Полная версия

Главная arrow Экология arrow Геоэкологические проблемы трансформации рельефа урбанизированных территорий (на примере городов Западной Сибири)

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЗАСТРОЙКИ ГОРОДОВ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ И ПРИРОДНО-АНТРОПОГЕННАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ РЕЛЬЕФА ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ

Одна из черт современного освоения земель — концентрация населения в крупных городах, сопровождающаяся расширением городских территорий и продолжением кардинального изменения природной среды. Площадь многих городов сегодня составляет 500—700 км2, что сопоставимо с площадью крупных природных объектов, например речных бассейнов [21].

Города являются своеобразными индикаторами цивилизации. Они преломляют и отражают различные стороны человеческой жизни и окружающего мира. Любые существенные сдвиги в экономике и социокультурной сфере неизбежно сказываются на развитии городского пространства и закрепляются в качестве градостроительных стереотипов [215].

В данном параграфе изложены основные результаты изучения природного, антропогенного и техногенного морфогенеза на территории городов Западной Сибири и их обусловленность историческими особенностями застройки. Характерные виды природно-антропогенных процессов на городской территории следующие: водная эрозия, дефляция, морозное пучение, боковая эрозия рек, оползни, суффозия, а среди техногенных — добыча полезных ископаемых, строительство, мелиорация земель [30].

Многочисленные примеры указывают на «живучесть» городов в некоторых географических точках, в которых они возникали и возрождались после войн, разрушений и даже полного уничтожения.

Менялись общественные формации, мировые транспортные пути, а эти города неизменно возрождались вновь и оставались центрами регионов (Севастополь, Самарканд и др.).

Первые сибирские города строились как административно-стратегические центры, выполнявшие первоначально функцию удержания в покорности коренное население на новоприобретенных землях, а также функцию фиска, т.е. сбора с них податей в пользу государства.

Первичная планировка сибирских городов определялась природно-климатическими факторами и военно-административными соображениями. Важнейшим природным фактором была река, а ядром города являлась крепость — военно-административный и культурно-религиозный центр. В соответствии с традициями, идущими из Древней Руси, а также стратегическими соображениями город возводился на возвышенном месте при слиянии рек. Приречное расположение сибирских городов дополнительно объяснялось направлением колонизационных потоков, так что «привязка» к воде здесь была особенно прочной. Во всем остальном поселенцы были относительно свободны. Селились, как хотели и где могли, но с таким расчетом, чтобы не слишком удаляться и от воды, и от крепости. Водоразделы и русла малых рек с их притоками формировали уличную сеть, а большие притоки и излучины рек ставили естественные преграды расширению городской территории [24].

Благодаря этому полустихийному заселению большинству городов Западной Сибири изначально были свойственны черты «ландшафтного города свободной планировки» [4]. Поскольку ансамбль крепостных сооружений и церковных вертикалей делал панораму города весьма привлекательной (особенно великолепен был вид из-за реки), то исследователи нередко говорят о «живописном» городе, иногда противопоставляя его «регулярному» [43, 156]. Впрочем, уже появились работы, авторы которых стремятся доказать, что и в древнерусской архитектуре присутствовало некое «регулярное» (в смысле наличия единой концепции города) начало [4, с. 178; 47].

Древняя русская традиция, связанная с максимальным использованием рельефа местности для усиления неприступности крепостей, размещаемых на излучинах рек, высоких гривах, мысах и островах, в Сибири воплощалась повсеместно, хотя в центральных районах Русского государства во второй половине XVII века этому фактору уже придавалось не столь большое значение.

Такую особенность расположения крепостей в Сибири необходимо связывать также с характером местного ландшафта, со многими реками и их многочисленными притоками. Расположение городов на мысах улучшало оборонительные возможности крепостей, эти укрепления были созданы самой природой. На этих местах и ставили русские в большинстве случаев свои первые крепости. В этом следует видеть не столько местную, сибирскую особенность, сколько обращение к древнерусской традиции.

В то же время данный прием позволял значительно ускорить строительство оборонительных сооружений в условиях сурового сибирского климата.

Всякий крупный город рождается дважды. Первый раз — как пешеходное поселение, укрепленная крепость, центр обмена, лежащий на перекрестке водных и сухопутных дорог — исторический город. Второй раз — как промышленный центр обширного района, транспортный узел, условно — современный город. Природные условия и рельеф местности определяют размещение и первичный план города, его каркас. Однако их роль для планировочной структуры исторического и современного города различна [27].

Второе рождение города подготавливается постепенным увеличением его размеров. Город приобретает новую территориальнопространственную структуру, где основным пространственным фактором является транспортная сеть. Транспортные магистрали прокладываются с учетом рельефа [31].

Для Ханты-Мансийска, возникшего у слияния двух рек и холмистого останца, рельеф — важнейший фактор. Разрастаясь по надпойменной террасе, город стремился сохранить компактную форму, но крутонаклонные поверхности рельефа территории, неблагоприятные геоморфологические процессы образовали естественные преграды для территориального роста. Всякий раз, преодолевая такую преграду, исторический город вступает в новую фазу существования, которая находит отражение в его планировке. Склоны долин, русла рек и ручьев, даже если они со временем исчезают с поверхности, фиксируют начальные этапы эволюции города. Эта исторически обусловленная асимметрия первичного плана во многом предопределяет специфическую уникальность пространственно-планировочного построения города, неповторимое своеобразие его облика.

В городах, несмотря на существенные различия их природных особенностей, планировочной структуры и административного деления, могут быть выделены типичные функциональные зоны (табл. 1.3).

В современной проектно-планировочной структуре городов все чаще акцент делается на развитие экологического каркаса города. Это связанная между собой система зеленых клиньев и поясов, водно-парковых и рекреационных зон, для создания которой используется природная основа городской территории (рельеф, естественная гидросеть и растительность).

Функциональные зоны городов

Таблица 1.3

Функциональные

зоны

Ханты-Мансийск

Омск

1

2

3

Историческое городское ядро

Район Самарово — плотность населения 107 чел/га

Территория, занимаемая I и II Омскими крепостями, расположенными на левобережье и правобережье Оми

Центральная зона

Включает, помимо городского ядра, ближайшую к нему интенсивно застроенную территорию (многоугольник, ограниченный улицами Энгельса, Калинина, Чехова, Пионерская — плотность населения 131 чел/га)

Городское ядро и плотно застроенная часть города (ограничена улицами Масленникова, Б. Хмельницкого, 10-летия Октября, Маршала Жукова, Фрунзе, Герцена, Кемеровская

Внешняя зона

Со сплошной, но менее интенсивной застройкой (остальная часть города, включающая район Нагорный, — плотность населения 122 чел/га)

В крупнейшем городе делится на подзоны: спальные, индустриальные, частной застройки, рекреационные, военные и др.

Пригородная зона

Включает лесопарковый пояс и ближайшие поселки (парк «Самаровский Чугас» и поселок Учхоз — плотность населения 65 чел/га, поселок Горный — плотность населения 28 чел/га)

Включает Красноярско- Чернолученскую рекреационную зону, п. Береговой, п. Входной, Омский лесопитомник, п. Загородный, п. Подгородка

Зона городского влияния

П. Шапша

П. Крутая горка, Ачаирский монастырь

Ландшафтный подход предусматривает изучение территории города как участка природного ландшафта или нескольких сочленяющихся ландшафтов, преобразованной процессом урбанизации. Застроенная территория представляет собой природно-антропогенную геосистему, топическая модель которой состоит из двух субсистем — природного каркаса и техногенного покрова. Первую образуют сохранившиеся компоненты и элементы геосистемы, а вторую — элементы городской среды, созданные человеком.

Эти особенности расположения городов Западной Сибири на высоких террасовых поверхностях по берегам, а часто и на слиянии рек повлияли на особенности протекания современных экзогенных геоморфологических процессов (ЭГП) в городской среде. Высокие террасовые поверхности, близкое расположение уреза воды и др. особенности уже предопределяют интенсивность оползневых и эрозионных процессов.

Устойчивость рельефа является одним из основных его инженерных свойств и одним из главных эколого-геоморфологических условий. Устойчивое выполнение геоморфологической системой возложенных на нее социально-экономических функций обеспечивает благополучное существование зданий и сооружений, социальной и промышленной инфраструктуры.

Города Западной Сибири находятся в зоне Западно-Сибирской эпигерцинской плиты, сложенной мощной толщей мезо-кайнозой- ских отложений, представленных песчано-глинистыми осадками, переслаивающимися с песчаниками, известняками, мергелями и алевролитами. На формирование инженерно-геологических условий территории в большей степени влияют осадки верхней толщи неогена и четвертичные аллювиальные и озерно-аллювиальные отложения [76].

Анализ пространственной изменчивости геоморфологических, геологических, гидрогеологических и геодинамических факторов свидетельствует о сложных инженерно-геоморфологических условиях городов Западной Сибири. В последнее время, в связи с интенсивным хозяйственным освоением, наблюдается активизация многих инженерно-геологических процессов. В первую очередь это осадка и деформация толщ грунта под сооружениями, размыв и переформирование берегов рек, оползневые явления, ов- рагообразование и другие процессы.

Одной из причин возникновения и развития экзогенных геологических процессов на территории городов является хозяйственная деятельность человека. Это прокладка коммуникаций, различных трасс, дорог и дорожек с нарушением почвенного покрова и сплошной вырубкой леса. При этом создаются условия для концентрации стока, приводящего к разрушению почвогрунтов.

Влияют на развитие линейной эрозии и природные факторы, такие как ливневый характер осадков, уничтожение растительности пожарами и т.д. Но наиболее важной причиной эрозии являются крутизна склонов (25° и более), их расчлененность лощинами и балками, специфика механического состава почв. Почвы здесь в большинстве супесчаные и суглинистые, часто даже илистые, плывунные, которые легко подвергаются смыву и размыву.

Ландшафтные изменения, связанные с урбанизацией, отражаются в преобразовании гидрографической сети. Избыточно увлажненные территории при градостроительном освоении осушаются, засушливые — обводняются, природные русла ручьев, малых рек засыпаются или канализируются. Исчезли известные по многим описаниям и воспоминаниям небольшие озера в черте города. Постепенно изменяются уровень стояния, температура и химический состав подземных вод, образуются зоны подпора, нарушается равновесное взаимодействие поверхностных и подземных вод, плавный сезонный ход уровней. Понижение подземных вод больше всего зависит от дренажей, откачки вод. На повышение уровня влияет утечка воды из подземных сетей. Водный режим нарушается при спрямлении естественных русел водотоков, устройстве каналов, заключении малых рек и ручьев в коллекторы. Так, в настоящее время у р. Вогулка, протекающей по территории г. Ханты- Мансийска, сохранились только верхняя и нижняя части русла. Сток по городу осуществляется преимущественно посредством подземного коллектора, при засорении которого начинается разрушение поверхности — формируются провалы [220].

Исследования, проведенные в разных городах, показывают, что плотная городская застройка, как правило, полностью уничтожает биотические и значительно изменяет гидроклиматические компоненты геосистемы.

Трансформации подвергается также микрорельеф и поверхностный (в основном до 3—4 м) слой геологических отложений. В большинстве случаев это приводит к разрушению структуры геосистем локального уровня. Вместе с тем мезорельеф и залегающие под сравнительно маломощным слоем техногенных отложений горные породы сохраняют естественные свойства. Они нарушаются лишь на ограниченных по площади участках, там, где проводились обширные земляные работы, в местах больших карьерных разработок, засыпок глубоких оврагов и т.п. Поэтому инвариантность ландшафтной структуры в городе преимущественно наблюдается на уровне урочищ [40].

Из экзогенных геоморфологических процессов наибольшие геоэкологические проблемы на территории городов Западной Сибири вызывают оползни. Они характерны для Томска, Омска, Ханты- Мансийска, Новосибирска.

Оползни, возникающие в процессе строительства, эксплуатации сооружений и хозяйственном использовании территорий, могут соответствовать любому типу из возможных механизмов смещения. Наиболее часто они имеют характер оползней сдвига (скольжения) и вязкопластических, а в редких случаях являются оползнями выдавливания, гидродинамического разрушения (суффозионными, гидродинамического выпора) и внезапного разжижения.

Оползни являются наиболее опасным процессом на территории Ханты-Мансийских холмов. Начиная с 2002 г. они угрожают жилым частным домам по ул. Набережной, находящейся на границе природного парка. Они оказывают ощутимое воздействие и на лесные угодья, в результате оползания массива горных пород гибнут десятки деревьев.

Так, на оползне «Труд-1», происшедшем в начале лета 2007 г., погибло около 50 деревьев парка [103].

Во многих случаях одной из причин оползания горных пород является суффозия. При этом гидравлические градиенты потоков подземных вод на очень крутых склонах Самаровского останца достигают 0,3—0,4. Поэтому большинство оползней как относительно крупных, так и мелких приурочено к крутым склонам на юге, юго- востоке и востоке территории. На остальной территории в бортах глубоко врезанных логов наблюдаются чаще всего более мелкие оползни. Объемы оползневых масс современных оползней достигают 20000 м3 и более, а площади, подверженные оползневым деформациям, составляют до 1000 м2. На некоторых из них имеются следы очень крупных древних оползней. Это относится прежде всего к оползневому участку в районе ул. Набережной. Следует подчеркнуть, что ряд современных оползней имеет так называемый унаследованный характер, т.е. они приурочены к местам, где обнаружены следы древних оползней [103].

Оползни на территории г. Омска встречаются на крутых склонах долины Оми (район улиц Гусарова, Госпитальной, Береговых) и Иртыша (улицы Мельничная, Курганские, Нагорные) и в бортах оврагов. Оползни одноярусные, шириной до 30 м, разной стадии развития, в оврагах встречаются двух-трехъярусные [48].

Еще одним опасным геоморфологическим процессом является оврагообразование [69]. Оврагообразованию в пределах г. Омска подвержены склоны долины р. Оми, левый борт долины р. Иртыш в районе Кировска, правый — в районе Аграрного университета, Телецентра, также многочисленны овраги в бортах карьеров.

На территории города Омска зафиксировано около 120 оврагов. В процентном отношении большая часть (почти 50%) это овраги долины р. Оми, 20% расположенные в долине Иртыша, 30% приходится на овраги в бортах карьеров. Наиболее активно развитие овражной эрозии происходит на правобережье р. Оми. Овраги имеют врез на глубину от 5 до 15—25 м, средняя скорость роста — 4 м в год [59, 99, 157].

На территории Ханты-Мансийских холмов овраги распространены более всего на склоне водораздельного останца [102]. Следует указать, что на территории Самаровского останца много старых, потухших оврагов. Их можно назвать древними, они со временем превратились в лога с довольно крутыми бортами. Современных, растущих оврагов не так много, крупных всего несколько. Овраги, как правило, заложены в покровных отложениях — лессовых, макропористых, просадочных карбонатных суглинках. Эти грунты по прочностным свойствам наиболее слабые, подверженные размывам текучих гравитационных вод. За динамикой крупных оврагов необходимо установить режимные наблюдения. При этом следует измерять не только длину и ширину оврага, но и объемы массы грунта, унесенные вешними водами.

Ликвидация оврагов довольно сложное и дорогостоящее мероприятие. Имеются методические разработки по укреплению оврагов. Засыпать овраги нужно, как и оплывины, грубым и плотным материалом, укрепляя поверхность. Можно также использовать решетки геовэб.

Сильно проявляются на территории городов и суффозионно- просадочные явления. Просадочными свойствами на территории г. Омска обладают верхнечетвертичные аллювиальные и субаэ- ральные отложения (супеси, суглинки, глины), распространенные на большей части левобережной террасы, северо-восточная часть правобережья, склоны долины р. Оми, район поселков Московка, Волжского [44].

Сложные проблемы вызывает и подтопление территории. Почти все города Сибири подвержены подтоплению грунтовыми водами, а в отдельных районах некоторых городов (Омск, Барабинск, Куйбышев, Тюмень, Новосибирск, Томск, Барнаул, Кемерово, Тюмень, Бийск) это явление приобретает кризисный характер [196, 157].

Сопоставление материалов гидрогеологических и инженерно-геологических исследований дает основание утверждать, что в пределах территории г. Омска произошел всеобщий подъем уровня грунтовых вод на 1—5 и более метров. Основной фон уровня грунтовых вод на застроенных площадях в 1930-е годы был от 5 до 10 м, в 1960-е годы — от 3 до 6 м, и в настоящее время составляет 0,5—3,0 м.

В г. Новосибирске подтоплено свыше 10% его территории. Площадь подтопленных территории с глубиной залегания уровня грунтовых вод 1—2 м от поверхности земли составляет около 90 км2.

Прогрессирующее развитие процесса подтопления селитебных территорий г. Новосибирска, связано с перемещением строительства из центральной (неподтопляемой) части города на его окраины, сложенные лессовыми грунтами.

До начала строительства величину инфильтрации здесь оценивали в среднем в 10—12 мм/год, а в процессе освоения территории она возросла в 30 раз и составила около 300 мм/год. Под влиянием мощного техногенного воздействия свойства грунтов существенно изменились.

Прочность снизилась на 40%, сжимаемость увеличилась на 40— 50%, несущая способность свай уменьшилась в среднем на 40%. Фильтрационная способность грунтов снизилась почти в 10 раз, что обусловило дальнейшую интенсификацию процесса подтопления промплощадки, на ликвидацию последствий которого было израсходовано около 30 млн руб. Подтопление лессовых грунтов привело к дополнительным затратам на усиление конструкций (увеличение количества свай, уширение фундаментов, устройство гидроизоляции, дренажа и т.д.) в среднем от 5 до 10 млн руб. на км2 застраиваемой территории [77].

В г. Томске за последние тридцать лет уровень воды на участках с нарушенным режимом поднялся на 3—5 м. Площадь территории с глубиной залегания грунтовых вод и верховодки от нуля до 4 м составляла 6 тыс. га в 1988 г., или 52% всей территории города. Из них 28% территории относится к техногенно подтопленной [141].

В г. Барнауле в результате развития скрытого и явного подтопления деформированы здания ТЭЦ-2, объединения «Химво- локно», мясокомбината, завода ячеистых бетонов и др.

В г. Кемерово интенсивность процесса подтопления различна и зависит от геологических и гидрологических условий, а также от методов строительства и характера последующей эксплуатации зданий и сооружений. На одной из площадок грунтовые воды до глубины 15 м отсутствовали по материалам изысканий. Через 1,5—2 года после начала строительства из-за нарушения естественного поверхностного стока грунтовые воды были обнаружены на глубине 1,8—4,0 м. Непучинистые грунты оказались после подтопления сильнопучинистыми. Подъем уровня грунтовых вод заставил пересматривать принятые проектные решения по устройству фундаментов.

В результате подтопления г. Татарска (Новосибирская область) у 52% зданий оказались подтопленными подвалы, при этом около 12% из них претерпели деформации конструкций.

В г. Карасуке бьш введен в эксплуатацию больничный комплекс. Через год в подвале появилась вода слоем около 20 см. В качестве первоочередного защитного мероприятия в подвале были выполнены подсыпка из щебня и цементный пол, но уровень воды продолжал подниматься. Тогда по всему подвалу было выполнено железобетонное корыто с устройством по нему рулонной гидроизоляции и цементной стяжки. Все перечисленные мероприятия положительных результатов не дали, и вода периодически появляется в подвале.

В Тюменской области подтапливаются как старые города (Тюмень, Ишим), таки новые (Сургут, Нижневартовск, Ноябрьск и др.).

Подтопление в Ханты-Мансийске наблюдается более всего на границе крутых склонов Самаровского останца и поверхности пойменной и первой надпойменных террас. С подтоплением связаны мочажины, болотца, рассеянные источники. Они наблюдаются на границе парка по улицам Свободы, Набережной, Кирова, переулке Рабочем. В подвалах домов, находящихся ближе к склонам Самаровского останца, зачастую находится вода. При этом рядом стоящие дома — в подвале одного есть вода, в другом нет. Это явление связано с крайне неравномерной, локальной разгрузкой подземных вод ледниковых отложений. Дислоцированность этих осадков создает значительную прерывистость водоносных горизонтов, наличие линз, глинистых и суглинистых экранов, что обеспечивает эту крайне неравномерную разгрузку. Нисходящие источники Набережный (№ 1), Айнуровский (№ 8), Гордиенковский (№ 14), Назымовский (№ 10) связаны с этой разгрузкой. Все они рассеянные или рассеянно-сосредоточенные, и на месте их выхода наблюдаются мочажины и заболоченность. В районах распространения пойменной и частично первой надпойменной террас водоносные горизонты гидравлически связаны с водами р. Иртыш. Поэтому подтопление здесь местами обусловлено прямой фильтрацией поверхностных вод и подпором подземных вод.

Морозное пучение, обусловленное большой глубиной промерзания и переувлажненностыо глинистых грунтов, развито на большей части территории г. Омска и выражается в значительном увеличении объема промерзшего грунта [118].

Пучинистыми свойствами от слабой до сильной степени обладают верхнечетвертичные аллювиальные суглинки и субаэральные отложения (супеси, суглинки, глины) [126, 62].

Значительное влияние на формирование рельефа городов оказывает эрозия.

Эрозионные процессы на территории Ханты-Мансийска, несомненно, связаны с наличием малых водотоков, как постоянных, так и временных. Захламление водотоков часто вызывает подпорные явления, в результате которых вода обходит препятствия, образуя новое русло. Образование нового русла сопровождается размывом берегов, подмывом деревьев и их вывалом.

Процесс усугубляется и тем, что захламленные участки в зимний период сильно промерзают и весной превращаются в «плотины», надежно фиксирующие образование нового русла водотоков. Следует отметить, что в лесах имеют место и скрытые (на сегодня), начинающиеся очаги эрозии, как это наблюдается в районе Центра искусств, детской спортивной школы.

Одним из примеров негативного воздействия на рельеф является прокладка высоковольтной ЛЭП через «Самаровский останец» из северной части города в Самарово. Здесь в результате нарушения и частичного уничтожения почвенного покрова активизировались эрозионные процессы, которые особенно ярко выражены в пределах северного склона останца (район базы Назымской). Это выражается в появлении серии эрозионных врезов, обвально-осыпных явлений, при которых происходит гибель леса. Новые нагрузки на эту территорию связаны с созданием здесь трассы скоростного спуска в зимнее время года.

Пример одного из активно развивающихся процессов — эрозионный размыв грунта на территории природного парка «Самаровский Чугас» вблизи СДЮШОР. В зимнее время место образования эрозионной рытвины служит тюбинговой трассой. Начало временного водотока — на горизонтальной застроенной площадке вблизи строительства храма Воскресения Христова. Ориентировочная длина лощины — 250 метров, перепад высот — 30 метров, угол падения 6—8°. В начале эрозионной промоины — неорганизованная свалка бытовых отходов жилых домов в районе ул. Гагарина.

Одной из причин активизации водотока стало накопление дождевой воды, которая начала активно размывать трассу. Дополнительное питание поступало с прилегающих склоновых поверхностей. Засыпки привозным грунтом не приносят успеха, а вынос материала не только усиливается, но и приводит к подтоплению и гибели деревьев, созданию затруднений для весеннего стока и ситуаций, близких к аварийным для расположенных поблизости зданий. Ситуацию можно исправить созданием искусственного глинистого ложа вдоль всего оврага.

Изменение объемов воды и скорости течения Иртыша, вызванное зарегулированием его верховьев, способствовало усилению процессов разрушения береговых укреплений.

При строительстве новых и реконструкции старых автодорог зачастую наблюдается подпруживание русел малых водотоков, суф- фозионный вынос материала, подмыв дорожного полотна, овраго- образование, осыпание откосов. Аналогичные процессы уже проявляются в Ханты-Мансийске на строящихся новых участках объездной дороги вблизи здания СУР, у Студгородка, в восточной части Самарово.

Наибольший урон происходит от постепенного разрушения залесенных поверхностей, связанного прежде всего с эрозией, оползнями, а также оплывинами, обусловленными очаговой разгрузкой грунтовых вод. Типичные размеры оплывин — длина 8—15 м, ширина — 2—4 м, глубина захвата грунтов ниже почвенного слоя 20—30 см, а в логу Холодном и до метра. В обнажениях — влажные суглинки, супеси, серые глины, часто сочится вода. Здесь же встречаются небольшие оползни, срывы отдельных деревьев с большими глыбами земли, выворотные ямы, постепенно заплывающие. В последние годы активизировались оползневые явления — это классические циркообразные оползни, небольшие по размерам: ширина по фронту до 20 м, чаще всего 10—12 м, ширина 5—6 м, амплитуда срыва грунтов 1—2 м. По некоторым лощинам склонов крупных логов формируется непроходимый лесоповал, а у днища — своего рода «пьяный лес».

Сооружение дорожного полотна на пересеченной местности (Самаровский останец) влечет за собой изменение естественного рельефа. На пониженных участках (отрицательные формы рельефа) полотно дороги в результате строительства располагается на насыпи с довольно крутыми откосами, на возвышенных — в выемках. Отсюда и специфика экзогенных геологических процессов (ЭГП), возникающих при строительстве. В достаточно глубоких выемках при строительстве и возможно после происходит дренаж подземных вод (верховодка прежде всего) в выемку, дополнительное увлажнение грунтов, их разуплотнение. Именно с этими проблемами столкнулись строители дорог по ул. Лермонтова, ее южной части на спуске к Самарово. В откосах выемки, особенно, когда они недостаточно укреплены, возникают оплывины, угрожающие не только полотну, но и деревьям в верхней части этих откосов. Время от времени возникают оплывины после выпадения ливневых осадков. Сооружение дорог очень часто сопровождается барражным эффектом. Полотно дорог является препятствием для потока грун-

зо товых вод, уровень которых поднимается, подтапливая и заболачивая территорию с одной стороны дороги. Проектировщики из соображений экономии недостаточно внимания уделяют дренажным системам дорог.

Подобные явления наблюдаются в Ханты-Мансийске также и при сооружении окружной кольцевой дороги. Начиная от площади Свободы и далее на запад и северо-запад дорога выполняет функцию плотины для разгружающихся подземных вод со стороны Самаровского останца. Дренажи есть, но они явно недостаточны. Восточная объездная дорога сооружена близ реки в насыпи. Склоны Самаровского останца располагаются непосредственно близ реки Иртыш. В естественном состоянии разгрузка подземных вод осуществляется в русло реки Иртыш. Здесь будет действовать двухсторонний барражный эффект — в межень повышение уровня подземных вод с западной стороны полотна, за счет подпора их, в паводок поток может идти в обратную сторону. Дренажи, которые сооружались летом 2007 г., явно недостаточны. Это приведет к резкому изменению гидрогеологической обстановки на восточном и юго-восточном склоне Самаровского останца и, как следствие, к возникновению и развитию новых оползней и даже более крупных. Причем эти оползни будут возникать в пределах территории природного парка.

Строительство крупных инженерных проектов в городе начинается с заложения глубоких фундаментов, в том числе свайных. Фундаменты, заложенные без учета направления потоков подземных (верховодка и грунтовые) вод, приведут развитию барраж- ного эффекта и создадут подтопления, поначалу локальные, захватывая территорию природного парка. Этот процесс может спровоцировать появление других — провалов, просадок, овраго- образования, суффозии. На всех стадиях проектирования необходимо проводить изыскательские и инженерно-геологические работы не только на строительной площадке непосредственно под объектом, но и за его пределами, обратив внимание на развитие возможных ЭГП. Ярким примером необходимости этих мероприятий является сооружение памятника первопроходцам Сибири близ площади Свободы. Изыскания были проведены только на площадке будущей стелы, а в непосредственной близости сформировались будущие оползневые блоки. Сейчас эти оползни подступают к этому памятнику и границе парка.

Из рассмотренных факторов, влияющих на интенсивность экзоморфогенеза Западно-Сибирской равнины, наибольший вклад в пространственную изменчивость процессов вносят абсолютные высоты рельефа, амплитуды новейших движений и температурная характеристика — продолжительность безморозного периода. Зале- сенность территории, корреляция которой с характеристиками процессов тоже довольно высока, сама в значительной степени находится под их влиянием.

Оценивая особенности природно-антропогенной трансформации рельефа на территории городов, можно сделать следующие выводы.

  • 1. Экзогенные геологические процессы на территории городов Западной Сибири высоко активны, являются главным рельефообразующим фактором.
  • 2. На их территории отмечены и описаны следующие ЭГП: речная эрозия, овражная эрозия, суффозия, оползни, обвально- осыпные явления, оплывины, солифлюкция, промоины, подтопление, наледи, пучение. Самыми опасными из них являются оползни, оплывины, речная эрозия, подтопление.
  • 3. Антропогенный фактор оказывает стимулирующее влияние на проявление ЭГП, их активность и особенности.
  • 4. Геоморфологическое строение территории определяет особенность городской планировки территории.
  • 5. Геоморфологический анализ городской среды позволяет показать пути сохранения своеобразия ландшафтной обстановки и предложить наиболее оптимальные для данного региона изменения рельефа, которые бы позволили городской территории оптимально выполнять социально-экономические функции.

Подводя итоги, необходимо отметить существующую взаимосвязь между особенностями геоморфологического строения территории и характером развития городской планировки и особенностями освоения и эксплуатации природы на территории города (приложение 1).

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>