Полная версия

Главная arrow Педагогика arrow Гуманитарный вектор, 2014, вып. 4 (40) -

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Типология фонетического освоения бурятско-монгольских топонимов Забайкалья

Цель статьи - дать сведения о том, как топонимы бурятско-монгольского языкового происхождения Восточного Забайкалья изменяются, адаптируются в русской языковой среде в плане фонетики.

Методологической базой исследования явились описательный, аналитический, типологический методы, метод ближайшей реконструкции.

Материалом исследования послужили названия географических объектов бурятско- монгольского языкового происхождения Забайкальского края, представленные в словаре топонимов Забайкалья проф. Т. В. Федотовой.

Вокализм и консонантизм в основах топонимов языка-источника субституируются, т. е. заменяются таковыми, схожими в плане реализации. Так, в бурятском слове может быть один и более долгих гласных или долгого гласного в слове не может быть вообще. Русское же слово характеризуется одноударностью, т. е. только один гласный в слове отличается силой и долготой. Представляются несколько вариантов реализации долготы / краткости языка- источника. Например, бурятский долгий гласный реализуется как краткий в безударной позиции, бурятская долгота переходит в последующий слог, краткий гласный обретает ударность в русском варианте. Результаты исследования служат опорой при дальнейшей этимологизации, которая имеет важное значение в современной ономастической науке.

Ключевые слова: топонимы, бурятско-монгольское языковое происхождение, фонетическая адаптация, субституция, этимология.

Irina Aleksandrovna Lamozhapova,

Candidate of Philology, Associate Professor, Transbaikal State University (30 Aiexandro-Zavodskay St., Chita, Russia, 672039),

e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Typology of Phonetic Development of Buryat-MongolianToponyms of Transbaikalia

The purpose of this article is to show the adapting process of toponyms of Buryat-Mongolian language to the Russian language environment in terms of phonetics.

The methodological bases of the research were descriptive, analytical, typological methods and the method of the nearest reconstruction.

Research materials are geographical names of the Buryat-Mongolian language origin of Za- baikalsky Region, given in a dictionary of toponyms of Zabaikalsky Region by prof. T. V. Fedotova.

Vowels and consonant sound in the basics of toponyms of the basic language are substituted, i. e. are replaced by similar options in terms of implementation.

Thus, in the Buryat word there can be one or more long vowels, or a long vowel in the word cannot be at all. The Russian word is characterized by a single-impact, that is only one vowel in the word has a power and longitude.

The author of the article presents several options for the longitude / short vowel of the basic language. For example, a Buryat long vowel is realized as a short in unstressed position, a Buryat longitude of vowel goes to next syllable, a short vowel becomes shock vowel in the Russian version.

Results of the research will give a support in the further in etymologization, which is essential in the modern onomastic science.

Keywords: toponyms, Buryat-Mongolian language origin, phonetic adaptation, substitution, etymology.

Исследования, посвященные топонимам Забайкалья, представлены в ономастической науке в большом количестве, их роль и значение огромно - труды Э. Р. Рыгдылона [8], М. Н. Мельхеева [5; 6], В. Ф. Балабанова

[1], Э. М. Мурзаева [10], Р. Г. Жамсарановой, Л. В. Шулуновой [4], Т. В. Федотовой [12] и др. Посредством изучения географических названий возможно получить сведения не только лингвистического характера, но и историче-

133

© И. А. Ламожапова, 2014

ские, этнографические, фольклорные. Топонимы ярко отражают историю той местности, названием которой они являются. В 2003 г. вышел в свет труд Т. В. Федотовой - Словарь топонимов Забайкалья. В этой работе представлены данные исследований предшествующих ономастов практически всех разрядов топонимов Забайкалья, произведены систематизация материала, тщательный анализ, а также предложены авторские версии этимологизации названий географических объектов не только с чисто лингвистической точки зрения, а, самое главное, они основаны на фольклорных сведениях, которые порой и являются толчком любых научных исследований. Исследование автором предпринято на большом фактологическом материале - анализу подвергнуты около 1000 названий.

Обоснованием настоящего сообщения явилось множество в словаре названий бурятско-монгольского языкового происхождения, и это является закономерным явлением. Забайкалье - регион с благоприятно сложившимся многоконфессиональным составом населения, этническим и культурным разнообразием, а также исконная родина и территория исторического сформирования монгольских племен и народов.

Под топонимами бурятско-монгольского происхождения мы понимаем формы, образованные на базе апеллятивов[1] и иных образований языков, относящихся к монгольской группе языков - бурятского, собственно монгольского, калмыцкого и др. - являющихся между собой родственными, поскольку носители их являются потомками единого монгольского мира.

Эти названия, а также основы названий претерпели значительное изменение в русской языковой среде. Задача сообщения - выявить типологию их фонетической адаптации.

Сначала приведем примеры изменений в вокализме. Характеристика звуков бурятского языка дается по книге И. Д. Бураева, Т. П. Баженовой, Е. С. Павловой «Атлас звуков бурятского языка» [2]; русского языка - «Русская грамматика» [7].

Характеристика и субституция бурятских гласных и согласных при их реализации в русском языке зависит, безусловно, от норм принимающего русского языка. К примеру, в бурятском слове может быть один и более долгих гласных или долгого гласного в слове не может быть вообще. Русское же слово характеризуется одноударностью, т. е. только один гласный в слове отличается силой и долготой. Представим несколько вариантов реализации долготы / краткости языка- источника.

  • • долгие гласные в бурятском варианте заменяются однотипным ударным гласным в русском: бур. зумбараа(н) «суслик» стало основой для топонима, который в русском произносится Жимбира (село, Карымский район Забайкальского края, далее - р-н ЗК). Топоним такой вариант произношения имеет и в бурятской речи. Как отмечает бурятский экспериментальный фонетист О. Д. Бухаева [3, с. 37], в количественном отношении долгие гласные бурятского языка произносятся дольше, чем русские гласные в ударной позиции.
  • • бурятский долгий гласный реализуется как краткий в безударной позиции: бур. хайлааИата. где хайлааИа(н) «вяз, ильм приземистый» + суф., имеющий значение наличия чего-либо, -та - рус. Кайластуй (село, Краснокаменский р-н ЗК). Долгота переходит в последующий слог: бур. Шулуутай - рус. Челутай (село, Агинский р-н Агинского Бурятского округа, далее - АБО), бур. Таб- таанай - рус. Таптанай (село, Дульдургин- ский р-н АБО).
  • • бурятский краткий гласный приобретает в русском варианте ударность: бур. эшэгэн «козленок» - рус. Ишага (село, Нерчинско- Заводский р-н); бур. жэрхэ(н) «бурундук» - рус. Жирекен (село, Чернышевский р-н ЗК).

Субституция бурятского заднеязычного широкого неогубленного гласного нижнего подъёма а

  • • по степени подъёма поднимается вверх, по ряду или месту подъёма языка продвигается вперед и реализуется как переднерядный верхнего подъёма неогубленный «и»: бур. албата «подвластный, данник» - рус. Альбитуй (село, Красночикойский р-н ЗК); возможно, бур. Тарбагата «тарбаган» - рус. Тарбазитуй (река, поселок, Краснокаменский р-н ЗК) [12, с. 97].
  • • как огубленный верхнего подъёма у: предположительно, бур. булан «угол» - рус. Булум (село, Оловяннинский р-н ЗК); бур. Бутатай - рус. Бутунтай; бур. ДарИан - рус. Дарасун (поселок, ж.-д. станция, Карымский р-н ЗК); бур. нарИан «сосна» - рус. Нарасун (село, Акшинский р-н ЗК).
  • • переходит в нейтральнорядный верхнего подъёма ы: бур. таИархай - рус. Та- сырхой. Примечательно, бур. таИархай

«оторванный, разорванный» стало основой нескольких вариантов топонимов: Тагархай (село, республика Бурятия), Тасырхой (озеро, Борзинский р-н ЗК), Тасырхай (поселок, Борзинский р-н ЗК) и, возможно, Тасуркай (гора, река, Приаргунский р-н) [12, с. 97]. Здесь возможно проследить изменение и гласных, и согласных в основе-источнике при переходе в разряд онимов русской языковой среды: конечный [аэ] - в [oj], фарингальный h реализуется как смычный г или переднеязычный глухой с.

  • • по степени подъёма поднимается выше - среднего подъёма, по ряду или месту подъёма языка продвигается вперед - переднего ряда и реализуется как э: бур. тахяаша «разводитель кур» - рус. Такеча (село, Ак- шинский р-н ЗК).
  • • переходит в гласный среднего подъёма, становится лабиализованным, ряд сохраняется - заднего ряда - о: бур. мухар «тупик, конец, край», хунды «пространство» - рус. Мухор-Кондуй (село, Читинский р-н).

Заднеязычный узкий огубленный высокого подъёма долгий монофтонг у сохраняет сильную позицию, т. е. имеет ударную позицию, но на одну степень подъёма опускается, ряд и огубленность сохраняет и реализуется как о, а краткий монофтонг у реализуется как средний по качеству между [и] и [е]: средне-верхнего подъёма, переднего ряда, нелабиализованный, поскольку имеет предударную позицию, а предшествующий согласный становится аффрикатой ч, а когда предшествующий согласный не аффрикати- зируется, реализуется как средний между [ы] и [э] непереднего ряда: бур. Адуун-Шулуун. где адуун «табун», шулуун «камень» - рус. Адон-Челон (село, Агинский район АБО); бур. гэр «юрта, дом» шулуун «камень» - рус. Гыршелун (река, ж.-д. станция, Хилокский р-н ЗК).

Заднеязычный широкий огубленный среднего подъёма дифтонг [оэ] реализуется следующим образом. Первый компонент опускается по степени подъёма ниже, второй компонент переходит в последующий слог, палатализуя при этом предшествующий согласный, обретает силу и долготу: бур., монг. мойлто «черемуховый» - рус. Малета (село, Петровск-Забайкальский р-н ЗК).

Переднеязычный широкий огубленный среднего подъёма долгий монофтонг ее суб- ституируется кратким средним между [ы] и [э]:бур. буйлееИэн «абрикос дикий (дерево)» - рус. Буйлэсан (село, Ононский р-н ЗК).

Субституция бурятского переднеязычного неогубленного широкого гласного среднего подъёма э

  • • в основном сохраняет качество, но по степени подъёма опускается, по ряду образования отодвигается назад - заднерядный - а: бур. эшэгэн «козлёнок» - рус. Ишага (село, Нерчинско-Заводский р-н ЗК).
  • • в русской лексеме соответствует среднерядному узкому краткому неогубленному верхнего подъёма ы: бур. бэрхэ «1) ловкий; искусный; смелый (человек); 2) трудный; тяжелый (подъём, путь)» - рус. Бырка (село, Оловяннинский, Приаргунский р-ны ЗК); бур. ухэр «корова»- рус. Укыр (село, Красночикойский р-н ЗК).
  • • отодвигается на задний ряд, обретает огубленность, поднимается по степени подъёма - у: бур. хуйтэн «холодный» - рус. Куйтун (село, Краснокаменский р-н ЗК), бур. ундэгэн - рус. Большой Ундугун (озеро), бур. Хунхэр - рус. Кункур (село, Агинский р-н АБО).
  • • также реализуется как заднерядный огубленный, степень подъёма сохраняется - о: бур. убэр «склон, обращенный на юг» - рус. Убор-Тохтор (село, Акшинский р-н ЗК); бур. ЖэбхээИэн - рус. Жипхоши (река).
  • • сохраняет свои качественные и количественные характеристики в русском варианте топонима: бур. Дэлюун Болдог - рус. Делюн Болдог (урочище в долине Онона). Также в русском варианте палатализует предшествующий согласный: бур. тургэн «быстрый» - рус. Турген «река, село, Кырин- ский р-н ЗК); бур. ЖэбхээИэн - рус. Жипхеген (село, Хилокский р-н ЗК); бур. буургэ «лука (у седла)» или бургэд «беркут» - рус. Бургень (село, Читинский р-н).
  • • переходит на степень подъёма выше, палатализует предшествующий согласный - и: бур. бэлигтэй «разумный, мудрый, талантливый» - рус. Биликтуй [12, с. 21] (село, Борзинский р-н ЗК).
  • • теряет свою изначальную йотирован- ность, субституируется и: бур. ехэ «большой» арал «остров» - рус. Икарал (село, Ононский р-н ЗК).

Среднеязычный узкий неогубленный верхнего подъёма и теряет палатализован- ность, по ряду или месту подъема языка переходит в средний ряд и становится ы: бур. харим «крещеный бурят или вступивший в брак с русскими» [12, с. 56], «карым областное выражение (родившийся от брака бурята и русской или наоборот)» [13, с. 555] - рус. Карымка (село, Улетовский р-н ЗК), Карым- ское (поселок, Карымский р-н ЗК).

Мягкорядный переднеязычный узкий огубленный краткий гласный у бурятского языка сохраняет свои признаки и заменяется эквивалентным по качеству русским гласным у: бур. Хунхэр - хунхэр «долина, лощина, впадина, лог, низина, большой овраг» - рус. Кункур (село, Агинский р-н АБО); вероятно, бур. хухэ «синий», хухы «кукушка» - рус. Кука (река, приток Ингоды; село, курорт, Читинский р-н).

Йотированность гласной сохраняется, меняются способ образования, место образования: бур. баян сагаан «букв, богатый; белый» - рус. Баин-Цаган (село, Ононский р-н ЗК). Это возможно проследить и в именах личных: бур. Баяр «радость» - рус. Баир.

Примечательно, если в начальной основе бурятского слова между согласными гласный слабо произносится и в письме не отражается, то при переходе в русскую языковую среду, этот гласный становится слого- образующим, четко произносимым, что обусловлено, возможно, его предударной позицией: бур. нар_Иан «сосна» - рус. Нарасун (село, Акшинский р-н ЗК); бур. ДарИан - рус. Дарасун; бур. хуб_хай «скудный, бедный» - рус. Кубухай (село, Ононский р-н ЗК); бур. тол_гой «голова» - рус. Яман-Тологой (гора, Акшинский p-он ЗК); бур. сур_хай «щука» - рус. Новоцурухайтуй (село, Приаргунский р-н ЗК).

Особо следует отметить тенденцию в производных топонимах образования конечных дифтонгов, которые восходят к кратким монофтонгам: бур. Могойто - рус. Могой- туй (село, АБО); бур. ахата «старший» [12, с. 9] - рус. Акатуй(гора, село Александрово- Заводский р-н ЗК); бур. СаИаша, где caha(H) «снег» - рус. Верхний Цасучей (село, Ононский р-н ЗК); бур. хунды «пустое пространство» - рус. Кондуй (село, Борзинский р-н ЗК); бур. хухы «кукушка» [там же, с. 58] - рус. Кокуй (село, Сретенский р-н ЗК); бур. Урта - от монг. урта «длинный» - рус. Ортуй (село, Могойтуйский р-н АБО); бур. Алхана - рус. Алханай (священная гора АБО); бур. тоон-то «место захоронения последа» - рус. Большой, Малый Тонтой (села, Шелопугин- ский р-н ЗК). Образования с суффиксом -та (см. первые два примера) представляют производную форму образований с суффиксом -тай, который имеет значение наличия чело- либо, например, Могойто - от бур. могойтой «местность, где есть змеи». Подобные топонимы имеют распространение в Забайкалье, как и топонимы эвенкийского происхождения с суффиксом со значением наличия чего- либо -нга: Селенга (река, республика Бурятия) - от эвенк, сэлэ «железо»; Куэнга (река, Сретенский р-н ЗК) - от эвенк, куе «дикий олень» [там же, с. 66].

А теперь рассмотрим изменения в консонантизме.

Бурятский смычный заднеязычный звонкий твердый г теряет смычность, становится щелевым, продвигается вперед по месту образования - переднеязычный, сохраняет участие голоса - звонкий, но палатализуется - з’: по одной из версий, бур. Тарбагатай - рус. Тарбазитуй (река, поселок, Краснокамен- ский р-н ЗК) [там же, с. 97].

Бурятский фарингальный h переходит в переднеязычный щелевой глухой твердый с: бур. ХулИата - хулИа(н) «тростник, камыш» - рус. Кулусутай (село, Ононский р-н ЗК). Более схожий звук, но палатализованный г’ получает в топониме Жипхеген (село, Хи- локский р-н ЗК) - бур. жэбхээИэн.

Бурятские щелевые ш, з, ж, с обретают смычность и становятся аффрикатами ч, дж, ц: бур. Шандагата - шандага(н) «заяц» - рус. Чиндагатай (село, Алекса ндро-Завод- ский р-н ЗК); бур. Щулуутай - шулуу(н) «камень» - рус. Челутай (село, Агинский р-н ЗК); возможно, в рус. Улача (река, падь, село, Акшинский p-он ЗК) бур. улааща(н) «1) ямщик; кучер; возчик; 2) уст. подводчик»; по одной из версий [12, с. 40]; бур. зэд «медь» - рус. Джида (село, Балейский р-н ЗК); бур. жар- галан «наслаждение, блаженство» - рус. Джаргалантуй (река в бассейне реки Кыры ЗК); бур. хабсагайта, хабсагай «скала, гольцы, утес» - рус. Капцегайтуй (село, Красно- каменский р-н ЗК).

Бурятский заднеязычный щелевой х реализуется как смычный к: бур. жэрхэ(н) «бурундук» - рус. Жирекен (село, Чернышевский р-н); бур. хангил «гольцы» - рус. Кан- гил (село, Нерчинский р-н ЗК); бур. горьёхо «журчать» - рус. Горека (река, село Улетовский р-н ЗК).

Согласные во многих бурятских основах в русских вариантах топонимов палатализуются: бур. шэбэр «1) чаща, густой лес; 2) тунк. болото (в лесу)» - рус. Сибирь. Хара-Шиби^ь (село, Могойтуйский р-н АБО); хургэн «быстрый» - Верхний Тергень (река, Шелопугинский р-н ЗК); бэлшэр - Бильчир (озеро, Агинский р-н АБО); албата «подвластный, данник» - Аль- битуй (село, Красночикойский р-н ЗК); умхэй

«тухлый, вонючий» - Верхний Умыкей (село, Нерчинский р-н ЗК); Сагаан-Уула - Цаган-Оль

(село, Могойтуйский р-н АБО).

Бурятский сонорный смычно-проходной носовой переднеязычный зубной н сохраняет участие шума, способ образования, но меняет место образования - губной м: вероятно, бур. булан «угол» - рус. Булум (село, Оловяннинский р-н ЗК).

Топоним Даурия отражает такое фонетическое изменение, как выпадение интервокального согласного, поскольку в основе онима - племенное название дагур, где еще сохраняется интервокальный согласный г. Такое фонетическое явление имело место в историческом развитии бурятского языка: *ади1а>*аи1а>уула «гора, вершина».

Итак, в сообщении приведены далеко не все случаи изменения фонетического облика топонимов. Думается, что представленная типология изменений названий географических объектов послужит опорой для дальнейших этимологизаций имен собственных, в частности топонимов. Примечательно образное выражение выдающихся российских ономастов А. В. Суперанской и Н. В. Подольской, что апеллятив подобен тени, сопровождающей имя собственное и способствующей его мотивированности: «... чем дольше живет имя в языке, тем бледнее становится «тень». Наступает такой момент, когда она совсем исчезает из поля зрения. Учёные начинают её поиски, называя это ономастической этимологизацией, как ищут археологи пропавшие города, от которых осталось только имя» [11, с. 41].

Список литературы

  • 1. Балабанов В. Ф. В дебрях названий. Иркутск: Восточно-Сибир. кн. изд-во, 1977. 78 с.
  • 2. Бураев И. Д., Бажеева Т. П., Павлова Е. С. Атлас звуков бурятского языка. Улан-Удэ: АН СССР СО ИОН БФ, 1975. 69 с.
  • 3. Бухаева О. Д. Типологическое сопоставление фонем и их сочетаемости в русском и бурятском языках. Новосибирск: НГУ, 1991. 132 с.
  • 4. Жамсаранова Р. Г., Шулунова Л. В. Топонимия Восточного Забайкалья. Чита: ЗабГПУ, 2003. 128 с.
  • 5. Мельхеев М. Н. Географические названия Восточной Сибири: Иркутская и Читинская области. Иркутск: Восточно-Сибир. кн. изд-во, 1969. 186 с.
  • 6. Мельхеев М. Н. Топонимика Бурятии. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1969. 168 с.
  • 7. Русская грамматика. М.: Наука, 1980. Т. 1. 784 с.
  • 8. Рыгдылон Э. Р. Топонимические этюды // Зап. БМНИИК. Улан-Удэ: Бурмонгиз, 1955. Т. 22. С. 89-96.
  • 9. Теория и методика ономастических исследований / А. В. Суперанская [и др.]. М.: Наука, 1986. 256 с.

Источники

  • 10. Мурзаев Э. М. Словарь народных географических терминов. М.: Мысль, 1984. 653 с.
  • 11. Подольская Н. В. Словарь русской ономастической терминологии. М.: Наука,, 1978.198 с.
  • 12. Федотова Т. В. Словарь топонимов Забайкалья. Чита: Поиск, 2003. 128 с.
  • 13. Черемисов К. М. Бурятско-русский словарь. М.: СЭ, 1973. 803 с.

References

  • 1. Balabanov V. F. V debryakh nazvanii. Irkutsk: Vostochno-Sibir. kn. izd-vo, 1977. 78 s.
  • 2. Buraev I. D., Bazheeva T. P, Pavlova E. S. Atlas zvukov buryatskogo yazyka. Ulan-Ude: AN SSSR SO ION BF, 1975. 69 s.
  • 3. Bukhaeva O. D. Tipologicheskoe sopostavlenie fonem i ikh sochetaemosti v russkom i buryatskom yazykakh. Novosibirsk: NGU, 1991. 132 s.
  • 4. Zhamsaranova R. G., Shulunova L. V. Toponimiya Vostochnogo Zabaikal’ya. Chita: ZabGPU, 2003. 128 s.
  • 5. Mel’kheev M. N. Geograficheskie nazvaniya Vostochnoi Sibiri: Irkutskaya i Chitinskaya oblasti. Irkutsk: Vostochno-Sibir. kn. izd-vo, 1969. 186 s.
  • 6. Mel’kheev M. N. Toponimika Buryatii. Ulan-Ude: Buryat, kn. izd-vo, 1969. 168 s.
  • 7. Russkaya grammatika. M.: Nauka, 1980. T. 1.784 s.
  • 8. Rygdylon E. R. Toponimicheskie etyudy // Zap. BMNIIK. Ulan-Ude: Burmongiz, 1955. T. 22. S. 89-96.
  • 9. Teoriya i metodika onomasticheskikh issledovanii / A. V. Superanskaya [i dr.]. M.: Nauka, 1986. 256 s.

Istochniki

  • 10. Murzaev E. M. Slovar’ narodnykh geograficheskikh terminov. M.: Mysl’, 1984. 653 s.
  • 11. Podol’skaya N. V. Slovar’ russkoi onomasticheskoi terminologii. M.: Nauka,, 1978. 198 s.
  • 12. Fedotova T. V. Slovar’ toponimov Zabaikal’ya. Chita: Poisk, 2003. 128 s.
  • 13. Cheremisov К. M. Buryatsko-russkii slovar’. M.: SE, 1973. 803 s.

Статья поступила в редакцию 26.06.2014

УДК 81’342

ББК Ш105.1(2Рос.Бур)

Жамьян Шарапович Санжанов,

аспирант,

Институт монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения Российской академии наук (672047, Россия, г.Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, 6 а)

e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

  • [1] Апеллятив - имя нарицательное в противоположность имени собственному [8, с. 37]. Обычно апеллятивслужит основой для образования имени собственного.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>