Свобода, ответственность и психологическая защита личности

Свобода и ответственность как характеристики человеческого бытия. Компоненты отношения свободы: свобода по отношению к влечениям, свобода по отношению к наследственности, свобода по отношению к среде. Духовность, свобода и ответственность в гуманистической теории В.Франкла. Ответственность личности в принятии решений. Формирование системы защитных психологических барьеров; формы психологической защиты. Организация психологических барьеров как организация ловушек, преобразователей, опасностей для личности. Специфика отдельных защитных механизмов. Психологическая защита и совладание — механизмы овладения поведением. Формы совладания: поведенческая,

эмоциональная, познавательная. Осознанные стратегии совладания детей и взрослых. Теория «фрустрации» и «агрессии». Теория психологической защиты Романовой.

Обязательно скажем сразу: представления о смысле человеческого бытия весьма разнообразны. В принципе, их можно разделить на две линии: одни ищут смысл жизни внутри нее самой, в каких-либо видимых формах и проявлениях - в любви и добре, в наслаждении, в достижении власти, в совершенствовании разума и т.п. - в этом случае жизнь обладает абсолютной самоценностью; другие в поисках смысла выходят за собственные пределы и видят предназначение в служении какому-либо высшему, идеальному началу, человечеству, Природе или Богу - жизнь тогда рассматривается как средство приобретения других ценностей, например, достижение счастья. Кроме того, некоторые философы доказывают, что жизнь вовсе лишена смысла, поскольку она конечна - если в бытии существует смерть, то жизнь абсурдна и превращается в ожидание своей естественной участи. В таком случае философские дискуссии переключаются от темы смысла жизни к проблеме смысла смерти, как, например, это делают экзистенциалисты (Кьеркегор , Камю , Сартр ). [1] [2] [3]

Философское осмысление проблемы смысла человеческого бытия дополняет современный диспут из области биологической этики и психологии - о допустимости эвтаназии, самоубийства, абортов, трансплантации органов, клонировании новыми аспектами понимания свободы человека в распоряжении жизнью. Свободное волеизъявление личности является не только ограниченным общественными нормами (морали, закона и пр.), индивидуальной иерархией ценностей и принципов, но и тесно связано с осознанием ответственности. Ответственность личности всегда соединена с проявлением свободной воли, не нарушающей свободу другой. Категория ответственности может пониматься двояко: как

ответственность внешняя, диктуемая человеку извне, другими людьми или общественными институтами, и внутренняя ответственность, долг перед самим собой, обычно именуемый «совестью». Противоположность этих двух форм ответственности относительна. Чувство долга и совесть, на самом деле, практически ни что иное, как усвоенные человеком нормы внешней ответственности - в процессе воспитания личности различные формы общественной деятельности, в том числе моральные регулятивы, делаются нормами индивидуального поведения. Человеческие поступки могут быть продиктованы либо его собственным самосознанием и волей, либо общественными нормами, порой вступающими в конфронтацию с первой. Противоречия между индивидуальным и социальным в проявлении свободы отчасти снимаются посредством различного вида ответственностей.

Диалектика свободы и ответственности создает пространство выбора для личности, через которое она реализует свою

индивидуальность. Однако еще: реализация человека связана с теми возможностями, которые предоставляет ему социальная система. Конечно, человек всегда может осуществить свободный выбор, но одно дело выбирать между ролью жертвы или палача, и другое — выбирать между [4]

разнообразием профессий, позиций и действий, которые предоставляются человеку в высокоразвитом демократическом обществе. В связи с этим всегда актуальна проблема прав и свобод личности.

И сегодня, когда, несмотря на относительно благоприятные условия жизни, человек как никогда ощущает свою зависимость от власти. В настоящее время власть, хотя и стала менее деспотичной (не везде!), но вплотную придвинулась к каждому и часто вполне реально ограничивает его тело и душу. Сегодня она присутствует не только в форме репрессивных органов, но и на экране телевизоров, на страницах газет и журналов, даже в рекламе, становящейся, подчас, все более навязчивой и агрессивной. При этом она не всегда имеет открытую идеологическую форму, которую можно было бы разоблачить как обман и манипуляцию сознанием населения.

Власть присутствует и в юридически-правовой, и в повседневной форме. Поэтому сегодня отстаивать свободу означает: добиваться социальных, политических и юридических прав и гарантий, учиться самостоятельно выбирать лидера, образ жизни, стиль одежды, да что угодно - все, что стремятся навязать с помощью специально подобранных фактов, тенденциозных комментариев, умело скрытой рекламы.

Свобода личности неразрывно связана со справедливостью, верным распределением материальных и духовных благ, прав и свобод в зависимости от реального или потенциального вклада в общественное развитие. Человечество не только всегда мечтало о справедливости, но и работало в направлении ее осуществления. Современная эпоха, например, тяготеет к свободным выборам, позволяющим без насилия корректировать

существующие законы. Естественно, что выборы имеют множество недостатков, и власть здесь может манипулировать мнением народа. Поэтому свободные выборы возможны при условии свободы граждан и наличии у них сознательности и ответственности.

Свобода и ответственность личности проявляются не только в сфере политической жизни. Литература, театр, кинематограф постоянно анализируют ситуацию выбора и определяющих его факторов, будь то моральные нормы, личные принципы или общественное мнение. Человек учится выбирать, его учат выбирать, ему навязывают выбор. С одной стороны, любая свобода обременительна, тогда как принуждение освобождает от ответственности. С другой, человек может быть свободен, только принимая на себя ответственность за любой поступок, поскольку, в конечном счете, всегда можно поступить иначе.

В настоящее время вряд ли найдется хотя бы одна серьезная концепция человека, абсолютизирующая свободу или несвободу личности. Свобода и ответственность человека находятся в диалектической взаимосвязи: любая возможность выбора имеет рамки, созданные обществом и культурой, а любой выбор предполагает ответственность, поскольку влияет на условия и возможности выбора других людей. При этом расширяющиеся возможности коммуникаций создают многообразные уровни ответственности и свободы, в которых конкретная личность ищет свои жизненные смыслы и формирует практики.

Основной тезис учения В.Франкла о свободе воли гласит: человек способен найти и реализовать смысл жизни, даже если его свобода заметно ограничена объективными обстоятельствами. Признавая вполне очевидную детерминированность человеческого поведения, Франкл отрицает его пандетерминированность. Франкл говорит о свободе человека по отношению к своим влечениям, к наследственности и к факторам и обстоятельствам внешней среды.

Свобода по отношению к влечениям проявляется в возможности сказать им нет, принять или отвергнуть их. Свобода человека по отношению к внешним обстоятельствам хотя и не беспредельна, но существует, выражаясь в возможности занять по отношению к ним ту или иную позицию. Тем самым, влияние обстоятельств на человека опосредуется позицией его по отношению к ним.

Человек свободен благодаря тому, что его поведение определяется, прежде всего, ценностями и смыслами, локализованными в поэтическом измерении и не испытывающими детерминирующих воздействий внешних факторов.

Выдающийся австрийский психиатр и психолог Виктор Франкл (1905- 1997), проведший несколько лет в фашистских концлагерях, автор концепции логотерапии, согласно которой движущей силой человеческого поведения является стремление найти и реализовать существующий во внешнем мире смысл жизни, писал, что человек не задает вопрос о смысле - он отвечает на него своими реальными поступками. Роль смысла выполняют ценности - смысловые универсалии, обобщающие опыт человечества. Франкл описывает три класса ценностей, позволяющих сделать жизнь человека осмысленной: ценности творчества (в первую очередь, труд); ценности переживания (в частности, любовь) и ценности отношения (сознательно вырабатываемая позиция в критических жизненных обстоятельствах, которые невозможно изменить). Осуществляя смысл, человек осуществляет тем самым себя. Самоактуализация - это лишь побочный продукт осуществления смысла. Совесть - орган, который помогает человеку определить, какой из потенциальных смыслов, заложенных в ситуации, является для него истинным. Франкл выделял три онтологических измерения (уровня существования) человека: биологическое, психологическое и поэтическое, или духовное. Именно в последнем локализованы смыслы и ценности, играющие главную по отношению к нижележащим уровням роль в детерминации поведения. Воплощением самодетерминации человека выступают способности: к самотрансценденции, направленности вовне себя; к самоотстранению; к принятию позиции по отношению к внешним ситуациям и самому себе.

Свобода воли в понимании Франкл неразрывно связана с ответственностью за совершаемые выборы, без которой она вырождается в произвол[5] («Человек в поисках смысла», 1979).

Важным в учении о свободе воли является вопрос: для чего человек обладает свободой? По Франклу, это свобода взять на себя ответственность за свою судьбу, свобода слушать свою совесть и принимать решения о своей судьбе. Это свобода изменяться, свобода от того, чтобы быть именно таким, свобода стать другим. Франкл определяет человека как существо, которое постоянно решает, чем он будет в следующий момент. Свобода, таким образом, это не то, что он имеет, а то, что он есть.

