Полная версия

Главная arrow Прочие arrow Осмысленная научная деятельность: диссертанту – о жизни знаний, защищаемых в форме положений

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ЭВОЛЮЦИЯ КРИТЕРИЯ ИСТИННОСТИ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ

Истина — дочь времени.

Цицерон

В чём состоит достоверность и истинность научных результатов?

Как показывает история, критерии истинности научного знания эволюционируют. Необходимо знать, как и почему это происходит, чтобы лучше оценивать свои научные результаты.

Согласно известной максиме1 философа и теолога Фомы Аквинского (1225-1274), истина — это adaequatio rei et intellectus, т.е. «соответствие предмета и ума» (Сумма теологии I, q. 16). Такое понимание истины привело к представлению о соответствии мысленных конструкций субъекта внеположным ему предметам и стало мощным импульсом для рационального1 [1] постижения мира субъектом. Во времена Фомы согласиться с его позицией означало, кроме всего прочего, признать за собой право на поиск истины не только в рамках господствующей религиозной парадигмы, но и в её окрестностях. Таким образом, постулировав, что истинное знание рождается в связке «субъект — объект», Аквинский расширил возможности познавательного акта. Теперь искать истину могли и вполне далёкие от религии и мистики люди, проявляющие любопытство и целенаправленно структурирующие объект, соотнося его со свойствами своего ума.

Рассмотрим познавательный акт как систему целенаправленной деятельности человека, используя методологический аппарат теории целенаправленных систем [3; 40]. В упрощённой форме образ познавательного акта может быть представлен так:

где S — наличная ситуация, Z — цель, Q — операторы достижения цели (методы, схемы, механизмы, машины и т.д.), R — необходимые для достижения цели ресурсы,/? — вероятность достижения цели.

В такой записи смысл познавательного акта — выявить информацию, которая определяет:

  • • как достичь цели Z, используя имеющиеся у субъекта R, S, Q
  • • каким должен быть оператор Q достижения цели Z при имеющихся у субъекта R, S, Z;
  • • в какой ситуации S при наличных R, Q субъект может достичь цели Z;

Максима (от лат. maxima, иначе regula или sententia — основное правило, принцип) — изречение этического характера, правило поведения, каким следует руководствоваться.

• какие ресурсы нужны, чтобы при наличных S, Q субъект мог достичь цели Z.

Если до познавательного акта вероятность р = 0, а после него р > 0, то речь идёт об открытии, получении фундаментальных знаний. Если же до познавательного акта вероятность уже отлична от нуля (р = Р > 0), а после него стремится к максимуму —» 1), то речь идет о получении прикладных знаний.

Согласно этому представлению в самом общем виде вся познавательная творческая деятельность направлена на увеличение вероятности достижения цели р до максимально возможной в данных условиях величины [40; 41]. Полученная в познавательном акте информация всегда говорит нам о том, как достичь желаемого с определённой вероятностью. Её истинность именно в этом и проявляется.

Если достигается новая цель Z, для чего выстраиваются R, S, Q, то говорят о прямой задаче познания. Критерием истинности полученной информации в этом случае является воспроизводимость целенаправленной системы с достигнутой исследователем вероятностью р. Обратим внимание на то, что использование понятия «вероятность» в записи системы означает, что некая цель лишь статистически достижима, и это не абсолютно гарантировано!

  • 0 Филолог, используя правила словообразования (QО и данные о древних языках (R|) может сделать вывод, что велика вероятность происхождения некоторого современного слова от слова из древнего языка. Любой желающий может пройти вслед за ним и убедиться, что вероятность этого отлична от нуля, но и не равна единице, т.е. не абсолютна. Несколько человек, повторивших рассуждения филолога тем самым статистически обеспечивают признание истинности рассуждения филолога. Но что будет завтра, если при изучении древних языков будут найдены новые слова, которые тоже можно будет интерпретировать как родственные по отношению к анализируемому? Найденная филологом истина обесценится?
  • 0 Поставив цель (Z) доказать, что в атмосфере содержится электричество, американский политический деятель и учёный Бенджамин Франклин (1706-1790) запустил в небо воздушного змея на шёлковой нити (Q). Электрический заряд (R), стекая по нити в лейденскую банку (Qi), заряжал её и мог быть далее использован для демонстраций в академической среде, в аудитории скептиков. Но и здесь мы вынуждены сделать оговорку: не всякий сможет повторить опыт Франклина и зарядить лейденскую банку. Так, при повторном опыте может разорваться шелковая нить, а змей может не попасть в область концентрации атмосферных зарядов из-за непредсказуемого направления ветра и т.д. То есть вероятность успеха р в повторении опыта выше нуля, но нет 100%-й гарантии повто-
  • 1 Скептик — человек, относящийся ко всему критически, с недоверием или с крайним сомнением; последователь скептицизма как философского учения. Соискатель, наверное, вспомнит, что слово «скепсис» (др.-гр. океук; — рассматривание, размышление) происходит от глагола окелторш — осматриваться; взирать; обдумывать, взвешивать, обращать внимание. Отсюда позднее Хкелпкхл — скептики, т.е. философы, сомневавшиеся во всём, подвергавшие всё критике [17, стб. 1134]). Для последовательного скептицизма характерно сомнение в существовании какого-либо надёжного критерия истины.
  • 1

рения всех условий опыта. И истинность его выводов можно подтвердить лишь статистически. Другого пути нет.

Итак, истинность знания, полученного в отношениях «субъект — объект» в прямой задаче познания, не является абсолютной. Она имеет, условно говоря, статистическую истинность для заданных R, S, Z.

Кроме того, ситуация S и ресурсы R, которыми располагает субъект познания, всё время меняются. Так, один алхимик получает информацию о том, как сделать оператор для производства серебра из галенита (PbS), который рассыпан по местности, где алхимик экспериментирует. В этой местности серебро как примесь галенита позволяет алхимику раз за разом проводить выделение серебра из материала, т.е. статистически обосновывать своё изобретение. Но переместимся в другую местность, туда, где галенит не содержит серебра. И тогда найденная алхимиком информация обесценится. С другой стороны, может выясниться, что полученный алхимиком оператор информации может быть использован для выделения примесей серебра из других минералов. Это свойство информации было названо В.И. Корогодиным полипотентностьюх [3, с. 41^2].

В автореферате научной работы статистическая мера истинности содержится в разделе «достоверность результатов». Она связана либо с тем, что ваши результаты в силу полипотентности информации используются для решения самых разных задач («содержание первого защищаемого положения согласуется с возможностью транс-цис-фотоизомеризации, доказанной экспериментально в <указание источника>») или многократно применяются по назначению. То есть достоверность подтверждается:

  • 0 «воспроизведением экспериментальных данных по положению электронных состояний различной молекулярно-орбитальной природы и мультиплетности молекул с отклонением в 5~10%»;
  • 0 «согласием рассчитанных и экспериментальных данных по силам осцилляторов и поляризации электронных переходов, физико-химическим свойствам органических молекул»;
  • 0 «проверенными в ходе многолетних исследований различных классов органических соединений методиками оценки констант скоростей»;
  • 0 «согласием полученных результатов с данными других научных групп при близких условиях, в том числе по оптимальным условиям <ука- зан процесс>».

В историографии главным критерием достоверности является сопоставление фактического материала, лежащего в основе работ учёных, ставших предметом анализа, с другими источниками. То есть, чем чаще упоминается какое-то историческое событие в исторических материалах, тем выше статистическая мера истинности исторического факта. Поясним сказанное.

0 Итальянский учёный и писатель Умберто Эко (р. 1932), например, обращает внимание на многократность упоминания о фантастических существах (аспидах, гидрах, кентаврах, песьеголовцах, центикорах, морских чудищах, горгонах etc. [42^46]) в исторических хрониках у античных и средневековых авторов. Здесь именно статистическая мера истинности [2]

торжествует — вопреки здравому смыслу. Это должен учитывать историк, изучающий нашу современность, чтобы отделить мифологемы от фактов. Ведь мифологемы — обратим внимание — убеждают исключительно длительностью своего существования, фактом своей давней репликации, высокой частотой появления в общественном сознании современников.

В этой запутанной ситуации истинность информации алхимика может быть снята только при переходе от его локальной системы знания к метасистеме (включающей локальную систему как свою часть). В описанном примере такой метасистемой может быть современная кристаллография и геохимия. Мы, читатели, смотрим на алхимика снисходительно, поскольку уже в школе изучали азы химии и немного разбираемся в кристаллах. Поэтому для нас очевидно, что его изобретение является частностью, которая отвечает критерию истинности, только если включить её в свод известных нам знаний, т.е. в метасистему по отношению к алхимическому знанию. А поскольку во времена алхимика такой метасистемы ещё не было, ему приходилось довольствоваться своими локальными требованиями к истинности. Значит, то, что было даже статистически обосновано как истина, может перестать таковой быть, если со временем не будет частью метасистемы знаний.

0 Всем известный закон Ома является лишь простейшим приближением для зависимости тока от разности потенциалов. Когда закон был открыт, не было сомнений в его истинности. Ведь любой мог многократно повторять опыты немецкого физика Георга Симона Ома (1789-1854), регистрируя пропорциональность между плотностью тока и напряжённостью электрического поля в металлах. Это обеспечивало истинность полученной информации до тех пор, пока не начали регистрировать величины тока и напряжения в газах (а впоследствии и в полупроводниках). Оказалось, что в природе есть большое количество сред, имеющих нелинейную вольт-амперную характеристику. То есть закон превратился из всеобщей истины в частную и потерял бы свою легитимность совсем, если бы не был включён в состав новой надсистемы закономерностей — в общем случае нелинейных.

С другой стороны, относительность истинности любого знания одновременно является источником новых знаний. Иначе вместо открытий мы всегда имели бы «закрытия» (сошлёмся здесь на проницательное замечание академика Петра Леонидовича Капицы (1894-1984): «Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не открытие, а закрытие»), приближая конец научной деятельности, «закрывая» всё на свете.

Иногда познавательный акт преследует решение обратной задачи, в которой при заданной Z осуществляется реконструкция исходной ситуации S и (или) оператора Q, с помощью которого эта ситуация привела к результату Z и/или необходимых для этого ресурсов R. Например, феномен шизофрении, будучи осознанным культурой [47], позволил исследователям поставить целый ряд задач о выявлении механизмов (0, условий (S) и ресурсов (К) его воспроизводства.

Полученный результат может быть как эмпирическим (механизм, вещество, процесс, оборудование и т.д.), так и теоретическим (понятие, модель и т.д.). И реконструировать по нему Z можно как опытным путём, так и умозрительно. Сочетания опыта и умозрения являются определяющими для соответствия или несоответствия результата решения познавательной задачи критерию истины. Чаще всего обращают внимание на следующие виды реконструкций.

  • [1] Рациональный (от лат. rationalis — разумный < ratio — счёт; (деловое) отношение; способ, приём, план; мышление, разум, разумность, сообразность с законами; принцип, теория, система, учение; мнение, взгляд, рассуждение [2, с. 532-533]) — разумно обоснованный, целесообразный.
  • [2] От др.-гр. лоХо — много + лат. potentia — мощь, сила; власть.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>