Иудаизм и христианство

Христианство исторически возникло в религиозном контексте иудаизма времен Второго Храма. Римская власть, многие евреи, а также обычные обыватели, греки и римляне, воспринимали их в качестве одной из многочисленных иудейских сект. Так, согласно 24-й главе Книги Деяний, на суде над апостолом Павлом сам Павел объявляет себя фарисеем (Деян. 23:6), и при этом он именуется от лица первосвященника и иудейских старейшин «представителем назорейской ереси*» (Деян. 24:5); термин «назорей» (ивр.1згц0 также неоднократно упоминается как характеристика самого Иисуса, что, видимо, соответствует иудейскому статусу назиров (Чис. 6:3).

Первые апостолы и пророки, последователи Его учения, продолжали считать себя иудеями по вероисповеданию, для них священным писанием были книги, включенные в Ветхий завет. Для христиан главным священным текстом был перевод иудейской Библии на греческий язык, сделанный в Александрии Египетской в III в. до н.э. — так называемая Сеп- туагинта. Септуагинта была признана боговдохновенной, в первую очередь иудеями, жившими вне Палестины, многие из которых уже не знали древнееврейского языка. Святость «Закона и Пророков», как обычно христиане обозначали иудейские религиозные книги, доступные благодаря Септуагинте, не позволяла долгое время создавать новые священные книги, и христианское учение распространялось преимущественно устно. Собрание христиан в послании к Евреям названо синагогой (в синодальном переводе дано слово «Собрание». Если в евангелиях иудо-хрис- тиан* и оксиринхских логиях* соблюдение иудейских обрядов, в частности празднования субботы, являлось обязательным для всех, то создатели многих произведений Нового завета, записывать которые стали еретики-гностики, не только отказываются от этих требований, но и стараются отмежеваться от иудеев вообще. Во II в. сторонники гностических* учений высказываются против обрядов в целом, в том числе даже против молитв, в частности, потому, что христиане молились в синагогах. Гностики стали записывать Новый Завет, и сторонники ортодоксального христианства также начали записывать его для противодействия гностикам. Четкой границы между гностиками и православными в целом при этом не было. Более-менее, но не полностью, гностики были отделены только от иудео-христиан, продолжавших молиться в синагогах и исполнять обряды иудаизма христиан из евреев и самаритян и членов их общин другого происхождения. Однако в результате борьбы с гностицизмом, сопровождавшейся некоторыми уступками ортодоксальных христиан для привлечения верующих из общин гностиков, тенденция отмежевания от иудаизма, особенно заметная после поражения антиримского восстания Бар-Кохбы в Иудее 132-135 гг., затем ярко сказывается в описаниях суда над Иисусом, в оправдании Пилата. Оправдание Пилата преследовало сразу две цели: примирение с римскими властями и обвинение иудеев в смерти Христа. Хотя полное отмежевание от иудаизма сразу не произошло, и тогда Ветхий Завет (при его толковании в соответствии со Священным преданием христиан) и Шма остались основой веры христиан, но христианство и иудаизм постепенно размежевывались. На I Никейском соборе Отцы Церкви, подобно греко-римскому миру, объявили иудеев презренным народом, перенесли выходной день с субботы на воскресенье, как у всех верных подданных Рима, а также запретили христианам молиться и исполнять любые обряды в синагогах. Только тогда формально произошел полный разрыв с иудаизмом. Но и после I Никейского собора в течение некоторого времени влияние и пример иудаизма, вероятно, были настолько сильны и убедительны, что представляли, по мнению христианских пастырей, значительную опасность для их паствы, особенно благодаря продолжавшемуся совместному проведению обрядов кафоли- ками (православными христианами), еретиками и иудеями в синагогах. Поэтому наследницей полемики с «иудействутощими» в посланиях Нового Завета стала яростная критика иудаизма и участия в его обрядах христиан в проповедях такого отца церкви, как Иоанн Златоуст, почти через 100 лет после I Никейского собора.

Ветхозаветные влияния на христианское Богослужение

В современной литературе можно встретить утверждение что христианское Богослужение и молитвенные практики в значительной степени несут на себе отголоски иудейского культа и Богослужения. Отчасти это правильно, если не считать, что в сакральном и богословском смыслах христианство несет в себе несколько иной смысл, нежели иудаизм. И если христианство — это религия спасения, то иудаизм, как в значительной степени ислам, — это религия закона и религия традиции. Выделяется

несколько элементов, которые можно считать заимствованиями:

  • • чтение отрывков из Ветхого и Нового заветов во время богослужения — христианский вариант, чтение Торы и книги Пророков — в синагоге;
  • • важное место, которое занимают Псалмы в христианском богослужении;
  • • некоторые ранние христианские молитвы представляют собой заимствование или переработку иудейских оригиналов: «Апостольские постановления» (7:35-38); «Дидахе» («Учение 12 апостолов») гл. 9-12; молитва «Отче наш» (ср. Кадиш);
  • • очевидно иудейское происхождение многих молитвенных формул, например, аминь (Амен), аллилуйя (Галилуйа) и осанна (Хоша’на);
  • • иудейское влияние можно видеть в становлении суточного богослужебного круга, в особенности в службе часов. Однако это более ярко выражено в богослужебной традиции Западной Церкви (Литургия часов в Римско-католической церкви).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >