Полная версия

Главная arrow Культурология arrow Гуманитарный вектор

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Проектирование идеологии современного российского общества как предназначение интеллектуалов

Статья посвящена одной из наиболее острых проблем в трансформирующемся российском обществе - проблеме проектирования концептуально новой государственной идеологии в целях преодоления идеологического поиска. Основой для исследования послужил анализ феномена идеологии с обращением к работам классиков и современных исследователей. Проводится соотнесение выявленных подходов с кризисной ситуацией, сложившейся сегодня в современном российском социуме. Основываясь на концепции социологии знания К. Мангейма, установлено, что известны случаи, когда обновление государственных идеологий происходило либо на уровне поддерживаемой и одобряемой большинством населения властной политики, либо после триумфов протестных движений. Обращаясь к исследованиям, фокусирующимся на трансформации современных обществ, выдвигается тезис об интеллектуалах, которые представляют собой группу, наиболее заинтересованную в преодолении противоречий, сопровождаемых изменениями в духовной сфере. Показано, что после преодоления советской идеологии и неудачных попыток прийти к капиталистическому обществу, уровень доверия и готовности к переменам населения России снизился. Аргументируя, что жизнь вне идеологии невозможна, авторы намечают три пути идеологизации России, то есть создание новой государственной идеологии. Наиболее перспективным представляется программно-проектный путь. Кроме этого, наряду с государством в проектировании новой идеологии должны принять участие интеллектуалы, принимающие на себя в современном мире роль активного субъекта, её создающую: именно они обладают необходимым креативным потенциалом, полезным для проектирования новой идеологии - на чём, с учётом решаемых ими задач, базируется их предназначение.

Ключевые слова: идеология, интеллектуалы, трансформации, общественная жизнь, проектирование идеологии, население России

Идеология представляет собой один из наиболее противоречивых и трудно поддающихся классификации феноменов общественной жизни. Противоречивость исследуемого объекта открывает обширное поле для философских, социологических, политических, правовых, филологических, психологических, культурологических и междисциплинарных исследований. Сложность классификации идеологии(й) определяется как многогранностью самого феномена идеологии, так и соответствующим множеством подходов к её осмыслению и изучению с последующим отражением результатов исследований.

Скажем прямо, до сих пор отсутствует и всеобъемлющее понятие идеологии. Обращаясь к определению идеологии, предложенному А. Дестютом де Траси, следует обратить внимание, что в нём имеется два корня - idea и logos. Ключевое значение имеет первый корень дефинируемого понятия, обозначающий категории мыслей, понятий - т. е. идей. Слово logos понимается как учение. Таким образом, идеология, буквально - это «учение об идеях», «анализ идей» [8]. Интеллектуалы Франции конца XVIII - начала XIX века (к которым принадлежал и А. Дестют де Траси), создавшие научный проект идеологии, планировали освободить человеческое сознание от предрассудков, нелепостей, аберраций, иллюзий, мифов, надеясь окончательно преодолеть человеческие заблуждения. Идеи,

15

транслируемые в обществе, даже вопреки их разной силе, т. е. соответствию интересам, ценностным запросам и ожиданиям индивидов, так или иначе, оказывают действие на их сознание и поведение в обществе.

Таким образом, как продукт социальной реальности, идеология требует от нас осуществления определённого выбора, особенно на этапах обращения и непосредственного потребления. Частый характер взаимодействия с элементами идеологии, проектирование которых сегодня наиболее тесно связано с реальной жизнью, ставят идеологию в центр частной, коллективной и общественной жизни [1].

