Полная версия

Главная arrow Право arrow Advances in Law Studies (бывш. НИР. Право) -

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Юридическая отвественность в сфере трудовых отношений как межотраслевой институт права

Репетева Олеся Евгеньевна

кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой гражданского права, гражданского процесса и трудового права Тольяттинского государственного университета (г. Тольятти, Россия); e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Липинский Дмитрий Анатольевич

доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры теории государства и права Тольяттинского государственного университета (г. Тольятти, Россия); e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Статья получена: 01.07.2016. Рассмотрена: 10.07.2016. Одобрена: 04.09.2016. Опубликована онлайн: 20.09.2016. © РИОР

Аннотация. Статья посвящена юридической ответственности в сфере трудовых отношений. На основе действующего законодательства и практики его применения обосновывается наличие в системе права межотраслевого функционального института юридической ответственности в сфере трудовых отношений, которые составляют нормы дисциплинарной, административной, гражданско-правовой, материальной, уголовной и гражданско-правовой ответственности. Сделан вывод, что наличие данного межотраслевого института подчеркивают следующие факторы. Во-первых, с его помощью регулируются или охраняются трудовые правоотношения. Во-вторых, между субинститутами существуют генетические, координационные и субординационные связи. В-третьих, нормы, входящие в данный межотраслевой институт, формулируют смежные составы правонарушений, отличающиеся несколькими признаками. В-четвертых, данные субинституты также связывают между собой общие цели, задачи и принципы.

В юридической литературе институт юридической ответственности часто определяют как «сложный, межотраслевой, функциональный, регулятивно-охранительный институт права, закрепляющий и (или) оказывающий динамическое воздействие на наиболее важные общественные отношения, а в случае их нарушения регулирующий отношения ответственности, возникающие из юридического факта правонарушения» [1, с. 7]. В определениях института юридической ответственности подчеркивается, что он сложный по своей структуре и межотраслевой. Так, Б.Т. Базылев отмечает, что «институт юридической ответственности — это общий, комплексный по содержанию (состоящий из норм различных отраслей), своеобразный по структуре (включающий институты и целую отрасль), охранительный по назначению, функциональный институт права, регулирующий деликтные отношения методом наказания правонарушителей» [2, с 47J. По мнению С.Л. Кондратьевой, «институт юридической ответственности — это общий, комплексный по содержанию, своеобразный

LEGAL LIABILITY IN THE FIELD OF LABOR RELATIONS LAW AS INTERDISCIPLINARY INSTITUTE Repeteva Olesya

Ph. D. in Law, Associate Professor, Head of the Department of Civil Law, Civil Process and Labour Law, Togliatti State University (Togliatti, Russia); e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script Lipinskiy Dmitry

Doctor of Law, Professor, Department of Theory of State and Law, Togliatti State University (Togliatti, Russia); e-mail: Dmitri8@ yandex.ru

Manuscript reseived 01.07.2016. Revised 10.07.2016. Accepted 04.09.2016. Published online 20.09.2016. © RIOR Abstract: The scientific article is devoted to legal liability in the field of labor relations. On the basis of current legislation and practice is justified that the system of law interindustry functional institute of legal

responsibility in the sphere of labor relations that make up the rules of disciplinary, administrative, civil, financial, criminal, and citizens liability. It is concluded that the presence of interindustry institution emphasize the following factors. Firstly, it can be protected or regulated labor relations. Secondly, between institutions there are genetic, coordination and subordination relations. Third, the rules included in the joint industrial-left Institute formulate compositions which are differing from each other by only a few symptoms. Fourth, data subinstituty also connects common goals, objectives and principles. The article was supported by the Russian Foundation for Humanities, the project № 16-33-00017 «Complex, interdisciplinary institute of legal responsibility: the concept, structure, relationships and role in the system of law.”

Keywords: legal liability, disciplinary of liability, interdisciplinary institute of law, labour responsibility, material liability.

по структуре, охранительный по назначению, функциональный институт материального права, регулирующий деликтные общественные отношения методом наказания правонарушителей» [3, с. 47].

А.П. Чирков указывает, что «юридическая ответственность относится к числу функциональных межотраслевых комплексных институтов, осуществляющих «сквозную» регламентацию важнейших отношений, связанных с привлечением правонарушителя к юридической ответственности. Тем самым этот институт обслуживает различные отрасли права» [4, с. 47].

В данной статье институт юридической ответственности определяется как целостное функциональное образование на уровне всей системы права. В связи с этим возникает вопрос, а можно ли выделить как в системе права, так и в системе юридической ответственности на основе сферы общественных отношений межотраслевые функциональные институты. В частности межотраслевой институт юридической ответственности в сфере трудовых отношений. Думается, что да, так как система юридической ответственности полиструктурная и многоуровневая.

Выделять юридическую ответственность в сфере трудовых отношений как сложный функциональный институт юридической ответственности позволяют, прежде всего, объект регулирования и функциональные связи между различными элементами данного полиструктурного образования. Как отмечается в юридической литературе, межотраслевые функциональные институты возникают на стыке нескольких как разнородных, так и смежных отраслей права и направлены на регламентацию общественных отношений [5, с. 47], схожих по виду или типу. Наиболее отчетливо межотраслевой и функциональный характер института юридической ответственности в сфере трудовых отношений проявляется в регламентации им правоотношений юридической ответственности, возникающих из юридического факта правонарушения. За правонарушения, посягающие на трудовые отношения, предусмотрена дисциплинарная, материальная, уголовная, гражданско-правовая ответственность. Следовательно, охранительные отношения юридической ответственности могут быть гражданско-правовыми, уголовно-правовыми, дисциплинарными и т.д. Несмотря на их различную отраслевую природу, все они обладают рядом общих признаков, которые позволяют объединить их в один род (тип). Во-первых, в основании их возникновения находится юридический факт правонарушения, который посягает на трудовые отношения. Во-вторых, метод регулирования таких отношений императивный. В-третьих, это материальное правоотношение. В-четвертых, это властеотношение, в рамках которого государство в лице уполномоченных органов

имеет право требовать, а обязанная сторона должна подчиниться и претерпеть правоограничения, предусмотренные санкцией нормы права. (Это не укладывается в привычные рамки гражданско-правовой ответственности, так как правом требования обладает потерпевшая сторона, но она обращается за защитой в компетентные органы, и воля государства, государственных органов здесь опосредована волеизъявлением потерпевшей стороны.) В-пятых, в рамках таких правоотношений происходит реализация мер юридической ответственности [6, с. 40].

По своей структуре функциональный межотраслевой институт юридической ответственности в сфере трудовых отношений характеризуется сложным строением. Так, он включает нормы дисциплинарной, материальной, гражданско-правовой, уголовной и административной ответственности, которые выступают субинститутами юридической ответственности в сфере трудовых отношений. Трудовым кодексом и иными нормативными правовыми актами регулируются субинституты материальной ответственности, общей дисциплинарной ответственности и специальной дисциплинарной ответственности. В обобщенном виде предметом регулирования института трудовой ответственности выступает трудовой правопорядок [7, с. 20]. Н.А. Филатова и В.Н. Турченко отмечают: «Дисциплина труда есть общественное отношение, выражающееся в выполнении людьми определенной системы правил трудовой дисциплины, обусловленной социальными и техническими условиями производства» [8, с. 15]. В ст. 189 ТК РФ закреплено понятие дисциплины труда, из которого следует, что обязанности работника определяются ТК, иными законами, коллективным договором, соглашениями, трудовым договором, локальными нормативными актами. Дисциплина труда предполагает наличие правовой основы для разделения труда, его организации, а также закрепление трудовых обязанностей работников [9, с. 15]. Санкции за дисциплинарные правонарушения устанавливаются в ТК РФ, но это утверждение относится только к субинституту общей дисциплинарной ответственности.

Различные разновидности гражданских и военных государственных служащих несут ответственность на основании ФЗ РФ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», ФЗ РФ «О Прокуратуре РФ», ФЗ РФ «О службе в таможенных органах РФ», ФЗ РФ «О судебных приставах» и т.д. Это обусловлено спецификой обязанностей, которые возлагаются на государственных служащих, и особенностями их трудовой дисциплины.

С одной стороны, сферой регулирования субинститута материальной ответственности являются не только отношения собственности, но и трудовой правопорядок. Нарушения, которые выступают основаниями реализации материальной ответственности, являются одновременно и нарушениями трудовой дисциплины. Например, бережное отношение к имуществу организации одна из основных обязанностей работника по трудовому договору. В случаях, когда он нарушил требования закона бережно и экономно расходовать материальные ресурсы, в результате чего причинен работодателю имущественный ущерб, нарушитель обязан возместить этот ущерб. Субинститут материальной ответственности направлен на развитие динамики отношений собственности. В определенной степени он способствует укреплению трудовой дисциплины и предотвращению хищений и иных правонарушений против собственности. С другой стороны, институт материальной ответственности воздействует на поведение работодателя, обязывая его соблюдать трудовое законодательство, создавать безопасные условия труда, бережно относиться к имуществу работника, своевременно выплачивать заработную плату, не лишать работника законной возможности трудиться, минимизировать производственный риск нанесения вреда здоровью работника.

В случае совершения трудового правонарушения институт ответственности в трудовом праве начинает регулировать правоотношения ответственности. Особенности данной разновидности правоотношений зависят от вида трудового правонарушения и его субъектного состава. Так, на категорию работников, несущих ответственность в рамках общей дисциплинарной ответственности, могут быть наложены дисциплинарные санкции в виде замечания, выговора и увольнения (ст. 192). Иные разновидности дисциплинарных взысканий могут быть предусмотрены для субъектов трудовых отношений, которые несут специальную дисциплинарную ответственность.

Трудовое законодательство устанавливает материальную ответственность как работодателя перед работником, так и работника перед работодателем. «Работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат» (ст. 238 ТК). В свою очередь, работодатель обязан возместить работнику ущерб, причиненный в результате незаконного лишения его возможности трудиться (ст. 234 ТК), ущерб, причиненный имуществу работника (ст. 235 ТК), ущерб за задержку выплаты заработной платы (ст. 236 ТК) и моральный ущерб (ст. 237 ТК). По общему правилу пределы материальной ответственности для работника ограничены средним месячным заработком.

Рассмотрим уголовную ответственность за нарушение трудового законодательства, которая предусмотрена рядом статей УК РФ, образующих совокупность норм уголовно-правовой защиты интересов участников трудовых правоотношений и субинститут уголовной ответственности в сфере трудовых отношений. УК РФ предусматривает следующие составы преступлений, непосредственно связанных с нарушением трудового законодательства: нарушение правил охраны труда (ст. 143 УК РФ), воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов (ст. 144 УК РФ), необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (ст. 145 УК РФ), невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат (ст. 145.1 УК РФ), нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики (ст.

  • 215 УК РФ), нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ (ст.
  • 216 УК РФ), нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах (ст. 217 УК РФ).

Остановимся на некоторых особенностях данных составов. Формальным основанием привлечения виновного лица к уголовной ответственности за нарушение правил охраны труда выступает ст. 143 УК РФ, призванная защитить жизнь и здоровье граждан в сфере труда. При рассмотрении данного состава следует учитывать, что законом предусмотрена уголовная ответственность за нарушение правил техники безопасности или иных правил охраны труда, что значительно же понятия охраны труда. Охрана труда в соответствии со ст. 209 ТК РФ предполагает комплекс мер, не только влекущих какие-либо виды ответственности за их неисполнение, но и мер профилактического, предупредительного, восстановительного характера, организационные, экономические и иные мероприятия. Правила техники безопасности и иные правила охраны труда создают, обусловливают и регламентируют систему обеспечения безопасности жизни и здоровья работников непосредственно в процессе их трудовой деятельности.

Уголовное законодательство не содержит перечня конкретных проявлений нарушения правил охраны труда, отсылая к правилам техники безопасности или иным правилам, принимаемым в производственной или иной сфере. Диспозиция ст. 143 УК РФ бланкетная, при которой для установления деяния необходимо обратиться к соответствующим нормативным правовым актам другой отрасли права. В п. 5 Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г. № 1 «О судебной практике по делам о нарушении правил охраны труда и безопасности при ведении горных, строительных или иных работ» [ 10] подчеркивается, что суд обязан сослаться на конкретные пункты действующих правил безопасности работ и охраны труда, нарушение которых повлекло либо могло повлечь указанные в законе последствия. В связи с этим состав преступления, регламентированный ст. 143 УК РФ, ставится в прямую зависимость от состояния указанной отрасли права. При этом базовым законодательным актом в области охраны труда в России является ТК РФ. Таким образом проявляются функциональные связи между различными субинститутами сложного межотраслевого института юридической ответственности. Субъект преступного нарушения правил охраны труда — специальный, признаки которого прямо названы в диспозиции ч. 1 ст. 143 УК РФ: это лицо, на которое возложены обязанности по соблюдению правил техники безопасности или иных правил охраны труда, что подчеркивает еще один аспект функциональных связей между различными субинституами юридической ответственности.

В целях повышения эффективности уголовной ответственности за нарушение правил охраны труда, учитывая тяжесть наступивших последствий, необходимо предусмотреть в ч. 1 ст. 143 УК РФ ответственность за нарушение правил охраны труда, повлекшее причинение по неосторожности, наряду с тяжким вредом здоровью, средней тяжести вреда здоровью двух или более лиц. Кроме того, необходимо ввести в закон квалифицирующий признак в виде нарушения правил охраны труда, повлекшего по неосторожности причинение наряду со смертью человека тяжкого вреда здоровью двух или более лиц (ч. 2 ст. 143 УК РФ), а также усилить санкции за данное преступление.

Ответственность за нарушения правил об охране труда установлена и административным законодательством. Разграничение преступления и административного правонарушения при нарушении правил охраны труда проводится по признакам объективной стороны. Так, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью при нарушении правил охраны труда влечет не уголовную, а административную ответственность (ст. 5.27 КоАП РФ). В данном случае имеют место связи координации и субординации между различными субинститутами юридической ответственности, регулирующие однородные общественные отношения.

Одной из форм правовой защиты материнства и детства, регламентированных Конституцией РФ, является уголовная ответственность, установленная ст. 145 УК РФ. Данная норма права призвана охранять от дискриминации при приеме на работу и увольнении женщин, нуждающихся в наибольшей социальной поддержке. В этой связи ст. 145 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет.

По мнению Н.Ю. Гронской, уголовный закон, выделяя ст. 145 УК РФ как специальную норму, невольно является дискриминационным по отношению к беременным женщинам и женщинам, имеющим детей, предоставляя более высокую защиту другим лицам с семейными обязанностями [ 11, с. 79]. Свою позицию автор обосновывает тем, что в трудовом законодательстве учтены требования Конвенции МОТ о равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин, трудящихся с семейными обязанностями. Поэтому объектом специального регулирования становятся правоотношения, связанные с равными возможностями супругов выполнять родительские обязанности, основанные на социальном и культурном равенстве мужчины и женщины [12, с. 79]. При подтверждении актуальности и обоснованности криминализации рассматриваемых деяний, при значительной распространенности их на практике ст. 145 УК общепризнанно относится к числу неработающих. К сожалению, пока не выработан механизм трансформации ст. 145 УК РФ в действующую.

С целью охвата лиц, чье право на труд должно быть гарантировано трудовым законодательством, необходимо расширить перечень потерпевших от преступления, предусмотренного ст. 145 УК РФ, и под правовую охрану поставить следующих лиц: беременных женщин, женщин, имеющих ребенка в возрасте до трех лет, иных лиц, воспитывающих детей до трех лет без матери (отцы, воспитывающие ребенка без матери, опекуны несовершеннолетних). Таким образом, изложенный перечень охватывает лиц, воспитывающих детей до трех лет, которые должны быть защищены трудовым законодательством от необоснованного отказа в заключении трудового договора или необоснованного увольнения с работы по мотиву наличия ребенка (детей).

Одной из особенностей отечественного законодательства является усиление защиты прав граждан на получение заработной платы в полном размере и без задержек ее выплаты. В соответствии с ч. 3 ст. 37 Конституции РФ закреплено право граждан на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации. Из этого следует, что защита заработной платы со стороны государства — одна из гарантий в сфере труда. Это подтверждается и наличием ст. 145.1 УК РФ об ответственности за невыплату свыше двух месяцев заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат, совершенную руководителем организации, работодателем — физическим лицом из корыстной или иной личной заинтересованности.

Рассмотрим субститут административной ответственности за правонарушения в сфере трудовых отношений. По словам Н.П. Дацко, административная ответственность за нарушение законодательства о труде и об охране труда наступает, когда нарушаются трудовые права граждан. Следовательно, административная ответственность за нарушение законодательства о труде и об охране труда равнозначна административной ответственности за нарушение трудовых прав граждан [13, с. 12]. Ряд ученых отмечают сложный правовой характер административных правонарушений, посягающих на трудовые права граждан. Свою точку зрения они обосновывают тем, что эти правонарушения являются одновременно и дисциплинарными, и административными, и предлагают использовать понятие административно-дисциплинарного правонарушения [14, с. 12]. Схожесть, по их мнению, заключается в том, что объектом посягательств этих правонарушений, равно как дисциплинарных проступков, является установленный порядок внутри организации, трудовые права работников. Отличаются эти правонарушения тем, что ответственность за их совершение предусмотрена КоАП РФ и налагается органом, которому правонарушитель не подчиняется в служебном порядке.

Взаимосвязь ТК РФ и КоАП РФ обусловлена необходимостью внутреннего единства российского законодательства и проявляется в том, что отрицательные последствия неправомерных действий или бездействия субъектов трудовых и непосредственно связанных с ними правоотношений может быть предусмотрена не только ТК РФ, но и КоАП РФ. Возможно и иное, когда за административное правонарушение правонарушитель может быть привлечен не только к административной, но и к дисциплинарной ответственности. Административное правонарушение в сфере труда — это противоправное, виновное деяние, посягающее на трудовые права и свободы граждан, за которое КоАП РФ или законами субъектов РФ об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Нормы административного права о наложении административного наказания на субъектов трудового права могут носить как общий характер, так и быть специальными, отражая дифференцированный подход законодателя к установлению административной ответственности за различные правонарушения в сфере труда. Базовой следует признать ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, которая изложена предельно общим образом и предусматривает административную ответственность лиц за нарушение законодательства о труде и об охране труда. Указанная статья устанавливает административную ответственность фактически за любое нарушение названных норм законодательства должностными лицами, индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами. Представляется, что диспозиция рассматриваемой статьи сформулирована не вполне корректно, поскольку исходя из содержания ст. 5 ТК РФ, регулирование трудовых отношений осуществляется не только трудовым законодательством, но и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права. Целесообразно внести изменение в ст. 5.27 КоАП РФ, изложив ее диспозицию в следующей редакции: «Нарушение трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права».

Необходимо разграничивать преступления и административные правонарушения в сфере труда, их соотношение с соответствующими нормами ТК РФ. В частности, ст. 5.27 КоАП РФ следует отграничивать от ст. 143.1 УК РФ. При этом важно уделять внимание выяснению всех обстоятельств, характеризующих состав правонарушения, личность правонарушителя, последствия противоправного деяния, вред и ущерб, причиненные личности, государству или организации. Поданной норме административная ответственность наступает за невыплату заработной платы в срок менее двух месяцев.

КоАП РФ не содержит отдельно нормы, предусматривающей административную ответственность за неоплату труда работника. Но, как отмечает Б.И. Шалыгин, сравнительный анализ норм ТК РФ и КоАП РФ позволяет с определенностью сделать вывод, что содержание ст. 5.27 КоАП РФ об административной ответственности за нарушение законодательства о труде и об охране труда включает ответственность за нарушение законодательства, регулирующую порядок оплаты труда, равно как и понятие «трудовые права граждан» включает право на получение оплаты за свой труд [15, с. 31].

В законе также содержатся специальные нормы, посвященные правонарушениям в сфере труда. К ним, в частности, относятся: нарушения в сфере социального партнерства (ст. 5.28—5.34 и 5.40 КоАП РФ); нарушение прав инвалидов в области занятости и трудоустройства (ст. 5.42 КоАП РФ); сокрытие страхового случая (ст. 5.44 КоАП РФ). Общим объектом названных составов административных правонарушений являются общественные отношения, обеспечивающие стабильность трудовой деятельности, реализацию права граждан на свободный труд, соблюдение работодателями требований действующих нормативно-правовых актов о труде и охране труда. Объективную сторону административного правонарушения составляет общественно опасное деяние, направленное на дестабилизацию отношений в сфере трудовой деятельности граждан.

Сравнительный анализ норм, содержащихся в ст. 5.28-5.33 КоАП РФ и ст. 54-55 ТК РФ, свидетельствует об определенных пробелах в административном законодательстве. Остановимся на характеристике отдельных составов правонарушений, влекущих административную ответственность в сфере труда. ТК РФ определяет в ст. 54 и 55 основания ответственности за допущенные нарушения для представителей работников и работодателей, однако по поводу размера штрафа и порядка его наложения отсылает к КоАП РФ, который предусматривает ответственность за невыполнение социально-партнерских обязательств только для работодателей или лиц, их представляющих (ст. 5.28, 5.29, 5.31 КоАП). Административная ответственность лиц, представляющих интересы работников, за аналогичное правонарушение этими нормами КоАП не установлена.

В ч. 2 ст. 416 ТК РФ предусмотрено, что представители работодателя и работников, виновные в невыполнении обязательств по соглашению, достигнутому в результате примирительной процедуры, а также виновные в неисполнении либо отказывающиеся от исполнения решения трудового арбитража привлекаются к административной ответственности в порядке, который установлен законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях. Однако ст. 5.33 КоАП РФ за данное нарушение устанавливает административное наказание лишь для работодателя или его представителя. Следовательно, равная ответственность сторон социального партнерства, провозглашенная ТК РФ, является декларативной, фактически установлена ответственность только для работодателя и его представителей. Это нарушает принципы равноправия сторон, равенства ответственности сторон, их представителей за невыполнение по их вине коллективных договоров, соглашений, что определено ст. 24 ТК РФ в качестве основных принципов социального партнерства.

При разрешении обозначенной коллизии сложно определить, нормы какой отрасли права имеют приоритет в регулировании этих отношений, так как их положение в иерархии нормативных актов равнозначно. Несмотря на бланкетный характер ст. 54 и 55 ТК РФ, в ст. 5.28—5.33 КоАП РФ не предусмотрена административная ответственность работников и их представителей за указанные в статьях ТК РФ нарушения, поэтому они не корреспондируют друг другу по своему содержанию. Урегулирование существующих противоречий допустимо только путем внесения изменений и дополнений в соответствующие статьи КоАП РФ.

В ст. 417 ТК РФ предусмотрена лишь дисциплинарная ответственность работников за незаконные забастовки, если решением суда забастовка была признана незаконной либо состоялось решение об отсрочке или о приостановке забастовки (в том числе по решению правительства РФ), но работники после этого не приступили к работе. Представительный орган работников, объявивший и не прекративший забастовку после признания ее незаконной, обязан за счет своих средств возместить убытки, причиненные работодателю незаконной забастовкой. Размер убытков, подлежащих возмещению, определяет суд.

Статьей 416 ТК РФ за нарушение социально-партнерских обязательств, а также законодательства о коллективных трудовых спорах для представителей работодателя предусмотрена дисциплинарная или административная ответственность. Аналогичные виды ответственности следует установить для работников и их представителей. Что касается органов государственной власти, являющихся обязательной стороной генерального и регионального коллективного соглашения, а также органов местного самоуправления — стороны территориального коллективного соглашения, то российским законодательством о социальном партнерстве их ответственность не определена вовсе. Таким образом, на основании проведенного анализа можно заключить, что спектр законодательных норм за нарушение трудового законодательства наиболее широко установлен для представителей работодателя.

В целях правильной квалификации административных правонарушений наряду с традиционными составами административных правонарушений в сфере труда, которые включены в гл. 5 КоАП РФ, следует выделять и другие затрагивающие сферу труда административные правонарушения. К ним относятся: отказ в предоставлении отпуска для участия в выборах, референдуме (ст. 5.7 КоАП РФ); нарушение правил привлечения и использования в Российской Федерации иностранной рабочей силы (ст. 18.10 КоАП РФ); незаконная деятельность по трудоустройству граждан Российской Федерации за границей (ст. 18.13 КоАП РФ); самовольное прекращение работы как средство разрешения коллективного и индивидуального трудового спора (ст. 20.26 КоАП РФ). Как правило, мерой наказания в большинстве случаев является наложение административного штрафа на виновных лиц, размеры которого установлены законом в зависимости от состава и субъектов правонарушения.

Вместе с тем при привлечении к административной ответственности за некоторые нарушения в сфере труда на основе специальных норм возможно применение и иных видов административных наказаний, в частности, лишение специального права и дисквалификация как разновидности административных наказаний (ст. 3.2 КоАП РФ). Согласно ч. 2 ст. 5.27 КоАП РФ, нарушение законодательства о труде и об охране труда должностным лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное административное правонарушение, влечет дисквалификацию на срок от шести месяцев до трех лет. Как следует из п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» [16], под аналогичным правонарушением, указанным в ч. 2 ст. 5.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях, следует понимать совершение должностным лицом такого же, а не любого, нарушения законодательства о труде и об охране труда. (Например, первый раз должностное лицо не произвело расчет при увольнении одного, а позднее — другого работника.) С учетом значимости трудовых прав, высокого уровня юридических гарантий, закрепленных в ТК РФ, предлагается в статьях гл. 5 КоАП РФ, устанавливающей ответственность за административные правонарушения, посягающие на трудовые права, увеличить размеры штрафов для работодателей и их представителей.

Под гражданско-правовой ответственностью в сфере труда следует понимать обязанность субъекта трудового или непосредственно связанного с ним правоотношения возместить вред (материальный и нематериальный), причиненный нарушением прав и законных интересов других субъектов в области трудовых отношений. Статьей 1068 ГК предусмотрена ответственность юридического лица или гражданина за вред, причиненный его работником. Согласно этой норме, юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности (использование транспортных средств, механизмов, электрической и атомной энергии, осуществление строительной и иной, связанной с ней деятельности, и др.), если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (ст. 1079 ГК РФ). Лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении им служебных, должностных или иных обязанностей, лицом, управляющим транспортным средством, и т. п.), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом (ст. 1081 ГК РФ). Ктаким случаям можно отнести, например, возмещение работодателем утраченного заработка в части оплаты труда пострадавшему, который выполнял работу в этой организации по гражданско-правовому договору, не предусматривающему обязанность работодателя уплачивать страховые взносы (п. 3 ст. 8 ФЗ РФ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» [17]. В российском законодательстве применение гражданско-правовой ответственности к участникам трудовых и непосредственно связанных с ними отношений осуществляется преимущественно по отношению к работодателю, руководителю и работнику в случаях, установленных законом. Применение такой ответственности не является коллизией гражданского и трудового законодательства. При этом можно говорить об особых субъектах трудового права, на которых допускается возложение ответственности по общим правилам гражданского законодательства.

Ответственность работодателя перед работником за нарушение личных неимущественных прав. Согласно п. 2 ст. 2 ГК, неотчуждаемые права и свободы граждан, другие нематериальные блага граждан защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ. Перечень нематериальных благ содержится в ст. 150 ГК и не является исчерпывающим. В основе классификации лежат положения, закрепленные в гл. 2 Конституции РФ, Всеобщей декларации прав человека 1948 г. и Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. В научной литературе также дается классификация неимущественных прав и свобод человека [ 18, с. 21].

Работодатель, нарушивший личные неимущественные права работника, несет именно гражданско-правовую ответственность, поскольку личные неимущественные права, которые могут принадлежать как физическому, так и юридическому лицу, не подлежат правовому регулированию, а только защищаются. Трудовое право не может воздействовать на них своим специфическим методом правового регулирования, поэтому они подлежат защите в соответствии с нормами гражданского законодательства. Как отмечается в юридической литературе, регулятивная функция гражданского права распространяется и на личные неимущественные отношения, правда, не столь развернуто, как применительно к имущественным и личным неимущественным отношениям, связанным с имущественными отношениями [19, с. 36].

Ранее вопросы компенсации морального вреда причислялись к сфере гражданских правоотношений. ТК РФ расширил возможности применения института возмещения морального вреда к трудовым отношениям (ст. 3, 21, 22, 237, 394 ТК РФ). Теперь это самостоятельный способ защиты трудовых прав работника, в связи с чем в трудовом законодательстве устанавливается особый порядок компенсации морального вреда. Часть 1 ст. 237 ТК РФ гласит: «Моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора». Это положение закона по сравнению с ранее действовавшей ст. 213 КЗоТ РСФСР, несомненно, расширило перечень оснований возмещения морального вреда, причиненного работнику. Таким образом, ст. 237 ТК РФ в сочетании со ст. 233 ТК РФ предусматривает возмещение работнику морального вреда, причиненного любым виновным противоправным поведением работодателя, независимо от того, какие права работника нарушаются — имущественные или неимущественные. Следовательно, право на возмещение морального вреда работник имеет во всех случаях нарушения его трудовых прав, сопровождающихся нравственными или физическими страданиями.

В ТК РФ в отличие от ГК РФ речь идет не о компенсации, а о возмещении морального вреда, что не совсем верно, поскольку моральный вред лишен экономического содержания. Поэтому правильнее говорить о компенсации морального вреда. Возможность применения гражданско-правовых норм о компенсации морального вреда при нарушении трудовых прав работников со всей определенностью следует из ГК РФ. Ст. 151 ГК РФ предоставляет суду право возложить на виновное лицо обязанность денежной компенсации морального вреда, причиненного действиями, нарушающими личные неимущественные права или другие принадлежащие гражданину нематериальные блага. А. Эрделевский полагает, что при определенных условиях задержка выплаты заработной платы может нарушить наряду с имущественными и неимущественные права граждан и при наличии

вины работодателя повлечь возникновение у работника права на получение компенсации за моральный вред [20, с. 41]. Признание работодателем факта причинения работнику морального вреда предопределяет возможность по соглашению сторон определить величину его денежной компенсации.

Юридическая ответственность в сфере трудовых отношений — это сложный, межотраслевой, функциональный институт юридической ответственности, регулирующий и охраняющий трудовые отношения при помощи норм дисциплинарной, административной, материальной, уголовной и гражданско-правовой ответственности, характеризующийся генетическим связями, а также связями координации и субординации. Межотраслевой институт юридической ответственности в сфере трудовых отношений включает субинституты дисциплинарной, административной, материальной, уголовной и гражданско-правовой ответственности. При этом данные субинституты характеризуются не всей системой норм, а только нормами, охраняющими и регулирующими трудовые отношения. Наличие данного межотраслевого института подчеркивают следующие факторы. Во-первых, с его помощью регулируются или охраняются трудовые правоотношения. Во-вторых, между субинститутами существуют генетические, координационные и субординационные связи. В-третьих, нормы, входящие в данный межотраслевой институт, формулируют смежные составы правонарушений, отличающиеся несколькими признаками. В-четвертых, данные субинституты также связывают между собой общие цели, задачи и принципы.

Статья подготовлена при поддержке РГНФ, проект № 16-33-00017 «Комплексный, межотраслевой институт юридической ответственности: понятие, структура, взаимосвязи и место в системе права».

Литература

Липинский Д.А. Юридическая ответственность — институт права// Юрист. 2013. № 13. — С. 7.

Базылев Б. Т. Юридическая ответственность. — Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1985. — С. 47.

Кондратьева С.Л. Юридическая ответственность: соотношение норм материального и процессуального права. — С. 14.

Чирков А. П. Ответственность в системе законодательства: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. — М., 1989. — С. 15.

Поленина С. В. Комплексные правовые институты и становление новых отраслей права // Правоведение. — 1975. — № 3. - С. 72.

Липинский Д.А. Принципы и правоотношения юридической ответственности. — М.: NotaBene, 2003. — С. 40.

Полетаев Ю. Н. Правопорядок и ответственность в трудовом праве. — М.: Проспект, 2001. — С. 20.

  • 8. Филатов Н.А., Турченко В.Н. Труд и дисциплина. — М., 1971.-С. 15.
  • 9. Полетаев Ю. Н. Трудовой распорядок в организации и ответственность за его нарушение по новому Трудовому кодексу РФ // Трудовое право. — 2002. — № 3. — С. 67.
  • 10. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г. № 1 «О судебной практике по делам о нарушении правил охраны труда и безопасности при ведении горных, строительных или иных работ» (в ред. от 06.02.2007 г. № 7) // Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961-1993. М.: Юрид. лит., 1994.
  • 11. Гронская Н. Ю. Уголовная ответственность за дискриминацию в сфере труда и принудительный труд // Прокуратура и институты гражданского общества в противодействии экстремизму и ксенофобии: мат-лымеждунар. науч.-практич. конф. СПб.: Изд-во С.-Петербург, юрид. ин-та Ген. прокуратуры РФ, 2005. С. 79.
  • 12. Гендерная экспертиза российского законодательства / отв. ред. Л.Н. Завадская. М.: БЕК, 2001. С. 141.
  • 13. Дацко Н.П. Дисквалификация как мера административной ответственности за нарушение трудовых прав граждан: автореф. дис.... канд. юрид. наук. Челябинск, 2005. С. 12.
  • 14. Алехин Л.П., Кармолицкии А.А., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации. М.: Зерцало, 1997. С.286/
  • 15. Шалыгин Б.И. Правовая ответственность за нарушение прав граждан на оплату труда // Трудовое право. 2007. № 8. С.31.
  • 16. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (в ред. от 11.11.2008 г. № 23) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. № 6.
  • 17. Федеральный закона РФ от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ«Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (вред, от23 июля 2008 г. № 160-ФЗ)//СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3803.
  • 18. Малеина М.Н. Неимущественные права граждан: понятие, осуществление, зашита. 2-е изд., испр. и доп. — М.: М3 Пресс, 2001. С. 21-22.
  • 19. Яковлев В.Ф. Россия: экономика, гражданское право (вопросы теории и практики). М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2000. С. 36.
  • 20. Эрделевский А. Компенсация морального вреда при нарушении трудовых прав // Российская юстиция. 1997. № 2. С. 41.

References

  • 1. Lipinski D.A. Legal responsibility — the Institute of law. The Lawyer. 2013, no 13, p. 7. (in Russian)
  • 2. Bazylev В. T. Legal responsibility. Krasnoyarsk, publishing house of Krasnoyar. University press, 1985, pp. 47. (in Russian)
  • 3. Kondratyev S.L. Legal liability: the ratio of material strength and procedural law. P. 14. (in Russian)
  • 4. Chirkov A. P. Responsibility in the system of legislation: Cand. Diss. Sciences. Moscow, 1989, p. 15. (in Russian)
  • 5. Polenina S. V. Complex legal institutions and the emergence of new branches of law. Jurisprudence. 1975,1. 3, pp. 72. (in Russian)
  • 6. Lipinski D.A. Legal Principles and legal liability. Moscow, No- taBene Publ., 2003, p. 40. (in Russian)
  • 7. Poletaev Yu.N. The rule of law and responsibility in labor law. Moscow, Prospect Publ., 2001, p. 20. (in Russian)
  • 8. Filatov N.A. Turchenko V.N. The labor and discipline. Moscow, 1971, p. 15. (in Russian)
  • 9. Poletaev Yu.N. The work schedule in the organization and responsibility for its on-violation under the new Labour code of the Russian Federation. Labor law. 2002, I. 3, pp. 67. (in Russian)
  • 10. The resolution of Plenum of the Supreme Court of 23 April 1991, № 1 “On judicial practice in cases on violation of rules of labor protection and safety in the mining, construction or other works” (in ed. from 06.02.2007 № 7). the Collection of resolutions of Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation, 1961 — 1993. Moscow, Yurid. lit. Publ., 1994. (in Russian)
  • 11. Gronskaya N. Yu. Criminal liability for discrimination in employment and forced labour. The Prosecutor’s office and the institutions of civil society in countering extremism and xenophobia:

Mat-limestone, scientific.-practical. Conf. St. Petersburg, Izd- vo S.-Peterburg. the faculty of law. in-TA Gene. Prosecutor of the Russian Federation Publ., 2005, p. 79. (in Russian)

  • 12. Zavadskaya L.N. Gender examination of Russian legislation. Moscow, BECK, 2001, p. 141. (in Russian)
  • 13. Dacko N.P. Disqualification as a measure of administrative responsibility for violation of labor rights. Cand. Diss. Chelyabinsk, 2005, p. 12. (in Russian)
  • 14. Alekhin A. P, Karmelitski A.A., Kozlov Yu.M. Administrative law of the Russian Federation. Moscow, Zertsalo Publ., 1997, p. 286 (in Russian)
  • 15. Shalygin B.I. Legal liability for violation of citizens ‘ rights labor. Labor law. 2007,1. 8, p. 31. (in Russian)
  • 16. The resolution of Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation from March 24, 2005 № 5 “About some questions arising at courts at application of the code of the Russian Federation about administrative offences” (as amended on 11.11.2008, No. 23). Bulletin of the Supreme Court. 2005. No. 6. (in Russian)
  • 17. The Federal law of 24 July 1998 № 125-FZ “About obligatory social insurance from accidents on manufacture and occupational diseases” (as amended on 23 July 2008 No. 160-FZ). Sz the Russian Federation. 1998, no. 31. St. 3803. (in Russian)
  • 18. Maleina M.N. Non-property rights of citizens: concept, implementation, protection. Moscow, MZ Press Publ., 2001, pp. 21—22. (in Russian)
  • 19. Yakovlev V.F. Russia: Economics, civil law (issues of theory and practice). Moscow, RITS ISPI ran Publ., 2000, p. 36. (in Russian)
  • 20. Erdelevsky A. Compensation of moral damages for violation of labor rights. The Russian justice. 1997, no. 2, p. 41. (in Russian)
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>