Полная версия

Главная arrow Право arrow Advances in Law Studies (бывш. НИР. Право) -

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Уголовная ответственность за мошенничество по законодательству России и Германии

УДК 340.5 Чиркин Кирилл Вадимович

Студент 1 курса Института Магистратуры Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА) (г. Москва, Россия); e-mail: chirkin_kirill@ mail.ru

Статья получена: 13.06.2016. Рассмотрена: 20.07.2016. Одобрена: 01.09.2016. Опубликована онлайн: 20.09.2016. © РИОР

Аннотация. В статье проводится сравнительно-правовой анализ общей нормы о мошенничестве и уголовно-правовой доктрины в России и Германии. Дана общая характеристика состава мошенничества в государствах, приведены ключевые позиции уголовноправовой доктрины обеих стран. Автор выявил общие конструкции состава мошенничества в двух государствах, определил основные отличия норм. С позиции автора немецкий опыт может быть полезен при возможном реформировании российского уголовного права.

Ключевые слова: уголовная ответственность, мошенничество, сравнительно-правовой анализ, немецкое уголовное право, российское уголовное право.

Место норм о мошенничестве в уголовном праве РФ и ФРГ

Уголовная ответственность за мошенничество, хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием закреплена в ст. 159 УК РФ. Общая норма о мошенничестве ст. 159 УК РФ входит в гл. 21 УК РФ «Преступления против собственности», включающей преступления, предусмотренные ст. 158—168.

В юридической литературе встречаются различные точки зрения по поводу, что понимать под преступлениями против собственности. Например, А.И. Рарог полагает, что «под преступлениями против собственности следует понимать предусмотренные гл. 21 УК деяния, соединенные с нарушением права владения, либо с иными способами причинения собственнику имущественного ущерба или с созданием угрозы причинения такого ущерба» [18, с. 315]. С.М. Кочои пишет: «Преступления против собственности можно определить как виновно совершенные общественно опасные, посягающие на собственность деяния, предусмотренные ст. 158—168 УК РФ» [15, с. 45].

Споры ведутся о том, что считать объектом посягательства на собственность. Представители уголовно-правовой науки по-разному трактуют понятие «собственность» из гл. 21 УК РФ. Так, В.В. Мальцев отмечает, что объектом преступлений, расположенных в гл. 21 УК, «являются отношения собственности, то есть права собственника по владению, пользованию и распоряжению своим имуществом». Такой же позиции придерживается А.И. Рарог [18, с. 315]. А.С. Рубцова расширяет эту позицию, добавляя, что к объекту должны относиться права лиц, хоть и не являющихся собственниками, но владеющих имуществом на праве хозяйственного ведения, оперативного управления либо иному основанию, предусмотренному действующим законодательством [16, с.67].

И.А. Клепицкий полагает, что «собственность (ни как элемент общественной экономической системы, ни как субъективное право собственности) не может и не должна пониматься в качестве объекта преступлений, называемых преступления против собствен-

CRIMINAL RESPONSIBILITY OF FRAUD UNDER THE LEGISLATION OF RUSSIA AND GERMANY Chirkin Kirill

Student of 1st year of Master Institute, Kutafin Moscow State Law University (MSAL) (Moscow, Russia); e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script Manuscript received: 13.06.2016. Revised: 20.07.2016. Acctpted: 01.09.2016. Published online: 20.09.2016 © RIOR Abstract: This article presents a comparative analysis of anti-fraud legislation and criminal law doctrine of Russia and Germany. The

general characteristic of fraud and key positions of criminal law doctrine is given. The author has identified general elements and the main differences of fraud in both countries. In author opinion German experience can be used in future reforms of the Russian Criminal Code.

Keywords: criminal responsibility, fraud, comparative law, Russian criminal law, German Criminal Law.

94

RIOR

Advances in Law Studies (2016). Том 4. Выпуск 3 (20)

Таблица 1

Сравнение места норм о мошенничестве в структуре уголовного закона

ст. 159 УК РФ

§ 263 УК ФРГ

На законодательном уровне

Глава 21 УК РФ «Преступления против собственности»

Глава 22 УК ФРГ «Мошенничество и злоупотребление доверием»

На доктринальном уровне

  • 1) Преступления против собственности;
  • 2) имущественные преступления

Преступления против имущества в целом

ности» [26, c. 75—75]. С его точки зрения, необходимо восстановить систему имущественных преступлений, так как доктрина преступлений против собственности отвечала потребностям и характеру имущественных отношений прошлого века. Схожей позиции придерживается В. В. Векленко [25, с. 16].

Классической моделью охраны имущественных отношений является существующая в Германии концепция имущественных преступных деяний (Straf- tatengegen Verm genswerte).Ypw рассмотрении разделов Особенной части УК Германии нужно иметь в виду, что там использована иная система построения рассматриваемых преступлений, чем в УК РФ. Специфика немецкого уголовного права заключается в том, что законодатель делит их на две группы [29, с. 154]:

I. преступные деяния против собственности и отдельных имущественных благ (Eigentumsdelikte);

II. имущественные преступные деяния, направленные против имущества лица в целом (StraftatengegendasVerm genals Ganzes).

В первую группу входят преступные деяния, к которым относятся так называемые деликты присвоения: например, кража, присвоение имущества и раз- бой, обособленная группа самовольного использования чужой вещи, а также деликты, связанные с повреждением имущества [30, с. 163].

Ко второй группе относятся так называемые преступные деяния, направленные против имущества лица как целого, любая составная часть которого может быть предметом посягательства. По мнению А.Э. Жалинского, выделение этой группы было необходимо для расширения объекта уголовно-правовой охраны [8, с. 443]. Предметом посягательства выступает имущество, вещи, требования, права. К этим посягательствам относят преступления, предусмотренные §§ 253 и 255 глав 20 «Вымогательство» и «Разбойное вымогательство» [24], главой 22 «Мошенничество и злоупотребление доверием» и др. [8, с. 443].

Общая норма о мошенничестве закреплена в § 263 гл. 22 УК Германии. Согласно абз. 1 § 263 за мошенничество наказывается тот, кто с целью получить для себя или третьего лица противоправную имущественную выгоду наносит ущерб имуществу другого лица путем представления неправильных (искаженных) фактов или, скрывая истинные факты, вводит в заблуждение, или поддерживает заблуждение потерпевшего. Таким образом, специфичность нормы о мошенничестве по немецкому праву заключена в том, что в Германии это преступление против имущества в целом, а в российском праве мошенничество продолжает оставаться преступлением против собственности, несмотря на критику этого положения учеными.

Результаты анализа приведены в таблице.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>