Понятие и виды семьи, развитие института замещающей, в том числе профессиональной, семьи

БУРБЕЛО Богдан Юрьевич, к.ю.н., начальник учебно-методического отдела Луганского республиканского центра повышения квалификации, доцент кафедры политологии и международных отношений Луганского национального университета имени Владимира Даля e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

УСТРОЙСТВО РЕБЕНКА В ЗАМЕЩАЮЩУЮ СЕМЬЮ: НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ НОРМ СЕМЕЙНОГО И АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА

(www.dx.doi.org/10.12737/24043)

Социально-политические изменения, происходящие в современной Украине, провозглашение на Донбассе самостоятельных республик и их развитие как отдельных государственных образований свидетельствуют о жизненной важности политических решений, обеспечивающих целостность общества. Такие решения должны предполагать не только признание общечеловеческих ценностей, реализацию естественных прав человека, но и уважение к сложившимся социальным нормам, традициям. Игнорирование данных вопросов подрывает способность государства адекватно отвечать на внешние и внутренние вызовы, защищать интересы своего народа.

Луганская Народная Республика (далее — ЛНР), провозглашенная в апреле 2014 года в пределах территории Луганской области Украины в ответ на поступившие вызовы, сегодня продолжает формировать собственные государственные и общественные институты. Так, за время существования ЛНР принят основной закон (Конституция), создана и совершенствуется система органов государственной власти, продолжается поиск модели территориальной организации государственной власти и местного самоуправления, ведется работа над формированием отраслевого законодательства.

С этой позиции одним из актуальных вопросов государственного строительства и развития гражданского общества в ЛНР видится совершенствование правового регулирования семейных отношений, защита традиционных семейных ценностей.

На основании ч. 2 ст. 86 Конституции ЛНР [1] в настоящее время в республике применяются акты семейного законодательства Украины. Указанная конституционная норма предусматривает, что законы и другие правовые акты, действовавшие на территории республики до 18 мая 2014 года, применяются в части, не противоречащей Конституции ЛНР.

В то же время органами законодательной и исполнительной власти республики ведется работа над проектом собственного Семейного кодекса ЛНР, содержание которого в большей мере отвечало бы стандартам семейного законодательства Российской Федерации [2]. Очевидно, что формирование и реализация эффективной государственной семейной политики потребует обновления семейного законодательства в комплексе с теми административно-правовыми механизмами, посредством которых государство обеспечивает выполнение взятых на себя обязательств в данной сфере. Помимо прочего, данные механизмы должны способствовать развитию партнерства семьи и государства, что является одним из основных принципов государственной семейной политики и в России, и в Украине [3, 4].

При проведении такой масштабной работы особого внимания требуют вопросы обеспечения прав наиболее уязвимых субъектов семейного права — детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Воспитание детей данной категории, максимально соответствующее их интересам, возможно только при обеспечении их проживания в семье либо в условиях, близких к семейным. В связи с этим в дополнительном исследовании и выработке соответствующих политических решений нуждается существующий правовой институт замещающей семьи. При этом продуктивным видится проведение комплексного анализа смежных норм семейного и административного права, регулирующих общественные отношения, связанные с устройством детей в такую семью.

Несмотря на то, что термин «замещающая семья» активно используется при обсуждении проблем устройства и воспитания детей, оставшихся без родительского попечения, в терминологии семейного законодательства Украины и России он отсутствует. Вследствие этого сложилось, как минимум, три подхода к определению замещающей семьи: во-первых, как общего названия всех видов семьи, в которых в качестве воспитателей ребенка выступают лица, не являющиеся его биологическими родителями; во-вторых, как синонима приемной семьи — одной из разновидностей некровной семьи, предусмотренной действующим семейным законодательством; в третьих, как особого вида некровной семьи, в которую ребенок может быть устроен временно, до устранения условий, препятствующих воспитанию ребенка в родной семье биологическими родителями (так называемая фостер-семья либо патронатная семья). В данной работе использован первый, наиболее общий подход.

