Международная экономическая интеграция

Зарубежная деятельность ведущих российских корпораций в период экономического кризиса: подготовка к новому этапу зарубежной экспансии

Анализируя характерные черты зарубежной экспансии российских компаний, особенности, движущие силы этого процесса, можно констатировать, что российский бизнес за сравнительно короткий период добился серьезных успехов. Стартуя практически с самого невысокого уровня транснационализации, российские предприниматели шаг за шагом завоевывали свои международные конкурентные позиции. К концу нулевых годов XXI в. российские компании предстают уже не как новички, а все больше как конкуренты западных ТНК и молодых амбициозных компаний из Индии, Китая, хотя пока только в основном в отраслях ТЭКа и металлургии.

Пик транснационализации российских компаний в нулевые годы XXI в. приходится на начало мирового финансово-экономического кризиса и во многом определяется им. И кризис, и посткризисная конъюнктура становятся своеобразным испытанием зрелости международного статуса российских компаний.

В период развертывания экономического кризиса (2008— 2009 гг.), когда российская экономика еще не ощущала его воздействия, многие российские корпорации продолжали свою внешнеэкономическую экспансию. Эти действия подогревались призывами российского руководства о необходимости использования отечественным бизнесом благоприятного момента для покупки зарубежных активов за границей, усиления своего воздействия на экономическую деятельность в развитых странах. Однако под воздействием растущих проблем, обусловленных, прежде всего, ухудшающейся мировой экономической конъюнктурой, зарубежная активность российских компаний стала снижаться. Многие инвестиционные проекты были приостановлены, а экспансионистские стратегии подверглись пересмотру. По мере углубления финансово-экономического кризиса, превращения его в системный и глобальный большинство ведущих российских компаний не только приостановили зарубежную экспансию, но и фактически начали совершать отход от уже завоеванных позиций, избавляясь от непрофильных активов, концентрируясь на внутреннем рынке, приостанавливая или полностью прекращая зарубежное производство. Характерно, что в период кризиса выросло число претензий зарубежных акционеров, конфликтов, споров вокруг российских корпораций, ведущих деятельность за рубежом, с их местными партнерами.

Что касается деятельности конкретных российских компаний, то весьма существенное влияние кризис оказал на глобализацию компании «Русал». Компания потеряла часть своих зарубежных активов, доли в канадской Magna и австрийской Hochtief. Была остановлена работа ямайских заводов «Русала», Alpart, Windales и Euraluminia в Италии, сокращен выпуск на заводе в Ирландии. В апреле 2009 г. «Русал» передал иностранным акционерам компании Strabag принадлежащий ему пакет акций компании (25% минус 1 акция) в счет погашения кредита на 50 млн евро. Еще ранее Strabag отказался от совместного с «Базэл-цементом» (входит в группу «Русал») проекта по строительству цементных заводов в России и СНГ. Три зарубежных завода находились под угрозой национализации. В начале 2009 г. со стороны «Русала» было приостановлено финансирование девелоперского проекта Porto Montenegro в Черногории.

Заметно сказался кризис и на других российских металлургических компаниях, ведущих свой бизнес за рубежом: НМЛК, ММК, Evraz. Больше всех из них пострадал Новолипецкий меткомбинат (НМЛК), которому пришлось из-за действий американских властей, направленных на защиту местной экономики, снизить производство на двух своих заводах на 50% и уволить порядка 600 рабочих. Между тем рынок США крайне важен для НМЛК, и компания готова отстаивать свои позиции. Компания специализируется в основном на автолисте, а в России этот рынок для нее почти потерян. Так, например, АвтоВаз перешел на продукцию ММК. Кроме того, в начале экономического кризиса в ноябре 2008 г. НМЛК отказался от покупки крупнейшего независимого производителя труб John Maneely Company за 3,53 млрд долл. В результате за отказ от покупки этого актива НМЛК в марте 2009 г. заплатил неустойку в 234 млн долл.1

Другая российская ТНК «Северсталь» в 2010 г. продала итальянскую металлургическую компанию Lucchini с убытком почти в 1 млрд долл. В марте 2009 г. эта компания приостановила работу линии по оцинковке стали на своей американской «дочке» Seevrstal Warren. А в июне того же года объявила о намерении продать небольшой завод Allenport (производитель проката). Завод стал собственностью «Северстали» в 2008 г., когда российская компания приобрела американскую металлургическую компанию Esmark. Allenport работал до покупки его «Северсталью», а затем был остановлен. «Северсталь» собиралась продавать его еще до кризиса. Однако «уходить из США «Норникель» не собирается, планируя оставаться крупным игроком на рынке США», как заявил владелец компании А. Мордашов[1] [2]. Компания намерена реструктурировать активы в США, чтобы они приносили прибыль. Стратегия развития в США по планам «Норникеля» — развивать сеть мини-заводов по производству стали.

Evraz Group договорилась о продаже партнерам из ЮАР 26% рудника Mapoch за 60 млн долл. Эта сделка поможет компании решить сразу две задачи: во-первых, выручить средства для обслуживания долгов, которые по состоянию на начало октября 2008 г. составляли более 10 млрд долл., во-вторых, в соответствии с программой местного правительства до 2014 г. продать не менее 26% своего местного бизнеса чернокожим инвесторам.

О продаже части зарубежных активов в период кризиса заявляли в свое время компания «Итера», «ЛУКОЙЛ» (о части своих заправок в США), «Норильский никель» планировал реализовать часть активов купленной им LionOre, компания «Объединенные машиностроительные заводы» (ОМЗ) и другие компании. Основная причина продаж — убыточность активов.

Следует отметить, что многие российские компании покупали в предкризисный период не самые эффективные предприятия. Успешный бизнес и в США, и в Западной Европе российским компаниям доставался достаточно редко, и даже проблемные активы доставались с большим трудом. Падение потребительского спроса в ходе текущего кризиса сыграло свою негативную роль.

В Австралии ГМК «Норильский никель», проработав менее двух лет, был вынужден закрыть все свои предприятия в этой стране. Вслед за комбинатом Cawse и рудниками Waterloo и Silver Swan, которые были закрыты осенью 2008 г., российская компания остановила проекты Black Swan и Lake Joanston в Западной Австралии. Производство никеля на этих предприятиях обходится дороже, чем на российских заводах, что на фоне падения цен на металл делает их нерентабельными. В 2010 г. была продана доля в американской Still Water Mining (51,3%), операционный контроль над которой «Норильский никель» так и не смог получить. В отличие от «Норникеля», Evraz Group ликвидирует австралийский бизнес, продав 11,45% акций австралийской геолого-разведочной компании Саре Lambert Iron Ore Pic., и выходит из СП с China Metallurgical Group Corp. (MCC), специально созданного для разработки принадлежащего австралийской компании железорудного месторождения Cape Lambert.

Сокращают или ликвидируют свою деятельность за рубежом и российские компании других отраслей. В начале 2009 г. российский шинный холдинг «Амтел» продал свое подразделение компании Vredenstein Banden (VB). Голландская компания VB вошла в состав «Амтела» в 2005 г. Создатели холдинга Amstel-Vredenstein руководствовались идеей синергии дешевого российского сырья и европейских технологий. Фактически это была единственная модель формирования в нашей стране собственной конкурентоспособной на мировом рынке шинной компании. Однако покупка VB подорвала финансовое положение «Амтела». Летом 2007 г. из-за роста долгов компании контрольный пакет акций был переуступлен Альфа-банку и, наконец, был продан индийской компании Apollo Tyres. Российская компания «Нутритек» продала свой завод по производству молочной продукции в Новой Зеландии. Торговая сеть «Эльдорадо» уступила свои активы чешским предпринимателям.

Серия остановок деятельности зарубежных предприятий, банкротства и продажи некоторых активов за границей пока в целом, конечно, не означает курса на сворачивание международного бизнеса у российских компаний. Например, международное подразделение «Норильского никеля», помимо остановки некоторых небольших по объемам зарубежных проектов, обладает заводами в Финляндии, Ботсване, ЮАР, США, которые в целом функционируют нормально.

Финансово-экономический кризис отразился и на финансовой активности российских компаний. В 2009 г. российские компании разместили еврооблигации на сумму 15,2 млрд долл, (данные Clouds), что почти на треть меньше, чем в 2008 г.1 В данный год было как никогда много сделок по обмену долгов и регулированию обязательств после дефолтов.

Экономический кризис по-новому высветил и обострил противоречия, возникающие в ходе хозяйствования российских компаний за рубежом. Так, «Русал» вновь столкнулся с проблемами работы своего предприятия в Гвинее. Требования работников завода повысить заработную плату и, как следствие, забастовки дополнялись претензиями правительства Гвинеи к «Русалу» относительно возможной коррупции при покупке гвинейского предприятия и возможном пересмотре сделки и национализации принадлежащего россиянам завода. Лишь после смены правительства Гвинеи, которое решило прекратить конфликты с ключевыми зарубежными инвесторами, инцидент был исчерпан[3] [4]. В Черногории на своем комбинате алюминия в Подгорице «Русал» столкнулся с серьезными убытками из-за высокой стоимости отпускаемой комбинату электроэнергии и падения цен на алюминий. В период кризиса «Русалу» приходится отбиваться от претензий не только российских кредиторов, но и зарубежных контрагентов. Датская судоходная компания D/S Norden А/S потребовала от «Русала» компенсации за изменения в долгосрочных контрактах на перевозку бокситов. В результате по решению суда были арестованы активы алюминиевой компании почти на 100 млн долл. Кризис усилил попытки украинских властей вернуть в государственную собственность подконтрольный «Русалу» Запорожский алюминиевый комбинат (ЗАлК). В связи с мировой конъюнктурой цен на алюминий, высокими тарифами на электроэнергию на Украине (более чем в три раза выше, чем в среднем по предприятиям «Русала»), отсутствием спроса на продукцию завода в Украине завод вынужден снижать производство1.

В Украине сталкиваются с проблемами и другие российские компании. Национальная контейнерная компания (НКК) потеряла свой бизнес в этой стране из-за конфликта с украинским Ильи- чевским торговым портом. Конфликт разгорелся на почве требований пересмотреть договор, заключенный в 2005 г. на невыгодных для украинского порта условиях вследствие лоббизма и коррупции бывших руководителей порта и попыток рейдерства российской стороны[5] [6].

Evraz Group также была вынуждена остановить свое производство на одном из своих украинских предприятий — ГОК «Сухая балка» из-за конфликта со своим конкурентом Криворожским железорудным комбинатом[7]. У российской компании возник конфликт с чешским Vitcovice Steel, крупнейшим производителем толстолистовой стали в Чехии. В результате в середине 2010 г. на четыре месяца было остановлено производство завода Evraz Group в Чехии[8].

В Индии в марте 2010 г. было закрыто местное СП КамАЗа с местной Vestra Group. Остановка производства произошла в результате забастовки рабочих, а также из-за нежелания индийских властей продлить лицензию на оборонное производство в стране.

Выше отмечалось, что многие европейские активы доставались российским компаниям с большим трудом. Одним из наглядных примеров такого рода стал конфликт, связанный с покупкой в марте 2009 г. российским «Сургутнефтегазом» 21,2% акций венгерской нефтегазовой компании MOL. Эта покупка вызвала у венгерской стороны ряд подозрений: российская компания не предупредила о сделке Энергетическое управление Венгрии, желая поглотить MOL, а возможно, и помешать реализации проекта Nabucco, участником которого является венгерская компания. Вызвала удивление и цена сделки: российская компания заплатила практически вдвое выше рыночной цены, и это в условиях кризиса, когда активы, как правило, продаются с большим дисконтом. В результате возник конфликт, когда представителей «Сургутнефтегаза» не допустили на собрание акционеров MOL. Причина конфликта дополняется и тем, что «Сургутнефтегаз» еще ни разу не раскрывал структуру своего акционерного капитала. Как известно, «Сургутнефтегаз» — одна из самых закрытых, непрозрачных российских компаний. В результате конфликта с MOL «Сургутнефтегаз» только в 2010 г. недополучил порядка 156 млн долл, чистой прибыли1.

Закрытость, непрозрачность при совершении сделок — один из системных недостатков российских компаний. В конечном счете конфликт в середине 2011 г. был разрешен посредством продажи «Сургутнефтегазом» своей доли MOL за 1,88 млрд евро. Сколько российская компания потратила на судебные споры с MOL, неизвестно. Однако сумма сделки по выкупу доли в 21,2% — это 34% прибыли к затратам на приобретение акций MOL[9] [10], так что «Сургутнефтегаз» уходит из Венгрии с прибылью.

В апреле 2009 г. швейцарскими властями возбуждено уголовное дело против российской компании «Ренова» по подозрению в нарушении правил раскрытия информации на фондовом рынке при скупке пакета акций машиностроительной компании Sulzer. «Ренова» контролирует 31% акций Sulzer. По закону новый акционер обязан уведомлять компанию и регулятора, когда приобретает 5% акций, поэтому у совета директоров Sulzer сразу появились претензии к «Ренове» в отношении того, не нацелена ли она на недружественное поглощение швейцарской компании. Следует отметить, что из-за кризиса портфель «Реновы» с конца лета 2008 г. к маю 2009 г. подешевел вдвое — до 8 млрд, что, впрочем, характерно для большинства российских международных компаний. «Ренова» не избежала «margin calls» по некоторым инвестициям. Департамент финансов Швейцарии наложил на компанию штраф в размере 40 млн швейц. франков. Но в итоге компания смогла рефинансировать кредиты, взятые в 2007 г. на покупку швейцарских активов Sulzer и Oerlikon[11].

Многие конфликты, в которые вовлечены российские компании, не связаны напрямую с текущим кризисом, их истоки возникли гораздо раньше. Тем не менее кризис реанимировал и усугубил некоторые из них и показал на ряд недостатков, свойственных российскому бизнесу. Многие элементы практики российского бизнеса при его развитии внутри страны были перенесены, в той или иной степени, на зарубежный рынок (закрытость, непрозрачность при совершении сделок, пренебрежение к экономическим нормам1, недостаточное уважение к бизнес-законодательству, плохое знание местного предпринимательского климата и особенностей ведения бизнеса в той или иной стране или игнорирование этих факторов и др.).

Отмечая негативные последствия влияния экономического кризиса на зарубежную инвестиционную и предпринимательскую активность российских компаний, следует отметить, что даже в разгар кризиса российская экспансия на зарубежные рынки не остановилась.

В кризисный год весьма заметные приобретения за рубежом сделали две крупные российские компании, работающие в сфере ТЭКа и финансов: «Сургутнефтегаз» и «Сбербанк РФ», и обе, как оказалось, неудачные. Выше уже говорилось о покупке «Сургутнефтегазом» венгерской компании Magyar Olaj-es Gazpari Nyilvanosam Makodo Resvenytarsasag (MOL) у австрийской OMV Group. Другим знаковым приобретением для России могла стать покупка Сбербанком в консорциуме с канадской Magna Group активов германской компании Opel, принадлежащей американской General Motors (GM). Переговоры по сделке проходили весьма трудно, и ее заключение растянулось на полгода. Как отмечал глава Сбербанка Г. Греф, «сама сделка по своей структуре беспрецедентно сложна: только одно соглашение о намерениях — это документ свыше 1000 страниц»[12] [12]. Самым спорным моментом в переговорах был вопрос о технологиях и интеллектуальной собственности Opel. GM не хотела отдавать их новым собственникам, но пошла на уступки. Однако в результате сделка так и не состоялась, хотя Сбербанк получил определенную компенсацию.

Российские лидеры «Газпром» и «ЛУКОЙЛ», вынужденные пересмотреть в той или иной степени планы по зарубежной экспансии, тем не менее демонстрировали свою заметную активность и в кризисный год. Еще в марте 2009 г. «Газпром» не собирался выкупать акции «Газпромнефти» у итальянской компании Eni как минимум до 2012 г., а уже в апреле 2009 г. «Газпром» заявил, что купит 20% акций «Газпромнефти» в 1,5 раза выше рыночной цены. В результате сделки доля «Газпрома» в нефтяной дочерней компании превысила 95%. В конце июня 2009 г. председатель правления компании А. Миллер высказал мнение о том, что дно кризиса в энергетике уже пройдено1. Такое заявление подкреплялось действиями «Газпрома». Он заявил о намерении выкупить контролирующий пакет британской Sibir Energy у российской компании «Меркурий» (скупка акций Sibir Energy началась 23 апреля 2009 г.) и к концу июня завершил сделку посредством использования своей дочерней структуры «Газпромнефть». В сентябре 2009 г. «Газпром» договорился о создании СП с итальянской компанией Ascopiave, которая управляет газораспределительной сетью в северной и центральной Италии (на ее долю приходится 2% продаж газа в стране). «Газпром» давно стремится закрепиться в Италии: он вел переговоры о создании СП с местными компаниями Eni, A2A, но заключить договор удалось только с последней. «Газпром» не оставляет своих попыток в покупке электростанций в Западной Европе. Российская компания интересовалась станциями в Великобритании, Франции, Германии, Италии[14] [15]. В то же время «Газпром» в марте 2009 г. оказался в числе 10 компаний, проявивших интерес к электростанциям мощностью 2 ГВт, которая должна продать испанская Gas Natural после поглощения холдинга Union Fenosa. Помимо Европы, «Газпром» рассматривает возможность покупки энергетических активов и в Японии. Он по-прежнему активен и в странах Восточной Европы. Компания интересуется покупкой крупнейшей сети АЗС Словении — Petrol (ранее компанией интересовался «ЛУКОЙЛ»). Несмотря на натянутость отношений венгерской MOL с рядом российских нефтегазовых компаний (в первую очередь с «Сургутнефтегазом»), а также на желание Венгрии снизить зависимость от российского газа, венгерский концерн не намерен отказываться от ранее достигнутых договоренностей с «Газпромом». Совместное предприятие по созданию подземного хранилища газа (ПГХ) объемом 1,3 млрд куб. м было создано в конце 2009 г. «Газпром» поступает логично: ПГХ заменяет дорогостоящий газопровод, поскольку оно позволяет доставить «зимний» газ ближе к потребителю летом, когда в газотранспортной системе большие излишки мощностей. В Румынии с участием «Газпрома» в июне 2009 г. подписано сходное соглашение по созданию СП по хранению и сбыту газа.

Заметную активность «Газпром», а также ряд российских нефтегазовых компаний проявили в рассматриваемый период в Латинской Америке, прежде всего в Венесуэле. Еще в октябре 2008 г. «Газпром» начал бурить первую поисковую скважину на одном из блоков в Венесуэльском заливе — Урумако 1. В апреле 2009 г. компания объявила о намерении заниматься разработкой одного из венесуэльских месторождений газа в компании с венесуэльской PDVSA, итальянской Eni, малазийской Petronas и португальской EDP. Кроме того, российская монополия планирует запустить в Венесуэле первое производство сжиженного газа за рубежом. Пока это планы, хотя и ближайшего времени. А тем временем «Газпром» подписал соглашение с венесуэльской PDVSA о создании СП, которое займется оказанием сервисных услуг в нефтегазовой промышленности. Нефтесервисное СП само по себе имеет неплохие перспективы в богатой углеводородами Венесуэле, а, кроме того, доказав свою полезность и продуктивность, «Газпром» будет вправе рассчитывать и на участие в добыче нефти. Помимо Венесуэлы, «Газпром» демонстрирует деловую активность и в других странах региона. Так, российская компания и французская ТНК Total подписали соглашение о совместной оценке месторождений Асеро в Боливии. По данным боливийской стороны, компаниям нужно будет инвестировать в разработку месторождения 4,5 млрд долл., добыча на нем может составить 26 млн куб. м газа в сутки. Кроме Венесуэлы и Боливии, «Газпром» в 2009 г. ведет переговоры в Бразилии о строительстве трубопровода для этанола. Российская компания планирует направить на эти цели 500 млн долл, в обмен на право продажи части топлива. Как видно из приведенных данных, у «Газпрома» и в кризисный год существовала масса собственных дорогостоящих проектов. С учетом того, что у компании имеется немалая долговая нагрузка, реализация всех этих проектов может быть поставлена под сомнение, в особенности если будет неблагоприятная ситуация на финансовых рынках, падение цен на энергоресурсы, кредитный кризис, нехватка ликвидности.

На азиатском направлении текущая деятельность и планы более скромные. Так, в 2009 г. «Газпром» вложил в освоение месторождений в Индии и Вьетнаме порядка 10 млрд руб. На строительство туркменского участка Прикаспийского газопровода предусмотрено 500 млн руб.1 Все эти вложения достаточно формальны, и «Газпром» не рассчитывает за счет них в ближайшем будущем увеличивать свою добычу. Более активен «Газпром» в СНГ, в частности в Киргизии, где он в сентябре 2009 г. получил контрольный пакет (75% + 1 акция) «Кыргызгаза». При этом российская сторона обязуется снабжать республику газом по тарифам, установленным киргизским правительством, а также модернизировать и ремонтировать газотранспортную сеть страны, на что потребуется порядка 400 млн долл.

Другая энергетическая компания России — «ЛУКОЙЛ» в кризисный 2009 г. сумела сделать весьма значительное приобретение в виде 45% акций нефтеперерабатывающего завода Total Raffinaderij Nederland (TRN) в Нидерландах. Общая цена сделки по ее итогам (сентябрь 2009 г.) обошлась в 600 млн долл, без учета запасов нефти и нефтепродуктов[16] [17]. Для «ЛУКОЙЛа», всегда стремящегося к поддержке статуса ТНК, это не первое приобретение нефтеперерабатывающих активов за пределами России. Летом 2008 г. компания купила 42% акций НПЗ ISAB на Сицилии, ранее в ее состав вошли заводы на Украине, в Болгарии, Румынии. Однако сделка в середине 2009 г. выходит из этого ряда: впервые российская компания приобрела НПЗ в самом центре европейской и международной торговли нефтепродуктами. Впервые «ЛУКОЙЛ» выступил в сделке в качестве подчиненного партнера западного мэйджера (55% акций остаются у Total). Для Европы TRN — это средний по размеру НПЗ. Однако он относится к категории «сложных» производств, имеющих большое число вторичных процессов, что является большим плюсом в условиях снижения доходности переработки. Вхождение в круг основных западных нефтяных мэйджеров позволит в перспективе конкурировать с ними «ЛУКОЙЛу» на равных условиях. Еще один НПЗ, на этот раз в США, где «ЛУКОЙЛ» уже занимает 5% американского рынка нефтепродуктов (компании принадлежит 1600 АЗС), российская ТНК решила построить совместно со своим бывшим акционером ConocoPhilips[18]. Приобретению НПЗ в США мешало то, что в последние 30 лет новые НПЗ не строились, поэтому компания пошла на строительство нового завода. В Западной Европе «ЛУКОЙЛ» также готовится к выходу на рынок нефтепродуктов в Италии и будет стремиться занять долю 5% в сфере розничной торговли топливом. Присматриваясь к подешевевшим за время кризиса активам, «ЛУКОЙЛ» готов приобрести часть газовых активов британской Regal Petroleum на Украине.

«ЛУКОЙЛ» в 2009 г. вел переговоры по выкупу доли британской British Petroleum в Каспийском трубопроводном консорциуме (46%). В сентябре 2009 г. компания начала бурить первую скважину на глубоководном шельфе Республики Гана. Проекты в Гане и Кот-д’Ивуаре могут стать, как считает руководитель компании В. Алекперов, точкой роста для «ЛУКОЙЛа» в зарубежных проектах. Кроме того, компания активно готовилась ко второму кругу в тендере в Иракской Республике.

На Ирак нацелены и российские компании «Газпромнефть» и «Зарубежнефть», намереваясь восстановить довоенные контракты (их шесть). «Газпромнефть» подписала контракт с Ираком на 20 лет по освоению месторождения Бадра. Следует отметить, что на счету «Зарубежнефти» 102 открытых месторождения, на которых работали многие нефтяные компании, за исключением российских. В отличие от Ирака «Зарубежнефть» более успешна в других странах. Например, в Сербской Республике в апреле 2009 г. компания открыла завод по производству моторных масел в г. Модрич мощностью до 70 тыс. т масел в год. Кроме того, российская компания готовит к запуску вторую очередь НПЗ «Босански Брод», после чего его мощность увеличится до 4,2 млн т нефти в год, и расширяет свою сеть АЗС. Их количество на Балканском полуострове «Зарубежнефть» планировала увеличить в 2009 г. с 76 до 150 штук, а в 2010—2011 гг. до 300. Планы «Зарубежнефти» по дальнейшему закреплению на Балканах вписываются в стратегию поведения российских энергетиков в этом регионе, которую можно охарактеризовать как «агрессивное наступление».

Финансово-экономический кризис, а затем катастрофа в Мексиканском заливе нанесли серьезный удар по британской компании

British Petroleum (ВР). Чтобы покрыть расходы на ликвидацию последствий аварии, ВР объявила распродажу активов на 30 млрд долл. Российской «дочке» компании ТНК-ВР достались активы в Венесуэле и Вьетнаме на 1,8 млрд долл, (сделка была закрыта в 2011 г.)1. Российский холдинг намерен на практике реализовать цель, поставленную в 2009 г. глобальной компанией. Такая же задача была поставлена и перед «Роснефтью», которая приобрела 50% венесуэльской компании PDVSA за 1,6 млрд долл, с долями в четырех немецких НПЗ. В результате новые активы увеличили перерабатывающие мощности «Роснефти» на 11,6 млн т[19] [20]. Кроме того, российская компания вышла на перспективный рынок Германии и Западной Европы, получила доступ к передовым технологиям.

Глобализация деятельности — отличный шанс для российского нефтегазового сектора, давно стремящегося к новому масштабу. И период посткризисного развития предоставляет новые возможности для реализации этой стратегии. Так, российская компания Fund Energy планирует приобрести три НПЗ в Великобритании, Швейцарии, Германии на общую сумму 2 млрд долл. Эти заводы принадлежат швейцарской компании Petroplus. Один из своих пяти НПЗ Petroplus продала российской компании Gunvor[21].

Среди других компаний ТЭКа и металлургии в год кризиса выделяется «Мечел», который купил 100% активов американской угольной компании Bluestone CoalCorp. Сделка обошлась «Мечелу» в 436 млн долл, наличными и еще 83,8 млн привилегированных акций. Это приобретение позволит российской компании войти в тройку крупнейших в мире производителей коксующегося угля, улучшить качество поставляемой продукции и расширить географию рынков. Следует также отметить, что «Мечел» сумел значительно снизить первоначальную цену сделки. «Мечел» ищет партнеров и в Азии. Так, например, в августе 2009 г. российская ТНК подписала меморандум о сотрудничестве с японской корпорацией Mitsui and Со. Стороны обсуждают различные направления, включая маркетинг и продажи металлопродукции и сырья, в том числе угля всех видов, ферросплавов, чугуна и другой металлургической продукции. Кроме того, планируются совместные инвестиционные проекты, в том числе организация СП в области производства сырьевых товаров, черной и цветной металлургии, сбыта и дистрибуции. В Европе дочерняя компания «Мечела» ООО «Мечел-Сер- вис» в сентябре 2009 г. приобрела 100% немецкой группы сервисных и трейдерских компаний HBL Holding.

Мировой опыт свидетельствует, что первыми после кризиса восстанавливаются высокотехнологичные отрасли. Достаточно высокую активность на внешнем рынке демонстрировали в период экономического кризиса и в последующие годы высокотехнологические компании, и прежде всего компании мобильной связи «Билайн», МТС (АФК «Система»). Что касается «Билайна» («Вымпелком»), то в мае 2009 г. «Вымпелком» запустил в коммерческую эксплуатацию сеть под собственным брендом Beeline в Камбодже. В середине 2009 г. компания начала работать во Вьетнаме. К концу 2010 г. компания рассчитывала занять 10% местного рынка. В последнее время «Вымпелком» также активно интересуется рынком мобильной связи Лаоса. В октябре 2010 г. «Вымпелком»1 официально объявил о мегасделке с египетским холдингом мобильной связи (владелец Наджиб Савирил) на сумму 6,6 млрд долл.[22] [23] Эта сделка означает покупку операторов в странах Азии, Африки, в Западной Европе и Канаде. В результате Vimpelkom Ltd становится пятой в мире по числу абонентов. Компания работает в 20 странах.

Другая российская компания мобильной связи — МТС расширила свое присутствие в Индии, оставшись единственным российским игроком на рынке связи в этой стране. Российская компания готовит обновленный вариант стратегии в Индии, включающий дополнительный упор на услуги передачи данных. Успешность деятельности МТС в Индии способствовала решению российского правительства о покупке примерно 20% акций индийской сотовой дочки АФК «Система» (МТС). Сделка будет проплачена в счет рупийного долга Индии России. В то время как два ведущих оператора мобильной связи России активизируют свою деятельность в дальнем зарубежье (хотя МТС интересует и Казахстан и Азербайджан, где они пока не присутствуют), третья российская компания мобильной связи «Мегафон» объявила о приобретении сотовых операторов «Аквафон GSM» в Абхазии и «Остелеком» в Южной Осетии, купив соответственно 100% акций офшора

Debton Investment, владеющего 51% акций сотовых операторов Абхазии и Южной Осетии.

Сравнивая отрицательные примеры воздействия экономического кризиса на российские компании, ведущие международную бизнес-деятельность, и положительные примеры их зарубежной активности, можно констатировать, что в целом примеры экспансии и по количеству, и по объемам сделок преобладают. Хотя, конечно, нужно заметить, что далеко не все негативные последствия воздействия кризиса на внешнеэкономическую деятельность российских компаний могут быть учтены, поскольку они не афишируются. Следует также отметить и то, что фрагментарность экспансии российских компаний, свойственная многим из них в предкризисный период, во время кризиса заметно усилилась. При этом ряд ведущих российских ТНК в кризисный год (РУСАЛ, ТМК, «Северсталь» и др.) либо резко снизили свою активность по освоению зарубежных рынков, либо вообще ее прекратили. Серьезные неурядицы, в частности внешняя и внутренняя задолженность компаний, проблемы ее реструктуризации, проявившаяся в ряде случаев неэффективность производства и менеджмента, резкое сокращение спроса на их продукцию и другие моменты заставляют многие российские компании, нацелившиеся в предкризисный период на зарубежную экспансию, либо ее изменить, пересмотреть ее стратегию, либо вообще приостановить. Что касается изменения стратегии транснационализации ТЭК, то новым моментом в посткризисный период становится идея обмена акций государственных компаний, нацеленных на глобализацию своей деятельности, на акции зарубежных партнеров.

Ведущие российские корпорации, включая «национальных чемпионов» (термин Boston Consulting Group), таких как «Газпром», «ЛУКОЙЛ», «Евраз-групп», «Мечел», «Вымпелком» и некоторых других, продолжили свою экспансионистскую деятельность, несмотря на кризис, получив существенный выигрыш по сравнению со своими конкурентами в посткризисный период. Следует отметить и подготовительную работу этих и многих других российских компаний в форме переговоров, договоров о поглощениях, участие в тендерах и т.п., которые еще не принесли конкретных окончательных результатов, но уже заложили определенную базу для последующих прорывов в процессах транснационализации российских компаний.

В посткризисный период, судя по доступным данным, ведущие российские ТНК наращивают свое присутствие на мировых рынках, корректируя корпоративные стратегии, выделяя целевые рынки и приоритеты. Кризис оказал во многом оздоравливающее влияние на внешнеэкономическую деятельность ведущих российских компаний, высветил их проблемные и откровенно слабые стороны. Основываясь на новых данных, характеризующих зарубежную внешнеэкономическую деятельность российских компаний, которая требует рассмотрения и анализа в отдельной статье, можно с определенной долей уверенности утверждать, что ведущие российские ТНК, а также постепенно подтягивающиеся до их уровня другие отечественные компании вступают в новый агрессивнокреативный этап развития своего зарубежного бизнеса.

Формирование и трансформация мировой финансовой архитектуры в рамках институционального и функционально-управленческого подхода

Современный этап развития новой глобальной экономики характеризуется ускорением процессов финансовой глобализации, которая качественно и количественно изменяет ее институциональную среду, а также взаимосвязи и взаимозависимости всех составляющих мировой финансовой системы (МФС). В целях дальнейшего устойчивого развития МФС возникает объективная необходимость в формировании действенного механизма использования всех ее элементов, при этом на передний план выходят проблемы изучения трансформации мировой финансовой архитектуры в контексте изменения научно-исследовательского ракурса. Стремительное перерастание глобального финансового кризиса в структурный экономический поставило под сомнение многие апробированные теоретические подходы и эмпирические решения, применяющиеся для создания существующей МФА.

Действующая мировая финансовая архитектура (доглобальной экономики) сформировалась под воздействием кейнсианской экономической теории, а свое дальнейшее и наиболее динамичное развитие она получила под влиянием неолиберальной концепции или так называемого глобального монетаризма. В табл. 1 представлена авторская интерпретация этапов развития мировой финансовой архитектуры в контексте кейнсианской и неолиберальной экономических теорий. «Экономическая теория в рамках парадигмы либерализма представляет рыночную экономику как равновесную систему, которая ограничивает колебания своих макроэкономических параметров и сводит любую последовательность экономических изменений к стабильному состоянию» [3], при этом «...никакая правдоподобная последовательность экономических состояний не завершится, если она вообще завершится, состоянием, отличным от равновесия...» [10]. По оценке кейнсианцев, рыночная структура экономики, наоборот, обладает внутренними «пороками» и не способна к саморегулированию, что приводит к безработице, инфляции, частым экономическим кризисам и другим негативным последствиям. Для предотвращения кризисов и обеспечения стабильности, по оценке Дж. Кейнса, необходимо проводить жесткую денежно-кредитную и фискальную политику государства, а также расширять совокупный спрос через механизм мультипликатора (в том числе за счет социальной составляющей — перераспределения дохода государств в пользу наименее обеспеченных слоев населения). В общем аспекте кейнсианство как направление экономической мысли и основа мировой финансовой архитектуры доглобальной экономики просуществовало с 1930-х по 1970-е гг. На рубеже 1960—1970-х гг. проявился кризис кейнсианства (на принципах которого было основано валютное регулирование в рамках Бреттон-Вудсской системы), выразившийся в неспособности выработать механизм преодоления стагфляции и других негативных процессов в экономике того периода. В итоге взамен кейнсианства (на базе классического либерализма) была сформирована новая экономическая концепция — неолиберализм, на основе которой оформленное в 1976 г. Ямайское соглашение определило новые принципы развития архитектуры мировой валютно-финансовой системы: дерегулирование денежной системы и денежного рынка, невмешательство государства в экономику (лишь ограниченное воздействие на институциональные основы функционирования экономики), отдавая приоритет деньгам как экономическому генератору и руководствуясь принципом «laisser- faire, laisser-aller» (пассивная позиция, небрежность).

В этом, собственно, и состоит весь научный контекст, в котором развивалась мировая финансовая архитектура и, в более широком смысле, глобальная экономика в течение порядка трех десятков лет.

Таблица 1. Этапы развития мировой финансовой архитектуры в контексте кейнсианской и неолиберальной экономических теорий

Мировая финансовая архитектура доглобальной экономики

Мировая финансовая архитектура глобальной экономики

1. Теоретическая основа формирования и трансформации МФА

Кейнсианская экономическая теория (Дж. Кейнс)

Неолиберальная экономическая теория (Ф. Хайек,

М. Фридман, А. Харбергер,

Р. Манделл, М. Флеминг)

Мировая финансовая архитектура доглобальной экономики

Мировая финансовая архитектура глобальной экономики

2. Период существования

с 1930-х по 1970-е гг.

С 1970 г. по настоящее время

3. Фундаментальный базис развития национальной и мировой экономики, а также МФА

Рыночная экономика является неустойчивой системой, поэтому возникает необходимость ее государственного регулирования

Рыночная экономика — это внутренне устойчивая система, а все негативные моменты — это результат вмешательства государства в финансово-экономическую систему

4. Денежно-кредитная политика и механизмы воздействия на национальные (также глобальные) экономические системы и МФА

Нужна гибкая денежно-кредитная политика (главной проблемой является безработица): государство должно активно вмешиваться в дела экономики и финансов и проводить жесткую фискальную и денежную политику в целях стимулирования эффективного спроса через механизм мультипликатора (в том числе за счет социальной составляющей — перераспределения дохода государств в пользу наименее обеспеченных слоев населения). Этот процесс следует ограничить некоторыми институциональными рамками: жесткость цен и связанная с ней жесткость заработной платы, основанная на системе долгосрочных трудовых контрактов, а также система долгосрочных контрактов на поставку продукции, фиксирующие минимальные объемы реализации

Нужна стабильная денежно- кредитная политика (главной проблемой является снижение инфляции). В ее основные задачи входит:

  • 1) введение и поддержание налоговой дисциплины,
  • 2) переориентация приоритетов в государственных расходах на такие сферы, как здравоохранение, образование и развитие инфраструктуры, 3) проведение налоговой реформы для снижения ставок налогов и расширения налогооблагаемой базы, 4) либерализация процентной ставки, 5) установление рыночного валютного курса,
  • 6) либерализация торговли,
  • 7) либерализация прямых иностранных инвестиций,
  • 8) приватизация, 9) дерегулирование в целях отмены существующих барьеров для участия в экономической жизни страны иностранных фирм и возможности репатриации полученной прибыли, 10) защита частной собственности

Раздел III 245

Мировая финансовая архитектура доглобальной экономики

Мировая финансовая архитектура глобальной экономики

5. Институциональный фундамент МФА

Международные валютно-финансовые и кредитные организации — Международный валютный фонд (МВФ), Международный банк реконструкции и развития (МБРР), учрежденные в 1944 г.

Помимо международных финансово-кредитных организаций (МВФ, ВБ и др.), под воздействием глобализации значимую роль приобретают ТНК, ТНБ, международные корпорации и банки, страховые компании, крупнейшие фондовые и товарные биржи

6. Основные задачи и принципы функционирования МФА

Оформление законодательного закрепления системы золотодевизного (золотовалютного) стандарта, при котором золото по-прежнему сохранило свою роль расчетного средства в международной торговле. В качестве резервных и платежных средств помимо золота в мировом обороте использовались доллары США и фунты стерлингов, ставшие резервными валютами. Учитывая «слабость» английской валюты, МФА фактически базировалась на долларовом стандарте

Золото не должно служить мерой стоимости: была отменена его официальная цена, золотые паритеты, а также прекращен обмен долларов США на золото по фиксированному курсу. Вместо золотодевизного стандарта введен стандарт СПЗ. Странам предоставлялось право выбора любого режима валютного курса. Происходит либерализация МФА, ее основными параметрами служат: установка на экономический рост и сверхприбыль; свобода конкуренции; открытие национальных экономик для мирового рынка; уход государства из экономики и «дерегламентация»; приватизация в целях повышения рентабельности; ориентация науки на максимализацию прибыли

7. Негативные последствия для развития МФА

Основная причина, послужившая «развалу» доглобальной МФА, — в основе ее формирования лежит национальная валюта одного госу-

Прямая связь чрезмерной эмиссии денег с инфляцией. Отсутствие регулирования мировых финансовых рынков явилось причиной появления

Мировая финансовая архитектура доглобальной экономики

Мировая финансовая архитектура глобальной экономики

дарства, а также неспособность выработать механизм преодоления стагфляции и других негативных процессов в экономике того периода

рискованных производных финансовых инструментов и системных рисков, приведших, в свою очередь, к глобальному кризису

Несоответствие неолиберальной парадигмы современным условиям развития мировой финансовой архитектуры и глобальной экономики и явилось одной из ключевых причин возникновения мирового кризиса 2007 г., создавая тем самым прецедент для создания новой экономической теории, соответствующей современным реалиям развития новой экономики. Становится очевидным, что в рамках неолиберализма воздействие государства недооценивается из-за слишком «узкого фокуса», а в кейнсианстве его роль требует выработки институциональных и других ограничений, соответствующих новым условиям формирования мировой финансовой архитектуры. Учитывая, что на сегодняшний день теория становления мировой финансовой архитектуры не изучена в достаточной степени, тенденции ее дальнейшего развития и трансформации становятся все более актуальными для большинства современных исследователей, а само понятие «мировая финансовая архитектура» является одним из самых распространенных в мировом сообществе. Несмотря на частое использование термина МФА в научной литературе, к выработке рассматриваемой дефиниции отсутствует единый концептуальный подход ученых ввиду сложности ее механизма, затрагивающего множество аспектов: исторический, политический, экономический, правовой и др. Вопросы анализа, формирования категориального аппарата и системного концептуального осмысления МФА по-прежнему остаются дискуссионными, разнородными по своей теоретической и методологической основе. Увеличение количества нормативных правовых актов и других документов, направленных на трансформацию и укрепление структуры мировой финансовой архитектуры, в большинстве своем носит бессистемный, сиюминутный характер, который обусловлен мировым финансово-экономическим кризисом и связан с

Раздел III 247

необходимостью предотвращения аналогичных потрясений в будущих периодах.

В этой связи возникает необходимость в систематизации, теоретико-методологическом осмыслении, обобщении и анализе природы, эволюции и принципов развития МФА в современных условиях. При этом принципиальным для понимания являются сущностные характеристики соотношения «мировая финансовая архитектура»/«мировая финансовая система» (МФС).

