Полная версия

Главная arrow Педагогика arrow Гуманитарный вектор, 2014, вып. 4 (40) -

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Монголия в начале XXI века: гримасы демократии

[1]

В статье анализируется социально-политическая трансформация Монголии с середины 1980-х годов, после лидера МНРП и руководителя страны Ю. Цэдэнбала и до последних выборов Президента Монголии, на которых убедительную победу одержал представитель демократических сил Ц. Элбэгдорж. Одновременно с этим показан процесс партийного строительства и создания многопартийной системы как политической основы государства, а также процесс эволюции МНРП от марксизма к социал-демократии. Все это в свою очередь породило у монгольского общества иллюзии неограниченной свободы. В то же время этот процесс сопровождался жесткой борьбой противоборствующих сил, с одновременным ухудшением экономической ситуации в стране, массовой безработицей, ростом недовольства трудящихся масс в связи с отсутствием реальных демократических свобод, ослаблением роли Монголии на международной арене. В то же время в Монголии была создана многопартийная система, возникли устойчивые демократические институты, а монгольское общество стало открытым для цивилизованного мира. Однако внутриполитическая борьба МНРП и Демпартии привели к событиям июля 2008 г., которые получили известность как «юрточная революция» и имели негативный общественно-политический резонанс, в результате чего Указом Президента страны в столице Монголии был введен режим чрезвычайного положения. Корни этой драмы ощущаются и сегодня, что проявляется в растущей социальной дифференциации монгольского общества, низком уровне жизни значительных слоев населения, коррупции и безработице, борьбе политических партий и стоящих за ними политических сил за право распоряжаться природными богатствами, слабости и уязвимости относительно молодых демократических институтов.

Ключевые слова: СССР, МНР, КПСС, МНРП, Монголия, Россия, трансформация, партийное строительство, парламент, выборы, марксизм, социал-демократия.

Leonid Vladimirovich Kuras,

Doctor of History, Professor, Chief Researcher of the Department of Central Asia History and Culture, The Institute of Mongolian, Buddhist and Tibetan Studies of Siberian Branch, the Russian Academy of Sciences (6 Sakhyanova St., Ulan-Ude, Russia, 670042) e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Mongolia at the Beginning of the XXI Century: Faces of Democracy[2]

The article examines the social and political transformation in Mongolia from the mid-1980s, after the administration of Yu. Tsedenbal, leader of the Mongolian Communist party, to the recent presidential elections decisively won by Ts. Elbegdorzh. At the same time, the article traces the process of party construction and creation of the multi-party system as a political foundation of the state and the evolution of the Mongolian People’s Workers’ Party from Marxism to social democracy. In its turn, all this created an illusion of an unlimited freedom within the Mongolian society. At the same time this process was accompanied by uncompromising struggle of rivaling political forces, followed by the deterioration of the economic situation in the country, mass unemployment, growing grievances of the masses over the absence of real democratic freedoms and weakening of Mongolia’s international position. On the other hand, a multi-party system and solid democratic institutions were created and the Mongolian society became open to the civilized world. However, the inter-partisan struggle of the Mongolian People’s Revolutionary Party and Democratic Party

125

led to the events of July 2008 known as the «Yurt Revolution». They had a bad publicity and as a result, the presidential decree declared emergency situation in the capital. The roots of this drama can be felt even now. They appear in a growing social differentiation of the Mongolian society, low living standards of a large portion of the population, corruption and unemployment, political rivalry of the parties and political forces backing them for a right to distribute benefits from mining, weakness and vulnerability of relatively young democratic institutions.

Keywords: USSR, Mongolian People’s Republic, CPSU, MPWP, Mongolia, Russia, transformation, party construction, parliament, elections, Marxism, social democracy.

К середине 1980-х гг. развитие экономики и культуры Монголии обнаружило явные признаки застоя, что закономерно начали связывать с ослаблением авторитета и власти лидера МНРП и руководителя страны Ю. Цэ- дэнбала. В августе 1984 г. на внеочередном VIII пленуме ЦК МНРП Ю. Цэдэнбал был освобожден от всех должностей. Генеральным секретарем ЦК МНРП был избран Ж. Батмунх, который в 1987 г. на XIII съезде Совета монгольских профсоюзов официально объявил, что страна взяла курс на перестройку. В 1988 г. состоялся V Пленум ЦК МНРП, на котором перестройка была продекларирована как неотложная задача в политической, экономической, образовательной и культурной отраслях. Но медленные темпы перестройки и отсутствие реальных результатов способствовали появлению реальной оппозиции. Во второй половине 1980-х гг. в стране обострилась продовольственная проблема, оставался неразвитым внутренний рынок, а 40 % госбюджета МНР формировалось за счет кредитов и помощи Советского Союза. В этот же период в стране начался процесс образования политических партий, а оппозиционное движение стало реальностью.

В мае 1990 г. на сессии ВНХ было закреплено решение МНРП об исключении статьи 82 из текста Конституции, а на сессии ВНХ были приняты Закон о политических партиях и решение о проведении досрочных выборов в ВНХ и местные органы власти. На сессии Хурала было решено создать постоянно действующий Малый Государственный Хурал (МГХ) и институт Президента страны. Именно эти события в Монголии принято считать демократической революцией. Последующие события - это череда свободных демократических выборов, которые способствовали укреплению многопартийной системы, что подарило монголам иллюзию неограниченной свободы. На этом этапе политические партии активно приступили к разработке новой Конституции, которая вступила в силу с 12 февраля 1992 г.

К началу XXI в. в Монголии сложилась партийная система и к апрелю 2004 г. было зарегистрировано 20 партий.

  • 14 апреля 2004 г. по инициативе американского Фонда Сороса журналисты ведущих информационных агентств страны выработали соглашение, которое устанавливало следующие принципы предоставления отчета о выборах:
    • - публиковать только ту информацию, которая опирается на официальные документы;
    • - не выражать личное мнение, не призывать к выборам и не агитировать против определенных партий и кандидатов;
    • - не сообщать о незначительных промахах, чтобы этой информацией не повлиять на результаты выборов;
    • -указывать в государственных средствах массовой информации об источниках финансирования предвыборной агитации;
    • - указывать источник информации при публикации результатов голосования;
    • - указывать автора публикации или передачи;
    • - не разглашать источник информации в случае публикации секретной информации;
    • - немедленно исправлять профессиональные ошибки, если таковые будут допущены [9].

В целом, представители СМИ придерживались этой договоренности в течение всей избирательной кампании, допустив срыв лишь к концу избирательной кампании [6].

8 апреля 2004 г. в постановлении № 9 Великий Народный Хурал (ВНХ) назначил проведение выборов на 27 июня 2004 г., а начало подготовки к ним - на 12 апреля 2004 г.

По сообщению Центральной избирательной комиссии на участие в выборах подали заявку 11 партий. Демократическая партия, Родина - МДНСП и партия Гражданское мужество - Республиканцы объединились в предвыборный союз «Родина демократии». 8 партий пожелали выступить с собственными кандидатами. Объединенная партия женщин Монголии не была допущена к выборам, т. к. не смогла своевременно пройти регистрацию.

Выдвижение кандидатов стало причиной серьезной внутрипартийной борьбы как в МНРП, так и в союзе «Родина демократии». Это привело к организационным выводам, в результате чего ряд руководителей МНРП были исключены из партии. Это подрывало авторитет партии в глазах избирателей.

Для того чтобы выдвинуть на выборы свою кандидатуру от партии, необходимо было внести в фонд партии взнос, размер которого варьировался. В этой ситуации преимущество получили предприниматели, что впоследствии отразилось на составе нового Великого народного хурала.

По мере наращивания темпов предвыборной кампании МНРП все больше избирателей выступали с ее критикой. Обсуждалось количество денег, потраченных на рекламные акции и, в частности, на плакаты. Многие жители столицы считали, что было бы лучше потратить эти деньги на ремонт улиц Улан- Батора, которые уже многие годы находились в плачевном состоянии. Лишь за несколько дней до выборов городское самоуправление начало ремонт некоторых улиц.

Оппозиционные партии вступили в предвыборную борьбу лишь на ее заключительном этапе. Основным средством агитации также стало размещение плакатов на главных улицах столицы. Вслед за правящей партией оппозиция обещала повысить благосостояние населения. Самый популярный плакат обещал: «Всем детям до 18 лет будет выдаваться ежемесячная доверительная сумма в размере 10 тыс. тугриков». Учитывая, что в Монголии на тот момент проживало более миллиона детей и подростков до 18 лет, становится очевидным, что на выполнение этого обещания ушла бы большая часть государственного бюджета.

Хотя доступ оппозиции к средствам массовой информации был более ограниченным по сравнению с МНРП, кандидаты союза «Родина демократии» смогли представить свою программу в прессе и электронных средствах. В Монголии в этот период выпускалось 6 ежедневных газет. Три из них - «Оодрийн Сонин», «Онодоор» и «Монголын Мэдээ» регулярно представляли кандидатов союза «Родина демократии» и их программы. Помимо этого предвыборная программа ДП была широко освещена в многотиражной продукции бульварных журналов, которые с большим сочувствием относились к партиям оппозиции. Эфирное время им охотно предоставляли частные радиовещательные станции.

Таким образом, предвыборная борьба оппозиции в столице оказалась возможной при поддержке СМИ. Существенная экономия оппозиционными партиями финансовых средств при осуществлении кампании была положительно оценена избирателями.

В сельской местности, где проживала большая часть граждан, имеющих право голоса, оппозиция столкнулась с определенными трудностями при агитации. Сельские жители получали информацию о предстоящих парламентских выборах из государственного телевидения и радио, в которых в предвыборный период доминировала МНРП. Пресса на селе играла незначительную роль. Только 2,6 % ежедневного издания всех газет имели сбыт в сельской местности. Причем, сюда входили и обязательные экземпляры, доставляемые в государственные учреждения. Местные журналы, которые продавались в аймаках, были, как правило, бедны информацией о выборах.

По итогам выборов МНРП получила 38 мандатов, союз «Родина демократии» - 34 мандата.

Особенностью нового парламента стало значительное количество депутатов-пред- принимателей. Они являлись руководителями наиболее крупных предприятий страны: «Голомт банк», «Эрэл», «Фортуна», «Бридж», «Залуу Монгол», «Буян», «Оюуны Ундраа» и др. В прежние годы представители бизнеса не стремились участвовать в политической жизни страны. К середине 2000-х гг. руководители крупных предприятий Монголии стали понимать необходимость создания правовой среды для их экономической деятельности, тем более что существовавшие на тот момент законы, регулирующие предпринимательскую деятельность, не соответствовали новым экономическим условиям и тормозили развитие бизнеса. Кроме того, многие предприниматели руководствовались желанием защитить интересы монгольских компаний в конкуренции с иностранными предприятиями и особенно китайскими. Именно в этот период МНРП поставила 11 задач в области социально-экономического реформирования. В их числе: проект «Дорога 1000-летия», формирование свободных экономических зон, дальнейший процесс приватизации, в том числе земли. Одновременно с этим МНРП стремилась решить острые социальные проблемы: повышение пенсий, заработной платы работникам бюджетной сферы, расширение пакета социальных льгот.

В этот период Демократическая партия стремилась найти общую платформу с партией «Гражданское мужество - Республиканской партией», превратившейся после слияния двух партий в авторитетную политическую силу общества. По мере приближения очередных выборов оппозиция активизировала свои действия по объединению политических сил, призывая все противостоящие МНРП партии создать единую организацию, способную победить на президентских выборах 2005 г.

МНРП к середине 2000-х гг. насчитывала в своих рядах свыше 120 тыс. членов. Деятельность Президента Монголии Н. Багабан- ди, имевшего в этот период самый высокий политический рейтинг в стране, была сосредоточена на формировании внешнеполитического курса, направленного на создание положительного облика Монголии за рубежом, поиск иностранных партнеров и инвестирования социально-экономических реформ международными организациями, странами- донорами и зарубежными компаниями. Являясь главнокомандующим Вооруженных Сил, Президент уделял большое внимание реформированию армии, созданию специального отряда по борьбе с терроризмом.

Вместе с тем МНРП и Демократическая коалиция были вынуждены после парламентских выборов 2004 г. сформировать коалиционное «правительство национального согласия», которое, к сожалению, не стало примером результативного сотрудничества. Большинство постов в новом правительстве получили представители МНРП, а премьер- министром стал представитель демократов Ц. Элбэгдорж.

Президент Н. Багабанди, избранный до 2005 г., согласно действующей Конституции не имел права претендовать на этот пост. Поэтому его окружение занялось поиском возможностей реформирования политической системы с целью изменения Конституции и введения президентской формы правления. Так, группа общественных деятелей, куда вошли академик Ч. Далай, бывшие премьеры Д. Бямбасурэн и Д. Содном, а также лидер партии «Отечество» Н. Ням-Осор и др. подготовили проект введения президентского правления.

Вместе с тем парламентские выборы 2004 г. выявили в МНРП серьезные нарастающие проблемы, которые не способствовали сплоченности партии. В ходе предвыборной гонки МНРП была представлена по партийному списку в основном людьми из реформаторской группы во главе с председателем МНРП и спикером парламента Н. Энхбаяром, которые и вошли в состав правительства. В этой связи у него появились оппоненты внутри партии из числа консерваторов. В этой связи состоявшаяся 15 января 2005 г. партийная конференция МНРП официально признала возможность существования фракций внутри партии. В Уставе МНРП было закреплено положение, согласно которому фракцию можно официально создать только при поддержке более 1/4 части членов партийной конференции.

Немаловажное значение имело назначение на должность Генерального секретаря МНРП С. Баяра, являвшегося на тот период послом Монголии в России. Следует подчеркнуть, что председатель партии Н. Энхбаяр сам предложил кандидатуру С. Баяра, учитывая, что тот представлял интересы действующего Президента страны Н. Багабанди и связанной с ним группы партийцев консервативного толка. Кадровая рокировка продемонстрировала продуманную стратегию председателя МНРП Н. Энхбаяра, который упрочил собственные позиции. По мнению некоторых аналитиков, Н. Энхбаяр исходил из того, что в партии сохранились устойчивые позиции и влияние консервативного крыла в партии. Кроме того, возникла опасность раскола в МНРП. И, наконец, предполагалось, что С. Баяр на посту Генерального секретаря МНРП станет своеобразным балансом, «золотой серединой», что позволит снизить разногласия в партии и сплотить ее ряды в преддверии предстоящих президентских выборов, где официальным кандидатом от МНРП станет Н. Энхбаяр. В этой связи не исключалась вероятность будущего назначения С. Баяра председателем МНРП после Н. Энхбаяра.

Парламентские выборы лета 2004 г. оказали большое влияние и на расстановку сил в демократическом лагере. Еще до выборов демократическую оппозицию раздирали личные амбиции лидеров партий и постоянные усобицы. В Демократической партии не было единства по принципиальным вопросам о создании коалиционного союза, в частности, по кандидатурам будущих руководителей коалиции и партийным квотам на парламентские места.

На 22 мая 2005 г. были назначены очередные президентские выборы, в которых участвовали четыре кандидата: от МНРП - Н. Энхбаяр, от Демократической партии - М. Энхсайхан, от Республиканской партии - Б. Жаргалсайхан и от партии «Отечество» - Б. Эрдэнэбат.

Н. Энхбаяр победил на выборах президента Монголии, набрав 53,4 % голосов избирателей. Его ближайший соперник М. Энсайхан получил около 20 % голосов. При этом эксперты отмечали, что хотя выборы в Монголии «известны своей непредсказуемостью..., практически ни у кого не было сомнений, что главой государства станет бывший премьер» [1].

В начале 2006 г. «правительство национального согласия», возглавляемое тогдашним председателем ДП Ц. Элбэгдоржем, было торпедировано неожиданным выходом из него 10 министров-членов МНРП. Утрата правительством легитимности была официально подтверждена руководящим советом МНРП, который принял заявление об его отставке. Кредит доверия к правительству был девальвирован снижением жизненного уровня большей части населения, дестабилизацией общественно-политической ситуации и чрезмерной политизацией исполнительной власти. В этих условиях было сформировано новое правительство, контролируемое МНРП. Но симпатии монгольского общества в этот раз были на стороне Демпартии [2, с. 110-111]. Поэтому, по оценке специалистов, на предстоящих парламентских выборах 2008 г. ДП должна была получить равное с МНРП число голосов избирателей (допускалась даже победа демократов). Однако обнародованные Центризбиркомом 29 июня 2008 г. данные итогов голосования показали, что верх одержала МНРП, проведя в ВГХ 48 своих депутатов против 25 представителей от Демпартии. Последовавшие за этим события 1 июля 2008 г. - это своеобразные гримасы демократии, получившие известность как «юрточная революция» и имевшие крайне негативный общественно-политический резонанс. Представители гражданских движений, недовольных итогами выборов, организовали митинг протеста, который завершился массовыми беспорядками. В результате погибло пять человек, сотни получили ранения, был нанесен значительный материальный ущерб (офис МНРП был фактически сожжен вместе с архивом партии). Указом Президента страны в столице Монголии был введен режим чрезвычайного положения. По оценке признанного монголоведа М. И. Гольмана: «Корни этой драмы кроются в растущей социальной дифференциации монгольского общества, низком уровне жизни значительных слоев населения, коррупции и безработице, борьбе политических партий и стоящих за ними политических сил за право распоряжаться природными богатствами, слабости и уязвимости относительно молодых демократических институтов» [3]. Руководство страны дало согласие рассмотреть факты нарушений в ходе парламентских выборов и частично пересмотреть итоги голосования, в результате чего МНРП получила 39 мест в парламенте, а Демократическая партия - 25. Разразился затяжной политический кризис, выходом из которого стало «нестандартное решение» МНРП об образовании коалиционного с ДП правительства в составе 8 министров-членов МНРП и 5 членов ДП. По мнению специалистов, это правительство и в настоящее время продолжает работать весьма эффективно, хотя и подвергается перманентной критике с обеих сторон.

В апреле 2009 г. на конференции МНРП Н. Энхбаяр был вновь выдвинут кандидатом на пост Президента Монголии. В тоже время внутри МНРП сохранялась сложная и противоречивая ситуация, связанная с тем, что в результате формирования коалиционного правительства ряд членов МНРП не получил государственных постов и министерских портфелей. Внутри партии образовалось несколько фракций: а) Увснурская, представленная выходцами из Уве аймака и западных регионов Монголии. Претендентом от этой фракции рассматривался действующий министр внутренних дел и юстиции, бывший спикер парламента Ц. Нямдорж, покинувший должность спикера по настоянию Президента Н. Энхбаяра; б) Сухэ-Баторская, представленная выходцами из восточных и юго-восточных аймаков страны. Главными фигурами в этой фракции стали члены Великого Государственного Хурала (ВГХ), экс-министр финансов Ч. Улан, бывший министр иностранных дел С. Батболд и бывший министр юстиции и внутренних дел Ц. Мунх-Оргил; в) Городская (столичная) фракция, лидером которой стал экс-мэр г. Улан-Батора, действующий вице- премьер М. Энхболд, который, несмотря на давление Президента, отказался передавать российской стороне часть акций на право эксплуатации крупного месторождения серебра «Асгат». Фракцию поддерживает интеллектуальная элита страны, входящая в Демпартию под названием «Алтай Гадас» (Полярная звезда); г) Молодежная фракция, лидером которой является У. Хурэлсух, назначенный на должность секретаря МНРП.

Первоначально шансы действующего президента Н. Энхбаяра оценивались достаточно высоко. В его пользу говорили имеющийся широкий административный ресурс, личный авторитет, умение наладить конструктивные контакты с любыми политическими партнерами.

Кандидат в президенты от Демократической партии Ц. Элбэгдорж выдвинул центральным лозунгом своей избирательной кампании - выборы демократического президента. При этом он не пытался маскировать откровенную ставку на помощь со стороны

Запада, взяв за образец американские демократические институты. Уже после окончания первого заседания весенней сессии Великого Государственного Хурала Ц. Элбэгдорж встречался с иностранными послами, принимавшими участие в открытии сессии, а его сторонники выехали в США и ряд других западных стран с целью привлечения финансовой подпитки и политической поддержки избирательной кампании своего кандидата.

На первом этапе избирательной кампании кандидат Н. Энхбаяр значительно опережал своего соперника среди электората старшего возраста, а также сельского населения страны. Ц. Элбэгдорж имел сильные позиции в молодежной среде, а также в столице, где сосредоточено большинство избирателей. Высокий рейтинг Ц. Элбэгдоржа наблюдался в западных аймаках и в г. Эрдэнэте, где он начинал свою политическую карьеру. В то же время в рядах Демпартии, которая не являлась единой сплоченной организацией, насчитывалось немало сторонников других кандидатов. Поэтому Ц. Элбэгдорж попытался создать альянс с партией «Гражданская воля» (С. Оюун) и Партией зеленых (Д. Энх- бат). Однако реального влияния на электорат эти партии не имели.

Оба кандидата в президенты провозглашали фактически идентичные принципы внешней политики, учитывающие приоритет исторических и географических соседей - России и Китая. Однако в печати активно проскальзывала мысль о приверженности действующей власти в лице президента Н. Энхбаяра и премьера С. Баяра российскому и китайскому вектору внешней политики в ракурсе предстоящих визитов российского президента и премьер-министра в Монголию и подготовки к торжественной дате 60-летия со дня установления дипломатических отношений МНР и КНР. В то время как Ц. Элбэгдорж ориентировался на сотрудничество со странами Запада, Китаем, Японией [7, с. 4].

Старт избирательной кампании показал явные промахи Н. Энхбаяра, связанные с тем, что кандидату в президенты не удалось организовать мобильную, мощную рабочую команду, способную хотя бы не девальвировать оставшийся кредит доверия граждан. Многие авторитетные представители руководящего корпуса МНРП фактически не принимали участия в агитации за кандидата от партии. Предвыборная кампания велась устаревшими методами, преобладал акцент на личные встречи кандидата с электоратом в подготовленных залах различных учреждений, а коллектив российских имиджмейкеров, задействованных предвыборным штабом Н. Энхбаяра, не смог освежить облик кандидата в президенты и усилить ход агитации.

Ц. Элбэгдорж проводил предвыборную кампанию в напористом, жестком и даже агрессивном стиле. Он активно встречался с жителями Улан-Батора на площадях, рынках, игровых площадках, в скверах, парковых зонах. Его консультировали американские политтехнологи, имевшие опыт президентских избирательных кампаний в США. Заокеанские имиджмейкеры сделали ставку на ораторское искусство кандидата, включая нереальные обещания и русофобскую критику действующей власти. При этом он использовал некорректные аргументы, направленные на дискредитацию отношений между двумя странами, подчеркивающие якобы неравноправные связи между Россией и Монголией, хотя сам Ц. Элбэгдорж окончил факультет журналистики Львовского военно-политического училища.

Часть монгольских СМИ стала публиковать тенденциозные статьи явно заказного характера, характеризующие хищническое отношение России к богатствам страны [5, с. 2], в неприглядном виде подавалась информация о состоянии УБЖД, «большого долга» Монголии России (10 млрд долларов), деятельности российской горнорудной компании «Золотой Восток-Монголия», приватизации нескольких жилых домов, где проживают монгольские и российские граждане.

Дальнейшие события показали, что предвыборный штаб действующего президента во время избирательной кампании не отличался активностью, а в настроениях сторонников Н. Энхбаяра наблюдалось упование на инерцию прошлого успеха, стремление использовать административный ресурс и авторитет партии. Российские консультанты, приглашенные представителями МНРП, не смогли противопоставить пропаганде и агитации соперника серьезные аргументы, допустили серьезные просчеты. Так, например, попытка выставить кандидата от Демпартии как выходца из Китая, вызвала обратный эффект и сыграла в пользу Ц. Элбэгдоржа.

Итоги избирательной кампании показали, что представитель Демпартии Ц. Элбэгдорж, набрав 51,24 % голосов избирателей, одержал победу.

С приходом нового президента концепция внешнеполитической стратегии Монголии не изменилась. Выступая на первом митинге в связи с избранием президентом, Ц. Элбэгдорж подчеркнул последовательность и преемственность внешнеполитического курса, отметив важность и приоритет отношений с Россией и Китаем.

Вопреки ожиданиям, 2010 г. не только не принес стабильности в Монголии, но и ознаменовался апрельским политическим кризисом, обусловленным невыполнением предвыборных обещаний депутатским корпусом ВГХ и Президентом страны. Речь шла о повышении зарплаты и пенсий бюджетной сфере, увеличении минимального уровня оплаты труда и денежных дивидендах всем гражданам Монголии от эксплуатации крупнейших горнорудных месторождений страны в размере 1,5 млн тугриков каждому гражданину. Причем, страна стояла перед угрозой всеобщей забастовки в масштабах всей страны. В этой связи правительство приняло решение о распределении по 120 тыс. тугриков каждому гражданину страны из бюджета специально созданного «Фонда развития человека». В целом же предполагалось выплатить 1,5 млн тугриков каждому гражданину Монголии в виде отчислений на пенсионное и медицинское страхование, права на осуществление платежа за образовательные услуги, услуги здравоохранения и покупку жилья и выдачи наличных денег в течение срока полномочий действующих составов ВГХ и правительства. Это было обусловлено тем, что большинство безработных граждан, аратов-скотоводов и индивидуальных предпринимателей (около 800 тыс. чел.) были не охвачены пенсионным страхованием, а 400 тыс. граждан - медицинским страхованием. С 2011 г. планировалась выплата страховых сборов этих граждан из «Фонда развития человека» для получения пенсий и медицинских услуг. Это позволило бы перейти к социально ориентированной политике, созданию всеобщей системы пенсионного и медицинского страхования.

В проекте «Новая железная дорога» правительство объявило о создании железнодорожной инфраструктуры, в которой стратегическая дорога будет проложена с запада страны и пройдет через Таван толгой - Сайн- шанд - Чойбалсан и до восточных окраин. Именно этот маршрут позволит начать разработку месторождений меди, угля, железа, урана и нефти, расположенных в восточном, центральном и гобийском регионах и откроет возможности развития и укрепления экономических связей со странами Северо-Восточной Азии.

На обеспечение условий для комфортного и здорового проживания граждан столицы

Монголии нацелен проект «Улаанбаатар без дыма», в котором предусмотрены реализация программы «Жилье на 100 тыс. квартир», масштабное озеленение города.

Это решение правительства позволило преодолеть политический кризис в стране и в то же время стало ярким свидетельством демократических завоеваний Монголии, уровня зрелости монгольского общества, его способности отстаивать собственные интересы.

6-9 ноября 2010 г. состоялся XXVI съезд МНРП. Съезд подавляющим большинством голосов изменил прежнее название партии на первоначальное, устранив слово «революционная». Тем самым, Монгольская народная партия (МНП) продемонстрировала дистанцирование от коммунистического прошлого и стремление обновить ряды партии за счет молодежи.

В это же время начала формироваться третья политическая сила под руководством экс-президента страны Н. Энхбаяра, не пожелавшая расстаться с прежним названием партии - МНРП. В апреле 2012 г. Н. Энхбаяр был арестован. Ему было предъявлено обвинение в коррупции и превышении служебных полномочий, а также в причастности к гибели нескольких человек во время июльских беспорядков 2008 г. После вынесения официального приговора в августе 2012 г. Н. Энхбаяр не признал своей вины, указал на политические причины судебного процесса и извращение фактов.

Другие 13 политических партий (особенно «Гражданская воля», «Партия зеленых», «Новая национальная партия» и др.) в преддверии парламентских выборов 2012 г. искали пути для объединения усилий в предвыборной борьбе. Но главными игроками на политической арене Монголии в выборах 2012 г. в Великий Государственный Хурал оставались Монгольская Народная партия и Демократическая партия.

28 июня 2012 г. состоялись выборы в Великий Государственный Хурал, на которых победу с небольшим преимуществом одержала Демократическая партия Монголии. По мнению М. И. Гольмана, на такой исход выборов решающее влияние оказали два политических события, имевшие место после выборов ВГХ в 2008 г. Во-первых, это переименование правящей более 70 лет в Монголии МНРП на её XXVI съезде 6 ноября 2010 г. в изначальную Монгольскую народную партию 1921-1924 гг., изменение устава и концепции партии, что вызвало раскол и, как писала монгольская пресса, «от МНРП отпала одна нога» [8]. Вторым событием, повлиявшим на поражение МНП, явился давно созревший выход ДП 5 января 2012 г. из состава коалиционного правительства с МНП, сформированного 12 сентября 2008 г. с целью преодоления политического кризиса [4, с. 77-78]. Однако итоги избирательной кампании не внесли ясности в сложную политическую ситуацию в стране, а лишь стали началом нового этапа противостояния между крупнейшими политическими силами Монголии.

Список литературы

  • 1. Вновь вкусившие // Коммерсантъ - Первый рейтинг. 2006. 1 сентября. (№ 1).
  • 2. Гармаева И. Б. Особенности демократизации Монголии: внутренние и внешние факторы: дис. ... канд. полит, наук. Улан-Удэ, 2011. 169 с.
  • 3. Гольман М. И. Монголия. Долгое эхо бурного лета 2008-го // Азия и Африка сегодня.
  • 2009. № 9. С. 43-46.
  • 4. Гольман М. И. Победа демократов // Вести. Бурят, науч. центра Сибир. отд-ния Российской акад. наук, 2012. № 4(8). С. 77-78.
  • 5. Билэгт О. Еренхийлегч хэзээ тангараг ергех вэ? // Ундэсний шуудан. 2009. 16 мая.
  • 6. Дарангуйлагч // Одрийн Сонин. 2004. 25 июня.
  • 7. Идэрхангай Г. Монголын баялаг серег хучний мэдэлд орлоо // Ундэсний шуудан. 2009.
  • 28 мая. С. 4.
  • 8. Монцамэ. 2011. 31 января.
  • 9. Сэтгуулчид сонгуулийн уеэр баримтлах зарчмаа тохиров // Зууны Мэдээ. 2004.15 апреля.

References

  • 1. Vnov’ vkusivshie // Kommersant» - Pervyi reiting. 2006. 1 sentyabrya. (№ 1).
  • 2. Garmaeva I. B. Osobennosti demokratizatsii Mongolii: vnutrennie i vneshnie faktory: diss. ... kand. polit. nauk. Ulan-Ude, 2011.169 s.
  • 3. Gol’man M. I. Mongoliya. Dolgoe ekho burnogo leta 2008-go // Aziya i Afrika segodnya. 2009.

№ 9. S. 43-46.

  • 4. Gol’man M. I. Pobeda demokratov // Vestn. Buryat, nauch. tsentra Sibir. otd-niya Rossiiskoi akad. nauk, 2012. № 4(8). S. 77-78.
  • 5. Bilegt O. Erenkhiilegch khezee tangarag ergekh ve? // Yndesnii shuudan. 2009. 16 maya.
  • 6. Daranguilagch // Odriin Sonin. 2004. 25 iyunya.
  • 7. Iderkhangai G. Mongolyn bayalag sereg khychnii medeld orloo // Yndesnii shuudan. 2009.
  • 28 maya. S. 4.
  • 8. Montsame. 2011. 31 yanvarya.
  • 9. Setguulchid songuuliin ueer barimtlakh zarchmaa tokhirov // Zuuny Medee. 2004.15 aprelya.

Статья поступила в редакцию 10.08.2014

УДК 811.51.512.3 ББК(Ш) 81

Ирина Александровна Ламожапова,

кандидат филологических наук, доцент, Забайкальский государственный университет (672039, Россия, г. Чита, ул.Александро-Заводская, 30)

e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

  • [1] Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского Научного Фонда в рамках научно-исследовательского проекта «Монгольские народы: исторический опыт трансформации кочевых сообществ Азии» № 14-18-00552.
  • [2] The research is performed within the project № 14-18-00552 “Mongolian People: historical experience of transformationof nomadic societies of Asia” of RHSF. ©Л. B. Kypac, 2014
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>