Цель идеологии, задаваемая её функциями [14], направлена, по нашему мнению, на однозначное улучшение общества, в жизни которого она функционирует. Обращаясь к проблеме идеологии в российском обществе, мы согласимся с тезисом Е. С. Козиной, признавая, что на сегодняшний день в российском обществе созрел мощный запрос на идеологию [12]. Одной из причин тому принято считать плюрализм идеологий, официально закреплённый в тринадцатой статье Конституции Российской Федерации: он отражает сознание и интересы преимущественно господствующих классов и групп. Отталкиваясь от работы К. Мангейма, такая идеология, сосредоточенная в руках господствующих сегодня элит и транслируемая через средства массовой информации, представляет собой несколько модернизированный вариант марксового «ложного сознания». Продолжая мысль в русле социологии знания, скажем, что общественные образования, находящиеся в осознанной или неосознанной оппозиции власти, мыслят на уровне утопии [13].

По предыдущему абзацу необходимо высказать следующее: в мировой истории известны случаи, когда обновление государственных идеологий происходило как на уровне поддерживаемой и одобряемой большинством населения властной политики, так и после триумфов протестных движений, поскольку успех той или иной идеологии зависит от уровня приверженности их сторонников ценностям антипрагматического и антигуманистического характера.

Безусловно, что идеология (вне зависимости, глобальная она или нет) является проектом: она имеет собственную структуру, задаёт определённые направления и цели стратегического утверждения, расширяющийся (как правило) круг объектов идеологического управления и воздействия.

Обращение к идеологии как системе определённых убеждений в периоды социально-политических кризисов предложено

Э. Шилсом. По его мнению, идеология - лишь такая система ценностей, способная выступать как форма политического мировоззрения, несущего в себе силу веры. Это подтверждает нашу заинтересованность на предмет проектирования новой идеологии с учётом отечественных реалий, с которыми можно будет ознакомиться ниже. Кроме этого, Э. Шиле указывает на наличие способности идеологии к ослаблению связанных с кризисом процессов социальной аномии ввиду наличия огромного ориентационного потенциала [19].

В настоящей работе мы не будем отражать все предпосылки и события, способствующие созданию кризисной ситуации в тот или иной период развития общества, а также не будем рассматривать позитивное влияние идеологии на конкретные «кризисные» предпосылки, но лишь обратимся к текущему историческому этапу развития. Осознавая социальный и политический кризис, сопровождаемый экономическими санкциями, участием в мировых конфликтах милитаристского характера, снижением уровня дохода и перманентного роста цен, население со свойственной ему социальной напряжённостью живёт в экспектациях альтернатив дальнейшего государственного развития. Альтернативы являются запросами населения взамен текущей неуверенности, опасений и неопределённости по поводу завтрашнего дня. Также к негативным индикаторам, необходимым для критического осмысления, относятся эмигрантские установки населения и увеличение социальной напряжённости и разногласий между гражданами различных категорий [6; 17].

Учитывая вышесказанное, актуальность настоящего исследования задаётся высоким уровнем неопределённости российского общества. Во многом это связано и с истощением идеологической парадигмы, которую сегодня пытается заменить идеологический плюрализм. Налицо возникла потребность сформировать новый проект идеологии (коммунизм, как мы помним, являлся самым выдающимся для нашей страны) в целях понимания государством своего нынешнего положения и задать ориентиры нового будущего, для достижения которого необходимо провести ряд социально-политических и экономических преобразований. Однако необходимо и критическое видение идеологем на предмет их эффективности (жизнеспособности) в целях неповторения ошибочного восприятия идеологического проекта как совершенного и неизменного. Обращаясь к отечественному историческому опыту, очевидно, что интеллектуалы, обладающие необходимыми для понимания жизни общества критическим мышлением, социально-философскими знаниями и высоким культурным уровнем, лучшим образом подходят для создания и поддержания опоры нового идеологического проекта российского государства.

Обращаясь к степени разработанности научного исследования, нами уже было сказано, что первые социально-философские исследования феномена идеологии относятся к рубежу XVIII—XIX веков. Её осмыслением, помимо А. Дестюта де Траси, в различное время занимались К. Маркс, К. Мангейм, А. Грамши, Л. Альтюссер, М. Фуко, К. Гирц, С. Жижек и ряд других исследователей. Примечательным является то, что вопреки очевидности и злободневности проблемы общенациональной идеологии, вопросам её проектирования субъектов, её проектирующих (государство и интеллектуалы), посвящено недостаточное количество работ. Возрастает лишь число статей о роли общенациональной идеологии в современном российском обществе. Недостаточная исследованность, вместе с тем, несёт в себе большую практическую и теоретическую значимость обращения к данной проблематике, обусловленной её актуальностью. Результаты настоящего исследования способствуют углублению теоретических представлений о социальных субъектах, обладающих потенциалом создания проекта общенациональной идеологии. Кроме этого, потенциал значимости заложен для деятельности государства: в возможном переосмыслении стратегии диалога «государство - интеллектуал». Здесь обозначена необходимость учёта их мнения по социально-политическим и иным вопросам.

Теперь при переходе к основной части статьи стоит задуматься, в каком векторе необходимо трансформировать проводимую государством политику и какая будет российская идеология? Обращаясь к урокам прошлого, выделим один из таких рубежных периодов в мировой истории, а именно - 1968 год, когда ведущие страны западной цивилизации оказались неготовыми к адекватному ответу на идейно-духовный и социально-политический «протест против системы» со стороны населения. Мы ни в коей мере не проводим аналогию, наоборот, замечаем, что в 60-е годы на Западе происходило возрастание уровня жизни и материального благополучия и ряд других событий. Причина того кризиса, «детерминированного благополучием», заключается, по мнению О. В. Бодрова, в протесте обезличиванию индивида со стороны «общества массового потребления» [2].

Возвращаемся к условиям сегодняшнего российского социума. Одной из особенностей трансформации современного российского общества является сосредоточенность управления социально-политическими процессами в руках политической элиты и лишении индивидов реальных рычагов управления государством, что приводит к их отчуждению в политической сфере общественной жизни.

В регионах налицо негативное развитие социальных процессов с закономерным возрастанием протестных настроений и деструктивного потенциала. Проектирование представляет собой способ создания нового или реконструкции уже существующего объекта, поэтому проектирование будущей идеологии должно содержать и выработку мер по своевременному предупреждению последствий настоящей социальной напряжённости, не допуская усугубления кризиса и криминогенных последствий. Важно знать, что, как показывают исследования, возникновение социальной напряжённости влечёт её трансформацию в кризисную ситуацию, обусловленную взаимодействием и взаимовлиянием общих для всей территории Российской Федерации факторов [15].

Российское общество сегодня обладает большим грузом нерешённых социальных проблем. Создание идеологического проекта способно обеспечить обществу сохранение своей идентичности и исторических перспектив в целях конструктивного решения имеющихся проблем. Сегодняшнее состояние российского социума представляется возможным преодолеть лишь за счёт создания новых ценностей, как содержания духовной жизни людей, позволяющих объединить враждующие и антагонистические социальные группы. Для этого необходимо учитывать отражение общественных взглядов и мнений, реакцию на сложившуюся социальную ситуацию.

Полагаем, что на уровне государства идеология, по своей сути, и является тем набором актуальных на определённом этапе развития интересов, идеалов, ценностей и поведенческих установок, не идущими вразрез с потребностями и целями различной срочности. Новая идеология способна задать направленность и содержание активности различных индивидуальных и коллективных социальных субъектов с организацией совместной продуктивной деятельности по достижению целей развития российского общества. Именно новые идеологические принципы по-иному отразят и закрепят устройство будущего социума, определив пути его достижения. Поэтому мы уверены, что отсутствие государственной идеологии затрудняет процесс достижения государством целей (неотделимых от неё), понимаемых и принимаемых народом России, формирующим, в свою очередь, социальный идеал.

Сегодня Российской Федерации свойственны противоречия антагонистического характера, наиболее свойственные переходным обществам. Сюда можно отнести и шокирующую социальную дифференциацию, это и противостояние власти и народа, это и целенаправленная деятельность западных стран, обращённая на разрушение целостности российского государства. В этом мы солидаризуемся с мнением профессора А. Н. Данилова, что Россия, как и страны Восточной Европы, так и страны бывшего Советского Союза, всё ещё представляет собой переходное общество. Кроме этого, полностью поддерживаем его тезис, что в нашем обществе есть интеллектуалы, которых действительно волнуют проблемы его развития и которые стремятся преодолеть возникающие противоречия, сопровождаемые изменениями в духовной жизни государства [7]. К слову, именно на интеллектуалов и возлагается ответственность за «идеологическое творчество» [4].

Таким образом, представлена краткая характеристика «почвы», принесшей определённые «плоды» для новой идеологии. Первоначально распад советского государства обусловил негативное отношение постсоветских граждан к появлению России. Это детерминируется, по мнению О. Н. Яницкого, стойким отношением граждан к любым социальным изменениям сверху, оцениваемой в отрицательной модальности, поскольку они, как правило, сопровождались угрозой стабильности существования. Поэтому и попытки построения капитализма в России с последующим провалом такое недоверие к власти только усугубили [18]. Ю. Г. Волков справедливо замечает, что, во-первых, происходит спад советской идентичности, а, во-вторых, советская идея сегодня присутствует в жизни людей лишь как оправдание недоверия к российскому государству [3].

Советская идеология вряд ли могла объяснить реальное устройство строящегося «коммунистического» общества (затем - «развитого социализма»), ограничиваясь лишь объяснением и оправданием конфликтного начала «кто друг, а кто враг». Дихотомическое разделение мира есть показатель упрощённости идеологической мысли, господствовавшей в дискурсе советской власти.

Мы считаем, что единственная функция идеологии, отлаженная в советском социуме - интеграционная, поистине не допускавшая (чрезмерно открытой) поляризации доходов и создавшая механизм объединения различных этносов на всей территории СССР. Поэтому новая идеология не должна воспроизводить идеологию советскую. Сегодня возврат к советской идеологии характерен неспособностью отвечать запросам современной общественной жизни, сохранять лидирующие позиции государства в контексте мировых инновационных процессов, но стремится к вульгарному сохранению упрощённого «ленинского общественного порядка» без построения гражданского общества.

Обращение к проблеме становления новой идеологии в российском обществе детерминировано ещё и тем, что существующие в чистом виде политические идеологии и тем более появляющиеся протестные и экстремистские идеологии (обладающие большим деструктивным потенциалом, нежели политические) не способны выработать пути развития российской общественной жизни с учётом специфики отечественных «точек кризиса». Ясным пока представляется лишь одно - обращение к сплочённости населения.

Независимо от политических и иных наборов интересов россиян, а также непрекращаю- щихся спорах о ре- и деидеологизации, вопреки убеждениям о возможности существования вне государственного контекста, жизнь вне идеологии не является возможной. Это объясняется тем, что идеология для индивида - это модель рефлексии, его способность к самопониманию и самоопределению в социальной реальности. Отсюда и выходит, что вне осознания собственного места и определения набора персональных интересов и ценностей никакой член общества не может жить вне идеологии. Аналогично и с представителями власти. Жизнь вне транслируемых идеологем не позволит им осуществлять обоснование, легитимацию и (вполне вероятное) последующее оправдание проводимой политики.

Мы считаем, что сегодня имеются следующие пути идеологизации российского общества:

  • 1. Экспериментальный - суть которого заключается в порой бездумном, порой осознанном копировании зарубежного опыта применения тех или иных, ориентацией на успешные события и мировое первенство, но игнорируя отечественную специфику и менталитет граждан.
  • 2. Ортеговский - создание идеологии усреднённой нации, напрочь лишённой оригинальности, покорной власти и вечной ориентацией на «счастливое будущее» для удобного манипулирования сознанием (в основе концепция «человека-массы» X. Ортеги-и- Гассета).
  • 3. Программно-проектный - создание альтернативной классическим объединяющей идеологии, спроектированной с учётом всех специфик российского государства для успешной адаптации отечественных и зарубежных идеологем.

Реализация третьего варианта создания российской идеологии представляется нам наиболее предпочтительней. Как уже было отмечено, сегодняшний плюрализм идеологий негативно сказывается на интеграции населения, одновременно усложняя, но и умножая фрагментные партикулярные интересы. Это означает, что российское идеологическое пространство, акторы которого испытывают влияние классических, протестных, экстремистских и производных от их синтеза идеологий, представляет собой не что иное, как «лоскутное одеяло».

Тем острее стоит проблема проектирования новой идеологии для России и тем скорее к её решению необходимо приступить. Остаётся вопрос: «Кто идеологию (спроектирует?». А теперь о самих «проектировщиках». Даже учитывая, что Конституция Российской Федерации в третьей статье провозглашает народовластие, мы позволим себе усомниться, что представители базового и нижнего слоя, руководствуясь стратификацией, предложенной Т. И. Заславской [9], в большинстве своём обладают креативным потенциалом, адекватно соответствующим возможностям применения при проектировании государственной идеологии.

Как мы считаем, судьба программно-проектного пути идеологизации России зависит, главным образом, от представителей власти и образованного класса, среди которого мы и находим тех, на кого ложится ответственность за идеологическое творчество - то есть интеллектуалов с расширением круга полномочий по принятию допустимых решений.

Для чёткого прояснения роли российского государства на современном этапе общественного развития считаем необходимым привести мнение исследователей феномена идеологии, полагающих, что главная роль государства заключается «в рациональном использовании уникального геополитического, экономического, научно-технического, сырьевого, научного и интеллектуального потенциала страны в условиях перехода к качественно новому уровню жизни народа и развития страны» [10].

Интеллектуальность представляет собой высшую степень развития интеллекта. Интеллектуалы, по мнению В. Голяховского - это люди, способные генерировать прогрессивные идеи, обладающие различными интересами, обширными знаниями и большим кругозором, что стимулирует общественное развитие [5]. Именно принимая во внимание эти качества интеллектуалов, мы считаем, что они способны осуществить проектирование будущей идеологии, не забывая, в первую очередь, о «комплексном» характере воздействия на все сферы общественной жизни при необходимом обращении к достижениям науки, культуры и образования.

В трансформирующемся обществе интеллектуалы возвращаются в статус активного субъекта. Тому есть примеры. Так, обращаясь к общественной жизни, мы видим, что интеллектуализм отдельного человека (реже - группы) играет важную роль в развитии той или иной её сферы. «Постоянные ссылки на науку в решении дел сугубо практических» сегодня становятся привычным явлением в прессе и массмедиа [11].

Одной из задач интеллектуальной деятельности, как пишет Н. С. Розов в своей работе «Идеи и интеллектуалы в потоке истории», является «производство идей и смыслов, ориентиров жизни и деятельности», а также «общего языка и общих ценностей» [16], выступающих, по сути, основами любой идеологии. Да, не редкость, когда интеллектуалы стоят в оппозиции к власти и страдают за это. Однако именно сейчас, в трансформирующемся российском обществе, государство способно предоставить им возможность участия в создании новой идеологии, придерживаясь которой и учитывая причинно-следственные связи, обусловливающие трансформацию идеологического сознания, представители власти расширят возможности управления процессами в общественной жизни. Познание объективных закономерностей формирования идеологического сознания будет означать переход от классических форм идеологии в том виде, в котором они сформулированы и по инерции воспроизводятся сегодня, к качественно новым формам, позволяющим успешно конструировать совместное будущее социальных субъектов.

Резюмируя, отметим, что согласно закону перехода количественных изменений в качественные, накопление объективных знаний об этих причинно-следственных связях рано или поздно приведёт к качественному скачку. Благодаря ему станет возможным проектирование новой идеологии силами государства и интеллектуалов. Новой идеологии, выражающей и гармонизирующей коренные интересы всех социальных субъектов. Это не означает, что не будет возникать новых конфликтов между социальными субъектами (они неизбежны). Это означает, что такая идеология станет объективной основой для конструктивного диалога между всеми субъектами.

Список литературы

  • 1. Атаманчук Г. В. Управление: философия, идеология, научное обеспечение. М.: Academia, 2015. 416 с.
  • 2. Бодров О. В. 1968 год: кризис или социокультурная трансформация западного общества? // Социально-политическая и интеллектуальная трансформация общества в переломные эпохи: сб. ст. М.: ИВИ РАН, 2008. С. 276-291.
  • 3. Волков Ю. Г. Образы идеологии и гуманизма в современной России. М.: КНОРУС, 2016. 208 с.
  • 4. Гальцева R, Роднянская И. Summaideologiae: Торжество «ложного сознания» в новейшие времена. Критико-аналитическое обозрение западной мысли в свете мировых событий. М.: Посев, 2012. 128 с.
  • 5. Голяховский В. Развитие западного интеллектуализма. М.: Захаров, 2007. 512 с.
  • 6. Горшков М. К. Средний класс как отражение экономической и социокультурной модели современного развития России // Социол. исследования. 2015. № 1. С. 35-44.
  • 7. Данилов А. Н. Переходное общество. Проблемы системной трансформации. Минск: Харвест, 1998. 432 с.
  • 8. Дестют де Траси А. Основы идеологии. М.: Акад. Проект: Альма Матер, 2013. 333 с.
  • 9. Заславская Т. И. Социальная структура современного российского общества [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.ecsocman.hse.ru/data/820/840/1231/002Zaslavskaya.pdf (дата обращения: 10.11.2016).
  • 10. Идеология: поиски и находки / науч. ред. И. И. Кальной. М.: Этносоциум, 2015. 420 с.
  • 11. Интеллектуальные трансформации. Новые теоретические парадигмы. Екатеринбург: УрО РАН, 2008. 329 с.
  • 12. Козина Е. С. Запрос на идеологию: маятник качнулся // Вести. Моек, ун-та. 2005. № 3. С. 66-73.
  • 13. Мангейм К. Идеология и утопия. Диагноз нашего времени. М.: Юрист, 1994. 578 с.
  • 14. Равочкин Н. Н. Идеология как фактор трансформации современной общественной жизни: автореф. дис. ... канд. филос. наук: 09.00.11. Красноярск, 2016. 22 с.
  • 15. Родимушкина О. В., Черникова И. А., Яковлев О. В. Социальная напряжённость и протестная активность в России // Общество и право. 2015. № 1. С. 300-304.
  • 16. Розов Н. С. Идеи и интеллектуалы в потоке истории: макросоциология философии, науки и образования. Новосибирск: Манускрипт, 2016. 344 с.
  • 17. Точки разногласий в обществе [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.levada.ru/2016/06/27/ tochki-raznoglasij-v-obshhestve/ (дата обращения: 10.08.2016).
  • 18. Яницкий О. Н. Модернизация в России в свете концепции «общества риска» // Куда идет Россия?.. Общее и особенное в современном развитии / под ред. Т. Заславской. М.: Интерцентр, 1997. С. 37-48.
  • 19. Shils Е. A. The concept of ideology // In International encyclopedia of the social sciences. New York: Macmillan & Free Press, 1968. P. 66-75.

Статья поступила в редакцию 11.01.2017; принята к публикации 17.02.2017

Библиографическое описание статьи

Кудашов В. И., Равочкин Н. Н. Проектирование идеологии современного российского общества как предназначение интеллектуалов // Гуманитарный вектор. 2017. Т. 12, №3. С. 15-22. DOI: 10.21209/1996- 7853-2017-12-3-15-22.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>