Полная версия

Главная arrow География arrow Гидрогеоэкология городов

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

О МЕРАХ ПО УЛУЧШЕНИЮ ГИДРОГЕОЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ В МОСКВЕ

В связи с расширением площади Москвы (в 2 раза) в черту города вошли новые реки, ручьи и иные водные объекты. Если ранее вся гидрографическая сеть Москвы принадлежала только Москве-реке, то сейчас город «поглотил» и вторую, равную ей по рангу реку — Клязьму. Освоены территории бывших подмосковных деревень и городов-спутников, где были выгребные ямы, навозохранилища, склады пестицидов, свалки в карьерах и т.п. [14].

Все большее число водных объектов города исчезает в трубах и попросту засыпается. Здесь следует отметить, что под засыпанными водотоками сохраняются подрусловые потоки, которые продолжают реализовывать свою роль дрен для природных вод. Поэтому лучше их сохранять в естественном состоянии, чем при застройке применять инженерные меры против суффозии, подтопления и пр.

Заметно ухудшилось качество природных вод Москвы. Главная причина — сброс сточных вод и загрязнение этими отходами почв и грунтовых вод. В 1947 г. у Крымского моста и выше можно было искупаться безо всякого риска для здоровья, сейчас в естественных водоемах Москвы купаться не рекомендуется. Большинство московских родников, питающихся грунтовыми водами, дают непригодную для питья воду.

Применение противогололедных солей стало настоящей бедой для природных вод Москвы. Более 300 т хлоридов, рассыпанных за зиму по поверхности города, ни во что не превращаются, ничем не сорбируются, ничем не задерживаются. Термин «самоочищение» здесь совершенно непригоден. В результате засоления гибнут растения, деградируют почвы, резко меняют качество поверхностные и подземные воды.

Постоянно и неуклонно растет население Москвы. В связи с этим усугубились и стали острее многие коммунальные проблемы. Скачкообразно увеличилось «производство мусора» на душу населения, удлинились коммуникации и, как следствие, потери из них, выросли нормы жилой площади, и объемы жилья в Москве увеличились непропорционально естественному приросту населения. Почти до 3 млн ед. вырос автомобильный парк, что привело к опасному загрязнению не только воздуха, но и почв и пород зоны аэрации и, как следствие, к загрязнению природных вод.

В десятки раз увеличивается площадь асфальтированных улиц и площадей. В этой связи уместно предположить, что структура баланса грунтовых вод изменилась, однако, серьезных исследований этой проблемы не проводилось.

Интенсивно осваивается подземное пространство города. Если в 1947 г. Москва располагала всего тремя линиями метро (26 км), то сейчас общая протяженность метрополитена 260 км, строительство новых линий и станций ускоряется. Естественно, что дренажный водоотлив, тепловое, геофизическое и химическое загрязнение как негативное воздействие на природные воды только усилилось.

На территории Москвы в 1950-е гг. было 37 свалок, из которых три считались крупными. Сейчас Москва стоит на 111 собственных свалках, из которых 26 — крупные.

Полвека назад только строился первый исследовательский атомный реактор и вывоз радиоактивных отходов велся малыми порциями на обычные свалки, сейчас в Москве девять реакторов и еще пять в самом ближнем Подмосковье (Химки и Лыткарино). В связи с этим создана система контроля и управления радиоактивными отходами (НПО «Радон»), ведется радиометрический мониторинг территорий и акваторий города.

Город до сих пор (2012 г.) не имеет комплексного Генерального плана и в связи с этим единой и непротиворечивой природоохранной политики, подкрепленной соответствующим экономическим механизмом. Срочно необходимо правовое регулирование в области прав граждан на здоровую среду обитания и защиту от градостроительных решений и негативных экологических процессов, наносящих ущерб их собственности и здоровью. В Москве, так же как и в России в целом, еще не развит институт экологического страхования. Только зарождается экоаудит. Внедрение в практику обязательной в развитых странах ОВОС при проектировании любой хозяйственной деятельности тормозится по многим причинам и не в последнюю очередь — за счет низкой экологической культуры руководителей строительного и коммунального комплексов города.

В России действуют явно устаревшие нормативно-методические документы, используемые в проектировании и строительстве. Например, в СНиП 2.04.03—85 «Канализация. Наружные сети и сооружения» допускаются двухсантиметровые зазоры в стыках канализационных труб, допускается инфильтрация в них грунтовых вод, а экс- фильтрация — нет. Между тем совершенно понятно, что направление фильтрации зависит от соотношения напоров в трубе и водоносном горизонте или в зоне аэрации за ее стенкой. Таким образом, загрязнение грунтовых вод в городе оправдывается и закрепляется нормативно.

В Москве нет обоснования водоохранных зон малых рек, а 200-метровой ширины полоса вдоль Москвы-реки проходит безразлично и по паркам, и по свалкам, и по промплощадкам. Строительство и эксплуатация хозяйственных объектов не ориентированы на бережное отношение к подземным водам. Идеология инженерного обоснования строительства основана на принципе охраны сооружения от воздействия подземных вод, а не на необходимости сохранения экологически приемлемых качеств и свойств подземных вод как компонента экосистемы.

Подвести итог оценки антропогенного воздействия на подземные воды Москвы помогут следующие данные. Ежесуточно Московский водопровод подает в столицу около 6,7 млн м3 воды, очищенной до норм ГОСТ. На очистные сооружения же приходится только 6 млн м3 стоков. Естественно, что часть потерь объясняется испарением, включением в готовую и вывозимую продукцию, но большая доля этих потерь — утечки из ПВК, равные 700 тыс. м3. Для сравнения укажем, что в естественных условиях питание грунтовых вод на территории, равной площади города (800 км2), не составляет больше 200 тыс. м3/год.

Очистные сооружения водопровода, хозфекальной и дождевой канализации ежегодно производят 5,3 млн т отходов; промышленность Москвы ежегодно нуждается в вывозе 6,5 млн т отходов, в том числе 1,7 млн т — токсичных и 5 тыс. т — радиоактивных. Твердых бытовых отходов город продуцирует за год 2,5 млн т. На городские улицы и магистрали в течение зимнего периода высыпается около 300 тыс. т соли, что составляет 20% от общего стока хлоридов в р. Москву. Выбросы загрязняющих веществ в атмосферу Москвы составляют 1,2 млн т в год, т.е.примерно по 100 кг на душу населения. Снег и почвы загрязнены этими выбросами на обширной площади, охватывающей всю территорию города и прилегающие части области на восток до Ногинска и Павлово-Посада, на юго-восток до Жуковского и на юг до Климовска. Среди основных загрязняющих элементов — серебро, кобальт, олово, свинец, цинк, никель, бериллий, фтор, ртуть, хром, вольфрам и др.

Что же может предложить современная гидрогеоэкология для снижения негативного воздействия на подземные воды и на природный комплекс города в целом?

С 1989 г. в Москве проводится экологическая паспортизация промышленных, энергетических и иных предприятий. В ближайшее время, вероятно, будут составляться санитарно-экологические паспорта на жилые дома. В каждом из этих документов определенное место занимает и гидрогеоэкологическая характеристика, состоящая в описании гидрогеологической обстановки, прогнозной оценке ее развития и предложениях по управляющим решениям. В настоящее время накопленный массив документов экологической паспортизации используется явно недостаточно. Представляется весьма полезным и своевременным обобщить эти документы с целью создания экологических паспортов районов, округов и, наконец, всего города. Эта работа стала бы необходимой основой для обоснования сети периферических наблюдений и получения первичной информации о состоянии экосистем и процессах в них, что требуется для создания системы комплексного экомониторинга Москвы.

Москомприрода и Департамент охраны окружающей среды должны настойчивее внедрять в практику проектирования любой деятельности, и прежде всего строительной, ОВОС как необходимое экологическое обоснование, подлежащее обязательной Государственной и общественной экологическим экспертизам. Понятно, что экологическое обоснование любого объекта должно включать прогнозные оценки изменения гидрогеологической обстановки, основанные на моделях процессов взаимодействия подземных вод со всеми компонентами экосистемы. Необходимой частью ОВОС является обязательное рассмотрение всех возможных технических решений и их влияния на экосистему, включая «нулевой вариант», т.е. отказ от проекта. Нормативно-методическая база для таких оценок пока еще слабо разработана.

Следует как можно быстрее восстановить так называемую режимную сеть наблюдений за подземными водами в городе. Имеющиеся скважины расположены случайным образом, не характеризуют гидрогеологические условия водосборных бассейнов, не позволяют оценить перетекание в артезианские горизонты, сеть скважин не пополняется и не обновляется.

Пришла пора обосновать и закрепить новые водоохранные зоны в Москве. Здесь следует исходить из единства всех природных вод, не деля их искусственно на поверхностные и подземные. Известно, что именно подземными, а в условиях Москвы — грунтовыми водами питаются реки большую часть года, за исключением периода половодья. Емкость грунтовых водоносных горизонтов гораздо выше емкости речного русла, поэтому загрязнение, попавшее в грунтовый поток, будет медленно, но постоянно отравлять реку, по которой поверхностное загрязнение давно сошло. Отсюда следует необходимость включать в водоохранную зону области питания грунтовых потоков, разгружающихся в реки, водохранилища и озера. Более того, если область питания захватывает часть промплощадки или бывшей свалки, то эти объекты следует включить в водоохранную зону для получения ими определенного статуса территорий, нуждающихся в проектировании мер защиты и реабилитации подземных вод. В водоохранных зонах нуждается не только и не столько Москва- река, сколько малые реки, речки и ручьи. В тех случаях, когда берега оборудованы набережными, водоохранные зоны определяются по тем же принципам, так как дренажные призмы и другие подобные устройства отводят подземный поток в реку в виде сосредоточенных выпусков. Взятые в трубы и полностью засыпанные реки и ручьи также нуждаются в водоохранных мероприятиях, поскольку являются базисом искусственной гидрографической сети — дождевой канализации, а кроме того, сохраняют свой подрусловой поток неопределенно долгое время с момента засыпки.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>