Полная версия

Главная arrow Право arrow Advances in Law Studies (бывш. НИР. Право) -

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

УГОЛОВНОЕ ПРАВО

Теоретико-правовые аспекты ограничения избирательных прав граждан, находящихся в местах лишения свободы

УДК: 342.726 Жезлов Николай Владимирович

курсант 311-й учебной группы юридического факультета Академии ФСИН России, рядовой внутренней службы (г. Рязань, Россия); e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Статья получена: 10.06.2016. Рассмотрена: 16.07.2016. Одобрена: 01.09.2016. Опубликована онлайн: 20.09.2016. © РИОР

Аннотация. В данной статье рассмотрены основные теоретико-правовые аспекты ограничения избирательных прав граждан Российской Федерации, осужденных к отбыванию наказания в виде лишения свободы. Выявлена проблема несоответствия российского избирательного законодательства международным нормативным правовым актам и стандартам в отношении данной категории лиц в части, касающейся реализации ими права избирать и быть избранными. Обозначена и обоснована необходимость установления ограничения избирательных прав осужденных в качестве отдельного дополнительного вида уголовного наказания для лиц, осужденных за преступления против, государственной власти, мира и безопасности человечества, общественной безопасности и общественного порядка. Предложено расширить политические права лиц, находящихся в местах лишения свободы, в части, касающейся участия в референдуме, обладания и пользования активным избирательным правом.

Ключевые слова: избирательное право, лица, находящиеся в местах лишения свободы, осужденные, ограничения, места лишения свободы, активное право.

Приняв Конституцию 12 декабря 1993 г., Россия встала на совершенно новый путь демократических преобразований, которые коснулись и избирательной системы. Одним из результатов столь значительных изменений выступает установление нормы, закрепленной в ч. 3 ст. 32 Конституции РФ: «Не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда» 11].

С закреплением в ст. 2 Конституции РФ [ 1], ст. 8 Уголовно-исполнительного кодекса РФ [2] и ст. 1 Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» [3] принципов гуманизма и уважения прав и свобод человека правовое положение осужденных вошло в число наиболее актуальных институтов уголовноисполнительного законодательства. В этом плане российская пенитенциарная система стремится соответствовать всем требованиям, предъявляемым международными нормативно-правовыми актами и стандартами. Однако краеугольным камнем остается ограничение активного избирательного права осужденных [4] (лишение лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, пассивного избирательного широко признается целесообразным, так как направлено на «исключение возможности криминального влияния на формирование органов государственной власти и местного самоуправления» [5]),

THEORY AND LEGAL ASPECTS OF RESTRICTION OF ELECTORAL RIGHTS OF THE CITIZENS WHO ARE IN IMPRISONMENT PLACES Zhezlov Nikolay

Cadet of311th Educational Group, Faculty of Law, Academy ofthe FPS of Russia, Ordinary Internal Service (Ryazan, Russia); e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Manuscript received: 10.06.2016. Revised: 16.07.2016. Acctpted: 01.09.2016. Published online: 20.09.2016 © RIOR Abstract. In this article the main theory and legal aspects of restriction of electoral rights of the citizens of the Russian Federation condemned are considered to serving of custodial sanction. The problem of discrepancy of the Russian electoral laws to the international regulations and standards concerning this category of persons in the part concerning realization by them of the right to choose is revealed and to be elected. Need of establishment of restriction of the electoral rights condemned as a separate auxiliary view of criminal sanction for the persons condemned is designated and proved for crimes against, the government, the world and safety of mankind, public safety and a public order. Expansion of the political rights of the persons which are in imprisonment places in the part concerning participation in a referendum, possession and use of an active electoral right is offered.

Keywords: electoral right, the persons which are in imprisonment places, the condemned, restrictions, imprisonment places, active right.

что можно считать пережитком советской избирательной системы.

Мнения ученых по поводу того, предоставлять или не предоставлять активное избирательное право осужденным, расходятся. Так, П. А. Дуксин [6, с. 154] указывает на размытость критериев, ошибочность использования автоматического способа ограничения избирательного права для всех лиц, осужденных к лишению свободы без необходимой дифференциации и «установления судебных гарантий обжалования данного ограничения» [7]. Л. А. Окуньков считает, что «граждане, содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда, не могут пользоваться избирательным правом в силу самой специфики наказания. Физическая изоляция от общества предполагает отстранение от участия в правлении делами государства» [8, с. 145]. С. А. Авакьян придерживается такой же позиции [8, с. 146].

Правовой статус осужденного в Российской Федерации основан на общем правовом статусе гражданина, т.е. лица, совершившие преступления сохраняют устойчивую политико-правовую связь с государством. Возможность избирать и быть избранными лежит в основе процедуры комплектования органов государственной и муниципальной власти. Данное право имеет властеобразующий характер, предоставляя гражданам возможность контроля, составляет фундамент правой связи государства и гражданина. Избирательные права являются одним из стержневых элементов, образующих правовой статус личности [9].

Поэтому возникает противоречие: почему государство, признавая осужденного своим гражданином, не оставляет ему права избирать своего представителя, который участвовал бы в управлении страной? Может, именно в силу этого вопрос о правовом статусе осужденных до конца не урегулирован? Выходит, что в представительных органах власти отсутствуют лица, которые интересовались бы данной проблематикой и искали способы ее решения.

Обратимся к международному законодательству в данной сфере, ведь согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры составляют правовую систему Российской Федерации. Статья 21 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. устанавливает, что «каждый человек имеет право принимать участие в управлении страной непосредственно или через посредство своих свободно выбранных представителей» [10]. Статья 25 Международного пакта о гражданских и политических правах закрепляет: «Каждый гражданин должен иметь без какой бы то ни было дискриминации и без необоснованных ограничений право и возможность принимать участие в ведении государственных дел как непосредственно, так и через посредство свободно выбранных представителей» [11]. Эти положения продублированы в ст. 3 Европейской хартии местного самоуправления [12], ст. 3 Протокола № 1 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод [ 13] и Конвенции о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах — участниках СНГ [14].

Специализированным международным актом в этой области являются Европейские пенитенциарные правила [15], в положении 24.11 которых определена обязанность администрации исправительного учреждения обеспечивать участие осужденного в выборах, референдумах и других аспектах жизни общества в той мере, в какой это их право не ограничено национальным законодательством. Несмотря на все вышеназванные нормы, международное право оставляет маневр национальному законодательству. Однако 6 октября 2005 г. Европейский Суд по правам человека принял прецедентное решение по делу «Хирст против Соединенного Королевства» [ 16], в результате которого положения, запрещавшие осужденным реализовать активное избирательное право, были признаны несоответствующими ст. 3 Протокола № 1 к Европейской конвенции. «Тем не менее, права, предоставляемые указанной ст. 3, не являются абсолютными, существуют возможности их ограничения» [4]. Но они должны быть направлены на достижение законной и пропорциональной накладываемым ограничениям цели.

Проанализировав философско-правовую и историческую специфику данного вопроса, можно заключить, что фактически ч. 3 ст. 32 Конституции РФ [1] закрепляет одну из разновидностей уголовного наказания, обязательную при назначении виновному лицу меры государственного принуждения. Автоматическое лишение активного избирательного права лиц, находящихся в местах лишения свободы по приговору суда, на мой взгляд, нарушает принципы дифференциации и индивидуализации уголовного наказания, его применение в нынешнем ^сформированном виде не соответствует целям уголовного наказания, а также лишает его одной из социальных связей с обществом и государством, снижая возможность дальнейшей социальной адаптации [6, с. 19]. Посредством такого ограничения значительно (примерно на 500 тыс. человек) снижается российский электорат [6, с. 22]. Физическая изоляция осужденного от общества не должна быть причиной лишения его активного избирательного права на период отбывания уголовного наказания.

Следует добавить, что существует юридическая коллизия между ч. 3 ст. 32 Конституции РФ [1] и ч. 2 ст. 5 ФКЗ «О референдуме Российской Федерации»

[17] . Конституционная норма не содержит прямого запрета на участие лиц, находящихся в местах лишения свободы по приговору суда, в референдуме, но такой запрет установлен в вышеназванной норме федерального конституционного закона, что свидетельствует о превышении конституционных рамок

[18] .

Считаю необходимым для решения вышеназванных проблем принять следующие меры:

  • • пересмотреть положения ч. 3 ст. 32 Конституции РФ в части, касающейся запрета на реализацию активного избирательного права граждан, содержащихся в пенитенциарных учреждениях, и изложить их в следующей редакции: «Не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными. Не имеют права быть избранными граждане, содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда и (или) лишенные избирательных прав по приговору суда. Не имеют права избирать и участвовать в референдуме граждане, осужденные по приговору суда за совершение преступлений против государственной власти, мира и безопасности человечества, общественной безопасности и общественного порядка и (или) подвергнутые уголовному наказанию в виде лишения избирательных прав». Выборка такой категории преступлений обусловлена тем, что, совершив преступления против данных видов общественных отношений, гражданин фактически заявляет, что он желает упадка государства, страны и всего мира, он не желает принимать участия в управлении государством и противопоставляет себя его основополагающим интересам;
  • • дополнить ст. 44 Уголовного кодекса РФ [ 191 наказанием в виде «лишения избирательных прав»;
  • • включить наказание в виде лишения избирательных прав ч. 2 ст. 45 УК РФ [19] как применяемое в качестве основного и дополнительного;
  • • дополнить УК РФ [19] статьей, раскрывающей сущность уголовного наказания в виде лишения избирательных прав, и установить, что данный вид наказания заключается в лишении активного избирательного права (вопрос о предоставлении пассивного избирательного права лицам, осужденным к уголовному наказанию, должен решаться всегда отрицательно).

Вопрос ограничения избирательных прав граждан Российской Федерации, находящихся в местах лишения свободы по приговору суда, приобретает особую актуальность не только в силу переориентации уголовно-исполнительной политики в направлении гуманизма, демократизма, уважения прав и свобод человека и гражданина, сохранения личности осужденного в пенитенциарной среде, его ресоциализации и социальной адаптации, но и в связи со значимостью избирательных процессов в развитии демократии, а именно значимостью вопросов, связанных с применением избирательных цензов. Хотелось бы выразить надежду, что этот вопрос не будет отложен в «долгий ящик».

Литература

  • 6. Дуксин П. А. Конституционные ограничения избирательных прав граждан Российской Федерации, находящихся в местах лишения свободы по приговору суда: дис.... канд. юрид. наук. [Текст] / П.А. Дуксин. — Саратов, 2010. — 217 с.
  • 7. Бажуков С.А. Соотношение понятий «естественные пределы права» и «ограничение права» на примере избирательных прав граждан [Текст] / С.А. Бажуков // Юридические записки. — 2014. — № 2. — С. 63—69.
  • 8. Окуньков JI. А. Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации [Текст] / под ред. Окунькова Л .А. — М.: Юрист, 2011. — 346 с.
  • 9. Билоконь И. В. Правовое обеспечение избирательных прав граждан [Текст] / И.В. Билоконь // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. - 2007. - № 37. - С. 21-25.
  • 10. Всеобщая декларация прав человека: принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. // Российская газета. — 1995. -№ 67.
  • 11.0 гражданских и политических правах: международный пакт от 16 декабря 1966 г. // Бюллетень Верховного Суда Рос. Федерации. — 1994. — № 12.
  • 12. Европейская хартия местного самоуправления: принята в Страсбурге 15 октября 1985 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 1998. — № 36. — Ст. 4466.
  • 13. Протокол № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод: подписан в Париже 20 марта 1952 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 1995. — № 29. — Ст. 2757.
  • 14. Конвенция о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах-участниках Содружества Независимых Государств: заключена в г. Кишиневе 7 октября 2002 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 2005. — № 48. — Ст. 4971.
  • 15. Европейские пенитенциарные правила: рекомендация от 11 января 2006 г. № Rec 2 Комитета министров Совета Европы [Электронный ресурс]. — URL: http://zagr.org/25. html.
  • 16. Решение Европейского Суда по правам человека от 8 июля 2003 г. Дело «Херст против Соединенного Королевства» (жалоба № 74025/01) (IV Секция) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. — 2003. -№ 12.
  • 17. О референдуме Российской Федерации: федеральный конституционный закон от 28 июня 2004 г. № 5-ФКЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 2004. — № 27. — Ст. 2710.
  • 18. КузнецовЛ.В. Социально-политическое значение изучения правового положения осужденных к лишению свободы [Текст] / А. В. Кузнецов // Социально-экономические явления и процессы. — 2011. — № 10. — С. 246—250.
  • 19. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1996.-№ 25.-Ст. 2954.

References

  • 1. Constitution of the Russian Federation, 12 December, 1993. (in Russian)
  • 2. Penal code of Russian Federation, 8 January, 1997. (in Russain)
  • 3. About the institutions and bodies executing criminal sanctions in the form of imprisonment: the law of Russian Federations of July 21, 1993. (in Russian)
  • 4. Minenko /. F. Active electoral right Russian condemned, serving sentence in imprisonment places, in the light of standards of international law, 2013, no. 8, pp. 137—144. (in Russian)
  • 5. Kolina I. V. Realization of a passive electoral right by the suspects accused and condemned in penal institutions of Russia, 2014, no. 2, pp. 227—230. (in Russian)
  • 6. Duksin Р.Л. Konstitucionnye ogranicheniya izbiratel’nyh prav grazbdan Rossijskoj Federacii, nahodyashchihsya v mestah lish- eniya svobodypoprigovoru suda. Kand. Diss. |The constitutional restrictions of electoral rights of the citizens of the Russian Federation who are in imprisonment places under sentence of court. Cand. Diss.]. Saratov, 2010. 217 p.
  • 7. Bazhukov S.A. Ratio of the concepts «natural limits of the right» and «restriction of the right» on the example of electoral rights of citizens, 2014, no. 2, pp. 63—69. (in Russian)
  • 8. Okunkov L.A. Postatejnyj kommentarij к Konstitucii Rossijskoj Federacii [The itemized comment to the Constitution of the Russian Federation!. Moscow, Jurist Publ., 2011. 346 p.
  • 9. BilokonI. V. Legal support of electoral rights of citizens, 2007, no. 37, pp. 21—25. (in Russian)
  • 10. Universal Declaration of Human Rights, 10 December, 1948. (in Russian)
  • 11. About the civil and political rights: international covenant, 16 December, 1966. (in Russian)
  • 12. European charter of local self-government, 15 October, 1985. (in Russian)
  • 13. Protocol No. 1 to the Convention on human rights protection and fundamental freedoms, 20 March, 1952. (in Russian)
  • 14. The convention on standards of democratic elections, electoral rights and freedoms in the State Parties of the Commonwealth of Independent States, 7 October, 2002. (in Russian)
  • 15. European penitentiary rules, 11 January, 2006. (in Russian)
  • 16. The decision of the European Court of Human Rights of July 8,2003. Business «Hirst against the United Kingdom», (in Russian)
  • 17. About a referendum of the Russian Federation: the federal constitutional law, 28 July, 2004. (in Russian)
  • 18. Kuznetsov A. V. Socio-political value of studying of a legal status condemned to imprisonment, 2011, no. 10. 246—250. (in Russian)
  • 19. Criminal code of the Russian Federation, 13 Juny, 1996. (in Russian)
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>