Акт принятия решения за себя - проявление не только свободы, но и ответственности. Свобода, лишенная ответственности, вырождается в произвол. Эта ответственность сопряжена с бременем выбора человеком, какие таящиеся в мире и в нем самом возможности заслуживают реализации, а какие нет. Это ответственность человека за аутентичность его бытия, за правильное нахождение и реализацию им своего смысла жизни. По сути, это ответственность человека за свою жизнь.

Сегодняшний мир, как, впрочем, и мир прошлого - миры перживаний, неудач, конфликтов и стрессов, угроз, явных и мнимых, опасностей, бед и болзеней. В нашей жизни постоянно присутствуют факторы, которые могут мешать чувствовать себя счастливыми, которые задевают самолюбие и вызывают раздражение и гнев, грусть и печаль. Человеческая личность постоянно вынуждена противостоять этому, защищаться или прятаться. Когда мы ощущаем противоположные и противоречивые желания, стремления (мотивации), тогда испытываем внутренний

конфликт/дискомфорт. Например, необходимость ежедневно вставать рано утром, чтобы успеть на занятия. Одни встают вовремя, другие опаздывают из-за того, что не встают/не могут своевременно. Мы достаточно часто недовольны и неудовлетворены окружающей жизнью и критикуем все и вся. Критика и осуждение превратились в некую психологическую защиту от сложностей и проблем. Мы недовольны политикой и руководством страны, зарплатой и семейной обстановкой, поведением детей и массовой культурой, шоу-бизнесом и рекламой, системой образования и медицинским обслуживанием, работой ЖКХ, полиции, почты и пр. Над человеком висит как дамоклов меч груз проблем, с которыми он не может справиться без серьезного ущерба для своей психики. По возможности он пытается преодолеть трудности, с чем-то успешно справляется, что-то подавляет, загоняет вглубь, в подсознание, а оттуда это что-то «давит» ... А свом желания, не всегда согласующиеся с принятыми в обществе нормами? Эти желания не могут быть удовлетворены в силу их асоциального или нравственно неприемлемого характера. Они тоже добавляют личности напряжение. В результате возникают тревога, страх, чувство неуверенности, от которых хочется поскорее избавиться. Избавление достигается «очищением» сознания от тревог и переводом их на бессознательный уровень. Там, в бессознательном, укрыты воспоминания о неудачах, неприятных и мучительных переживаниях. И, стремясь «на поверхность», они нарушают покой и равновесие, толкают человека на неприемлемые/противоправные действия. И тут на помощь приходит особый механизм, называемый психологическая защита, в которую, как в латы, одевается практически каждый. И это механим психологической защиты дала нам сама природа.

Итак, психологическая защита - подсознательная система моделей поведения, сформированная на основе жизненного опыта человека и ограждающая его от отрицательных эмоций, страха, тревоги, возникающих на основе травмирующей информации из внешнего мира. Психологическая защита — это механизмы, которые стабилизируют наше состояние, сохраняя наше представление о самих себе. Это такие действия нашего сознания, при которых оно отторгает или изменяет неблагоприятную информацию о себе или о других.

Человек воспринимает окружающий мир и старается приспособить свое поведение к изменениям этого мира. Когда и пока адаптация идет успешно, человек живет в гармонии с самим собой. Но стоит наметиться какому-либо разногласию, как возникает внутреннее напряжение, заставляющее менять систему поведения. Но ведь если постоянно менять поведение, приспосабливая его к изменениям внешней среды, человек просто потеряет ощущение стабильности жизни, и это никак не лучше дезадаптации. По мере накопления жизненного опыта у человека формируется система психологических барьеров, ограждающая его от информации, которая нарушает его внутреннее равновесие - психологическая защита, призванная играть роль фильтра для социально/ личностно неприемлемой информации.

Психологическая защита как механизм едина, но различается по видам. Впервые классическую характеристику видам психологической защиты дал

  • 3. Фрейд, затем они были изучены и описаны его дочерью - А.Фрейд[6]. Опираясь на учение отца, А.Фрейд, в отличие от традиционного психоанализа, создала проникнутое верой в силу человеческой личности новое теоретическое направление в психологии — эго-психологию. А.Фрейд выделила целый ряд различных защитных психологических механизмов. Остановимся на некоторых наиболее «работающих» психологических механизмах защиты:
    • •отрицание,
    • •идеализация,
    • •вытеснение,
    • •замещение,
    • •рационализация,
    • •реактивные образования,
  • •регрессия, •идентификация, •проекция, •подавление, • инфантильность, •сублимация, •сновидение.
  • - отрицание - стремление избежать новой информации, вызывающей тревогу и страх. Этот механизм известен еще с древности. Самая первая реакция любого человека на неожиданное и очень неприятное для него известие: «Нет! Не может бытъ» Отрицание проявляется в игнорировании потенциально тревожной информации. Человек как бы не воспринимает ее, не слышит, отказывается принять, а затем, соответственно, то, что все же воспринял, не осознает - таким образом, он избавляется от неприятных переживаний. Кстати, избавиться от страха и тяжелых переживаний можно, если не знать о них вообще. При отрицании у человека переориентируется внимание. Его направление меняется так, что человек становится особо невнимательным к сферам жизни, которые чреваты для него неприятностями, он отгораживается от них. Известно и «алкогольное отрицание». Содержание этого понятия связано с некритичной оценкой своего состояния, заключающееся в отрицании как заболевания в целом, так и отдельных его симптомов. При этом переживания, связанные с болезнью, блокируются с целью ликвидации конфликта между «Я» и непосредственным опытом;
  • - идеализация. Иногда защита [от дискомфорта] принимает форму идеализации, благодаря которой человек не воспринимает объективные факты, зато хорошо видит лишь желаемый вариант. Идеализация (обесценивание) - попытка найти идеального защитника от всех бед и идеальное решение проблем. Как определенный дефект личностного развития, у некоторых людей идеализация переходит из детства, где мы пользуемся этим часто, во взрослый период. Тогда у них проявляется стремление найти в ком-то опору и поддержку, защитника перед всеми ужасами окружающего мира. Такие люди настолько привязаны к своему идеалу, зависимы от него и часто настолько, что практически теряют свою личность (здесь уже может идти речь об аддикции, созависимости). Однако если идеал не оправдывает надежд, неизбежно поступает обесценивание. В результате идеал из объекта поклонения и привязанности превращается в объект ненависти и гнева. Женщина, любящая мужа, видящая в нем опору и поддержку, вдруг узнает, что муж собирается покинуть семью. Пережитое потрясение меняет ее чувство на противоположное. Она начинает ненавидеть мужа. Именно эта ненависть и спасает ее гордость, самолюбие и смягчает потерю, служит зашитой личности;
  • - вытеснение — механизм, в результате действия которого неприемлемые для человека мысли, воспоминания или переживания изгоняются из сознания и переводятся в сферу бессознательного - но при этом продолжают оказывать влияние на поведение личности, проявляясь в виде тревоги, страха, депрессии и т.п.;
  • - замещение связано с переносом действия или реакции с недоступного объекта на доступный. Те чувства и действия, которые должны быть направлены на объект, вызвавший тревогу, переносятся на иной объект. Так, например, агрессия по отношению к начальству иногда, к сожалению, вымещается на членах семьи, после того как человек возвращается домой после работы. А хлопки дверью, пинок любимой собаке, грубость кондуктору, ругань с продавцом... Благодаря этим действиям происходит разрядка напряжения. Накопившееся вследствие неудачи зло и раздражение на преподавателя и отчасти на себя не могло быть выражено прямыми действиями. В качестве разрядки студент осуществил несколько резких агрессивных действий, помогающих ему частично снять отрицательные эмоции. Замещение действием здесь более эффективно для личности, чем замещение словом (это по поводу брани...). Нередко механизм замещения работает для спасения личности от нервного срыва в результате давления мощных неудовлетворенных чувств.

Трудности и высокая конфликтность нашей сегодняшней жизни значительно повысили агрессивный потенциал общества. Однако барьеры перед выражением прямого агрессивного поведения еще достаточно сильны. Поэтому люди замещают свои агрессивные порывы бранью, криком, а, накричавшись, человек более спокойно оценивает ситуацию (и может даже заподозрить, что он здесь был не во всем прав);

  • - рационализация — защитный механизм, имеющий своей функцией маскировку, сокрытие от сознания субъекта истинных мотивов его действий, мыслей и чувств во имя обеспечения внутреннего комфорта, сохранения чувства собственного достоинства, самоуважения. Порой, данный механизм используется с целью предотвращения переживания вины или стыда: происходит блокировка осознания тех мотивов, которые выступают как социально неприемлемые или неодобряемые. Человек после совершения каких-то действий, поступков, продиктованных неосознаваемыми мотивами, пытается понять их и рационально объяснить, приписывая им более приемлемые, более благородные мотивы. Подобные попытки могут восприниматься и как оправдание перед другими или перед самим собой. Переживая психическую травму человек, защищает себя тем, что переоценивает или обесценивает значимость травмирующего фактора в сторону его снижения;
  • - реактивные образования. Это знакомый многим [из житейской практики] механизм - суть его в трансформации травмирующего мотива в собственную противоположность. Иногда необъяснимая неприязнь к кому- либо трансформируется в отношениях с этим человеком в особую предупредительность, подчеркнутую вежливость. И, наоборот, симпатия, может быть, даже любовное увлечение демонстрируются как неприязнь, нарочитое игнорирование и бестактность. Так, психологически грамотные педагоги и родители в агрессивном преследовании подростком одноклассницы видят чувство влюбленности, расценивают (и это справедливо в большинстве случаев) его как характерный для подростков ритуал ухаживания;
  • - регрессия — психологический защитный механизм, состоящий в том, что человек в своем поведении, при реагировании на серьезные, сложные ситуации возвращается, например, к ранним, детским типам поведения, которые на той стадии были успешными. Регрессия — это возврат личности от высших форм поведения к низшим. Таким образом, взрослый человек - в сложных условиях - стремится избежать внутренней тревоги, потерять чувство самоуважения. Но, заметим, часто регрессию оценивают как негативный для личности механизм психологической защиты (например, излишняя инфантильность);
  • - идентификация — защитный механизм, при котором человек видит в себе другого человека, перенося на себя мотивы и качества, присущие другому лицу. Идентификация может иметь позитивный момент, так как с помощью этого механизма индивид усваивает социальный опыт, овладевает новыми для него свойствами, ролями и качествами. Каждому из нас как читателю и зрителю знакомо сопереживание герою в кино или театре. Но идентификация осуществляется и по отношению к вполне реальному партнеру по общению, по совместным делам, переживаниям. В практике воспитания замечено, что в семье сын практически всегда идентифицирует себя с отцом, а дочь с матерью. На работе молодой специалист находит для себя пример, образец для подражания, определенного человека, на которого может ориентироваться, стремясь овладеть профессиональным мастерством;
  • - проекция — чаще всего неосознаваемый или не до конца осознаваемый механизм, посредством которого импульсы и чувства, неприемлемые для личности, приписываются внешнему объекту и проникают в сознание как измененное восприятие внешнего мира. Проекция - та форма защиты, при которой человек бессознательно переносит неприемлемые для себя чувства, желания на другое лицо. Особенно характерно проявление проекции при стремлении оправдать себя, в результате чего своя ошибка или вина, например, приписываются другим. Внутренне происходящее принимается субъектом за внешнее: человек склонен искать виновников или причины своих проблем во внешнем мире. Причем, он совершенно искренне уверен в своей правоте. Благодаря механизму проекции собственные желания, чувства и личностные черты, в которых человек не хочет признаваться себе [из-за их неприглядности], переносит (проецирует) на другое лицо. Этот механизм особенно типичен для детей. Проекция встраивается в структуру реальности, формируя определенные жизненные принципы: злой не верит в доброту других, обманщик подозревает других во лжи;
  • - подавление - эта защита сходна с отрицанием, когда личность воспринимает приятое событие, но прячет его в подсознание. Человек не хочет вспоминать травмирующее обстоятельство, вызывающее неприятные эмоции, поэтому со временем наступают провалы в памяти, когда человек не может вспомнит какие-то эпизоды своей жизни, связанные с тяжелыми воспоминаниями. Информация, имеющая неприятную эмоциональную окраску для личности, делится на разрешенную и не разрешенную к воспоминанию. Подавление как раз и обнаруживается в данности воспоминаний: наиболее травмирующие все менее и менее [со временем] доступны к воспроизведению в памяти;
  • - инфантильность - понимается как особенность психического склада личности, при которой обнаруживаются черты, свойственные более раннему возрасту: эмоциональная неустойчивость, незрелость суждения, капризность, подчиняемость, несамостоятельность;
  • - сублимация - распространенный защитный механизм, посредством

которого либидо и агрессивная энергия трансформируются в различные виды деятельности, приемлемые и для индивида, и общества. Сублимация проявляется в преобразовании энергии подавленных, запретных

желаний в другие виды деятельности, происходит трансформация/модификация влечений. В качестве основных форм сублимации обычно определяют интеллектуальную деятельность и художественное творчество, а также быть спорт;

- сновидение - вид замещения, когда происходит перенос недоступного действия в иной план - из реального мира в мир сновидений. 3.Фрейд говорил, что сны - это королевский путь к бессознательному, и мы нередко видим сны, в которых нерешенные в реальности или решенные трагически проблемы и события приобретают совсем другой, уже благоприятный для нас вид. Основная задача сновидений - показать наши чувства, желания, подсознательные страхи в картинках сна и тем самым разгрузить напряженное подсознание. Однако чувства прямо изобразить невозможно, невозможно изобразить страх, но возможно, например, такое выражение страха, как бегство. Поэтому замещающим характером обладает действие, разворачивающееся в сюжете сновидений. Оно конструируется в процессе контакта человека со своим прошлым. Основная роль сновидения как защиты - раскрепостить личность от подавленных желаний. Во сне нет ограничений. Любая ситуация, которую переживает человек, имеет осознаваемый и подсознательный психологический уровень, который-то часто и проявляется во сне. Нередко информация во сне предстает в виде символа. Не все символы понятны человеку, и тогда мы видим странные сны или кошмары. В любом случае, сны спасают от психологической перегрузки, и в этом их огромная польза для личности.

С помощью психологических защит человек, прежде всего, стремится защитить свою личность - нет ничего болезненнее, чем ущемление самолюбия и самооценки. Психологическая защита помогает личности построить барьеры на пути неблагоприятных влияний, способных нанести травму собственному положительному мнению о себе. Психологические защиты создают человеку «панцирь», который, с одной стороны, не пропускает информацию, угрожающую положительной самооценке человека, а, с другой, деформирует часть информации, избегая отрицательных эмоций. Таким образом, человек создает для себя иллюзию спокойного и мирного существования, избавляясь от чувства тревоги, раздражения, беспокойства. Однако заметим: это избавление относительно.

В настоящее время проблема психологической защиты личности широко освещается в мировой психологии. Специальные вопросы, связанные с генезисом и функционированием механизмов психологической защиты освещаются в работах отечественных психологов: Б.Г. Ананьева, Л.И. Божович, Е.С. Романовой и др. В качестве общетеоретической платформы для исследования механизмов защиты в отечественной психологии [7]

выступает теория взаимосвязи сознания и неосознаваемого в психическом. Она подразумевает признание существования сферы сознания и неосознаваемой сферы. Причем, сознанию отводится в условиях нормы ведущая роль. Характер взаимоотношений между сознанием и неосознаваемым может определяться как сотрудничеством, так и антагонизмом между ними. Напомним, что долгое время отечественная психология не признавала существование психоанализа, что, в свою очередь, оказало определенное влияние на разработку проблемы психологической защиты. В 50-70-е гг. прошлого века сам термин «защита» избегался или подменялся другими терминами: «психологический барьер»; «защитная реакция»; «компенсаторные механизмы» и т.д.

Согласно представлению ряда отечественных психологов (Е.С. Романова и др.), психологическая защита является нормальным, повседневно работающим механизмом человеческого сознания, защищающим его от дезорганизующих влияний психической травмы. Основная функция защиты заключается в снятии эмоционального напряжения. Предлагается делать различие между патологической психологической защитой (или «ненормативным», «неэффективным» функционированием защитных механизмов), приводящей к социально-психологической дезадаптации, и нормальной профилактической психологической защитой (или «нормативным», «эффективным» функционированием психологических защит), постоянно присутствующей в нашей повседневной жизни и способствующей социально-психологической адаптацией индивида.

На современном этапе развития отечественной психологии одной из наиболее удачных попыток интеграции значительной части теоретического и эмпирического знания о защитных механизмах в единую концепцию является системная теория защиты, созданная Е.С. Романовой в 1991 году на основе «структурной теории защит «Эго». Согласно данной концепции, механизмы психологической защиты являются продуктами онтогенетического развития и научения. Они развиваются как специфические средства социально-психологической адаптации и предназначены для совладания с эмоциями различной модальности: отрицание - принятие, подавление - страх, регрессия - удивление, компенсация - печаль, проекция - отвержение, замещение - гнев, интеллектуализация - предвидение, реактивное образование - радость. Механизмы психологической защиты обладают свойствами смежности (отрицание - реактивное образование - подавление и т.д.) и полярности (отрицание - проекция, подавление - замещение, компенсация - реактивное образование, регрессия - интеллектуализация), различаются по критерию примитивности - сложности в зависимости от времени образования в онтогенезе и участия сознания в их актуальном функционировании (отрицание - примитивный, бессознательный; компенсация - зрелый, осознанный). Индивид может использовать любой комплекс защит. Е.С. Романова предприняла попытку внедрения «структурной теории защиты» в широкий социальный контекст с объяснением связи, существующей между самосознанием и психологической защитой личности. Помимо идентификации защитных механизмов, определения их свойств и закономерностей функционирования, она выделила ряд конкретных моментов интерперсональной сферы жизнедеятельности индивида, которые, накладываясь на особенности его темперамента, определяют образование специфических защит и соответствующих видов нормального -

патологического поведения индивида. Данный системный подход к проблеме предполагает анализ причинно-временных связей между элементами, включенными в генезис и функционирование защитных механизмов. К этим элементам Романова отнесла: динамические особенности психики субъекта (активность - пассивность как свойства темперамента), личный опыт успешности в удовлетворении базисных потребностей (в свободе и автономии, в успехе и эффективности, в безопасности, в признании и самоопределении), особенности объекта психологической защиты, в качестве которого выступают составляющие позитивного «образа Я» («Я защищенный, находящийся в безопасности, благополучный, здоровый»; «Я - самостоятельный, независимый, свободный»; «Я - умный, знающий, компетентный, контролирующий ситуацию»; «Я - красивый, принимаемый, любимый»), опыт отношений в родительской семье (виды гетерономного воздействия) как образец разрешения кризисных жизненных ситуаций, а также хроническую психотравматизацию личности.

Образование новых и актуализация уже имеющихся защит у индивида происходит в эксквизитной (стрессовой, конфликтной, проблемной) ситуации. Последнюю Романова определяет как ситуацию, в которой противоречие в определенный момент развития предельно обострено и требует своего снятия, характер его разрешения определяет направление в развитии личности. В частности, норма и патология защитного функционирования зависят от того, сумел ли индивид на определенных этапах онтогенеза реализовать базисные потребности или благодаря гетерономному воздействию среды они были блокированы. В качестве предмета психологической защиты выступает «Я-концепция» индивида, ее когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты. Основная функция защитных механизмов - стабилизация и сохранение позитивной «Я- концепции», характеризующейся наличием гармоничного «образа Я» и положительного самоотношения. «Нормативное» функционирование защитных механизмов обеспечивает стабильность упорядоченной

индивидуальной картины мира, настолько истинной или настолько искаженной, насколько это задано общепринятыми стандартами. Поведение индивида при этом характеризуется целенаправленностью и

последовательностью и оценивается обществом как нормальное, а межличностные конфликты в повседневной жизни не создают угрозу позитивному «образу Я» и не переходят во внутриличностные, так как защитные механизмы «эффективно» справляются с ними. С другой стороны, считает Е.С.Романова, если эмоциональная напряженность достигает чрезвычайно сильной выраженности, то защитные механизмы личности начинают использоваться или сверхинтенсивно, или, напротив, не справляются с ней (невыраженность защит), в результате чего появляется социально-психологическая дезадаптация.

Говоря об индивидуальном поведении, скажем так, в не совсем стандартных для личности ситуациях, мы должны упомянуть и гипотезу фрустрации-агрессии то есть предположение, согласно которому агрессия является следствием фрустрации, а фрустрация неизбежно влечет агрессию. Под фрустрацией понимается препятствие в реализации поведения, направленного на достижение конкретной цели. Раннюю версию идею данной гипотезы высказал еще в начале XX века МакДугалл . Он утверждал, что агрессия является инстинктом, который вырабатывается для устранения препятствий на пути к удовлетворению биологических импульсов. В 1939 г. психологи Д.Доллард[8] [9] и Р.Сирс[10] опубликовали исследование, в котором связали понятия фрустрации и агрессии.

Основные положения выдвинутой гипотезы звучали так:

  • 1) всякий раз, видя, что кто-то ведет себя агрессивно, можно предположить, что этот человек ранее испытал фрустрацию;
  • 2) всякий раз, когда кто-то испытывает фрустрацию, непременно последует какой-нибудь акт агрессии.

Правда, заметим, ученые не связывали состояние фрустрации исключительно с проявлениями открытой агрессии. Фрустрация, по их мнению, могла приводить и к латентному агрессивному состоянию, обозначенному термином «провоцирование». Страх наказания за проявление агрессии, в свою очередь, считался определяющим в механизме сдерживания агрессии и должен был приводить к смещению агрессии на альтернативные цели. Д.Доллард и его коллеги настаивали на том, что в состоянии длительной фрустрации провоцирование, в конечном счете, возобладает над сдерживанием.

В 1941 г. гипотеза фрустрации-агрессии была пересмотрена одним из ее разработчиков - Н.Миллером[11]. Он отказался от жесткой детерминистской связи между агрессией и фрустрацией, предположив, что фрустрация создает побуждения к разного типа реакциям, одна из которых - побуждение к какой-либо форме агрессии.

Эмпирические исследования не подтвердили безусловной взаимосвязи фрустрации и агрессии. Стало понятно, что фрустрация может приводить не только к агрессии, но и к двигательному возбуждению, апатии, стереотипиям, регрессии.

Г ипотеза фрустрации-агрессии была переформулирована

Л.Берковицем[12] в 1989 г. В обновленном варианте был учтен факт неоднозначной связи фрустрации с агрессией и важная роль ситуационных факторов. Были внесены три существенные поправки:

  • а) фрустрация не обязательно реализуется в агрессивных действиях, но она стимулирует готовность к ним;
  • б) даже в состоянии готовности агрессия не возникает без надлежащих внешних условий (например, эффект оружия);
  • в) выход из фрустрирующей ситуации с помощью агрессивных действий воспитывает у индивида привычку к подобным действиям.

Берковиц утверждает, что фрустрация - один из множества аверсивных стимулов, способных спровоцировать агрессивные реакции, но не напрямую, а косвенно, создавая готовность к агрессивным действиям. Таким образом, фрустрация не обязательно влечет за собой агрессию, но вызывает негативные эмоции, такие как гнев и раздражение (эмоциональный компонент). Враждебное поведение возникает только тогда, когда присутствуют еще и посылы к агрессии - средовые стимулы, связанные с актуальными или предшествовавшими факторами, провоцирующими злость (ситуационный компонент, например, наличие оружия). Теория Берковица получила название когнитивный неоассоцианизм.

Гипотеза фрустрации-агрессии не раз подвергалась и продолжает подвергаться критике. Представители теории социального научения оспаривали ее, полагая, что фрустрация создает лишь генерализованное возбуждение, а дальнейшее поведение уже определяется исходя из приобретенных социальных навыков. Некоторые ученые предостерегают исследователей от излишне универсального восприятия гипотезы «фрустрации-агрессии», например, в том, что касается объяснения войн и иных общественных явлений, ибо подобные трактовки слишком уж упрощают проблему, предлагая в некоторм роде инфантильные объяснения сложным социальным процессам, не всегда подходящие даже для исчерпывающего истолкования индивидуального поведения.

Вопросы и задания для самопроверки по материалам Темы 7

  • 1. Подготовьте сообщения о различных взглядах на смысл человеческой жизни.
  • 2. Как понимается свобода личности в различных философских учениях и разными направлениями психологии?
  • 3. В каких взаимоотношениях находятся свобода и

ответственность?

  • 4. Расскажите об основных положениях учения В.Франкла о свободе воли.
  • 5. Что такое психологическая защита?
  • 6. Подготовьте сообщение об истории вопроса о

психологической защите.

  • 7. Представьте точное широкое понимание различных видов психологической защиты.
  • 8. Расскажите о концепции Е.С.Романовой.
  • 9. Что такое фрустрация?
  • 10. Дайте представление о гипотезе фрустрации-агрессии.

  • [1] Экзистенциалисты (от экзистенциализм) - философия существования — направление вфилософии XX века, акцентирующее внимание на уникальности бытия человека, провозглашающееего иррациональным.
  • [2] Серен Обю Кьеркегор (1813 -1855, Копенгаген) — датский философ, протестантский теолог и писатель.
  • [3] Альбер Камю (1913-1960) — французский писатель и философ, близкий к экзистенциализму.Лауреат Нобелевской премии по литературе 1957 года.
  • [4] Жан-Поль Шарль Эмар Сартр (1905-1980) — французский философ, представитель атеистического экзистенциализма, писатель, драматург и эссеист, педагог. Лауреат Нобелевской премии политературе 1964 года (отказался от премии).
  • [5] Франкл В. Человек в поисках смысла. - М.Прогресс, 1990.
  • [6] Анна Фрейд (1895-1982) — британский психолог и психоаналитик австрийского происхождения,младшая дочь основателя психоанализа З.Фрейда. Наряду с Мелани Кляйн считается основателем детскогопсихоанализа.
  • [7] Евгения Сергеевна Романова (род. в 1945 г.) - видный отечественный психолог и педагог, директорИнститута психологии, социологии и социальных отношений, доктор психологических наук, профессор.
  • [8] Уильям Мак-Дугалл (1871-1938)— англо-американский психолог, один из основателей социальнопсихологических исследований, ввел понятие «социальная психология» (1908).
  • [9] Джон Доллард (1900-1980) — американский психолог, специалист в области экспериментальногоанализа поведения, психологии личности и социальной психологии.
  • [10] Роберт Ричардсон Сирс (1908-1989)— американский психолог, специалист в области социальной идетской психологии.
  • [11] 9|Нил Элгар Миллер (1909-2002) — американский психолог, специалист в областиповеденческой и экспериментальной психологии.
  • [12] Леонард Берковиц (род. 1926) - американский психолог, известный своими исследованиями проблемчеловеческой агрессивности.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >