Полная версия

Главная arrow Право arrow Advances in Law Studies (бывш. НИР. Право) -

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Институциональный (статический) аспект юридической ответственности

Статутная (единая) ответственность носит объективный характер, установлена законом, выступает предпосылкой внешнего проявления ответственного или безответственного поведения. Истоки ответственности находятся в государственно-правовом регулировании общественных отношений, которое является непосредственной предпосылкой ее установления. Такого рода ответственность основана на нормах права, подвергается правовому оформлению, поэтому и называется юридической, т.е. носит нормативно-правовой характер [12, с. 207].

Установление единой ответственности (как целостного явления) имеет место до факта правомерного или противоправного поведения, до его оценки как ответственного или безответственного. Она представляет собой общее требование для всех субъектов права, руководство к действию, к правильному выполнению правовых предписаний, является ориентиром должного поведения и критерием его оценки. Согласно логике, до реакции на юридически значимое поведение, его оценки как ответственного или безответственного государство должно установить, какие субъекты, при каких условиях, за что и в каком объеме несут ответственность, последствия на случай положительного (позитивного) или отрицательного (негативного) отношения к правовым установкам государственной власти [2, с. 82].

Статутная (единая) ответственность — это объективно обусловленная, установленная законом и охраняемая государством обязанность (необходимость) соблюдать правовые предписания участниками правоотношений, а в случае ее нарушения — обязанность правонарушителя претерпеть осуждение, ограничение прав имущественного или личного неимущественного характера. В статусной ответственности нормативно закреплены как добровольная, так и государственно-принудительная формы реализации юридической ответственности. На наш взгляд, именно такая постановка вопроса отвечает современным потребностям правового регулирования общественных отношений, так как добровольная форма реализации юридической ответственности без закрепления в нормах права государ- ственно-принудительной формы реализации ответственности беззащитна, а государственно-принудительная форма реализации ответственности без добровольной бессмысленна.

В определение ответственности как целостного правового явления мы включили (потенциально) и государственно-принудительную форму реализации, но это не означает, что она всегда реализуется. Однако она необходима, так как указывает субъекту, какие неблагоприятные последствия наступят для него в случае нарушения нормы права. Наивно полагать, что все субъекты общественных отношений будут соблюдать предписания норм права, только исходя из уважения к закону. Поэтому еще раз подчеркнем, что добровольная ответственность без государственно-принудительной беззащитна, что не означает безусловную ее реализацию, так как она возможна только в случае акта безответственного поведения (правонарушения), но сама данная форма реализации заложена в конструкции единой ответственности и, воздействуя на психологическом уровне на волю и сознание, принимает участие в обеспечении правомерного и ответственного поведения субъекта общественного отношения. Ответственность действенна и эффективна только во взаимодействии различных ее аспектов, которые в своей совокупности и составляют понятие ответственности как целостного правового явления.

Юридическая ответственность как целостное правовое явление является гарантией и существенной стороной правового положения личности. Наряду с иными гарантиями она направлена на создание реальных возможностей пользоваться правами и свободами, надлежаще выполнять обязанности. Иными словами, статутная ответственность ориентирует на то, что использование гражданами прав и свобод неотделимо от исполнения своих обязанностей и не должно наносить ущерб интересам общества и государства, правам других граждан [ 12, с. 2091 • Мы именуем такую ответственность статутной (единой, целостным правовым явлением) на том основании, что она устанавливается законодательством. В действующем законодательстве формализованы правила ответственного поведения и последствия нарушения правил поведения. Иными словами, там предусмотрена как добровольная, так и государственно-принудительная формы реализации юридической ответственности, а также составы правомерного (ответственного) поведения и составы правонарушений (безответственного поведения). Нас могут упрекнуть в том, что прямо в законодательстве не указывается и не содержится формулировки «это состав правомерного поведения», но суть в том, что таковы правила законодательной техники, а данные составы необходимо выводить логическим путем.

Главным источником общего правового статуса личности, основное содержание которого составляют права и обязанности, является Основной закон нашей страны — Конституция РФ, которая законодательно устанавливает этот статус для того, чтобы граждане, организации и должностные лица соблюдали конституционные нормы, ответственно относились к их предписаниям. Изложенное свидетельствует о том, что такие нормы не только закрепляют конституционные правовые отношения, но и возлагают на субъектов этих отношений ответственность. Последняя непосредственно вытекает из требований норм права и представляет собой всеобщую обязанность соблюдения Конституции РФ и иных подзаконных нормативно-правовых актов. Следовательно, законодательное установление статутной ответственности необходимо. Без закрепления в правовых нормах ответственности не может возникнуть состояние отношения к ней субъектов права. Данное структурное подразделение является юридической базой, первичным, отправным элементом юридической ответственности, исключение которого означало бы невозможность существования правовой ответственности вообще. Без права невозможно представить правовую ответственность, призрачным становится проявление состояния отношения к тому, чего нет. Юридическая ответственность имеет значение управляющей системы, она установлена законом и является предпосылкой реализации юридической ответственности в любой общепризнанной форме ее реализации.

Полагаем, что изначально устанавливается статутная юридическая ответственность (юридическая ответственность как целостное правовое явление), а добровольная и государственно-принудительная и формы реализации непосредственно вытекают из нее. Из них первая более стабильна и фундаментальна. По отношению к ней все субъекты права и участники правоотношений находятся в одинаковом правовом положении (состоянии ответственности), обязаны сообразовывать свое поведение с предписаниями законодателя, за что и несут ответственность. Только при соблюдении этого принципиального положения поведение можно считать юридически ответственным, но не правонарушителя, как еще нередко полагают.

Единая ответственность — это объективно закрепленная в нормах права целевая установка, ориентир должного поведения субъектов права и критерий его оценки как ответственного или безответственного, что позволяет субъекту, еще не совершившему юридически значимого деяния, заранее знать о своей ответственности, что дисциплинирует и сосредоточивает его на выполнении общих законодательных правил. Если он их соблюдает, то поступает юридически ответственно, в противном случае — безответственно. Сообразно поступкам наступают и последствия, что вполне соответствует общеправовому принципу справедливости.

Следовательно, исключение ответственности, которая включает различные формы реализации, означало бы исчезновение ориентирующей цели, критерия оценки юридически значимого поведения как ответственного или безответственного. Ответственность как целостное правовое явление находится в статическом состоянии. Она выступает основанием, причиной и условием возникновения добровольной формы реализации ответственности, критерием ее определения как таковой. Без этого условия невозможно появление последующей позитивной ответственности, которая представляет собой ответственность в динамическом состоянии [12, с. 2081.

Для осуществления правовой ответственности недостаточно лишь ее установления. Динамика, состояние движения структурных элементов правовой ответственности проявляется в ее взаимосвязях не только с нормами права, но и с правоотношениями. Норма права является источником правоотношений юридической ответственности. Без нормативно-правового регулирования общественных отношений невозможно установление юридической ответственности (нет ее правовой основы), как невозможно и возникновение правоотношения, вне которого нельзя представить реализацию юридической ответственности личности. Поэтому при отсутствии хотя бы одного из этих явлений конструкция «юридическая ответственность» нереальна. Бессмысленна она и в случае исключения из нее исходного элемента — единой ответственности. Данный подход позволяет рассматривать юридическую ответственность в системе правовых и иных социальных связей, что характерно для метода системно-структурного анализа.

Юридическая ответственность вне правоотношений невозможна, так как не имеет реальной формы выражения. К сожалению, и здесь она рассматривается в усеченном варианте, в основном во взаимосвязи с охранительными правоотношениями. Полагаем, что связь юридической ответственности с правоотношениями гораздо шире и многограннее. Она имеет место не только в охранительных, но и в регулятивных правоотношениях. Юридическая ответственность в плане теории правоотношений — это ее правовая жизнь в движении (динамике). Рассматривая проблему в этом ключе, обнаруживаем объективный характер юридической ответственности, относительную самостоятельность ее структурных элементов, механизм их взаимодействия, системную взаимосвязь и последовательность.

В причинно-следственных связях структурных элементов юридической ответственности хотелось бы привлечь внимание к системности, последовательности их взаимодействия. Это необходимо сделать потому, что исследователи проблемы, как правило, берут за основу отдельные грани единой структуры, не учитывая другие. Поэтому не обнаруживается и системность взаимодействующих структурных элементов юридической ответственности. Довольно распространено положение, когда исследуется отдельная черта явления, и она выдается за целое, одна часть противопоставляется другой, но не раскрывается явление в целом, а потому противоречия и разногласия по данному вопросу продолжаются, на что мы и другие ученые неоднократно обращали внимание [13, с. 67]. Во взаимосвязях с правоотношениями следует рассматривать причинно-следственные связи структурных элементов юридической ответственности. Здесь обнаруживается, что между ее системообразующими элементами существует строгая иерархическая соподчиненность, отношения субординации и координации. Они находятся на различном уровне, имеют неодинаковый «удельный вес».

Реализация юридической ответственности, ее преобразование из статики в динамическое состояние начинается с момента возникновения правоотношения. С этого времени его субъекты объективно оказываются в состоянии ответственности за выполнение определенного правового предписания, установленного государством. Это состояние возникает независимо от желания личности, которая обязана соизмерять свое поведение с требованиями норм права. Таким образом, реализация юридической ответственности есть правовое состояние субъектов правоотношений как показатель статутной (единой) ответственности. Находясь в этом состоянии, субъекты права путем совершения деяний проявляют свое отношение к статутной (единой) ответственности — положительное или отрицательное. За эти деяния, а не за состояния, они несут ответственность. «Как это просто, ясно и бесспорно: человеку подобает жить не состояниями, а действиями и, соответственно, отвечать за эти действия» [14, с. 405].

Координационная связь структурных элементов юридической ответственности проявляется в следующем. Среди них статутная (единая) ответственность является координирующим элементом. Она находится на наиболее высоком уровне, ей принадлежит доминирующее положение в иерархии взаимодействующих структурных элементов юридической ответственности. Существенная особенность этого элемента заключается в том, что он представляет собой юридическую базу (основу) для последующей реализации, является управляющей системой по отношению к иным структурным подразделениям, а последние — управляемыми.

Базовый элемент ответственности имеет исходное значение в отношении ее внешнего проявления, является его первопричиной, а ее реализация в правоотношениях есть следствие внешнего проявления отношения субъектов к статутной ответственности. Такое проявление имеет место в правомерных или противоправных деяниях, а не в последствиях и применяемых средствах, которые они за собой влекут. При этом критерием оценки такого отношения как ответственного или безответственного является его соответствие базовому элементу [12, с. 80]. Следовательно, координация предполагает и субординацию, проявляющуюся в отношениях соподчиненности одних структурных элементов ответственности с другими. Отмеченные связи между элементами правовой ответственности придают ей облик цельного явления. В его пределах каждый из элементов представляет собой системное образование, которое в определенных условиях может выступать определяющей стороной по отношению к другой системе.

Юридическая ответственность связана с ее признанием как в «строго индивидуализированных», так и в «общерегулятивных (общих)» правоотношениях. При этом об отношениях между явлениями можно говорить и тогда, когда в результате трансформирования одного из них другое не претерпевает никаких изменений, что наиболее ярко проявляется во взаимосвязях статутной и позитивной ответственности, в формах непосредственной реализации права.

Развитие общества, государства приводит к возникновению новых видов общественных отношений, которые основаны на свободе, но в то же время требуют их регламентированности, четкости и упорядоченности, в которых праву и обязанности одного субъекта будут корреспондировать право и обязанность другого субъекта, а это возможно только при придании этим общественным отношениям правовой формы.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>