Полная версия

Главная arrow Культурология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Монофизиты и монофелиты

Монофелиты (от греч. povoc; — единственный и ЭёХцра — воля) — сторонники религиозно-политического учения в Византии VII в., возникшего после отделения монофизитских церквей в восточных провинциях как попытка компромисса с монофизитами. Признавая в соответствии с решением Халкидонского собора в Христе две природы, монофелиты утверждали, что ему свойственна одна воля, одна «богочеловеческая действенность (энергия)». Против учения монофелитизма, выдвинутого епископом Фасиса Киром, выступил Максим Исповедник, утверждавший, что монофелитство есть замаскированное монофизитство, что две природы Христа — божественная и человеческая — не могут иметь одну волю. В 680 г. на Константинопольском соборе учение монофелитов было осуждено как еретическое (С^ рис. 65).

Монофелитство, по существу, было последним этапом в истории хрис- тологических споров IV-VII вв., с его разгромом церковь утвердила мистическое учение о двух природах (и двух волях) в Христе, составлявшее богословскую основу представлений об отсутствии непроходимой грани между человеческим и божественным и питавшее смутную надежду верующих на слияние в далеком будущем с божеством. В отличие от ранних христологических ересей (особенно арианства и несторианства), опиравшихся на элементы античного рационализма, учение монофелитов было пронизано всевозможными суевериями (например, они выступали с обещанием воскрешать мертвецов). В настоящее время наследниками моно- фелитов являются сторонники Маронитской Католической Церкви или Церкви Ливана, которая с 1182 г. считает себя в евхаристическом общении с Римской церковью и исповедует ортодоксальную католическую христо- логию. Однако далеко не все марониты согласны с тем, что в прошлом их предки являлись сторонниками монофелитизма. Однако, по мнению Болотова «...с древних времен монахи монастыря Святого Марона пустынника признавали учение о единой воле Христа, и поэтому марониты поддержали монофелитство»[1] (рис. 87).

Кафедральный собор Св. Георгия Маронитской церкви Ливана, г. Бейрут

Рис. 87. Кафедральный собор Св. Георгия Маронитской церкви Ливана, г. Бейрут

Монофизитство: (Евтихианство) (от др.-греч. povoc; — «только один, единственный» + фиспс; — «природа, естество») — христологическая доктрина в христианстве, возникшая в V в. и постулирующая наличие только одной, единственной Божественной природы (естества) в Иисусе Христе и отвергающая Его совершенное человечество.

То есть, вопреки учению Католической, Православной, и подавляющего большинства Протестантских церквей, монофизитство исповедует, что Христос — Бог, но не человек (Его человеческий вид якобы только призрачный, обманчивый).

Однако сам термин «монофизитство» встречается в литературе лишь с конца VII в. (С^" рис. 66).

Монофизитство — это христологическая ересь, основанная константинопольским архимандритом Евтихием, или Евтихом (ЕвпхщО, поддержанная адександрийским патриархом Диоскором и осужденная церковью на Халкидонском (четвертом вселенском) соборе (451 г.). Сущность монофизитства состоит в утверждении, что Христос, хотя рожден из двух природ, или естеств, но не в двух пребывает, так как в акте воплощения неизреченным образом из двух стало одно, и человеческая природа, воспринятая Богом-Словом, стала только принадлежностью Его Божества, утратила всякую собственную действительность и лишь мысленно может различаться от божественной. Монофизитство определилось исторически как противоположная крайность другому, незадолго перед тем осужденному воззрению — несторианству, которое стремилось к полнейшему обособлению или разграничению двух самостоятельных природ в Христе, допуская между ними только внешнее или относительное соединение (evoxju; ах?пкг|) или обитание (evohcr|au;) одного естества в другом, чем нарушалось личное или ипостасное единство Богочеловека. Отстаивая истину этого единства против Нестория, главный защитник православия в этом споре, св. Кирилл Александрийский, допустил в своей полемике неосторожное выражение: «единая природа Бога-Слова, воплощенная» (pia (puau; тои ©еои Лоуои аеаарко)цёг|), что было разъяснено в православном смысле самим Кириллом, но после его смерти (444 г.) фанатическими его сторонниками перетолковывалось в смысле исключительного единства Божественной природы, несовместимого (по воплощении) с сохранением действительной человечности. Когда такой взгляд, укоренившийся в Египте, стал проповедоваться и в Константинополе малоученым, но популярным среди монахов и при дворе архимандритом Евтихием, местный патриарший собор осудил это учение как ересь и низложил его упорного поборника (448 г.), о чем патриарх, св. Флавиан, сообщил Римскому Папе, св. Льву Великому, а Евтихий, после безуспешной жалобы в Рим, нашел себе опору в императоре Феодосии II (через влиятельного евнуха Хрисафия) и в преемнике Кирилла на александрийском патриаршестве — Диоскоре. Созванный императором в Ефесе собор епископов (так называемый разбойнический, 449 г.) осудил Флавиана и оправдал Евтихия. Папский легат, диакон Иларий, заявил формальный протест и бежал в Рим, где Папа немедленно объявил Диоскора отлученным от церкви, а все сделанное в Ефесе — недействительным. Диоскор, вернувшись в Александрию, анафематствовал, в свою очередь, Папу Льва. Смерть имп. Феодосия II (450 г.) дала делу новый оборот. Императрица Пульхерия и соправитель ее Маркиан выступили решительно против ев- тихиан и александрийских притязаний. Сторонник Диоскора Анатолий, поставленный им в патриархи на место Флавиана, поспешил изменить своему покровителю и вслед за императором обратился к Папе Льву с просьбой о восстановлении церковного порядка. Созванный в Халки- доне Вселенский собор осудил монофизитство, низложил Диоскора, принял догматическое послание Папы как выражение православной истины и в согласии с ним составил определение (ороО, по которому Христос исповедуется как совершенный Бог и совершенный человек, единосущный Отцу по божеству и единосущный нам по человечеству, пребывающий и по воплощении в двух природах (sv био (puaeaiv) неслиянно и нераздельно, так что различие двух природ не устраняется через их соединение, а сохраняется особенность каждой природы при их совпадении в едином Лице и единой ипостаси. Решения Халкидонского собора (451 г.) не были приняты в Египте и Армении, а также отчасти в Сирии и Палестине, и монофизитство до сих пор отстаивает свою догматическую и церковную самостоятельность в этих странах. В настоящее время общее число монофизитов определяют около 5 миллионов человек, в том числе иаковитов (сирийских монофизитов) — 600 000, армяно-григориан — 2 800 000, коптов — около 300 000 и эфиопов — более 2 миллионов.

Вернувшийся из Халкидона монофизитский монах Феодосий поднял в Палестине народное восстание в пользу осужденной ереси, Иерусалим был взят и разграблен. Под впечатлением этих событий император Лев I сделал запрос всем епископам и главным архимандритам империи: следует ли стоять на решениях Халкидонского собора и невозможно ли соглашение с монофизитами (460 г.). Огромное большинство голосов (около 1600 г.) высказалось за православный догмат. Сторонником мо- нофизитства оказался император Василиск (474—76 гг.), заставивший 500 епископов подписать окружное послание (еукикХюу), в котором отвергался Халкидонский собор. Василиск был низложен Зеноном, который хотел восстановить церковный мир посредством компромисса между православием и монофизитством. С этой целью им был издан в 482 г. объединительный указ — генотикон. Следствием этой затеи был 35-летний разрыв церковного общения с Западом и усилившиеся смуты на Востоке (рис. 88).

Собор Св. Георгия, Коптская монофизитская церковь, г. Каир (Египет)

Рис. 88. Собор Св. Георгия, Коптская монофизитская церковь, г. Каир (Египет)

В самом Константинополе происходили постоянные смуты вследствие того, что императорский генотикон не удовлетворял ни православных, ни монофизитов; при Императоре Анастасии дело дошло до открытого восстания народа в защиту патриарха Македония, которого император принуждал к соглашению с ересью. Ввиду всего этого византийское правительство решило переменить политику и возвратиться к признанию халкидонского догмата и к примирению с его главным поборником. Переговоры с Папою Ормиздой, начатые при императоре Анастасии, успешно закончились при его преемнике Юстине I в 519 г. Давнишнее требование Рима исключить из поминальника константинопольской церкви имя патриарха Акакия, впервые утвердившего генотикон, было исполнено, авторитет Халкидонского собора торжественно восстановлен, и монофизитские иерархи на Востоке с Севером во главе объявлены низложенными. Несогласные монофизитские епископы удалились в Египет, где первоначально произошел очередной раскол.

Появились два направления:

  • • севериане (иначе феодосиане), более умеренные, настаивая на единой природе Христа, допускали в ней различие свойств божеских и человеческих и признавали, что плоть Христова до воскресения была, подобно нашей, тленной; противники называли их тленнопоклонниками ((р0артоА.атрт);
  • • юлианисты (иначе гайяниты), последователи галикарнасского епископа Юлиана (также бежавшего в Египет в 519 г.), утверждали, что тело Христова нетленно с самого воплощения и что несогласные с этим явления Его земной жизни были только видимостью; поэтому противники называли их нетленнопризрачниками (аср0артобокг|Ш1), или фантазиастами.

Эта секта распадалась далее на ктиститов, утверждавших, что тело Христово, хотя и нетленно, однако создано, и актиститов, с большей последовательностью заключавших, что оно, будучи нетленно, должно быть признано и несозданным. Еще один последователь монофизитства Стефан Ниобей создал партию ниобитов, которые учили, что природа Христа, как безусловно единая, не имеет в себе никаких свойств или качеств, в которых выражалось бы различие божества от человечества, а тетрафеиты (четверобожники), последователи патриарха александрийского Дамиана (конец VI в.), утверждали в связи с христологическим вопросом, что общая лицам Преев. Троицы, единая божественная сущность, имеет самостоятельную действительность. В итоге все эти учения проявили себя в различных направлениях монофизитства, таких как Эфиопская Православная Церковь, Коптская Православная Церковь, Сирийская (Сиро- якобитская) Православная Церковь, Эритрейская Православная Церковь, Малабарская (Маланкаранская) Православная Церковь в Индии. Часть современных религиоведов отмечает, что «.. .монофизитство возникло как учение крайнего радикального крыла последователей Святого Кирилла Александрийского, на Третьем Вселенском Соборе осудившего нестори- анство — диофизитскую ересь... монофизиты же исказили учение Святого Кирилла и считали, что одна природа Христа указывает только на Его Божество...»[2]. В раннее средневековье монофизитство было очень популярно на Ближнем Востоке, в частности в Государстве Гассанидов и в Йемене. С 340 г. н.э. имеются первые документальные свидетельства о развитии в Йемене христианства. Римский император Константин II отправляет епископа Теофилиуса с острова Сокотра в химьяритский суд. Начинается активное строительство церквей. Римляне и их христианские союзники из Эфиопии контролируют морские пути в регионе. С 525 по 575 г. н.э. Йемен входит в состав христианской Аксумской империи, и там начинает распространяться христианство в его монофизитской эфиопской форме. 52 г. н.э. Апостол Фома терпит кораблекрушение у берегов

Сокотры по дороге в Индию. Он обращает население острова в христианство, строит первую христианскую церковь из обломков своего корабля. Посетивший в 582 г. остров Сокотра купец Козьма Индикополов отмечает, что население Сокотры — греки-христиане, их верховным пастырем является несторианский католикос Вавилона, однако можно говорить о том, что на Сокотре присутствовал явно выраженный эфиопский этнографический элемент, и поэтому часть населения являлась монофизитами.

Архиепископ Иосиф —

Рис. 89. Архиепископ Иосиф —

князь Аргутинский- Долгоруков

Формально к монофизитам относят и Армяно-Григорианскую церковь, хотя сами армяне считают себя православными. С богословской точки зрения взгляды армянских христиан не являются прямым монофи- зитством. Однако начиная с V в. н.э. эта христианская деноминация начинает обособляться от Вселенского Православия, что было связано с неприятием решений Халкидонского собора. Это одна из древнейших христианских церквей. Христианство начало распространяться в Армении в первые века нашей эры. В 301 царь Тиридат III провозгласил христианство государственной религией, отмежевавшись в религиозном отношении от Сасанидского Ирана, стремившегося подчинить Армению. В 303 г. н.э. был построен собор Эчмиадзин (близ Еревана), ставший религиозным центром всех армян и местопребыванием верховного патриарха и католикоса всех армян. По имени первого католикоса Григория Партева Армянская апостольская церковь иногда называется григорианской. Разногласие между армянскими и греческими богословами было обусловлено различиями в понимании богословской терминологии. В немалой степени способствовало расколу и то, что Армянская церковь с первых лет своего существования стала переходить на национальный язык, вследствие чего она стала обособленным сообществом, тесно связанным с культурным и национальным самосознанием армянской нации. Из-за того что Армянская церковь признает у Христа божеское и человеческое начало в единстве, в единой природе, она считается монофизитской (

Со временем Эчмиадзин перестал быть центром Армянской Апостольской церкви. Им последовательно становятся города Двин, Ани,

Ромкла, Сис. С 1441 г. Эчмиадзин снова стал и до настоящего времени остается резиденцией главы Церкви. В XVII-XVIII вв. усилилось тяготение армян к России, от которой они стремились получить помощь в борьбе против господства турецких и иранских завоевателей. Отражая эти настроения, армянские католикосы пытались установить сношения с Россией. Видную роль в развитии русско-армянских связей во второй половине XVIII в. сыграл архиепископ Иосиф — князь Аргутинский-Долгоруков (рис. 89).

В условиях иноземного порабощения Армении Церковь являлась центром науки и культуры. В школах при монастырях наряду с религиозными предметами преподавались риторика, грамматика, философия, математика, живопись. В монастырях переписывались книги и рукописи. Армянское богослужение сочетает в себе греко-византийские черты богослужения и западные (латинские) черты, в частности во время Богослужения используется орган. Эчмиадзинскому католикосату подчиняются в религиозном отношении Киликийский католикосат (Антилиас), Иерусалимское и Константинопольское патриархатства и епархиальные управ

Кафедральный собор Св. вмч. Георгия Победоносца. Армянская католическая церковь (1909), сквер Деббас, центр Бейрута, Ливан

Рис. 89.1. Кафедральный собор Св. вмч. Георгия Победоносца. Армянская католическая церковь (1909), сквер Деббас, центр Бейрута, Ливан

ления: в США (Калифорнийское и Североамериканское), в Южной Америке, в Западной Европе (центр — в Париже), на Ближнем и Среднем Востоке (Ирано-Азербайджанское, Тегеранское, Исфаханское, Иракское, Египетское), на Дальнем Востоке (Индийско-Дальневосточное), на Балканах (Румынское, Болгарское и Греческое).

В 1198 г. часть ближневосточных армян Киликийского Армянского Царства заключила унию с Католической церковью и организационно оформилась Армяно-Католическая церковь. Однако процесс ее становления затянулся на несколько столетий и завершился лишь в период между 1715 и 1742 г. В Богослужении Церковь использует армянский обряд ( Церковь Санта Пуденциана. Христос на троне в окружении апостолов. Апсида. Рим. Фреска V века н.э

Рис. 89.2. Церковь Санта Пуденциана. Христос на троне в окружении апостолов. Апсида. Рим. Фреска V века н.э.

  • [1] Соловьев К.А. Религиоведение. М.: ИНФРА-М, 2016. С. 148.
  • [2] Иоанн Дамаскин о ста ересях вкратце // Прп. Иоанн Дамаскин. Источник знания: пер.с греч. и коммент. Д.Е. Афиногенова, А.А. Бронзова, А.И. Сагарды, Н.И. Сагарды. М.: Ин-дрик, 2002. 416 с. (Святоотеческое наследие. Т. 5). С. 123-155.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>