Полная версия

Главная arrow Культурология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ХРИСТИАНСКИЕ ЦЕРКВИ И РАСКОЛЫ

В истории христианства обычно выделяется несколько этапов развития церковной и иерархической системы. Однако изначально Церковь воспринималась как единый организм «Тело Христово». Согласно христианской традиции, Церковь есть Богочеловеческий организм, состоящий из всех верных и Триединого Бога, который, в лице Христа, есть Глава Церкви. Это являлось не только важным Богословским моментом в христианской проповеди, но на данном убеждении во многом строилась и миссионерская работа первых христиан. Первоначально Церковь состояла из людей небогатых, рабов, вольноотпущенников, поэтому принципиальных разногласий внутри той среды не существовало. Еще не были выработаны догматика, культ, богослужебные традиции. Даже еввионитов (иудо-хрис- тиан), которые продолжали исполнять данный в Ветхом Завете Закон Моисея, нельзя строго считать раскольниками. Апостольский собор 49-51 гг. в Иерусалиме так их не называет.

Апостол Павел пишет: «Посмотрите, братия, кто вы призванные: не много из вас мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных; но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых» (1 Кор. 1:26-27). Другие свидетельства из древнего времени до Марка Аврелия подтверждают, что христианские общины состояли тогда преимущественно из людей по общественному положению незначительных — из невольников, вольноотпущенников и ремесленников. Цельс (contra Celsum. I, 27: III, 18.44; VIII, 50), Цецилий (у Мин. Феликса — Octav. V, 8-12), также Лукиан (Peregr. XII, 13) и Аристид ритор (Orat. XLVI: «христиане не сидят в советах городов») ясно говорят то же самое, и апологеты соглашаются с ними в этом.

Даже служители Церкви, иерархические лица, принадлежали часто к низшим состояниям. С другой стороны, сам же Павел указал, что также отдельные знатные, мудрые и сильные становились христианами (ср. Флп. 4:22 — «наипаче из кесарева дома»), и он же предполагает, чт.е. христиане, состоящие еще невольниками (1 Кор. 7:12). Книга Деяний подтверждает это. На острове Кипре был обращен начальник, проконсул Сергий-Павел (13:2-12), в Афинах — Дионисий Ареопагит (17:11), в Берии — подобное же (17:12). Из Рим. 16:23 видно, что «строитель городской» Ераст был христианин. По-видимому, Акила с Прискиллою должны быть причислены к высокому общественному положению. Плиний пишет императору Траяну, что «multi ornois ordinis» (многие из благородных) перешли в христианскую секту. Против богатых христиан Иаков обращает свое послание (2:1; 14:13). В Риме в христианство была обращена Помпония Грецина, «insigois femiaa» (Tacit. Annal. XIV, 39), потом консул Тит Флавий Климент и его жена Домицилла (по Диону Кассию LXVn, 14) вместе с теми и другие уклонились к «безбожию» и правам иудейским, т.е. знатные лица вели пропаганду в своих кругах. На основании новейших раскопок устанавливается, что христианство проникло в императорскую фамилию Фла- виева дома (ср. De Rossi, Kraus у Hauck, R.E. IV, 165). Св. Игнатий в своем послании к Римлянам предполагает, что римская община так влиятельна, что она может избавить его от смерти (но он сам не желает этого). В лице апологетов христианство приобрело образованных людей. В особенности среди гностиков встречались высокоинтеллигентные личности и мыслители первого ранга.

Особую эпоху в истории христианства делает царствование императора Коммода (180-192 гг.). С этого времени в христианскую Церковь начинают вступать люди из высокого звания. Евсевий по неизвестным нам источникам рассказывает (Ц. И. V, 21), что тогда христианская проповедь распространилась во всех кругах, «так что уже в Риме многие, по богатству и происхождению, знаменитые граждане целыми семействами и со всем родством обращались ко спасению.» Например, Евсевий указывает на знатного гражданина, быть может даже сенатора Аполлония, обезглавленного за христианство по доносу раба. Тертуллиан, Климент Алекс. Ориген вполне подтверждают свидетельство Евсевия. Второй рескрипт императора Валериана против христиан (258 г.) имеет в виду вместе с клириками «Caesarini» (Киприан, русский перевод письмо 65; ср. 80, 1). Из лиц высокого звания, переходивших в христианство, набирались епископы как Киприан, Дионисий Алекс. Анатолий, Павел Самосатский и Филей Тмуитский (ср. Евсевий VIII, 9:6; VII, 14:18,32; VI, 41). Состояние христиан перед гонением Диоклетиана описывает Евсевий (Ц.И. VIII, 1), когда императоры, по расположению к христианским начальникам, поручали им «управление народом и по великому расположению к их вере избавляли совесть их от жертвоприношений»™0. Первый указ Диоклетиана против христиан был разорван одним знатным христианином (Евс. VIII, 5). Во Фригии был сожжен целый город христианский с высшими правительственными лицами. Через Климента и Оригена христианство нашло доступ к науке. Нам известен ряд имен — «rhetores и grammatici,» которые перешли к христианству. Античный софист Малхион (Евс. VII, 31), Лактанций и Флавий (de vir. illustribus 80; advers. Jovian. II, 6), Ap- нобий, Викторин Петауский; много врачей сделалось христианами. Христианство нашло себе доступ даже к императорскому двору. О родственнике императора Домициана, консуле Т. Клименте и Домицилле, уже упомянуто. Конкубиной* императора Коммода долгие годы была христианка Марция, очень влиятельная личность при дворе. Чрез нее, как рассказывает Ипполит (Philos. IX, 12), папа Виктор добился освобождения христиан, мучившихся в рудниках Сардинии. Сирийские придворные дамы были часто благосклонны к христианству. Об императрице Юлии Маммее известно, что она призывала ко двору Оригена; Ипполит посвятил ей свои сочинения (Евс. VI, 21). Орозий называет ее христианкою [1]

(VII, 18). Двор ее сына, императора Александра Севера, состоял из многих христиан (Евс. VI, 28). Он и его преемник были объявлены тайными христианами (Евс. VI, 34). Императоры Максимилиан, Деций и Валериан не истребили при дворе христиан. Двор Диоклетиана был переполнен христианами. То же касается двора Констанция Хлора и Ликиния» (Поснов М.Э. История христианской Церкви (до разделения Церквей в 1054 г.). Брюссель: ЖсБ, 1964).

Именно тот факт, что в Церкви начинает появляться много знатных и образованных людей, можно считать началом внутреннего разделения внутри Церкви, так как человеческий разум часто не может согласиться с догматической стороной вероучения и ищет чего-то нового и тайного в религиозных учениях. Вместе с тем широкое распространение христианства в провинциях Римской империи привело к тому, что многим новоначальным христианам было трудно воспринимать догматическую сторону христианского учения и особенно было трудно осознать Богоче- ловечность природы Иисуса Христа. Это явилось во многом основной причиной возникновения первых в истории Христианства еретических учений.

Одной из ранних ересей в христианстве, которая учила о тварности Иисуса Христа и была отвергнута Церковью, являлось Арианство. Осуждение арианства стало мощным импульсом к формулированию ортодоксального учения о Троице, утверждающего полноту божественности во Христе как Сыне Божьем. Тем самым арианские споры сыграли решающую роль в развитии христианского понятия Бога. Арианство возникло в начале IV в. и в первое время получало официальную поддержку со стороны правителей Римской империи. Арианские церкви сохранялись у готов и других германских народов еще в VI и VII в. Древние христиане строго придерживались унаследованной от иудаизма доктрины едино- божия. Вместе с тем они стояли перед необходимостью решить христоло- гическую проблему, т.е. объяснить природу Иисуса Христа, в котором они видели Сына Божия. В евангелиях они обнаруживали тексты, противоречащие друг другу. Например, Евангелие от Иоанна открывается словами: «В начале было Слово (Logos = Христос), и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Ин 1:1); однако в том же евангелии Иисус говорит о себе: «Отец Мой более Меня» (Ин 14:28). Были ли они двумя богами? И был ли Христос ниже Бога Отца? С течением времени христианские мыслители в своих попытках прояснить христологические проблемы стали описывать природу и личность Христа в терминах греческой философии. В III в. многие богословы обращались к этому вопросу. Савеллий учил, что Бог именуется Отцом как Творец, Сыном как Искупитель и Св. Духом как Освятитель, но что все три наименования обозначают лишь три проявления вовне единого неделимого Бога. Ориген утверждал, что Сын есть самостоятельное божественное Лицо, но что Он не вполне равен Отцу. Тертуллиан рассматривал Отца, Сына и Св. Духа как три отдельных Лица, хотя и признавал единство божества. Павел Самосатский, епископ Антиохии, был низложен в 268 г. за отрицание того, что Христос был предвечным божественным существом, родившимся в мире как человек. Проблема была налицо, однако оставалось неясным, как ее следует разрешить. Арианские споры начались около 320 г. н.э., когда Александр, епископ Александрийский, созвал поместный собор, осудивший учение александрийского пресвитера Ария (256-336 гг.). По поводу происхождения арианства высказывались различные точки зрения. В русской церковно-исторической литературе конца XIX в. гипотезу о происхождении арианства из антиохийской богословской школы высказывал А.П. Лебедев. Другой точки зрения придерживался А.М. Иванцов-Платонов, полагавший арианство результатом борьбы различных течений александрийской школы. В.В. Болотов указал на связь арианства с оригенизмом. А.А. Спасский, как и большинство западных историков Церкви, признавал связь учений Ария и Павла Самосатского. Арианство расходилось с основным течением христианства того времени в интерпретации природы Христа: Арий утверждал, что Христос сотворен Богом, и, следовательно, во-первых, имеет начало своего бытия, и, во-вторых, не равен ему: в арианстве Христос не единосущен Богу (рооиакк;, в русскоязычной литературе — омоусия), как утверждали оппоненты Ария, александрийские епископы Александр и затем Афанасий, а лишь подобосущен ему (греч. роюс;, омиусия). В 324 г. Константин I одержал победу над своим соправителем Лицинием и стал единовластным правителем Римской империи. Объявив ранее в подписанном совместно с Лицинием Миланском эдикте «уравнивание в правах» христианства с прочими религиями империи и взяв курс на превращение христианства в государственную религию, Константин был заинтересован в консолидации церкви, однако при вступлении в 324 г. в Никомедию получил ряд взаимных жалоб сторонников и противников учения Ария. Более того, споры сторонников Ария и Афанасия в Египте приобрели такое ожесточение, что стали переходить в стычки на улицах, в которых люди, по словам Евсевия Памфила, «... сталкивались друг с другом, так что ожесточенные, в пылу исступления, покушались на дела нечестивые, осмеливались оскорблять изображение василевса...».

В римском праве покушение на изображение императора являлось преступлением — лат. crimen laesae majestatis, оскорблением величества. Для разбирательства в споре, угрожающем и церковным, и политическим расколом, Константин отправил в Александрию епископа Кордубы Осию, чтобы он на месте выслушал и Ария, и Александра. По приказу Императора Константина в г. Никея в 325 г. был созван I Вселенский Собор, на котором арианство было осуждено, и в качестве символа веры (Никей- ский Символ) было принято учение о единосущной Троице, а сам Арий изгнан. Арианские церкви после Первого Константинопольского собора сохранились вне пределов Римской империи, в первую очередь у германцев (готов, вандалов, бургундов); например, готское население Остготского королевства, основанного в Италии Теодорихом, и вестготских владений в южной Галлии (Септимании) и Испании в VI в. придерживалось арианства ((?i рис. 63,63.1).

Интересно что некоторые российские историки придерживались мнения что Крещение Руси также несло в себе сильные арианские влияния, учитывая тот факт, что первыми священниками на Руси были болгары, а в Болгарии было сильно влияние богумильской ереси и манихейства.

Арианство являлось попыткой рационализировать (Сократ Схоластик называет Ария «человеком не без знания диалектики») христианскую догматику в духе субординационизма, т.е. привнесением иерархичности отношений в Троицу. Следует отметить, что именно споры о природе Троицы, вызванные арианством, привели к утверждению Никейского Символа веры: в течение III в. субординационистские воззрения были достаточно распространены, например, их придерживался Ориген. III— IV вв. были временем кодификации христианства и выработки его догматики, при этом христианству, с одной стороны, было необходимо дистанцироваться от строго монотеистичных иудеохристианских течений не только в обрядовости (что уже было сделано последователями апостола Павла), но и в догматике и, с другой стороны, всячески избегать сходства с эллинским политеизмом. Ситуация осложнялась необходимостью создать христианскую философию и теологию, согласованную, пусть и частично, с эллинским философским наследием. Такое согласование христианства с философией давалось нелегко. Пример — знаменитое Credo quia absurdum est, парафраз Тертуллиана (De Carne Christi, 5.4): Et mortuus est dei filius: prorsus credibile est, quia ineptum est. Et sepultus resurrexit: certum est, quia impossibile. (И Сын Божий умер: это бесспорно, ибо нелепо. И, погребенный, воскрес: это несомненно, ибо невозможно.) Борьба с арианством стала одним из главных поводов утверждения догмата Троицы, а вместе с ним — и догмата о полноте божественности в Христе как Боге и Сыне Божьем. Вместе с тем споры о такой полноте продолжаются и поныне: отчасти они связаны с дополнением Никейского Символа веры на Толедском соборе в 589 г. положением, что Святой Дух исходит и от Бога- Сына. Это положение получило название филиокве (от латинского filioque — «и от Сына») и послужило одним из формальных поводов разделения Церкви в XI в. на Восточную (православную), не принявшую филиокве, и Западную (католическую); такое несогласие продолжается и по сей день. В отличие от несторианства, арианство считается полностью уничтоженным в раннем Средневековье. В то же время отдельные позднейшие теологи возвращались к нему: так, свою приверженность к арианству в XVIII в. утверждал и пропагандировал Уильям Уистон. Близкие к арианству воззрения обнаруживаются у многих верующих ученых XVII- XVIII вв., в том числе у Ньютона. В средневековой Речи Посполитой под именем «арианства» в XVII в. широкое распространение получило соци- нианство. Интересные сведения о арианах приводит писатель Валишевский; он отмечает: «По одной из версий, будущий Лжедимитрий 1 с 1601 по 1603 г. обучался польскому языку и латыни в арианской школе»[2].

  • [1] Поснов М.Э. История христианской Церкви. Брюссель, 1964. 340 с.
  • [2] Вапишевский К. Смутное время. М.: Терра, 1991. С. 7.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>