Полная версия

Главная arrow Культурология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Религия эпохи эллинизма

Эпоха эллинизма характеризовалась рядом новых черт. Произошло резкое расширение ареала античной цивилизации, когда на обширных территориях практически во всех сферах жизни отмечалось взаимодействие греческих и восточных элементов. Одним из основополагающих культурных явлений III—I вв. до н.э., без сомнения, следует считать эллинизацию местного населения на восточных территориях, связанную с потоком греков-переселенцев, который хлынул на завоеванные земли. Греки и уже практически не отличимые от них македоняне, естественно, занимали в эллинистических государствах наиболее высокое социальное положение. Престиж этой привилегированной прослойки населения побуждал значительную часть египетской, сирийской, малоазийской знати подражать их образу жизни, воспринимать античную систему ценностей. На Ближнем Востоке в богатых семьях правилом хорошего тона было воспитывать детей в эллинском духе. Результаты не заставили себя долго ждать: среди эллинистических мыслителей, писателей, ученых мы встречаем немало выходцев из стран Востока.

Для эллинистической эпохи характерно повышение роли религии в жизни греческого общества. При этом основные черты верований становятся во многом иными по сравнению с религией предыдущего периода. В новой ситуации иными стали важнейшие религиозные представления, включая саму концепцию божества. Наиболее характерной чертой эллинистической религии и мифологии является синкретизм, в котором восточное наследие играло огромную роль. Боги греческого пантеона отождествлялись с древними восточными божествами, наделялись новыми чертами. Менялись формы почитания божеств, мистерии приобретали более оргиастический характер. При сохранении местных различий в пантеоне и формах культа постепенно получили все более широкое распространение некоторые универсальные божества, объединявшие в себе сходные функции наиболее почитаемых божеств разных народов. Одним из главных культов стал культ Зевса Гипсиста (высочайшего над всем), (рис. 46.1) отождествлявшегося с финикийским Ваалом, египетским Амоном, вавилонским Белом, иудейским Яхве и др. Его многочисленные эпитеты — Пантократор (всемогущий), Сотер (спаситель), Гелиос (солнце) и другие — свидетельствуют о необычайном расширении его функций. С культом Зевса по распространенности соперничал культ Диониса с мистериями, сближавшими его с культами египетского бога Осириса, мало- азийских богов Сабазия и Адониса. Из женских божеств главным и почти повсеместно почитаемым божеством стала египетская Исида, воплотившая черты многих греческих и азиатских богинь. Специфическим порождением эллинистической эпохи был культ Сераписа — божества, которое обязано своим появлением религиозной политике Птолемеев, стремившихся слить воедино привычный для греков антропоморфный облик Зевса-Посейдона с функциями египетских зооморфных божеств Осириса и Аписа. Сложившиеся на Востоке синкретические культы проникли в полисы Малой Азии, Греции и Македонии, а затем и в Западное Средиземноморье. Некоторые восточные культы почти в неизмененной форме воспринимались греками. До уровня главных божеств выросло значение богини судьбы Тихе. Эллинистические цари, используя восточные традиции, усиленно насаждали царский культ. В области религиозной жизни шло постепенное угасание полисной религии: ранее проникнутая духом гражданского коллективизма, теперь она приобрела личностный характер и в этом смысле подготовила почву для распространения христианства. Среди населения отмечаются настроения мистицизма, попытки обрести бога, более близкого к человеку, отдельной личности. Распространяются разного рода мистерии, тайные культы, которые, по мнению их приверженцев, могли дать некое сокровенное знание и обеспечить благой удел

Статуя бога Зевса Гипсиста в ватиканском музее(Ватикан) после смерти. В связи с этим начинается всеобщее увлечение магией, оккультизмом, пришедшей из Вавилона астрологией

Рис. 46.1. Статуя бога Зевса Гипсиста в ватиканском музее(Ватикан) после смерти. В связи с этим начинается всеобщее увлечение магией, оккультизмом, пришедшей из Вавилона астрологией.

Деметрий I Полиоркет

Рис. 46.2. Деметрий I Полиоркет

Одним из важнейших устоев эллинистической религиозной идеологии явилось утверждение возможности существования «человекобожества». Согласно этой концепции, человек (конечно, не всякий, а прежде всего могущественный и удачливый правитель) мог быть фактически приравнен к божеству и удостоен соответствующих почестей. Александр Македонский первым в греческом мире воспринял характерную для Древнего Востока, но ранее чуждую античному менталитету, традицию обожествления царей. По стопам великого завоевателя пошли диадохи и их потомки (Деметрий I Полиоркет был объявлен в Афинах живым богом) (рис. 46.2). Впоследствии многие эллинистические монархи (особенно часто в птолемеевском Египте, в меньшей степени — в государстве Селевкидов) провозглашались богами — одни еще при жизни, другие после смерти.

В эллинистическом мире культовое строительство проводилось в больших масштабах, особенно в резиденциях монархических государств. Однако по своему идейному и художественному содержанию оно уже не занимает того ведущего положения, которое в греческом полисе классического периода ему было обеспечено более тесной связью между религией и городским сообществом. Под влиянием новых культов и новых градостроительных принципов появляется много новых композиционных вариантов храма и существенно меняется его архитектурный облик. Архитекторы стремятся к огромным масштабам, пышной роскоши и богатству архитектурных форм.

Греческий ордер теряет в эпоху эллинизма строгость форм. Дорический и ионический ордера отныне не только свободно сочетаются друг с другом (например, двухъярусная колоннада — снизу дорическая, сверху ионическая — в перистиле храма Афины в Пергаме ((?} рис. 44.3)), но и смешиваются в своих элементах, например, ионическая колоннада с дорическим антаблементом или триглифный фриз с зубчиками (там же). Коринфский ордер не получает еще широкого распространения в качестве самостоятельной архитектурной системы и применяется главным образом в интерьере или в архитектуре «малых форм.

Исключением является единственное большое сооружение — Олим- пейон в Афинах, достроенный уже в эпоху владычества римлян. Своеобразным сооружением был так называемый Арсинойон на острове Самоф- раци — храм, построенный в 281 г. до н.э. Арсиноей, дочерью египетского царя Птоломея Сотера, и посвященный «великим богам» ( рис. 44.1, 44.2). Храм представлял собой цилиндрическое в плане здание диаметром 19 м. Наружная стена храма членилась на два яруса; нижний ярус был глухим, выложенным из мрамора, второй ярус состоял из 44 столбов, которые поддерживали антаблемент и коническую кровлю; промежутки между столбами были заложены мраморными плитами. Такое же членение на два яруса сохранялось в интерьере здания. Арсинойон — один из ранних образцов центрического сооружения с широким внутренним пространством. Новой чертой архитектуры является также принцип поэтажного членения, примененный в интерьере и на фасадах здания (46.3, 46.4).

Храм Арсинойон на острове Самофракия (Греция)

Рис. 46.3. Храм Арсинойон на острове Самофракия (Греция)

Храм Арсинойон — разрез и поэтажное членение

Рис. 46.4. Храм Арсинойон — разрез и поэтажное членение

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>