Полная версия

Главная arrow Культурология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Этрусский храм

От храмов Древней Этрурии до нас дошли только фундаменты и подии, сложенные насухо из камня, да многочисленные и разнообразные по форме и декорациям части их терракотового убора. В редких случаях частично сохранились каменные стены целлы или обломок колонны: ни одной реальной капители мы до сих пор не имеем. Этрусский храм имел сакральную архитектуру и являлся неотъемлемой частью архитектуры города. Храмы находились на священных участках — tmia, на которых находились также колодцы, иногда облицованные камнем, служащие для сбора остатков жертв животных. Подобный колодец находился, например, около храма в Пирге (рис. 48.1).

Этрусский храм в г. Пирге (Италия)

Рис. 48.1. Этрусский храм в г. Пирге (Италия)

Небесный мир у этрусков назывался храмом — templum, а сам храм был своеобразным отражением неба. По представлениям многих народов Средиземноморья «Храм, будучи изображением мира, находился в центре мира и был связан не только с космосом, но и с космическим временем» (Тимофеева Н.К. Религиозно-мифологическая картина мира этрусков. Новосибирск. 1980. С. 89.).

На роль храма, как центра мира у этрусков указывает Узенер, который показывает близкую этимологическую связь между словами templum (храм) и tempus (жреческий жезл) и объясняет происхождение обеих этих терминов из слова «пересечение» (Usener К. Gotternames. Bonn, 1920, S. 191). Пересечение и есть центр, поэтому самоназвание храма у этрусков указывает на его центральное место в городе. Понятие центра мира у народов, сохранивших древнейший шаманизм, связывалось с понятием Мирового дерева, которое соединяло между собой три уровня мироздания и поддерживало небесный свод.

Историю Италии можно подразделить на два периода — архаический и эллинистический (или, как принято говорить, античный). Как раз архаический период — это то время, которое мы именуем царским или этрусским периодом. Архаика также подразделяется на два этапа — раннеархаический и позднеархаический.

В архаический период большие святилища, по-видимому, оставались часто открытыми площадками. Строились и небольшие открытые святилища в виде подиев-алтарей. В это время появилось также небольшое святилище (sacellum) закрытого типа. Это простейший простиль, сходный с изображенным на терракотовых моделях Аргосского Герайона и Пера- чоры в Греции, если судить по посвятительным изображениям-моделям из древнего Сатрикума.

В Этрурии этот тип храма появился в начале VI или даже в конце VII в., быть может, под влиянием Греции. Однако в Греции простиль был оттеснен на второй план периптером, в Италии он прочно укоренился и стал основным ведущим типом, определившим дальнейшее развитие храмовой архитектуры. При этом портик простиля, очень глубокий уже на модели из Сатрикума, становился в Италии все глубже и глубже, приближаясь к размерам самой целлы. Таким образом, половина площади храма остается открытой площадкой-портиком. О популярности одно- целлового святилища говорит ранний рельеф из Кьюзи с изображением двухколонного портика, под которым оплакивают покойника. Витрувий, останавливаясь, главным образом, на описании более сложной и специфической формы трехцеллового храма, упоминает и о применении простейшего простиля.

Стены целлы архаического простиля, по-видимому, были из сырца, колонны — из дерева. Ни сырцовые стены, ни деревянные колонны до нас, естественно, не дошли. Деревянный антаблемент был прикрыт терракотовыми плитами и полосами фигурного профиля. Сначала (VII век) они были только расписаны, позднее (VI век) — украшены рельефным рисунком и раскрашены. Окраска наносилась в это раннее время после обжига, поэтому она была очень непрочна и сильно страдала от времени и непогоды. Вторая фаза развитой архаики (конец VI—V вв.) является для италийского храма временем новых плановых схем, временем наивысшего художественного и технического совершенства терракотового убора. Антаблемент и колонны по-прежнему оставались деревянными; терракотовые облицовочные плиты украшались в это время уже только орнаментальными, а не фигурными рельефами, иногда с прорезями, придающими плитам легкость и ажурность. Скульптурно-фигурный декор весь переходит на акротерии главного фасада, на антефиксы горизонтальных карнизов и на штучные плиты, прикрывающие во фронтоне торцы коньковых балок и прогонов.

Акротерии не только отмечали углы фронтона, но и оживляли его скаты; антефиксы ставились и на боковых сторонах, и по горизонтальному карнизу торцового фасада под фронтоном. Не только акротерии, но и антефиксы иногда выливались в скульптурные группы из двух фигур. Поле фронтона оставалось очень углубленным, затененным и пустым, вся же богатая орнаментальная и фигурная декорация была ярко раскрашена; тона накладывались теперь до обжига, получались, поэтому необычайно насыщенными и чистыми и сохранились до нашего времени во всем своем красочном великолепии.

В VI в. появились монументальные типы храма: одноцелловый и трех- целловый. Как отмечал еще Витрувий, трехцелловый храм долгое время считался чуть ли не единственным в этрусском строительстве, но это было, по-видимому, только наиболее популярный и распространенный тип. Об одновременном существовании монументального одноцеллового храма, развившегося под явным греческим влиянием, говорят, например, архаический храм в Конка (Сатрикум) и более поздний храм в Неми (III— II в. до н.э.). Они мало отличались по своей плановой схеме от греческих периптеральных храмов периода архаики (рис. 48.2).

Одноцелловый этрусский храм

Рис. 48.2. Одноцелловый этрусский храм

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>