Масштабы анонимных платежей насторожили законодателей

Использование предоплаченных карт, судя по всему, значительно расширит возможности населения страны в получении различных финансовых услуг. Но в то же время не исключено, что это благое дело постараются использовать для обналичивания денег и недобросовестные лица, в том числе представители криминальных структур.

И вот для предотвращения крупномасштабного обналичивания денег был принят Закон №110-ФЗ, направленный на повышение уровня контроля в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. В частности, с учетом российской правоприменительной практики и рекомендаций Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) этим правовым актом внесены существенные изменения в нормы ныне действующего Закона №115-ФЗ, регулирующие порядок идентификации клиента - физического лица. Данными изменениями, по сути, в законодательство введен институт упрощенной идентификации.

Принятие Закона №110-ФЗ инициировала группа депутатов Государственной Думы, которая внесла в январе в парламент проект №428896-6, вызвавший острую полемику среди законодателей и заметное беспокойство в рядах банкиров.

В своей законодательной инициативе авторы законопроекта исходили из того обстоятельства, что в последнее время существенно возросли масштабы использования анонимных платежей в интересах совершения преступлений. К тому же стало совершенно очевидным, что в сфере электронного денежного оборота криминал научился преодолевать правовые барьеры в целях финансирования терроризма, сбыта наркотиков и совершения иных преступлений посредством использования именно анонимных платежей.

В частности, не стала серьезной преградой для криминала ст. 10 Закона №161-ФЗ, согласно которой в случае непроведения оператором электронных денежных средств идентификации клиента - физического лица в соответствии с Законом «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» от 7 августа 2001 г. №115-ФЗ использование неперсонифициро- ванного электронного средства платежа осуществляется клиентом — физическим лицом при условии, что остаток электронных денежных средств в любой момент не превышает 15 тыс. руб. При этом общая сумма переводимых электронных денежных средств с использованием одного неперсонифици- рованного электронного средства платежа не может превышать 40 тыс. руб. в течение календарного месяца.

На взгляд авторов законопроекта, в сегодняшних условиях установленные Законом №161-ФЗ ограничения не являются достаточно эффективными. Во-первых, в силу того, что они нивелируются возможностью одновременного использования клиентом нескольких неперсонифицированных средств платежа. А во-вторых, суммы анонимных платежей, разрешенных в РФ, в несколько раз превышают аналогичные суммы, предусмотренные в странах Европейского союза,

США и других государствах с развитой финансовой системой.

В интересах существенного ограничения возможностей криминала для использования анонимных платежей в целях финансирования преступной деятельности инициаторы законопроекта предложили установить, что при использовании непер- сонифицированного (анонимного) электронного средства платежа клиентом — физическим лицом остаток электронных денежных средств в любой момент не должен превышать 5 тыс. руб., а общая сумма переводимых электронных денежных средств с использованием одного неперсонифици- рованного электронного средства платежа не может превышать 1 тыс. руб. в течение одного календарного дня (в случае использования предоплаченной карты - 3 тыс. руб. в течение одного календарного дня) и 15 тыс. руб. в течение календарного месяца.

Наряду с данной мерой было предложено полностью исключить использование не- персонифицированных электронных средств платежа при трансграничных переводах денежных средств в случае непроведения оператором электронных денежных средств идентификации клиента — физического лица в соответствии с Законом №115-ФЗ, если отсутствует полная информация об отправителе и получателе.

Как отмечали авторы законопроекта, этого, по сути, требует и Рекомендация №16 ФАТФ. Во всяком случае в соответствии с ней при электронных переводах должна быть известна точная информация как об отправителе, так и о получателе, которая должна сопровождать электронный перевод по всей цепочке платежа.

Законопроектом предлагалось также запретить использование неперсонифициро- ванных электронных средств платежа в виде электронных носителей информации, в том числе платежных карт, а также иных технических устройств, выданных за пределами РФ либо иностранными финансовыми организациями.

Кроме того, законопроектом предлагалось исключить возможность денежных переводов с использованием неперсонифицированных электронных средств платежа между физическими лицами, в том числе на пополнение предоплаченных карт физическими лицами. Как объясняли инициаторы законодательной идеи, реализация этого предложения позволяла ограничить анонимные переводы между физическими лицами, что соотносится с требованиями ФАТФ о необходимости реагирования на высокий риск данного вида операций. Вполне понятно, отмечали они, что это предложение практически не затронет интернет-торговлю, когда переводы осуществляются, как правило, между физическим и юридическим лицом.

Наконец, в Федеральный закон №115-ФЗ предлагалась норма, согласно которой операции по переводу электронных денежных средств должны подлежать обязательному контролю, если сумма, на которую она совершается, равна или превышает 100 000 руб. либо равна сумме в иностранной валюте, эквивалентной 100 000 руб., или превышает ее.

Вполне понятно, что меры, предлагавшиеся для ужесточения анонимных платежей, не затрагивали сферу использования персонифицированных электронных средств платежа. Более того, как известно, в соответствии с Законом №403-Ф3 сумма остатка электронных денежных средств, при которой возможно использование персонифицированного электронного средства платежа, была повышена со 100 до 600 тыс. руб. И тем не менее, вокруг законопроекта в Государственной Думе разгорелись весьма острые дебаты.

В частности, поддержав авторов законопроекта в их стремлении к снижению рисков использования неперсонифицирован- ных средств платежа криминалом, Комитет Государственной Думы по финансовому рынку высказал весьма серьезные замечания к предлагаемому ими документу. Прежде всего, члены Комитета не согласились с тем, что для неперсонифицированных электронных средств платежа законопроектом было предложено снизить лимит общей суммы переводимых электронных денежных средств в месяц с 40 тыс. руб. до 15 тыс. руб., при этом установив, что перевод электронных денежных средств в течение одного календарного дня не может превышать 1 000 руб. (для предоплаченных карт - 3 тыс. руб.), а размер остатка электронных денежных средств в любой момент не может превышать 5 000 руб.

По мнению большинства депутатов, принявших участие в дебатах, не вполне разумно идти на такие меры в обстановке, когда объем переводов, совершаемых с использованием электронных средств платежа, достиг уровня порядка четверти триллиона рублей в год и когда из примерно 300 миллионов используемых электронных средств платежа 96,9% являются неперсонифициро- ванными.

Важное значение имеет то обстоятельство, что в настоящее время более 60% платежей, осуществляемых в стране, превышают порог в 1 000 руб. К этим платежам относится оплата таких социально значимых услуг, как жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ), услуг связи, государственных, муниципальных, финансовых услуг, включая страховые услуги, погашение кредитов, налогов, штрафов. И депутаты посчитали, что предлагаемые законопроектом меры, о которых идет речь, могут негативно отразиться на доступе граждан к финансовым услугам, привести к значительному росту доли наличных денежных расчетов в экономике.

Не согласились депутаты и с предложениями установить ограничения на трансграничный перевод электронных денежных средств, а также ввести запрет на использование электронных средств платежа, выданных за рубежом, в случае непроведения идентификации в соответствии с Законом №115-ФЗ.

Объясняя свою позицию, комитет отметил, что практика использования неперсони- фицированных электронных средств платежа в иностранных государствах в подавляющем большинстве случаев предусматривает при выдаче такого средства необходимость идентификации клиента тем или иным способом в зависимости от продукта и технологии (посредством документов, удостоверяющих личность, банковских продуктов, дистанционной идентификации, использования средств связи и т.д.). К тому же нельзя не учитывать то обстоятельство, что значительный рост популярности использования неперсонифицированных электронных средств платежа в мире обусловлен более высокой степенью безопасности совершения таких платежей, в том числе через сеть Интернет, в связи с отсутствием необходимости ввода конфиденциальных данных и наличия лимитов, что защищает плательщиков от потенциальных мошеннических действий со стороны третьих лиц.

В результате, на взгляд членов комитета, предлагаемая законопроектом норма может привести к невозможности обслуживания неперсонифицированных предоплаченных карт, выданных иностранными кредитными организациями, что будет противоречить общеприменимой международной практике и приведет к затруднению использования электронных средств платежа большим количеством иностранных граждан, посещающих РФ в туристических и иных целях.

Комитет обратил внимание на то, что действующие в настоящее время в нашей стране ограничения для неперсонифицированных электронных средств платежа, применяемые в целях обеспечения противодействия легализации «грязных» денег и финансированию терроризма, признаны экспертами ФАТФ одними из наиболее эффективных, в связи с чем осенью 2013 г. РФ была переведена на самый мягкий двухгодичный режим мониторинга.

Однако в отношении ограничений, конечно, надо соблюдать разумные меры. Борьба против использования криминалом финансовых потоков, разумеется, не должна препятствовать последовательному формированию рынка услуг по переводу электронных денежных средств, дальнейшему развитию систем безналичных расчетов и повышению доступности финансовых услуг, что, кстати, является одним из приоритетных направлений государственной политики в рамках обязательств РФ, принятых в 2010 г. на саммите «Группы двадцати» (G20).

Комитет посчитал необходимым на этапе второго чтения законопроекта разработать принципиально иные механизмы для снижения рисков использования неперсонифицированных средств платежа с целью легализации доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма. Больше того, комитет прямо рекомендовал участникам законотворческого процесса предусмотреть механизмы упрощенной идентификации клиентов - физических лиц при использовании ими электронных средств платежа, в том числе в удаленном доступе. И фактически именно эта рекомендация о необходимости введения института упрощенной идентификации открыла дорогу к выработке нужного закона.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >