Скрипт, фрейм, схема в художественном тексте

В данной статье описывается национальное мировоззрение казахского народа. Авторы рассматривают термины «скрипт», «фрейм», «схема», объясняя их на материале произведений Жусупбека Аймауытова. Данные иллюстрации в художественном тексте расскрывают отдельные черты мировосприятия казахского народа.

В статье анализируются скрипты в произведениях Ж. Аймауытова. Скрипт имеет большое значение в познании национального характера. Ж. Аймауытов умело использует языковые сравнения, присущие казахскому менталитету. Скрипт-это картина мира, сформиро- ванная в сознании определённой нации. В статье также рассматривается фрейм в художественном тексте. Фрейм - это языковые единицы, вербализующие определённый концепт.

Фрейм основан на ассоциативных связях концепта. К тому же анализ фреймов помогает описать особенности национальной картины мира. Фрейма схож со скриптом, но в скрипте преобладают статистические состояния, а во фрейме - динамические. Также в статье даётся определение термина «схема» в произведениях писателя. Писатель использует свойственные казахскому менталитету символы, знаки, сравнивая, сопоставляя их, чтобы более точно и образно описать определённый предмет, действие или явление.

Ключевые слова: текст, тема, идея, лингвистика, концепт, портрет

Gulnaz Т. Karipzhanova[1],

Candidate of Philology, Associate Professor,

S. Toraigyrov Pavlodar State University (36 Lomova st., Pavlodar, 140000, Kazakhstan), e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Mukit T. Abikenov[2],

Candidate of Philology, Associate Professor, Shakarim State University of Semey (89 Posmakova st., Semey, 071400, Kazakhstan), e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Script, Frame, Scheme in a Literary Text

The article analyzes the script based on Zh. Aymauytov's works. The script is important in understanding the national character. Zh. Aymauytov skillfully uses comparisons inherent in the Kazakh mentality. The script formed the outlook of a particular nation. The article also examines the frame in a literary text. Frames are linguistic units gathered around a certain concept. These concepts provide a simple prospective information based on a specific concept associations. In addition, frames can definitely describe the national features. The frame is similar to the script, but the script is characterized by the predominance of statistical states and the frame is characterized by a dynamic state. The article also defines the term "scheme" in Zh. Aymauytov's works. The writer uses symbols and signs appropriate for the Kazakh mentality comparing them more accurately and vividly in description of a particular object, action or phenomenon.

Keywords: text, theme, idea, linguistics, concept, portrait

105

Чем стремительнее темпы развития человеческой жизни и общества, тем шире, без- граничнее их знания и мысли. Безусловно, наряду с различными научными отраслями своё решение нашли и многие научно-теоретические проблемы лингвистики. Характерное со- средоточение языковых данных в целостную научную теорию как результат исследований новых направлений этой науки показывает, что многое ещё предстоит изучить. Расширение границ языковой глобализации вызывает реакцию необходимости повышения достоинства и популярности национального языка. В лингвистике предлагаются новые образцы систематизированных исследований языка. Широкое распространение получают новые направления изучения языка, особое внимание уделяется анализу образов, выраженных языковыми знаками. Внимание учёных направлено на рассмотрение таких вопросов, как язык - ду?а народэ, язык - мы?ленив, язык - сознание.

Имевшие место развитие антропоцентрической парадигмы вместе с системно-структурными, сравнительно-историческими мето- дами исследования создают наобходимость рассмотрения лингвистики в тесной связи с культурой, философией, психологией, лингвокультурологией. Конечно, антропоцентризм не возник за один день, его теоретиче- ские истоки нужно искать, например, в трудах Казанской лингвистической школы [4].

Принцип антропоцентризма состоит в рассмотрении позиции человека в языке. Цель исследования: познание сути этого принципа в рамках внутренних особенностей языка. Выявление принципа антропоцентризма стало причиной возникновения когнитив- ной лингвистики.

Раздел лингвистики, называемый нау- кой ?ознания, в казахском языкознании рассмотрен в трудах А. Кайдара, Ж. Манкеевой,

Э. Оразалиевой, К. Жаманбаевой, Е. Жанпей- исова, Б. Акбердиевой, Г. Гиздатова и др. Мысли А. Кайдара относительно этнолингвистики стали основой для развития и формирования когнитологии в казахском языкознании [3]. Г. Гиздатов предлагает свои соображения на уровень проявления знаний, имеющихся в сознании человека, на структуру и методы их передачи [1]. Г. Зайсанбаева обращает внимание на когнитивное направление в исследовании метафоры, даёт объяснение термину фрейм, подробно останавливается на познавательной роли метафоры [2].

Новые ориентиры и направления языковой науки, полностью соответствуя требованиям времени, целью которых является осу- ществление основных ведущих идей мировой теоретической и прикладной отраслей науки, направлены на разрешение вопроса триады «человек-язык-культура». Поэтому концептуальный анализ произведений поэтов и ? иса- телей считается актуальным в современной науке о языке. 3. Д. Попова и И. А. Стернин также полагают, что концептосфера языка представляет собой «совокупность концептов разных типов: мыслительных картинок, схем, фреймов и сценариев», подчёркивая, что типы концептов универсальны для всего [7, с. 43]. И. А. Тарасова полагает, что «корректнее трактовать фрейм не как концепт, а как когнитивную структуру более высокого уровня, тип взаимодействия между концептами, как способ (форму) организации ментального пространства», отражающий «типические связи в типических ситуациях» [8]. М. В. Пименова рассматривает также концепты культуры (категории), подразделяя их на универсальные («время», «пространство», «движение», «количество», «качество» и др.), социально-культурные («свобода», «справедливость», «труд»), национально-культурные («воля»,«соборность»,«душа»), этические

(«добро», «зло», «истина») и мифологические («ангел-хранитель», «домовой») [6; 10].

Скрипты в произведениях Ж. Аймауыто- ва имеют важное значение в познании национального характера. Ж. Аймауытов умело использует сравнения, присущие казахскому менталитету. Скрипт - это картина мира, сформированная в сознании определённой нации. Например, в прозе Ж. Аймауытова сравнение аркандалган аттай (как заарканенный конь) возникло в связи с использованием коня в хозяйстве, но в результате абстрагирования от первоначального образа и ?рименения выражения относительно человека предстаёт в виде скрипта. Это образное сравнение используют в отношении людей очень ?ослушных или людей, вынужденных быть послушными.

Сравнение как упёртый верблюд с проколотым носом (мурны жырык тар- тыншак туйеше), используемое в романе писателя, возникло в результате традиции, согласно которому двухгодовалому тай- лак-верблюду прокалывают нос, чтобы приручить его и использовать для работы в хозяйстве.

В курносом, худошеем, редкобородом, худощавом с жилистыми руками, ногами и грудью нараспашку, с озирающимся, как у пугливого животного, взглядом (уркек мал-

ша окшиган), тощим и костлявым лицом (жагына пышак жанитын) человеке сразу можно было узнать Искандера.

Портрет Искандера изображается в соответствии с национальным колоритом.

К скриптам относятся сравнения, которые считаются национальными, они показывают мэстерство писателя в отношении ?ередэчи отдельных фрагментов мира, например: как корова, пришедшая с солончака (сортаннан келген сиырдай), как упрямый конь (шэлкес аттай), как заарканенный конь (аркандал- ган аттай), как верблюд с проколотым носом (мурны жырык тартыншак туйеше).

Ыкан, прикуривая папиросу, заполняет вначале рот дымом, после этого один за другим, рывками выдувает клубы дыма. При виде его перед глазами Бекболата предстал бык, который давеча, брыкаясь, заки- дал его песком (кул шашкан бука). Перед нами правдивая картина: Бекболат, выросший в ауле, представляет себе быка, действия которого неожиданно ассоциируются с процессом курения.

Закручивая как хвост борзой усы, с зачёсанными и блестящими, как вылизанный телёнок, волосами, врач в белом одеянии, указывая на дом, где находился больной, на русском что- то поручал матушкам. (Муртын тазынын куйрыгындай шираткан, шашын енес/ жалаган бузаудай тарап, жылтыраткан ак KuiMdi dapiaep де матушкелерге орысшалап, ауру жаткан уй- nepdi нускап, 6ipdeHe тапсырып жур). В воображаемой Бекболатом картине образ врача описывается от лица персонажа. Образы, находящиеся в основе сравнений, показывают быт аула, где вырос Бекболат, писатель умело применяет черты картины мира, знакомые для казахов. Зоркая наблюдательность свойственна лишь талантливым писателям - мастерам своего дела.

Пароход начал медленно двигаться, лязгая по воде, будто старый кобель шумно лижет бульон. (Пароход сорпа жалаган кэр'1 тобетше суды сылп-сылп урып козга- ла бастады) (Ж. А., с. 314).

Здесь тоже наблюдается картина, свойственная быту аула: техника оживает, её движения напоминают звуки лакающего пса.

М. Минский, который ввёл термин фрейм, утверждает: «Фрейм - структура, предназначенная для представления стереотипных ситуаций. Каждый фрейм ассоциируется с различной информацией» [5, с. 7]. «Фреймы состоят из ячеек, в которых собрана информация. Они располагаются определённым ступенчатым образом. Ячейка из верхних ступеней содержит информацию, которая легко воспринимается органами чувств человека, такими, как зрение, слух, осязание. Информация по внешним данным у них относится к объёму, размеру и вкусу. В средних ячейках по необходимости сохраняется выборочная информация. А в нижних ступенях собирается информация об объектах, являющаяся для простого восприятия не явной, она свя- зана с энцикло?едическми знаниями. Каждый фрейм обладает сложной и объёмной струк- турой. В лингвистике с|эрейм применяется для объяснения знаний о различных стереотип- ных ситуациях. К тому же, фрейм может стать основой при передаче знаний об определённых референтах каждого языкового знака» [2, с. 30].

Фрейм формируют языковые единицы, вербализующие определённый концепт. По мнению И. И. Халеевой, фреймовые данные в структуре когнитивного сознания представляют собой «относительно обобщённую структуру про ? лого опыта, с помощью которой сознание прогнозирует изменение состояния объектов внешнего мира, развитие и содержание событий, их взаимосвязь» [9, с. 284].

Эти единицы передают простую информацию, основанную на ассоциациях. При помощи фреймов можно описать особенности менталитета, свойственные конкретному обществу. Фрейм схож со скриптом, но в скрипте преобладают признаки статического состояния, а во фрейме - динамического. Например:

Вдруг, разрывая ночную тишину, как рёв коров, раздались громкие кричащие голоса баб. Душераздирающий крик напугал всех вокруг. Оказалось, что они нашли растянувшееся, бездыханное тело байбише, которая лежала в яме. Мамырбая ноги не держали, он с бычьим рёвом рухнул как подкошенный. Аул шумел словно стадо овец с ягнятами, когда кто-то из крайних услышал топот коня с всадником.

Народ, напуганный до смерти, услышав -Стреляли-стреляли! - неожиданно замолк, и стало так тихо, как тишина перед бурей, но чуть погодя, снова зашумели, зарыдали, и всё загудело... (- Атты-атты! -дегенде, су журек боп калган журт iuiiH тарткан dayылдай кенет басыла кал- ды да, сонша болмады, кайтадан dayipned, бажылдай, KYHipeHin Kemmi... (Ж. А., с. 171).

«Ситуационные фреймы отражают знания мира неязыкового, событийного характера, в отличие от них классификационные фреймы могут передавать концептуальную информацию, непосредственно связанную с классифицирующей функцией нашего сознания, которое находит свое отражение в языке. Основным свойством данного фрейма яв- ляется то, что он представляет собой определённую структуру языкового знания, модель познания» [10]. Ощущения душевного состояния персонажей из-за случая, произошедшего накануне и нарушившего спокойную, мирную жизнь аула, передаются через такие фреймы, как ревел /сак бь/к (ог/здей одфд/), шумели как стадо овец с ягнятами (койдай манырады, козыдай шулады), как тишина перед бурей (/'шш тарткан дауылдай).

Оповестив всех своих о произошедшем, Бозинген уже не могла найти себе места, размахивая обеими руками, как верблюдица, быстрыми шагами изо всех ног она понеслась теперь к Биркулак. Обойдя весь аул, она уже успела многим сообщить эту новость, теперь, зацепив с собой двух девиц и одну бабу, Бозинген направилась к Кумсинай. (Оз ушне тугел ecmipaeH сон, бул хабарды Ыне сыйгыза алмай, БозЫген бошалаган туйеше тайрандай басып, ею колын алды-артына кулаштай сермеп, Bip- кулакт_е карай жонелд1'. Ауылды кыдырып жур 'т, 6ipmanad жанды кулактандырган сон, касынаек1кыз,б1'ркатынерт1п,енд1Боз1н- ген Кумс1найдЫне тартты) (Ж. А.,с. 196).

Фразеологизм (бошалаган m/йеше - дословно: как верблюдица, которая собирается родить верблюжонка) возник на основе ситуации обеспокоенной верблюдицы, которая собирается родить верблюжонка. Как у норовистого, не знавшего ни узды, ни курука, коня, у строптивого мужика от страха сильно застучало сердце, он, как испуганный конь, задыхаясь, весь задрожал. (Тугалы жуген курык тимеген асаудай, асау азаматтын мойнына патшанын шын- жыр бугалыгы mycin, асаудай алкынып, dip- dip emin, ет журег'1 шошып, урейлен1п тур- ды) (Ж. А., с. 44).

Внутренние переживания Карткожи переданы через выделенные в тексте фреймы. Признаки, лежащие в основе сравнений, свойственны картине мира казахского народа.

В следующем примере встречаем моменты, передающие настроение Шекер. Они настолько точны, словно это живая картина: Когда брови,губы Шекер дергались,словно брыкающийся конь, дети богачей, гро- хоча как гром, погнали табун лошадей прямо через стадо коров, чуть их не затоптав.

(Шекерд1н кабагы,epHi аттай тулап келе жатканда, бай балалары коп жылкыны кун- дей KYPKipemin, кикулап айдап, сиырды басып кете жаздап уст'1нен ommi) (Ж. А., с. 354).

Когда загорелись огоньки, и люди разошлись по домам, русские, услышав раздав- шийся крик своего начальника, потянулись туда, словно гуси, как растянутый аркан. (Шам жамырап, ел орынга отырган —да орыстар бастыгынын акырып калган дауы- сымен каздай шубырып, асудын тар аузы- на карай аркандай созылды).

Это было время Мекалая, когда он был грозен как огнедышаший (дракон). А нынче не то, что огня, вряд ли найдёшь его мо- гилу. И Мажеке,который был очень строг, с лицом, напоминающим морду алабас буры (верблюда) в февральский мороз, распрощался со своим белым кнутом, лежит он теперь здесь спокойно... Учил он отчаянно, был резв как пятилетний жеребец. (О кез Мекалайдын аузынан жалыны шыгып турган шагы edi. Ал бул кунде Мекала йдын жалыны туг'т, эуел'1 Ka6ipiH таба алар ма екенан. Бул кун'1 ондагы ызбарын moain отыратын Мэжекен де, бет-аузын акпандагы алабас бураша сорагытып, ак сабауга кош айтысып, кызырайып, moceaiH- де жатыр... Sdmeyip 6ecmi айгырдан да ша- кар окытады) (Ж. А., с. 24).

Смысл таких выражений и словоупотреблений Ж. Аймауытова, как «верещит как самец суслика» (суырдын айгырындай шакыл- дау), «резв как пятилетний жеребец» (6ecmi айгырдай uiahap), «огнедышаший» (аузынан жалыны шыгу), «как алабас бура» (ала бас бураша) и т. п., служит для описания особенностей человеческого характера.

Схема в произведениях писателя формируется через объективизацию таких признаков, реализуемых через семы, как плоскость, пространство, высота, измерение, время.

Однажды, когда стемнело, русские будто куда-то собрались." (Б1'р кун1' кас карай- ган кезде орыстар 6ip жакка баратындай...) (Ж. А., с. 176).

После того, как вскипятила молоко, когда запах кизяка, как запах благовонья, донесся до Акбилек... (Суш nicipin болган сон, тезек uici жупар uiciHded Акбтект1н мурнын жарган кезде...) (Ж. А., с. 192).

В таком грохоте прошло, наверное, некоторое время, как перед ними появились группа парней. (Осы сартылмен биен1н 6ipep сауымындай мезгт откен шыгар, карсы алдынан 6ip топ ж'1г'1т кездесе кет- mi) (Ж. А., с. 56). Биен/н 6ipep сауымындай

мезгт - дословно: время как несколько доек кобылы - это выражение связано с народным измерением времени дойки кобыл.

Вырвали шустрые, находившиеся в удобном месте. (Урымтал жердег1 озбыр- лар жулып 9Kemmi) (Ж. А., с. 65).

Один на расстоянии выстрела... (Eipeyi ок бойы алдыда...) (Ж. А., с. 57).

Вдалеке, на склоне холмов, виднелись... (Алыста, коз ушында адырдын боктер1нде- г...) (Ж. А., с. 190).

В приведённых примерах такие сочетания, как удобное место (урымтал жер), на расстоянии выстрела (ок бойы), виднелись вдалеке (коз ушында) обозначают понятия измерения «близко», «не очень далеко», они относятся к единицам измерения времени, возникшим на основе бытовых ориентиров в окружающей среде.

Характер передачи понятий измерения количества явлений, людей, животных позволяет утверждать, что понятие множества писатель передаёт, подбирая точные образные слова, заставляя работать воображение.

У озера множество аулов, несметное количество скота, заливая всю землю и небо жёлто-красным золотом, летнее лучистое красное солнце медленно садилось, виднелся лишь его краешек. Лошади, поднимая пыль, затемняя всё вокруг, громоздясь, на скаку заходили в воду. Блеяния овец, мычания коров, рев быков, крики детей, голоса зовущих кого-то женщин, все это вместе, сливаясь, превращало берег озера в кишащий шум, дым из аулов переходил в синий туман, покрывая местность вокруг озера. И там, и тут толпа народа, невозможно всех узнать. (Шагала кол- diH басы шн т1ркескен ауыл, быкырлаган мал, жерд1н жуз1н, KOKmiH mypiH сары, кызыл алтынга бояп, жаздын нурлы кызыл кун'1 бе- леннен асып, шет'1 кылтиып барады. Шан- данып, карауытып, топырлатьт жылкы шауып суга mycmi. Жамыраган кой, азына- ган сиыр, отрген бука, айкайлаган бала, аукаулаган катындардын даусы косылып, колд1н басы ын-жын, у-шу, ауыл-ауылдын mymiHdepi урандасып,уласып, кол арасын кок туман басып тур. О жер де бу жер де кара курык, 6ipeydi 6ipey 6inin болар емес) (Ж. А., с. 40).

В данных предложениях сочетание и1н т1ркескен (дословно «тол?ящився», «?лечом к плечу») указывает на большое количество аулов и их близкое расположение друг к другу, а такие сочтания, как быкырлаган мал, карауытып, топырлатып, изображая движения лошадей, используются для измерения их количества. В словах жамыраган кой, азы наган сиыр также содержатся количественные признаки, которые дают возмож- ность ясно представить ?еред глаззми картину аула.

...из маленьких сосков животного капает молоко, не молоко, а изобилие, ведра наполняются, из бурдюков наливается холодный, густой кумыс, шипящий лечебный кумыс, чаши переполняются, (...тутам емшек жануардын бауырынан сут сорга- лап, сут емес-ау кут соргалап, конек-конек лыкылдайды, кара саба ем'131ктен, кою сал- кын, сары кымыз, быжылдаган дэр1 кымыз шара-шара шыпылдайды) (Ж. А., с. 146).

К значениям экспрессоидов капать (соргалау), наполняться (лыкылдау), переполняться (шыпылдау) добавляется смысл множественности. В произведениях писателя концепт измерение вербализуется в следующих примерах: Видно, что у таких баянауль- ских ру (родов), как айдабол, каржас, козган, кул1к скота стало больше, хозяйство наладилось.

Небольшие стада овец встречаются лишь изредка. Блуждающие животные рассыпались как степные зайцы. Ближе к най- манам Айгыржала повстречались лишь редкие пасущиеся коровы, словно волосинки на лысине, и косяк лошадей вблизи колодца у оврага.

По содержанию текста можно определить, что количество животных было небольшое. Писатель, проявляя мастерство, описывая определённый образ, находит и использует слова, более точно и эффективно передающие значение множества. Уменьшение количества скота у казахов, для которых они служили главным источником достатка, ухудшение их жизненного уровня, передаются через такие сравнения, как «рассыпались как степные зайцы» (коянь/ндай бь/ть/payj, редкие пасущиеся коровы, словно волосинки на лысине (уркердей шошайган сан- дырамалар, таздын шашындай).

Писатель использует понятные казахскому менталитету символы и знаки, чтобы более точно и посредством национальных образов описать определённые предметы, действия или явления.

В произведениях Ж. Аймауытова за основу образных сравнений берутся названия природных явлений, соответствующие материальной и духовной составляющим культуры народа.

Список литературы

  • 1. Гиздатов Г. Сойлеу кызметЫдеп когнитивт1к модельдер: типологиясы мен динамикасы: дис.…д-ра филол. наук. Алматы, 2005. 316 с.
  • 2. Зайсанбаева Г. Метафоралы аталымдардын когнитивт1к acne«Tici (6ipiK«eH зат атаулары нег1зЫде): дис.... канд. филол. наук. Алматы, 2004.
  • 3. Кайдар Э. Казак TmiHiH озекл мэселелер1. Алматы, 2001.
  • 4. Кордабаев Т., Калиев Г. Жалпы тт 6iniMi. Алматы, 2004, 236 б.
  • 5. Минский М. Фреймы для представления знаний. М., 1979. 151 с.
  • 6. Пименова М. В. Предисловие // Введение в когнитивную лингвистику / 3. Д. Попова, И. А. Стернин, В. И. Карасик, А. А. Кретов, О. О. Борискина, Е. А. Пименов, М. В. Пименова; под ред. М. В. Пименовой. Кемерово: Графика, 2004.
  • 7. Попова 3. Д.,Стернин И. А. Язык и сознание: теоретические разграничения и понятийный апарат // Язык и национальное сознание. Вопр. теории и методологии. Воронеж: Воронеж, гос. ун-т, 2002. С. 8—50.
  • 8. Тарасова И. А. Категории когнитивной лингвистики в исследовании идиостиля // Языкознание. 2004. № 1. С. 14-18.
  • 9. Халеева И. М. Вторичная языковая личность как реципиент инофонного текста // Язык - система. Язык-текст. Язык - способность. М., 1995. С. 277-285.
  • 10. Хачмафова 3. R, Макерова С. Р. Когнитивные системы языковой личности в процессе интерпретации художественного текста // Вест. МГОУ. Сер. Рус. филология. 2010. N° 1.

References

  • 1. Gizdatov G. Soileu kyzmetindegi kognitivtik moderder: tipologiyasy men dinamikasy: dis.... d-ra filol. nauk. Almaty, 2005. 316 s.
  • 2. Zaisanbaeva G. Metaforaly atalymdardyn kognitivtik aspektisi (birikken zat ataulary negizinde): dis.... kand. filol. nauk. Almaty, 2004.
  • 3. Kaidar E. Kazak tilinin ozekti meseleleri. Almaty, 2001.
  • 4. Kordabaev T, Kaliev G. Zhalpy til bilimi. Almaty, 2004, 236 b.
  • 5. Minskii M. Freimy dlya predstavleniya znanii. M., 1979. 151 s.
  • 6. Pimenova M. V. Predislovie // Vvedenie v kognitivnuyu lingvistiku / Z. D. Popova, I. A. Sternin, V. I. Karasik, A. A. Kretov, O. O. Boriskina, E. A. Pimenov, M. V. Pimenova; pod red. M. V. Pimenovoi. Kemerovo: Grafika, 2004.
  • 7. Popova Z. D., Sternin I. A. Yazyk i soznanie: teoreticheskie razgranicheniya i ponyatiinyi aparat // Yazyk i natsional'noe soznanie. Vopr. teorii i metodologii. Voronezh: Voronezh, gos. un-t, 2002. S. 8-50.
  • 8. Tarasova I. A. Kategorii kognitivnoi lingvistiki v issledovanii idiostilya // Yazykoznanie. 2004. № 1. S. 14-18.
  • 9. Khaleeva I. M. Vtorichnaya yazykovaya lichnost' kak retsipient inofonnogo teksta // Yazyk - sistema. Yazyk - tekst. Yazyk - sposobnost'. M., 1995. S. 277-285.
  • 10. Khachmafova Z. R., Makerova S. R. Kognitivnye sistemy yazykovoi lichnosti v protsesse interpretatsii khudozhestvennogo teksta // Vest. MGOU. Ser. Rus. filologiya. 2010. № 1.

Библиографическое описание статьи

Карипжанова Г. Т., Абикенов М. Т. Скрипт, фрейм, схема в художественном тексте // Гуманитарный вектор. Сер. Филология. Востоковедение. 2016. Т. 11, № 3. С. 105-110.

Reference to article

Karipzhanova G. T., Abikenov M. T. Script, Frame, Scheme in a Literary Text // Humanitarian Vector. Series Philology, Oriental Studies. 2016. Vol. 11, No 3. P. 105-110.

Статья поступила в редакцию 27.01.2016

УДК 81.711

ББКШ 171.1

DOI: 10.21209/2307-1834-2016-11 -3-111-119

Софья Андреевна Симатова1,

магистрант,

Пекинский университет языка и культуры (100083, КНР, г. Пекин, район Хайдянь, Сюеюань лу, 15)

e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Сергей Владимирович Науменко[3] [4],

кандидат педагогических наук, доцент, Забайкальский государственный университет (672039, Россия, г. Чита, ул. Александро-Заводская, 30),

e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

  • [1] G. Т. Karipzhanova is the principal author, she has worked out the main provisions of the study.
  • [2] M. T. Abikenov has analyzed literary texts and studied the national character of a literary text. ©Г. T. Карипжанова, M. T. Абикенов, 2016
  • [3] С. А. Симатова является основным автором, ею выполнена большая часть работы по проведению исследования и сделаны соответствующие выводы.
  • [4] С. В. Науменко скорректированы формулировки некоторых теоретических положений, затронутых в исследовании.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >