Локальное техническое регулирование как способ снижения правовых рисков промышленных предприятий

БАУКЕН Александр Амангельдинович, кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права Южно-Уральского государственного университета (Национального исследовательского университета)

Российская Федерация, 454080, г. Челябинск, просп. Ленина, 76

Рассматриваются вопросы, связанные с понятием правовых рисков и способами управления ими. Анализируется возможность использования локальных технико-правовых актов в качестве инструмента для снижения правовых рисков промышленных предприятий. Выявляется потенциал локального технико-правового регулирования для управления правовыми рисками в различных сферах правовых отношений.

Ключевые слова: локальное регулирование, техническое регулирование, правовой риск.

Local Technical Regulation as a Means of Reduction of Legal Risks of Industrial Enterprises

A. A. Bauken, PhD in Law

South Ural State University (National Research University)

76, Lenina prosp., Chelyabinsk, 454080, Russia

E-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

The article is considering problems of use of local technical and legal acts by commercial enterprises for decrease in legal risks. Feature of norms accepted at local level consists in regulation by them of the relations with participation of experts, which participate and don’t participate in production. Normative regulation of technological processes aims to order production, distribute spheres of responsibility of experts and departments, to provide legislation observance by production and sale. Local technical and legal acts as way of legal risk management allow to describe risk factors, specify them in certainPositive kind of activity of the enterprise, establish algorithms of identification and minimization of risks. Potential of use of these acts for legal risk management is caused by their ability to concretize technical activity of the enterprise, establish its duties and rights in relation to workers, state and other persons.

Keywords: local regulation, technical regulation, legal risk.

DOI: 10.12737/5500

Локальные технико-правовые нормативные акты занимают значительное место в массиве внутренних нормативных документов современных промышленных предприятий. Это объясняется наличием закрепленных в законодательстве требований о разработке и внедрении на предприятиях определенных локальных нормативных актов, необходимостью регламентировать технологический процесс для организации эффективного производства, конкретизации отношений предприятия с работниками и третьими лицами, в том числе государственными органами.

Особенность локальных техникоправовых актов заключается в наличии в них технических норм, направленных на регламентацию технической деятельности, которая может рассматриваться как направленная на удовлетворение потребностей за счет свойств объектов природы путем воздействия на данный объект, в результате чего происходит включение естественных природных процессов, приводящее в конечном счете к удовлетворению данной потребности1. С одной стороны, технико-правовые нормы в первую очередь адресованы техническим специалистам, непосредственно взаимодействующим с объектами природы и техники, и в большинстве случаев именно этими специалистами разрабатываются. С другой стороны, действие локальных технико-правовых актов распространяется также на отношения с участием нетехнических специалистов организации (высшего руководства, бухгалтерии, юрисконсультов и др.), а в определенных случаях и на отношения организации с третьими лицами[1]. [2] [3]

Указанная особенность реализуется в процессе локального нормотворчества и применения технико-правовых норм. Несмотря на техническое содержание локальных технико-правовых актов, важным аспектом для разрабатывающего и внедряющего их предприятия является обеспечение определенности в отношениях организации с работниками и третьими лицами, исполнение (соблюдение) содержащихся в этих документах положений (норм), в конечном счете — возможность применения принуждения в случае нарушения. Учитывая, что отношения современной организации с работниками, контрагентами и государством строятся в правовых формах и на основе законодательства, локальные технико-правовые акты являются предпосылкой (нормативной основой) для возникновения правовых отношений, в которых реализуются интересы принявшего их предприятия.

Локальные технико-правовые акты, конкретизируя нормы законодательства (издаваемых государством нормативных правовых актов), а в ряде случаев закрепляя новые технико-правовые нормы, способны влиять на правовые риски[4], возникающие в процессе деятельности организации.

В рамках настоящей статьи мы не ставим целью выявление исчерпывающего перечня факторов правового риска для промышленных предприятий, а также анализ всех возможных способов управления этим риском. Своей задачей мы видим постановку проблемы рассмотрения локального технического регулирования через призму проблематики правовых рисков, анализ практики применения локальных технико-правовых актов судами и арбитражными судами, а также оценку

3 О правовых рисках см.: Тихомиров Ю. А. Прогнозы и риски в правовой сфере // Журнал российского права. 2014. № 3. С. 5—17; см. также: Тихомиров Ю. А., Шахрай С. М. Риск и право. М., 2012.

перспектив использования локальных технико-правовых актов в качестве инструмента управления правовыми рисками. Для выполнения поставленной задачи в первую очередь следует определиться с понятием правового риска производственной организации.

Серьезное внимание как в теории, так и на практике уделяется проблеме правовых рисков применительно к банковской деятельности. Поэтому при исследовании вопроса управления правовыми рисками на промышленных предприятиях, в том числе при помощи локального технико-правового регулирования, за отправную точку целесообразно принять материалы (методические, научные, нормативные и т. д.), относящиеся к деятельности кредитных организаций.

Так, Центральным банком РФ еще в 2005 г. были разработаны рекомендации по организации управления правовым риском и риском потери деловой репутации в кредитных организациях и банковских группах. В указанных рекомендациях под правовым риском понимается риск возникновения у кредитной организации убытков вследствие влияния как внутренних, так и внешних факторов:

К внутренним факторам относятся:

несоблюдение кредитной организацией законодательства РФ;

несоответствие внутренних документов кредитной организации законодательству РФ, а также неспособность своевременно приводить свою деятельность и внутренние документы в соответствие с изменениями законодательства;

неэффективная организация правовой работы, приводящая к ошибкам в деятельности организации;

нарушение кредитной организацией условий договоров;

недостаточная проработка кредитной организацией правовых вопросов при разработке и внедрении новых технологий и условий проведения банковских операций и других сделок, финансовых инноваций и технологий. К внешним факторам относятся: несовершенство правовой системы; нарушение клиентами и контрагентами кредитной организации условий договоров;

нахождение кредитной организации, ее филиалов, дочерних и зависимых организаций, клиентов и контрагентов под юрисдикцией различных государств.

Приведенный перечень факторов правового риска не является исчерпывающим, на что указывается в п. 2.2.2 письма ЦБ РФ № 92-Т, содержащего рекомендации для кредитных организаций определить во внутренних документах (локальных нормативных актах) внутренние и внешние факторы возникновения правового риска в соответствии с характером и масштабами деятельности организации.

Анализируя документы Банка международных расчетов, Т. Э. Рождественская указывает следующие характеристики правовых рисков банков:

правовой риск рассматривается либо как часть операционного риска банка, либо в качестве совершенно отдельного фактора, находящегося вне классификации банковских рисков, но влияющего на каждый из них;

правовой риск связан с причинением убытков банку;

правовой риск возникает вследствие нарушения правовых норм, установленных либо в нормативных актах, либо в договорах;

правовой риск возникает вследствие нарушения обычаев делового оборота;

источниками правового риска могут быть: а) стороны в правоотношении, не обеспечившие высокое качество правовой работы; б) правоприменительные органы, «неожиданно» субъективно применившие закон; в) недостаточное качество нормативной среды;

управление правовым риском есть процесс осуществления профессиональной деятельности лица, направленный на достижение максимально высокой степени соответствия собственных действий действующему законодательству[5].

В других сферах предпринимательской деятельности управлению правовым риском со стороны регулятора должного внимания не уделяется, в результате чего каждая организация определяет факторы правового риска и систему управления ими по-своему[6]. В частности, к правовым рискам наряду с рисками экологической, профессиональной и других видов ответственности относят также риски, связанные с ошибками в кадровой политике, риски, связанные с конфликтами участников общества (акционеров) и т. д.[7], с чем, на наш взгляд, нельзя согласиться.

Представляется, что правовые риски всегда связаны с отказом государства в защите интереса субъекта либо с привлечением субъекта к ответственности за нарушение законодательства. Это отличает правовой риск от иных видов рисков — кредитного, валютного, операционного и т. д. Реализуемый в правоотношении интерес субъекта может соответствовать законодательству, противоречить ему, либо в законодательстве и (или) правоприменительной практике может существовать неопределенность в вопросе защиты данного интереса.

Исходя из этого, к факторам правового риска не следует относить, например, нарушение контрагентом договора в части поставки не соответствующего условиям договора товара, так как само подобное нарушение может быть обусловлено причинами экономического, природного (форс-мажор) характера или взаимоотношениями между организациями. Напротив, если договор был признан незаключенным из-за отсутствия в нем существенных условий либо организации было отказано государством в защите ее интереса в связи с некорректно сформулированными положениями договора, нарушением ею согласованного в договоре или предусмотренного в законодательстве порядка приемки продукции и т. д., риск возникновения в связи с этим убытков, на наш взгляд, будет являться правовым.

Слишком широко сформулирован Центральным банком РФ и такой фактор, как неэффективная организация правовой работы, поскольку отсутствуют общепризнанные критерии оценки эффективности такой работы. Кроме того, другие факторы правового риска также могут являться следствием неэффективной правовой работы.

С учетом сказанного применительно к промышленным организациям анализ возможных факторов правового риска позволяет сгруппировать их и выделить в качестве общих для организаций различных отраслей экономики следующие.

Во-первых, нарушение (умышленное или совершенное по неосторожности) охраняемых государством императивных норм.

Во-вторых, неадекватная оценка субъектом своих правовых возможностей (заблуждения относительно реальных правовых возможностей), не влекущая сама по себе нарушение законодательства. Речь идет, например, о ситуации, когда после приобретения земельного участка для строительства выясняется, что в соответствии с действующими строительными нормами строительство предполагаемого объекта на таком участке не допускается.

В-третьих, пренебрежение оформлением или проверкой документов, если оно не является нарушением законодательства. В данном случае, как правило, утрачивается (усложняется) возможность доказывания выгодных для организации юридических фактов, обстоятельств возникновения правоотношения, исполнения обязательств и т. д.

В-четвертых, принятие законодателем или правоприменителем (например, высшей судебной инстанцией) актов, изменяющих действующие правовые нормы или практику их применения, если такое изменение отрицательно влияет на деятельность субъекта и (или) его контрагентов.

В-пятых, ошибки правоприменителя.

Первые три из указанных факторов реализуются в результате деятельности организации и являются внутренними, последние два от хозяйствующего субъекта практически не зависят и относятся к внешним. Наличие любого из указанных пяти факторов может повлечь отказ со стороны государства в защите интересов субъекта либо привлечение его к юридической ответственности.

Таким образом, правовой риск возможно определить как вероятность наступления для организации и (или) ее должностных лиц неблагоприятных последствий, связанных с деятельностью организации, в результате реализации одного из факторов правового риска.

Следует отметить, что предприятие может эффективно влиять на вероятность реализации внутренних факторов правового риска; в отношении внешних факторов оно может только предпринимать меры к их своевременной идентификации и минимизации последствий их реализации.

Современные производственные предприятия являются коммерческими организациями. В связи с этим основная цель их деятельности (фактическая и предусмотренная в ст. 50 ГК РФ) — извлечение прибыли. При этом реализация правовых рисков может отрицательно сказаться на прибыли организации в случаях:

привлечения организации к ответственности (применение мер имущественного или организационного характера) за нарушение действующего законодательства;

нарушения производственного процесса, повлекшего уменьшение объема продукции, повышение затрат на ее производство или увеличение брака при отсутствии возможности компенсировать убытки, возложив ответственность на виновных;

нарушения обязательств перед третьими лицами вследствие несогласованности технологического процесса и условий совершаемых сделок (принимаемых на себя обязательств) и др.

Для конкретизации факторов правового риска промышленных предприятий следует проанализировать интересы, которые они преследуют в процессе своей производственной и коммерческой деятельности, и соотнести их с целями технического регулирования и выявленными факторами.

В статье 1 Федерального закона от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании» (далее — Закон) определено, что он регулирует отношения, возникающие при разработке, принятии, применении и исполнении обязательных требований и применяемых на добровольной основе требований к продукции, процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, выполнению работ или оказанию услуг, оценке соответствия.

В статьях 6,11,18 Закона определены цели технических регламентов, стандартизации и подтверждения соответствия, которые можно разделить на следующие группы.

  • 1. Обеспечение безопасности продукции и связанных с ней процессов (защита жизни или здоровья граждан, имущества физических или юридических лиц, государственного или муниципального имущества; охрана окружающей среды, жизни или здоровья животных и растений).
  • 2. Повышение качества продукции и связанных с ней процессов, создание благоприятных условий для реализации производимой продукции (обеспечение конкурентоспособности и качества продукции (работ, услуг), рационального использования ресурсов, энергетической эффективности и ресурсосбережения; создание условий для обеспечения свободного перемещения товаров по территории Российской Федерации, а также для осуществления международного экономического, научно-технического сотрудничества и международной торговли).
  • 3. Защита интересов потребителей (предупреждение действий, вводящих в заблуждение приобретателей, в том числе потребителей; содействие приобретателям, в том числе потребителям, в компетентном выборе продукции, работ, услуг; удостоверение соответствия продукции, процессов проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, работ, услуг или иных объектов техническим регламентам, стандартам, сводам правил, условиям договоров; обеспечение планирования и осуществления закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, добровольного подтверждения соответствия продукции (работ, услуг)).
  • 4. Вспомогательные цели (создание систем классификации и кодирования технико-экономической и социальной информации, систем каталогизации продукции (работ, услуг), систем обеспечения качества продукции (работ, услуг), систем поиска и передачи данных, содействие проведению работ по унификации; обеспечение единства измерений, взаимозаменяемости технических средств (машин и оборудования, их составных частей, комплектующих изделий и материалов), технической и информационной совместимости, сопоставимости результатов исследований (испытаний) и измерений, технических и экономико-статистических данных, проведения анализа характеристик продукции (работ, услуг)).

Цели регулирования технологических процессов на локальном уровне в целом перекликаются с закрепленными в Законе целями технического регулирования, но с определенной спецификой. Так, М. В. Ермоленко указывает следующие критерии, позволяющие выявить необходимость описания производственного процесса с точки зрения управления качеством, потребностей организации:

  • 1) на выходе процесса — результат с нестабильным качеством (имеются систематические нарушения, дефекты, жалобы, рекламации, негативная обратная связь как от внешнего, так и от внутреннего заказчиков). Статистическое управление процессами (SPC — Statistical Process Control) состоит в выявлении неслучайных нарушений процесса; при этом управляющее воздействие (регулирование) применяется тогда, когда выпускаемая продукция или услуга еще удовлетворяет заданным требованиям, но некоторые статистические показатели свидетельствуют о наличии неслучайной причины, которая приведет к нарушению процесса8;
  • 2) процесс содержит риски, связанные с угрозой безопасности и жизнедеятельности предприятия (угроза безопасности, жизни и здоровью сотрудников, деловой репутации и т. д.);
  • 3) существуют сложные технологии взаимодействия исполнителей в процессе. В данном случае процесс должен быть описан в целях разъяснения исполнителям их должностных обязанностей и ответственности;
  • 8 См.: Клячкин В. Н. Статистические методы в управлении качеством: компьютерные технологии: учеб, пособие. М., 2009.
  • 4) деятельность не имеет постоянного исполнителя или не содержит процедур контроля. Для расчета можно оценить число контрольных точек по отношению к числу процедур;
  • 5) требуется разработка новых процессов, технологий, продуктов[8] [9].

Таким образом, к обеспечению безопасности и качества (конкурентоспособности) продукции применительно к локальному нормативному регулированию добавляются распределение сфер ответственности, порядка взаимодействия задействованных в технологическом процессе работников и подразделений, доведение до них необходимой информации.

Приведенные критерии, относящиеся к описанию технологического процесса, в полной мере следует отнести к изданию локальных технико-правовых актов, регулятивная функция которых заключается в первую очередь в упорядочении технологического процесса, обеспечении преемственности технологических операций, их понятности для исполнителей.

Нормативное регулирование технологических процессов и требований к продукции имеет целью упорядочение производственного процесса, распределение сфер ответственности задействованных в производстве специалистов и подразделений, обеспечение соблюдения требований законодательства в процессе производства продукции и выпуска ее в обращение. При этом интерес предприятия заключается в обеспечении максимальной экономической эффективности, т. е. в получении максимальной прибыли на единицу затрат.

Локальные технико-правовые нормативные акты как инструмент управления правовыми рисками позволяют описать факторы риска, конкретизировать их применительно к сфере деятельности организации, а также закрепить алгоритмы выявления и минимизации рисков. К указанным актам следует отнести содержащие технико-правовые нормы должностные инструкции, технологические карты, рабочие инструкции, стандарты организации и иные действующие на предприятии нормативные документы.

Анализ практики судов общей юрисдикции и арбитражных судов показывает, что локальные технико-правовые акты применяются при разрешении правовых конфликтов с работниками предприятия, контрагентами, государственными органами (Гостехнадзор, налоговые органы и др.). Соответственно, с точки зрения управления правовыми рисками локальные технико-правовые акты следует рассматривать через призму влияния их на отношения предприятия и работников, предприятия и государства, предприятия и контрагентов.

Риск нарушения законодательства применительно к локальным технико-правовым актам может быть связан, во-первых, с исполнением организацией публично-правовой обязанности по разработке и принятию локального технико-правового акта[10]; во-вторых, с нарушением требований законодательства к продукции или производственному процессу.

Первый из указанных рисков, как правило, связан с обеспечением безопасности для жизни и здоровья людей, экологии, имущества. Поэтому разработка соответствующих локальных технико-правовых актов контролируется государством (в ряде случаев разрабатываемые акты подлежат согласованию с государственными органами). Отсутствие в организации или ненадлежащее состояние предусмо-

10 Например, во исполнение требований ч. 1 ст. 9, ст. 10, 11 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов».

тренных законодательством локальных технико-правовых актов влечет применение мер юридической ответственности11.

В то же время наличие локальных технико-правовых актов, нормы которых обладают признаком общеобязательности, влечет обязанность принявшей их (а иногда и не только принявшей соответствующий акт) организации соблюдать его.

При рассмотрении споров с государственными органами арбитражные суды в принимаемых ими судебных актах указывают, что факт разработки локальных нормативных актов, регулирующих вопросы производственного контроля, охраны труда, техники безопасности, не свидетельствует о действительном осуществлении такого контроля [11]. При рассмотрении вопросов о применении к предприятию мер юридической ответственности к нарушениям относятся не только несоблюдение организацией в целом предусмотренных в локальных актах требований к оборудованию и процессу производства (требований к оборудованию, условиям труда и т. д.), но и нарушение требований данных актов работниками, в том числе в форме пренебрежения техникой безопасности.

Так, Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 16 июля 2013 г. № 18АП-5863/13 указал, что «общество не обеспечило соблюдение перечисленных выше требований СП 2.2.2.1327-03 и локальных производственных актов, недостаточно контролировало и не требовало неукоснительного соблюдения установленного порядка подготовки и проведения работ повышенной опасности, связанных с выделением отравляющих веществ остронаправленного действия... недостаточно контролировало и не требовало неукоснительного соблюдения установленного порядка подготовки и проведения работ повышенной опасности, что в конечном счете способствовало отравлению сероводородом». Таким образом, на организацию возложена ответственность за то, что погибший сотрудник пренебрег техникой безопасности.

Аналогичные примеры встречаются в практике судов общей юрисдикции. Так, решением Ибресинско- го районного суда Чувашской Республики — Чувашии от 24 января 2012 г. по делу № 2-25/2012 с ООО «Домашняя мебель» была взыскана компенсация морального вреда в пользу получившего производственную травму сотрудника. В данном деле, несмотря на наличие в должностной инструкции работника, инструкции № 02 по охране труда требований о применении работниками защитных очков, подтверждение выдачи работнику спецодежды и очков, ответственность за пренебрежение техникой безопасности возложена на работодателя (организацию).

В решении, в частности, отмечено, что должностные лица обеспечивают на своих участках работы: соблюдение законодательства об охране труда, стандартов безопасности труда, правил, норм и других нормативных правовых документов по охране труда; выполнение работ в соответствии с технологическими регламентами, картами, схемами, правилами технической эксплуатации оборудования, инструкциями по охране труда по каждой профессии и с использованием соответствующей спецодежды, спецобуви и других средств индивидуальной защиты работающих.

Из приведенных примеров следует, что применительно к вопросам безопасности предприятие ответственно не только за разработку соответствующего локального технико-правового акта, но и за его содержание, которое должно обеспечивать достижение цели технического регулирования и законодательства в сфере охраны труда. Разрабатываемая и внедряемая на предприятии при помощи локальных техникоправовых актов (описывающих процессы производства, закрепляющих обязанности всех сотрудников, в том числе в сфере соблюдения требований техники безопасности) модель взаимоотношений должна обеспечивать абсолютную безопасность находящихся на его территории лиц.

Очевидно, что требования к эффективности локального техникоправового регулирования в сфере обеспечения безопасности более жесткие, чем к правовому регулированию, осуществляемому органами государства.

Применение локальных техникоправовых актов в целях управления правовыми рисками более эффективно в налоговых отношениях с государством, договорных отношениях с контрагентами, а также в отношениях с работниками, за исключением сферы обеспечения производственной безопасности.

В рамках налоговых споров локальные технико-правовые акты, применяемые организациями, позволяют обосновать правомерность применения выгодных для него норм Налогового кодекса РФ.

Так, в постановлении ФАС Московского округа от 6 июля 2012 г. по делу № А40-107547/2011 отмечено, что «методика, используемая заявителем, позволяет достичь более точного результата в определении забранной воды по сравнению с методом, основанным на применении расчета индивидуальных норм, и учитывая, что налоговое законодательство не устанавливает перечня технических средств, показатели которых должны учитываться при определении объема забранной воды, а также способа определения таких показателей, заявитель правомерно использовал способ определения объема забранной воды исходя из времени работы и производительности технических средств, определенной расчетным образом и утвержденной локальным нормативным актом».

О возможности использования локальных технико-правовых актах в качестве основания для применения соответствующих положений Налогового кодекса РФ упоминается также в постановлении Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 4 марта 2013 г. № 19АП-648/13.

Кроме того, в практике арбитражных судов встречаются случаи использования локальных техникоправовых актов в качестве доказательств. Например, в постановлении Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 9 января 2014 г. по делу № А53-668/2013 указано, что «в подтверждение понесенных затрат обществом были представлены Сметы затрат на выполнение мероприятий по мобилизационной подготовке, выполняемых за счет собственных средств на 2009—2010 годы, подписанные должностными лицами ОАО “10-ГПЗ”, которые являются локальными нормативными актами, позволяющими отнести расходы в целях налогообложения прибыли». Аналогичные выводы применительно к определению состава технологических операций и технологическим потерям в добывающей и металлургической отраслях содержатся также в постановлениях Девятого арбитражного апелляционного суда от 6 ноября 2012 г. № 09АП- 31286/12, № 09АП-31285/2012, ФАС Центрального округа от 22 октября 2010 г. по делу № А08-764/2009-16-20.

Таким образом, локальные технико-правовые акты наряду с регламентацией технологического процесса могут являться эффективным инструментом управления налоговым риском и служить основанием для применения налогоплательщиком тех или иных положений налогового законодательства либо подтверждать обоснованность их применения (являться доказательством по делу).

Следует отметить наличие случаев, когда действующий локальный нормативный акт в силу дефектов юридической техники и невнимательного отношения организации к его содержанию не способствовал укреплению позиции предприятия и не уменьшил правовые риски.

Так, суд указал: «Делая вывод о том, что объектом налогообложения в рассматриваемом случае является товарная руда, передаваемая покупателю, суды указали, что стандарт СТО 42604901-001-2005 содержит бланкетную норму, согласно которой требования к содержанию молибдена должны определяться потребителем... действующее законодательство не содержит прямого запрета на включение в стандарты аналогичных бланкетных норм, а выбранная обществом юридическая техника не приводит и не может приводить к иному результату по сравнению с тем, при котором ежегодно будет переутверждаться не норматив содержания молибдена в руде, а целиком стандарт на руду Вместе с тем в материалах дела отсутствуют доказательства переутверждения стандарта на руду Нормативное обоснование данного вывода также не приведено». Дополнительно арбитражный суд отметил, что в рассматриваемом случае в Стандарте организации идет отсылка не к какому-либо нормативному акту (законодательному, подзаконному, федеральному, региональному или локальному), а к договору, заключаемому в гражданско-правовом порядке между налогоплательщиком и покупателем производимой им добычной руды[12].

Корректная формализация технологических процессов и закрепление их в локальных технико-правовых нормативных актах позволяет предприятию снизить риск отказа в защите судом его интересов при возникновении спора с работником в случае применения к последнему мер дисциплинарного воздействия. Так, в споре ОАО «Таганрогский металлургический завод» с работником при оспаривании им законности увольнения наличие подробного описания технологического процесса в должностной инструкции ДИ 157-ОТК- 141-10, технологической инструкции «Обработка стальных бесшовных труб на участке отделки труб» № ОТ 157-ТПЦ-102-10, инструкции ВТ 157-ЦЛМ-020 позволило организации обосновать свою позицию относительно законности примененных мер дисциплинарного воздействия (увольнения)[13].

Отсутствие необходимых локальных технико-правовых актов, напротив, создает неопределенность в отношениях предприятия и работников, различия в их ожиданиях и может создавать дополнительные правовые риски, связанные с безнаказанным небрежным отношением сотрудников к работе, убыткам, привлечению к ответственности. Например, при удовлетворении иска работника об оспаривании приказа о применении к нему мер дисциплинарного воздействия суд указал, что «квалификация действий Степнова В. И. как противоправного поведения не содержит ссылок на положения должностной инструкции инженера энергетического участка, иных локальных нормативных актов либо технических регламентов, подлежащих обязательному применению в работе инженера энергетического участка и при выполнении любым работником данного вида работ»[14].

Обобщая изложенное, можно сделать вывод о наличии у локальных технико-правовых нормативных актов потенциала в качестве средства управления правовыми рисками промышленных предприятий. Указанный потенциал, на наш взгляд, обусловлен способностью данных актов конкретизировать техническую деятельность организации, закрепляя обязанности предприятия, в то же время порождать его права в отношении работников, государства, в ряде случаев — третьих лиц. Вместе с тем дополнительному теоретическому осмыслению с учетом имеющейся правоприменительной практики подлежат правовая природа локальных технико-правовых актов, обоснованность их применения к отношениям с третьими лицами (контрагентами, государством), требования к юридической технике их изложения и систематизации.

Библиографический список

Ермоленко М. В. Критерии декомпозиции, описания и оптимизации процессов // Методы менеджмента качества. 2013. № 1.

Клячкин В. Н. Статистические методы в управлении качеством: компьютерные технологии: учеб, пособие. М., 2009.

Мосягин А. Понятие правового риска // Юристы в зоне риска: юридическая функция в корпорации сквозь призму риск-менеджмента / отв. ред. Е. Пустовалова, О. Данилин. М., 2008.

Пчелкин А. В. Технико-юридические нормы в современной России (проблемы теории и практики): дис.... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2004.

Рождественская Т. Э. Понятие правового риска в документах Банка международных расчетов // Банковское право. 2011. № 6.

Тихомиров Ю. А. Прогнозы и риски в правовой сфере // Журнал российского права. 2014. № 3.

Тихомиров Ю. А., Шахрай С. М. Риск и право. М., 2012.

Шишаков А., Ярославцев Я. Глобус юридических рисков. Инструкция по применению // Юристы в зоне риска: юридическая функция в корпорации сквозь призму риск-менеджмента / отв. ред. Е. Пустовалова, О. Данилин. М., 2008.

  • [1] 2 См.: Пчелкин А. В. Технико-юридические нормы в современной России (проблемы теории и практики): дис.... канд. юрид, наук. Н. Новгород, 2004. С. 21—22.
  • [2] См., например, постановления Восьмого арбитражного апелляционного суда от
  • [3] 2 марта 2012 г. № 08АП-445/12, Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от22 июня 2012 г. № 12АП-4614/12, ФАС Северо-Западного округа от 28 января 2013 г.№ Ф07-8279/12 по делу № А56-39910/2011.
  • [4] 2 См. письмо ЦБ РФ от 30 июня 2005 г.№ 92-Т.
  • [5] См.: Рождественская Т. Э. Понятиеправового риска в документах Банка международных расчетов // Банковское право. 2011. № 6.
  • [6] См.: Мосягин А. Понятие правового риска // Юристы в зоне риска: юридическаяфункция в корпорации сквозь призму риск-менеджмента / отв. ред. Е. Пустовалова,О. Данилин. М., 2008. С. 68.
  • [7] См.: Шишаков А., Ярославцев Я. Глобусюридических рисков. Инструкция по применению // Там же. С. 53.
  • [8] См.: Ермоленко М. В. Критерии декомпозиции, описания и оптимизации процес
  • [9] сов // Методы менеджмента качества. 2013.№ 1. С. 25.
  • [10] 2 См., например, постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного судаот 18 июня 2012 г. № 14АП-3925/12.
  • [11] См., например, постановления Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 августа 2011 г. № 17АП-6960/11, от18 сентября 2013 г. № 17АП-9705, Четвертогоарбитражного апелляционного суда от 17 декабря 2013 г. № 04АП-5366/13.
  • [12] См. постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 23 октября 2013 г. по делу № А78-9427/2012
  • [13] См. решение Таганрогского городскогосуда Ростовской области от 15 июня 2012 г.по делу № 2-2455-12.
  • [14] Решение Ленинского районного судаг. Нижнего Тагила от 10 октября 2012 г. поделу № 2-1309/2012.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >