Полная версия

Главная arrow Бухучет и аудит arrow Аудитор, 2014, №6 -

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Расчет НМЦК

148 584 (Сто сорок восемь тысяч пятьсот восемьдесят четыре) руб. 00 коп.

Начальная (максимальная) цена договора включает в себя: все расходы на оказание услуг, налоги и другие обязательные платежи. Цена договора определена на весь период оказания услуг.

Обоснование цены договора. Объем работ - 480 чел.-ч (из следующего расчета: проверка филиалов - 3 филиала х 80 чел.-ч или 5 дней х 8 ч при работе двух человек; проверка головного предприятия с учетом аудита консолидированной отчетности по трем филиалам и головного предприятия - 240 чел.-ч, или 15 дней х 8 ч х 2 чел.).

Среднемесячная ставка оплаты услуг аудитора. Заработная плата (на уровне средней по вакансиям аудиторских фирм по Ставропольскому краю) - 18 000 руб. в мес.

Начисления на фонд оплаты труда (30,2%) - 5 436 руб.

Итого в месяц: 23 436 руб.

Прочие расходы аудиторской организации в месяц. Услуги связи - 600 руб. Канцелярские расходы - 400 руб.

Итого: 1000 руб.

Дополнительные расходы по проверке. Командировочные расходы - 54 000 руб. (проживание - 2 чел. х 30 сут. х 700 руб./сут.; суточные - 200 руб. х х 2 чел. х 30 дней).

Итого: 54 000 руб.

Цена 1 чел.-ч работы аудитора. Среднечасовая ставка работы аудитора - 145,45 руб./ч. (оплата труда с начислениями 23 436 руб. + прочие расходы 1000) / 21 день / 8 час). Дополнительные расходы - 112,5 руб./ч (54 000 руб. / 480 ч). Рентабельность 20% - 51,6 руб. Итого начальная цена 1 чел.-ч - 309,55 руб.

НМЦД: 14 8584 руб. (480 чел.-ч х 309,55 руб./ч).

Директор ГУП «Ипатовское ДРСУ» Юрин М.В.

ДРСУ рассчитал трудоемкость аудиторской проверки, к нему есть еще как минимум девять замечаний.

  • 1. Субъектом аудиторской деятельности в соответствии с российским законодательством является юридическое лицо. Из приведенной сметы расходов это не видно.
  • 2. Не отражены расходы на информационное обеспечение аудиторов. Аудиторы не могут использовать телепатическую связь с информационными базами. Для этого нужны, как минимум, ноутбук и постоянно пополняемая справочная система с соответствующим лицензионным программным обеспечением.
  • 3. Аудитор и бомж - понятия не идентичные, и аудиторской организации присущи расходы на содержание офиса.
  • 4. Законом предусмотрено обязательное ежегодное платное повышение квалификации аудиторов.
  • 5. Аудиторы и аудиторская организация, в соответствии с законом, обязаны состоять членами саморегулируемых организаций и ежегодно платить соответствующие взносы.
  • 6. Законодательство предусматривает обязательность наличия в аудиторской организации эффективной системы внутреннего контроля, что влечет за собой значительные расходы не только на системное выполнение процедур внутреннего контроля, но и методологическое и информационное обеспечение.
  • 7. Возможно, составитель сметы, директор ДРСУ, не платит налогов, но все аудиторские организации обязаны платить налоги, что также, безусловно, подлежит отражению в смете. Кроме всего перечисленного, есть и такой важнейший показатель, как неравномерность нагрузки аудитора в течении года и время работы аудитора в офисе. Практика показывает, что аудитор не может проводить у заказчика более 75% своего рабочего времени. И это касается только самых высококвалифицированных специалистов. Если говорить об уровне рядовых аудиторов, то речь будет идти уже о 50-60%. Поэтому естественно, что в расчет оплаты аудитора для определения цены договора должно входить время на самоподготовку, обязательное повышение квалификации, освоение новых технологий работы. Поэтому для расчета стоимости одного человеко-часа работы аудитора нельзя брать его месячную зарплату по штатному расписанию.
  • 8. Аудиторская организация также несет расходы на привлечение и подготовку кадров, возможное членство в международных аудиторских сетях, на рекламу, страхование и прочее, и прочее...

Чем в итоге завершается титанический труд организатора конкурса по определению НМЦК затратным методом? Да тем же самым. На цену, близкую к реальности, при проведении конкурса накладываются предложения некоторых участников, которые, согласно «обычаям делового оборота», могут очень сильно отличаться в меньшую сторону от НМЦК. Удрученный вышеуказанными обстоятельствами, организатор конкурса начинает отыгрываться на неценовых критериях, и вот здесь происходит самое интересное.

С одной стороны, фактор цены (или, правильнее сказать, фактор неадекватно низкой цены) может сделать бессмысленными (при ее 60% удельном весе) любые попытки хоть как-то обеспечить состязательность в выборе аудитора с помощью неценовых критериев. С другой стороны, иных вариантов нет.

Неценовые критерии подразделяются таким образом.

Первый критерий - полнота и форма представленной письменной информации по результатам аудита. (Варианты: «функциональные и качественные характеристики аудиторских услуг», «качество услуг» и т.д.). Как правило, конкурсная комиссия оценивает предложения участников конкурса на соответствие содержащемуся в конкурсной документации техническому заданию на проведение аудита.

В этой связи возникают, как минимум, два вопроса. Само наличие данного «технического задания» является нарушением права аудитора на самостоятельное определение форм и методов проведения аудита, закрепленного пп. 1 п. 1 ст. 13 Федерального закона «Об аудиторской деятельности» №307-Ф3. Второй вопрос заключается в том, что в конкурсной комиссии преобладают люди, не имеющие прямого отношения к предмету конкурса. Это обстоятельство гарантирует, что оценка предложений от претендентов — аудиторских организаций будет весьма и весьма субъективной.

Второй подкритерий неценового критерия - это уровень квалификации участника конкурса. И вот здесь либо антимонопольное ведомство, либо Росфиннадзор, которому с недавнего времени вменили в обязанность осуществлять контроль по госзакупкам, должны уже внимательно к этому присмотреться. Присмотреться к тому, являются ли неценовые критерии (в просторечии именуемые «качество услуг») средством квалификационного отбора или средством ограничения конкуренции, что прямо противоречит целям конкурса. Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо проанализировать наиболее часто применяемые организаторами конкурсов по отбору аудитора показатели.

Вхождение участника конкурса в ТОП- 100 (50, 20, 10 и т.д.) крупнейших аудиторских компаний. В соответствии с законодательством в конкурсе принимает участие юридическое лицо — субъект аудиторской деятельности. Во всяких ТОПах (рейтингах, ренкингах) отражается, как правило, выручка не субъекта аудиторской деятельности, а сумма выручки различных групп компаний, зачастую «склеенная», как говорят сами аудиторы, по совершенно произвольным признакам, увеличенная за счет внутренних оборотов и выручки от различных видов деятельности, не имеющих прямого отношения к аудиту.

В результате, как правило, информация, представляемая участниками конкурсов, вводит конкурсную комиссию в заблуждение, стимулирует участников конкурсов на недобросовестную конкуренцию и нарушение профессиональной этики, а сам критерий ограничивает конкуренцию при проведении конкурса.

Опыт работы, связанный с предметом конкурса. Опыт работы в аудите безусловно отражает потенциальный уровень качества аудиторской организации. Необходимо только различать подходы в применении этого показателя.

Организатор конкурса может определить некий достаточный опыт работы, например, в 10 лет, с соответствующей дифференциацией баллов по годам, и в этом случае этот показатель фактически будет играть как критерий квалификационного отбора. Но если организатор определит, что при подсчете баллов максимальное количество получит организация, имеющая наибольший стаж работы на рынке, то это уже будет не квалификационный отбор, а ограничение конкуренции (элемент «заказных» критериев). Действительно, чем будет принципиально отличаться квалификация двух компаний, одной их которых, например, 15 лет, а другой - 20? За эти годы и специалисты могли поменяться неоднократно, и масштаб деятельности быть выше у менее «старой» компании. (На практике автор наблюдал и необходимость, например, именно 17-летнего опыта работы, что указывает на «заказной» характер показателя).

Опыт работы в отрасли деятельности организатора конкурса. Этот показатель также безусловно влияет на потенциальную возможность аудитора оказать более качественные услуги, зная специфику отрасли. Как правило, значение этого показателя определяется количеством проведенных проверок в соответствующей отрасли за последние три года.

Но объективное и корректное использование этого показателя также зависит от организатора конкурса. На практике был случай, когда организатор конкурса, осуществляющий деятельность в сфере энергетики, не дописал в показателе «опыт работы в энергетической отрасли» слова «по профилю деятельности заказчика» и был вынужден рассматривать опыт работы по аудиту подсобных хозяйств и ремонтных мастерских предприятия энергетики у одного из претендентов.

Как и в случае с предыдущим показателем, принцип квалификационного отбора и достаточности здесь тоже необходимо соблюсти. Главное - обеспечить сопоставимость масштаба проведенных ранее участником конкурса аудиторских проверок с масштабом и спецификой деятельности организатора конкурса. И если у одного претендента было проведено 30 аудиторских проверок, сопоставимых по масштабу и спецификой с предстоящим аудитом, а у другого - 40, принципиально на будущем качестве аудита эта разница вряд ли существенно скажется.

Прохождение внешнего контроля качества со стороны Росфиннадзора и само- регулируемой организации (СРО). Этот показатель также безусловно подтверждает потенциальное качество услуг претендента. Только это, наверное, больше относится к условиям участия в конкурсе, к допуску к нему. Ведь если аудиторская организация не пройдет успешно вышеуказанный контроль, она не сможет ни работать на рынке аудита, ни, соответственно, принимать участие в конкурсах.

Некоторые организаторы конкурсов используют при применении данного показателя факт отсутствия у претендента замечаний по итогам внешнего контроля качества. Формально это ничему не противоречит, но в этой ситуации на 100% применимо выражение, что отсутствие замечаний к аудитору по итогам внешнего контроля качества — это не заслуга аудитора, а недоработка со стороны СРО и Росфинназора. Может быть так, что серьезная аудиторская организация, масштабно работающая с крупными общественно значимыми компаниями, с долей государства в уставном капитале, получит какие-нибудь замечания, а небольшая, никому не известная аудиторская компания, работающая с подобными клиентами от случая к случаю, может вообще избежать каких-либо претензий по итогам внешнего контроля.

Количество аттестованных аудиторов. Здесь принципиально уточнить, что при аудите общественно значимых организаций, которые проводят конкурс, важно число аудиторов с аттестатами, выданными после 1 января 2011 г., так как только они могут принимать участие в аудиторской проверке организации, которая проводит конкурс по Закону №44-ФЗ: минимум - один аудитор с новым аттестатом, а лучше два. А еще лучше соотнести это количество с масштабом бизнеса заказчика.

Организаторы конкурса и здесь могут применить принцип ограничения конкуренции, определив, что чем больше аудиторов (неважно с какими аттестатами), тем больше будет у участника конкурса баллов. Недобросовестные участники конкурса пользуются этим (сознательным ли?) упущением организатора конкурса, представляя на конкурс и штатных аудиторов и совместителей, работающих на постоянной основе в других аудиторских организациях. Более того, этот подход противоречит здравому смыслу. Зачем организации, имеющий небольшой масштаб бизнеса, давать максимальное количество баллов аудиторской организации, представившей список из, например, 50 аудиторов? Абсолютно ясно, что там, может быть, и трем аудиторам делать нечего.

Страхование ответственности аудитора. Как правило, это филькина грамота, пустышка, которая реально не спасет ни аудитора, ни его клиента от возможных потерь. По крайней мере, факты выплат по страховым случаям, связанным с проведением аудита, в Российской Федерации не известны, по крайней мере, широким кругам специалистов.

Наличие положительных отзывов и рекомендаций. Применение этого показателя идет вразрез с профессиональной этикой аудитора. Более того, в определенных условиях получение этих положительных отзывов от клиента может создать угрозу независимости аудитора.

Членство в международных аудиторских сетях. Это один из самых убедительных доводов в пользу высокого качества аудита претендента и его конкурентного преимущества в аудите. Во-первых, при приеме в сеть аудиторская организация проходит строгий отбор. Во-вторых, вступив в сеть, аудиторская организация подписывает лицензионное соглашение, в котором, получив право работать под единым международным брендом, обязуется соблюдать требования единых аудиторских стандартов и методик качества сети, а также периодически, раз в два-три года, проходить внешний контроль качества (очень даже неформальный).

Вот и руководитель Департамента регулирования бухгалтерского учета финансовой отчетности и аудиторской деятельности Министерства финансов РФ Л. Шнейдман в недавнем интервью говорит, что в современном мире аудиторская деятельность перестала быть национальным явлением, а стала явлением наднациональным: «Правила аудита сегодня международные, требования к независимости аудитора - международные, нормы профессиональной этики, требования к знаниям и навыкам — международные, модель регулирования аудиторской деятельности - общепризнанная во всем мире. И это вполне логично, поскольку продукт аудиторской деятельности должен быть доступен и понятен собственникам компании, участникам рынка, инвесторам вне зависимости от национальной принадлежности аудита».

И вот здесь есть несколько принципиальных моментов.

  • 1. Все, что говорилось выше, действует только в отношении полных членов международной аудиторской сети. Но там еще есть и статусы членов-корреспондентов (наблюдателей), для которых выполнение всех этих жестких требований не обязательно, что, соответственно, и не создает для них в аудите конкурентных преимуществ.
  • 2. Необходимо также еще учитывать и то обстоятельство, что кроме международных аудиторских сетей, список которых (Networks of independent firms) приведен в авторитетном издании International accounting bulletin, существуют еще и различные международные бизнес-ассоциации или альянсы.

Их список (Associations of independent firms) также приведен в вышеупомянутом издании. Членами этих сетей могут быть бухгалтерские, юридические, консалтинговые, аудиторские компании. У них по определению не может быть единых и обязательных для всех членов аудиторских стандартов, а также внешнего контроля качества аудита. Членство в таких сетях, безусловно, не создает никаких конкурентных преимуществ в аудите, так как эти сети хоть и международные, но не аудиторские. И ссылки на такое членство при подаче предложений на конкурс по отбору аудиторов, как минимум, непрофессиональны и некорректны.

В практике даже имел место случай, когда на конкурс представлялась заявка, в которой содержалась информация о членстве участника конкурса в международной аудиторской сети, в состав которой входили три аудиторские организации - две из них в Москве и еще одна в Киргизии. Какие конкурсные преимущества это членство создавало и как это потенциально повышало качество аудита, понять сложно. Но, насколько я знаю, организатор конкурса с тех пор показатель членства в международных аудиторских сетях всегда дописывает так: «включенных в список Networks of independent firms издания «International accounting bulletin».

Подводя итог вышесказанному, можно сделать следующие выводы. Худо-бедно в 1990-х гг. конкурсы по отбору аудитора предприятия проводили. И какие были конкурсы! Мы, в то время начинающая российская компания, создавали совместные команды с аудиторскими компаниями «большой четверки» (в то время «шестерки»), включая и PWC (в то время PW), и Deloitt&Toush. Готовили презентации, выступления перед заказчиками. С профессиональной точки зрения и нам, и клиентам это много что давало.

Потом за регулирование конкурсного отбора аудитора взялось российское правительство. Ну здесь, конечно, презентациями и не пахло, но тоже было не так плохо... Вспомним хотя бы постановление Правительства РФ «О мерах по проведению обязательного аудита» от 30 ноября 2005 г. № 706. Но то, что случилось после внесения изменений в Закон «Об аудиторской деятельности» №307-Ф3 в части обязательного проведения конкурсов по отбору аудитора для организаций с долей госсобственности не менее 25%, по Закону №94-ФЗ - это не лезет ни в какие ворота.

Это классический пример, когда навязываемые формы и процедуры превалируют над здравым смыслом и декларируемыми целями. Любой желающий может найти на просторах интернета невообразимое количество критического материала на эту тему. И, обратите внимание, и СРО, и Минфин РФ так и не смогли за все это время создать хоть какое-нибудь методическое руководство по проведению конкурсов по отбору аудиторов по Закону №94-ФЗ. Его нельзя создать в принципе.

Переход с января 2014 г. на Закон №44-ФЗ в части проведения конкурсов по отбору аудитора никоим образом ситуацию не изменил. В этом документе, также как и в Законе №94-ФЗ, не предусмотрен антидемпинговый механизм. Для отбора аудитора Закон №44-ФЗ - это то же самое, что и Закон №94-ФЗ, только вид сбоку.

Я постарался оценить процедуры Закона №44-ФЗ на примере закупки сплит-системы. Прекрасный закон, если закупать сплит- систему. В этом случае есть естественные антидемпинговые механизмы - в сплит-системе и каркас должен быть, и корпус, и микросхемы, и все должно быть протестировано, и самое главное, это должно работать. Чудес не бывает. При отсутствии одной единственной микросхемы вся эта конструкция превращается в груду металлолома. А аудит? Как уже говорилось, результат аудита через год, контроль качества аудита через два, а крайний кто? Потребитель. Если представить, что потребитель закупает аудит, как сплит-систему, то он сильно рискует купить пустой корпус с непонятным для него набором комплектующих, да еще и с табличкой «не включать».

Складывающаяся ситуация безусловно выгодна некоторым организациям, для которых аудит обязателен, но которые не заинтересованы в его качественном проведении с выявлением каких-либо серьезных проблем. И это в организациях, где существенна доля государства! И по факту получается, что установленные федеральным законодательством процедуры по отбору аудитора в организациях с долей госсобственности работают в интересах именно этих недобросовестных заказчиков.

«...И на Марсе будут яблони цвести», - была раньше такая популярная песня. Прошли годы, мы убедились, что никогда не будут цвести яблони на Марсе. И сколько еще надо лет, чтобы понять, что никогда действующие ныне процедуры по отбору аудитора не будут содействовать ни повышению качества аудита, ни повышению независимости аудита, ни повышению конкуренции на рынке аудита. Наоборот, Закон №44-ФЗ окончательно сведет проведение аудита к фикции и утрате доверия к проаудированной отчетности.

Почему же ситуация с отбором аудиторов по конкурсам не меняется уже столько лет? И здесь ничего не приходит на ум, кроме сказки Г.Х. Андерсена «Новое платье короля». Помните, что подумал министр короля, когда ему портняжки-обманщики предложили оценить новое платье короля?

Он, как ни таращил глаза, ничего не видел: «Ах ты Господи! Неужели же я глуп? Вот уж чего никогда-то не думал! Спаси Боже, если кто-нибудь узнает!.. Или, может быть, я не гожусь для своей должности?.. Нет, нет, никак нельзя признаться, что я не вижу...!». И так же рассуждали все придворные и сам король. И только один маленький мальчик сказал...

Мы помним, что он сказал.

Что можно сказать про всю эту историю с конкурсными процедурами отбора аудитора? Я тоже в упор не вижу, чтобы процедуры и новый Закон №44-ФЗ содействовали объективному отбору аудитора с точки зрения качества его услуг, повышению его независимости и конкурсности на рынке аудиторских услуг.

Нельзя так же не сказать и о других негативных моментах, выявленных практикой применения процедур конкурсного отбора по Закону №94-ФЗ и которые автоматически переходят в будущую практику применения Закона №44-ФЗ.

  • • Не установлен порядок раскрытия информации о деятельности аудиторских организаций, участвующих в конкурсах по аудиту общественно значимых хозяйствующих субъектов.
  • • Допускается участие в конкурсе аудиторских организаций, которые 100% своей выручки получают от одного клиента либо аффилированных с ним лиц (а мы говорим о выборе независимого аудитора!).
  • • Допускается участие в конкурсах двух и более аудиторских организаций с одним и тем же бенефициаром (выгодоприобретателем), который фактически борется на конкурсе сам с собой.

Правилами независимости и Кодексом профессиональной этики аудиторов не возбраняется заключать аудитору с аудируемым им лицом, после победы на конкурсе, любые дополнительные услуги на любые суммы, не препятствуя, таким образом, недобросовестной конкуренции.

Не исключается субъективный подход в установлении критериев и показателей, позволяющий обеспечить интересы отдельно взятого участника конкурса.

И это относится не только к представителям заказчика в конкурсной комиссии.

Какой же выход?

Внести изменения в Закон №307-Ф3 и заменить обязательное применение процедур Закона №44-ФЗ для отбора аудитора процедурами, схожими с процедурами, ранее действовавшими по Постановлению №706 Правительства РФ, либо другими процедурами с предквалификационным отбором и наличием эффективного антидемпингового механизма, учитывающие особенности оказания услуг, в основе которых лежит интеллектуальный труд. Для этого необходимо разработать и принять соответствующее постановление Правительства РФ.

  • 1. Внести поправки в Федеральный закон «Об аудиторской деятельности» №307-Ф3 в части обязательного раскрытия информации о своей деятельности аудиторским организациям, оказывающим услуги общественно значимым хозяйствующим субъектам, в части выручки; количестве в штате аудиторов с единым аттестатом; количестве выданных за отчетный год аудиторских заключений, в том числе общественно значимым хозяйствующим субъектам; членстве в российских и международных аудиторских сетях.
  • 2. Предусмотреть в будущих правилах отбора аудитора на конкурсной основе невозможность участия в них аудиторских организаций, имеющих чрезмерную финансовую зависимость от одного клиента или связанных с ним лиц (превышающую, например, более 50% годовой выручки от аудита).
  • 3. Установить в будущих правилах отбора аудитора на конкурсной основе невозможность участия в двух и более аудиторских организаций, имеющих одного и того же бенефициара (выгодоприобретателя).
  • 4. Внести в Правила независимости дополнения по ограничению объема дополнительных услуг, представляемых аудитором аудируемой организации.

P.S. По имеющейся информации, одно из ведомств готовит предложения о применении процедур конкурсного отбора аудитора по Закону №44-ФЗ для всех организаций, подлежащих обязательному аудиту.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>