Полная версия

Главная arrow Прочие arrow Осмысленная научная деятельность: диссертанту – о жизни знаний, защищаемых в форме положений

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ПРЕДИСЛОВИЕ

Самая серьёзная потребность есть потребность познания истины.

Г.В.Ф. Гегель

Жил да был в XX в. итальянец Этторе Майорана (1906-1938). Занимался теоретической физикой и уже в 17 лет был активным участником семинара Энрико Ферми1 в Институте теоретической физики. Бруно Понтекорво[1] [2], вспоминая это время, пишет, что Майорана «обладал такой эрудицией и находился на таком уровне понимания физики, что разговаривал с Ферми на научные темы на равных. Сам Ферми <.. .> часто им восхищался, при этом иногда даже тушевался перед ним». Интересно, что Майорана не любил публиковать свои работы. И Ферми, и впоследствии Вернер Гейзенберг[3] уговаривали Этторе напечатать его «блестящие выкладки», но тщетно.

Есть свидетельства разных физиков, признавших задним числом, что Майорана самостоятельно пришёл к основным идеям квантовой механики задолго до Гейзенберга, но... «Его странная нелюбовь к публикациям привела к тому, что научные труды Майораны состоят всего лишь из восьми статей, опубликованных с 1928 по 1937 г., но они до сих пор вызывают восхищение и изумление в учёном мире...» [1, с. 145-146].

В результате нам, потомкам, остаётся лишь гадать, какие научные открытия Этторе Майораны так и остались неизвестными. Чего мы лишись, а что из его новаций было повторно открыто другими физиками позже? Никто не знает. Кроме того, поскольку неизвестные выкладки Этторе не прошли апробацию[4] в научном сообществе, можно лишь с определенной долей вероятности говорить о том, что его идеи могли бы оказаться ценными для физики. А могли бы оказаться бесполезными...

Эта история даёт любому исследователю недвусмысленное указание: только те знания, которые автор делает публичным достоянием и которые проходят экспертную оценку, можно считать состоявшимися, а сам ученый достоин называться таковым.

Значит, слово «учёный» — это социальный маркёр[5]. Учёный существует лишь постольку, поскольку так его маркирует социальная среда.

Чтобы быть учёным, недостаточно считать себя таковым, недостаточно пройти обучение в каком-либо вузе (или заниматься самообразованием), необходимо предъявить обществу доказательства своей потребности и умения искать истину.

Цель книги — помочь начинающим и сложившимся учёным найти в своей деятельности смысл, а также форму — такую, чтобы убедительно представить этот смысл научному сообществу, облегчив ему восприятие и понимание.

Что касается осознания исследователем сути собственных действий (актуального прежде всего для него самого, а также для его коллег), то авторы взяли на себя смелость описать НИР на языке теории информации радиобиолога и философа науки Владимира Ивановича Корогодина[6] (1929-2005) [3]. Выносимая на суд читателя концепция формирования знаний и вытекающий отсюда взгляд на занятия наукой — в главах 2-5.

Общаясь с магистрантами, аспирантами и соискателями учёных степеней, мы заметили, что даже после изучения специализированных курсов по философии и истории науки люди часто не понимают, как оценивать и предъявлять плоды своей научной деятельности. Наша книга стремится восполнить этот пробел. Кроме того, авторы являются преподавателями Томского государственного университета (ТГУ) и членами диссертационного совета на базе ТГУ (а один из авторов — учёный секретарь совета с осени 1974 г.). Поэтому им хорошо знакомы трудности, с которыми часто сталкиваются магистранты и зрелые соискатели, формулируя итоги своей НИР, а также какие типичные ошибки они совершают.

В главе 6 мы даём ряд конкретных (а не общетеоретических) рекомендаций, как формулировать свои результаты, и иллюстрируем их примерами из авторефератов диссертаций.

Авторы просят извинения у гуманитариев за невольный крен при выборе дидактических примеров в сторону естественных наук. Советы, которые мы даем читателю, нацеливают его на некий идеальный конечный результат. Но надо понимать отличия между стилями мышления и высказывания у гуманитариев и представителей естественных наук. Соответственно, строгая регламентация структуры защищаемых положений, свойственная последним и требуемая от них, в меньшей степени пригодна для результатов исследований в сфере гуманитаристики. Но это отнюдь не означает, что в ней толкование результатов НИР (принципов, теории, гипотез, фактов etc.) должно отличаться от принятых у естественников.

Финальная глава, как и глава 1 (тоже содержащая примеры), а также заключение призваны помочь исследователю, побуждая вдуматься в понятия, через которые выражаются различные смыслы его творчества.

Книга сочетает популярный и научный стили изложения, но тем не менее местами потребует от читателя усилий для усвоения.

  • [1] Энрико Ферми (1901-1954) — выдающийся итало-американский физик, теоретик и экспериментатор, один из основоположников квантовой физики. ЛауреатНобелевской премии по физике (1938).
  • [2] Бруно Максимович Понтекорво (1913-1993) — итальянский и советский физик. Работал в предметной сфере захвата нейтронов атомными ядрами, нейтринной физике, ядерной изомерии и астрофизике.
  • [3] Вернер Карл Гейзенберг (1901-1976) — немецкий физик-теоретик и один изсоздателей квантовой механики.
  • [4] Апробация (от лат. aprobatio < probare — признавать что-нибудь годным илинегодным, испытывать подлинность, признавать, считать или находить что-нибудь дельным [2, с. 501]) — одобрение, утверждение, основанное на проверке.
  • [5] ' Маркер (от фр. marqueur < marquer — отмечать, метить, клеймить) — знак,сигнал, который указывает (маркирует) функцию или свойство.
  • [6] Корогодин — ученик легендарного отечественного учёного Николая Владимировича Тимофеева-Ресовского (1900-1981), одного из основоположников популяционной и радиационной генетики.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>