Действующий в ЛНР Семейный кодекс Украины [5] предусматривает несколько форм устройства ребенка в замещающую семью: усыновление, установление опеки либо попечительства, устройство в приемную семью, устройство в детский дом семейного типа, патронат над детьми. Применение некоторых из указанных форм осложняется тем обстоятельством, что в ЛНР суды пока не возобновили рассмотрение дел в порядке гражданского судопроизводства. Из-за этого недоступной остается такая форма устройства детей, как усыновление, решение о котором принимается исключительно в судебном порядке.

В этом контексте особое значение приобретают административные процедуры устройства ребенка в замещающую семью и связанные с ними другие административно-правовые формы, используемые для обеспечения такого устройства.

Изучение административной практики органов опеки и попечительства ЛНР, а также опыта работы некоторых детских учреждений, позволяет выделить три проблемных направления в совершенствовании института замещающей семьи, связанных с определенными противоречиями норм семейного и административного права.

Во-первых, недостаточно урегулированными с правовой точки зрения представляются формы временного устройства ребенка в замещающую семью. Так, Семейный кодекс Украины вовсе не предусматривает возможности временного устройства детей, оставшихся без попечения родителей, в замещающую семью. В то же время на практике органы опеки и попечительства ЛНР нередко применяют норму, закрепленную в подзаконном нормативном правовом акте, регулирующем административно-процедурные вопросы деятельности органов опеки и попечительства.

Речь идет о положениях п. 31 Порядка производства органами опеки и попечительства деятельности, связанной с защитой прав ребенка, утвержденного Постановлением Кабинета Министров Украины от 24.09.2008 № 866 [6]. В соответствии с данной нормой ребенок до принятия решения о его устройстве может быть временно устроен в семью родственников либо граждан, с которыми у него на момент оставления без родительского попечения сложились близкие отношения. При этом решение о временном устройстве принимается не самим органом опеки и попечительства, а его профильным структурным подразделением, осуществляющим функции службы по делам детей. Данное решение выносится на основании акта обследования жилищно-бытовых условий и заявления гражданина, которому передается ребенок.

Отсутствие в семейном законодательстве Украины на уровне закона четкой регламентации оснований временного устройства ребенка в семью, а также сроков такого устройства при достаточно упрощенном порядке применения данной правовой формы, приводит на практике к определенным нарушениям со стороны служб органов опеки и попечительства, произвольном совмещении либо подмене ими разных форм устройства ребенка, оставшегося без попечения родителей. Например, в деятельности служб по делам детей ЛНР имели место случаи временного устройства в незнакомую семью малолетнего ребенка, уже устроенного и пребывающего в детском учреждении, то есть вместо установления над таким ребенком опеки.

В этом смысле отдельный интерес для законодателя ЛНР представляют положения ст. 12 Федерального Закона Российской Федерации «Об опеке и попечительстве» [7], предусматривающие возможность установления так называемых предварительной опеки либо предварительного попечительства, которые по своему содержанию являются аналогом временного устройства ребенка в замещающую семью. Указанные нормы предусматривают упрощенные условия установления предварительной опеки (попечительства) по сравнению с обычной опекой или попечительством, а также определяют общий максимальный срок применения данной формы устройства в шесть месяцев. На наш взгляд, при сохранении такого упрощенного порядка в законе все же целесообразно конкретизировать случаи, когда может применяться предварительная опека (попечительство).

Принимая во внимание переходное состояние некоторых государственных и общественных институтов в ЛНР, следует отметить еще одно обстоятельство, требующее совершенствования правовой регламентации форм временного устройства ребенка в семью. Имеются в виду случаи немедленного отобрания ребенка у биологических родителей, которые, однако, не могут быть лишены родительских прав либо подвергнуты их ограничению в силу того, что гражданское судопроизводство в ЛНР не осуществляется. Для устройства таких детей в семью также требуется особая, временная форма, которая бы применялась органами опеки и попечительства как минимум на период до возобновления работы судов по рассмотрению гражданских дел.

Во-вторых, актуальным направлением совершенствования форм устройства ребенка в замещающую семью видится упорядочение общественных отношений, связанных с оказанием социальных услуг замещающей семьи на профессиональной основе. В частности, действующее семейное и административное законодательство Украины не предусматривают единого подхода к регулированию вопросов оплаты таких услуг.

Так, обязательная оплата услуг по воспитанию ребенка предусмотрена положениями Семейного кодекса Украины только для такой формы устройства, как патронат над детьми. В соответствии со ст. 252 Семейного кодека Украины, ребенок-сирота либо ребенок, лишенный родительского попечения, передается патронат- ному воспитателю на основании договора о патронате, заключенного с органом опеки и попечительства. Данным договором также устанавливается и размер платы за воспитание ребенка.

Отдельный механизм оплаты социальных услуг замещающей семьи предусмотрен для приемных семей и детских домов семейного типа. В частности, правительством Украины установлены размеры и порядок выплаты ежемесячного денежного содержания родителям-воспитателям и приемным родителям как часть единой процедуры назначения и выплаты государственной социальной помощи на детей-сирот и детей, лишенных родительского попечения по принципу «деньги ходят за ребенком» [8]. Например, размер указанного денежного содержания определяется исходя из количества подопечных детей из расчета 35% от двойной суммы прожиточного минимума на каждого воспитанника.

Наконец, Семейный кодекс Украины в ч. 5 ст. 259 предусматривает и возможность оплаты услуг опекуна и попечителя, однако требует при этом создания правительством Украины административно-правового механизма регулирования таких возмездных отношений. На данный момент никакого специального правового акта, регулирующего основания для возникновения у опекуна и попечителя права на оплату услуг по воспитанию ребенка, ее размеры и порядок выплаты, принято не было.

В-третьих, дискуссионным вопросом совершенствования форм устройства ребенка в замещающую семью, на наш взгляд, остается регулирование правовых отношений опеки и попечительства с участием иностранных граждан.

Так, ни Семейный кодекс Российской Федерации, ни Семейный кодекс Украины напрямую не предусматривают каких-либо специальных правил для случаев, когда в качестве опекуна либо попечителя может быть назначен иностранный гражданин. В то же время необходимость в таком назначении может возникнуть при наличии родственных связей между ребенком, оставшимся без родительского попечения, и иностранным гражданином.

Международно-правовая форма опеки и попечительства может оказаться незаменимой и при необходимости устройства ребенка в иностранную замещающую семью на временной основе. Например, в отношениях России и Германии уже имеется опыт ресоциализации детей из неблагополучных семей посредством их временного погружения в жизнь и культуру другой страны (так называемого «культурного шока») и соответствующего социально-педагогического сопровождения [9].

Самые общие нормы, регулирующие вопросы осуществления опеки и попечительства в рамках международных отношений, установлены соответствующими разделами международных соглашений Украины и России с другими государствами о правовой помощи в гражданских делах. В то же время существующие внутригосударственные административно-правовые процедуры установления опеки и попечительства в России и Украине не рассчитаны на их эффективное применение в отношении иностранцев, проживающих за рубежом, а потому требуют создания специальных правовых механизмов.

Проведенный анализ положений семейного и административного законодательства Украины и России, предусматривающих формы устройства ребенка в замещающую семью и административные процедуры такого устройства, позволяет сформулировать ряд предложений относительно их совершенствования.

В частности, необходимо сузить круг оснований для временного устройства ребенка в семью, предусмотрев в качестве таковых наличие родственных связей либо близких отношений ребенка с представителем замещающей семьи. Такая конкретизация позволит ограничить административное усмотрение органа опеки и попечительства, одновременно снизив коррупционные и иные риски в его деятельности.

Также имеет смысл унифицировать механизмы оплаты социальных услуг по воспитанию детей для всех форм устройства детей в замещающую семью, включив в качестве обязательной составляющей таких механизмов заключение публично-правового (административного) договора между воспитателем (опекуном, попечителем, приемным родителем) и органом опеки и попечительства.

Кроме того, по аналогии с особым порядком усыновления детей иностранными гражданами следует в соответствующем разделе кодифицированного акта семейного законодательства, либо в специальном законе об опеке и попечительстве предусмотреть правила установления и осуществления над ребенком опеки и попечительства в случаях, когда в качестве опекуна либо попечителя назначается иностранный гражданин, проживающий за рубежом.

Реализация данных предложений будет способствовать развитию семейных форм воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без родительского попечения, поскольку позволит повысить гибкость административно-правового инструментария, применяемого органами опеки и попечительства при устройстве таких детей в замещающую семью.

Список литературы

  • 1. Временный основной закон (Конституция) Луганской Народной Республики от 18.05.2014 № 1-1 // Сайт Народного Совета Луганской Народной Республики [Электронный ресурс]. — Луганск, 2016. — Режим доступа: https://nslnr.su/zakonodatelstvo/normativno-pravovaya-baza/591/
  • 2. Семейный кодекс Луганской Народной Республики: проект закона от 23.07.2015 № 72-ПЗ/15 // Сайт Народного Совета Луганской Народной Республики [Электронный ресурс]. — Луганск, 2016. — Режим доступа: https://nslnr.su/upload/iblock/3fa/72-%D0%9F%D0%97-15%2023.07.15%20 % D0%A1 % D0% B5%D0% ВС% D0% B5%D0% B9%D0%BD%D1%8B% D0%B9%20%D0%BA%D0%BE%D0%B4%D0%B5%D0%BA%D1 %81 %20 %D0%9B%D0%9D%D0%A0.pdf
  • 3. Об утверждении Концепции государственной семейной политики в Российской Федерации на период до 2015 года: Распоряжение Правительства Российской Федерации от 25.08.2014 №1618-р // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2014. — № 35. — Ст. 4811.
  • 4. Про Концепщю державно! Ымейно! полггики: Постанова Верховно! Ради Украши вщ 17.09.1999 №1063-XIV // ВщомосН Верховно! Ради Украши. — 1999. — № 46. — Ст. 404.
  • 5. Омейний кодекс Украши: Закон Украши вщ 10.01.2002 № 2947-111 // Вщомост1 Верховно! Ради Украши. — 2002. — № 21. — Ст. 135.
  • 6. Питания д1яльносН оргашв ошки та шклування, пов’язано! i3 захи- стом прав дитини: Постанова Кабшету MiHicTpiB Украши вщ 24.09.2008 №866// Офщшний в1сник Украши. — 2008. — № 76. — Ст. 2561.
  • 7. Об опеке и попечительстве: Федеральнш закон от 24.04.2008 № 48-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2008. — № 17. - Ст. 1755.
  • 8. Про затвердження Порядку призначення i виплати державно! со- щально! допомоги на дггей-сир1т та дНей, позбавлених батьювського ni- клування, грошового забезпечення батькам-вихователям i прийомним батькам за надання сошальних послуг у дитячих будинках с1мейного типу та прийомних ciM’ax за принципом «rpoini ходять за дитиною»: Постанова Кабшету MiHicTpiB Украши вщ 31.01.2007 № 81 // Офщшний в1сник Украши. — 2007. — № 8. — Ст. 293.
  • 9. «Культурный шок» и социально-педагогическое сопровождение подростков за границей. Теория и практика: монография / Под ред. С.А. Расчетной, В.Э. Зюсса. — СПб.: Росток, 2010. — 264 с.

РЕЗЯПОВА Гузель Фратовна, к.ф.н., доцент Института Права Башкирского государственного университета, город Уфа,

Республика Башкортостан e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >