. Исторически в Православии существовала традиция необщежительных монастырей, в которых монашествующие собирались в храм только на общуюю молитву и на Богослужение. Постепенно возникает общежительное монашество, когда монашествующие не имеют никакой собственности и имеют общую трапезу. Существует еще тип так называемых мирских монастырей, когда монашествующие собираются на общуюю молитву в храме, но творят ее без священника, который может посещать подобный монастырь, например, раза два-три в неделю. В современных старообрядческих беспоповских толках до сих пор существуют подобные монастыри, например, Рижская Гребенщиковская община и Московский Преображенский богаделенный дом (С^ рис. 84), (рис. 118). В Польской Православной Церкви существует Успенский Бойцовский женский монастырь, в котором монахини совершают все основные Богослужения по мирянскому чину, а священник посещает эту общину по воскресным дням. Наконец, в древности существовали так называемые киновии — смешанные женско-мужские монастыри. На Руси

Рижская старообрядческая поморская Гребенщиковская община, г. Рига (Латвия)

Рис. 118. Рижская старообрядческая поморская Гребенщиковская община, г. Рига (Латвия)

эта традиция умерла еще в конце XIV столетия, когда в женскую обитель был преобразован Покровский Хотьков монастырь, в котором за полвека до этого вместе подвизались в монашестве родители Пр. Сергия Радонежского, Прпп. Кирилл и Мария Радонежские. Там же они и были погребены. В настоящее время в Русской Православной Церкви осталось всего два необщежительных монастыря — Вознесенский Флоровский женский монастырь на Подоле в г. Киеве и Покровский Красногорский Золото-

Спасо-Преображенский собор Покровского Красногорского Золотоношского монастыря. Украина, Черкасская область. Арх. Ф.Б. Растрелли

Рис. 119. Спасо-Преображенский собор Покровского Красногорского Золотоношского монастыря. Украина, Черкасская область. Арх. Ф.Б. Растрелли

ношский женский монастырь недалеко от г. Золотоноша в Черкасской области на Украине (рис. 119), рис. 85).

Помимо перечисленных типов православных монастырей, их можно подразделять на городские, пригородные, пустынножительные (так назы- вемые пустыни), скиты, монашеские общины, миссионерские и училищные монастыри. На Святой Горе Афон существует еще один тип небольшого православного монастыря — келлия. Монастыри могут также подразделяться на епархиальные — находящиеся в ведении местного епархиального архиерея, и ставропигиальные — от греческого слова став- ропиигия (крестный монастырь) — монастыри, управляемые главой поместной православной Церкви. Например, в Болгарии ставропигиальным монастырем считается Рильский монастырь, в Румынской Православной Церкви — монастырь Синая. В Русской Православной Церкви большое количество ставропигиальных монастырей. Из наиболее известных Веденская Оптина пустынь, Московский Донской, Московский Сретенский монастыри, в Подмосковье — Троицкий Стефано-Махрищский женский монастырь является ставропигиальным. Ставропигиальными могут быть как мужские, так и женские монастыри. В настоящее время завершается комплексная реставрация еще одного ставропигиального монастыря Воскресенского Ново-Иерусалимского мужского монастыря (рис. 119.1). Наиболее древние и почитаемые монастыри носят почетное имя — Лавра. В Сербской православной Церкви Успенский Студеницкий монастырь

Воскресенский собор Ново- Иерусалимского мужского монастыря. Фото 2015 г

Рис. 119.1 Воскресенский собор Ново- Иерусалимского мужского монастыря. Фото 2015 г.

носит имя Лавра, в Польской Православной Церкви Лаврой является Благовещенский Супральский монастырь, В Иерусалимской Православной Церкви монастырь Прп. Саввы Освященного называется Лаврой. В Русской Православной Церкви существует несколько лавр: Троице-Сергиева Лавра под Москвой, Троицкая Александро-Невская Лавра в Санкт-Петербурге, Успенская Киево-Печерская Лавра в г. Киеве, Успенская Почаевская Лавра в г. Почаеве на Волыни (рис. 120, 121) и Успенская Святогорская Лавра в Донецкой области. Помимо этого, в униатских церквях тоже есть монастыри, которые иногда именуют лаврами. Например, в Украинской Католической Церкви действует мужской монастырь Свято-Успенская Уневская Лавра Студийского устава ( рис. 86).

Успенский собор Киево- Печерской Лавры — соврем, вид. Фото автора, К.А. Соловьева, 2011 г

Рис. 120. Успенский собор Киево- Печерской Лавры — соврем, вид. Фото автора, К.А. Соловьева, 2011 г.

Успенский собор Свято- Успенской Почаевской Лавры

Рис. 121. Успенский собор Свято- Успенской Почаевской Лавры

  • [1] Соловьев К.А. Типология и новые формы православных монастырей Российской империи на рубеже XIX-XX вв. М.: ДПК-Пресс. 2013. 163 с.
  • [2] 25 Соловьев К.А. Православный монастырь как фактор развития городской культурыв Российской империи конца XIX — начала XX в. М.: Креативная экономика. 2012. 106 с.
  • [3] Соловьев К.А. Православный монастырь как фактор развития городской культурыв Российской им-перии конца XIX — начала XX в. М.: Креативная экономика. 2012. 163 с.
  • [4] Соловьев К.А. Указ. соч. 106 с.
  • [5] Соловьев К.А. Православный монастырь как фактор развития городской культурыв Российской империи конца XIX — начала XX в. М.: Креативная экономика. 2012.106 с.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>