Согласно общему определению в различных справочных материалах под системой понимается нечто целое, представляющее собой единство закономерно расположенных и находящихся во взаимной связи частей, а архитектура — это воспринимаемый образ (постройки) целого, т.е. системы. Отсюда преобразование МФС может включать в себя изменение сводов и правил, пересмотр места и роли институтов, а также используемых инструментов в международных финансовых отношениях. Реформирование МФА будет означать изменение воспринимаемого облика («видимой части» или фасада) мировой валютно-финансовой системы. (Весьма интересно в данном контексте мнение заместителя министра финансов России С. Сторчака касательно того, что МФА и МФС равнозначные понятия.) Следует отличать мировую финансовую архитектуру от более общего понятия «множества правил и процедур, посредством которых осуществляются международные транзакции» [11], которое больше подходит для определения мировой финансовой системы. Под мировой финансовой системой подразумевается «совокупность всех правил и процедур, через которые финансовые транзакции соединяют одну экономику с другой» [12]. По оценке большинства исследователей, мировая финансовая система включает в себя промышленные, торговые и финансовые корпорации, а также правительства суверенных государств и международные финансовые организации (МВФ, Всемирный банк и другие объединения). К ее инструментам они относят, в частности, депозиты, денежные переводы (платежи) за купленные в зарубежных странах товары и услуги, в том числе за акции, предоставленные (полученные) кредиты, векселя, облигации, а также производные от них финансовые инструменты — деривативы. Мировая финансовая система функционирует согласно обязательствам (правам), зафиксированным в международных контрактах, межправительственных соглашениях, уставах многосторонних финансовых институтов (МФИ), а также различных международных объединений предприятий негосударственного сектора. Финансовые институты, инструменты, правила объединены одной целью, на достижение которой направлены усилия и экономическая политика властей любой страны: обеспечение внутренней и внешней сбалансированности. А международная финансовая архитектура, в свою очередь, должна являться «совокупностью тех механизмов и структур, при помощи которых эти правила и процедуры устанавливаются: это комплекс институциональных организаций, которые определяют, кто принимает (правила), какие, когда и как. Этот взгляд на архитектуру подчеркивает ее политическую природу» [9J.

Экономическое содержание данного термина включает в себя несколько подходов, подразумевая немного иной ракурс научного познания. Эксперты Международного валютного фонда считают, что МФА — «это институты, рынки, правила игры и практика, которые правительство, бизнес и индивидуальные участники обычно осуществляют в своей экономической и финансовой деятельности» [7]. Российский экономист В. Шмелев также определяет МФА через составляющие ее блоки: «Мировая финансовая архитектура включает в себя в качестве основных элементов мировые деньги и институты, а также правила, обеспечивающие их эмиссию и нормальное функционирование» [8]. Дж. Сорос в своем труде «Новая глобальная финансовая архитектура» полагает, что, «говоря о международной финансовой архитектуре, мы в первую очередь имеем в виду роль международных финансовых институтов, особенно МВФ» [6]. Российский ученый А. Моисеев, подтверждая данный тезис, считает, что главенствующая роль в решении глобальных проблем отводится таким международным организациям универсального характера, как МВФ и Всемирный банк [4], представители которого, в свою очередь, считают комплекс инициатив, направленных «на предотвращение и управление кризисами», мировой финансовой архитектурой [12]. Отечественный исследователь Н. Вовченко оценивает МФА в более общем плане — в качестве «институциональной структуры мировой финансовой системы, рассматриваемой в динамическом процессе» [ 1 ]. Расширяя данную трактовку, доктор экономических наук И. Ефременко, проводит аналогию с «компьютерной (программной, сетевой) архитектурой, которая предполагает последовательную обработку данных, установление стандартов, норм и принципов, на основе которых формируется и функционирует система» [5]. При этом автор выделяет следующие функции МФА: адаптация элементов институциональной структуры мировой финансовой системы к процессам глобализации как на международном, так и на национальном уровне; обеспечение стабильности мировой финансовой системы; формирование новых институтов в целях снижения транзакционных издержек регулирования мировой финансовой системы; финансовая глокализация.

Представляется, что мировая финансовая архитектура — это постоянно обновляемая институциональная конструкция мировой финансовой системы, формирующаяся на ее национальном, региональном, глобальном уровнях и включающая институты, различные инструменты финансового рынка, а также обязательства и правила, направленные, в первую очередь, на внутреннюю и внешнюю сбалансированность финансово-экономического развития в процессе глобализации в условиях новой экономики (рис. 1).

На рис. 1 автор предлагает свою схему функционирования МФА в процессе финансовой глобализации в условиях новой глобальной экономики. Национальный компонент, входящий в состав МФА, представляет собой функционирование национальной финансовой системы в целях установления наиболее благоприятного сочетания между стабильностью национальной денежной единицы, уровнем либерализации внутреннего финансового сектора и выполнением функций его регулятора.

К ее международной составляющей относят деятельность государства по преодолению противоречий в установлении свободного движения капитала и сохранения относительной автономии страны с использованием механизмов валютной политики. Глобальный (наднациональный) аспект развития мировой финансовой архитектуры включает в себя выработку нового механизма управления международным сообществом как единым целым, не ограничивая суверенитет государств, через систему финансовых институтов. Деятельность финансовых институтов представляет собой совокупность сложных многоуровневых контрактных отношений, осуществление огромного числа транзакций, распределение активов и формирование инвестиционных ресурсов для роста экономики. Их трансформация является значимым фактором финансово-экономического роста и социального развития, поскольку определяет темп и уровень развития национальной, региональной и глобальной экономик, а исследование носит комплексный характер. По оценке ученых О. Уильямсона, Р. Коуза, Д. Норта, М. Олсона, Л. Абалкина, Р. Капелюшникова, институты являются

Мировая финансовая архитектура в условиях новой глобальной экономики ключевыми элементами любой финансово-экономической системы

Рис. 1. Мировая финансовая архитектура в условиях новой глобальной экономики ключевыми элементами любой финансово-экономической системы, которые сохраняются, обновляются, изменяются и проходят по эволюционному пути развития. Финансовые институты «включают в себя фирмы, предоставляющие финансовые услуги, рынки, посредников, то есть те институты, с помощью которых контрагенты рынка реализуют принимаемые ими финансовые решения». По мнению эксперта П. Сиклоса, это «институты, которые предоставляют финансовые услуги для своих клиентов или участников рынка. Наиболее важной финансовой услугой, предоставляемой финансовыми институтами, вероятно, может являться финансовое посредничество. Большинство финансовых институтов строго регулируется правительством».

Представляется, что финансовые институты (банковские, страховые, инвестиционные, биржевые, некоммерческие финансовые организации) следует рассматривать как совокупность взаимоотношений в области формирования, распределения и использования финансовых активов (денежных потоков) в экономике, при этом основополагающим элементом их успешного функционирования является институциональная среда. Раскрывая их сущность с позиций институциональной экономической теории, следует отметить, что они выступают как «игроки», которые управляют контрактными отношениями на финансовом рынке, их функции направлены на решение задачи минимизации транзакционных издержек и создания в значительной мере экономической инфраструктуры. Финансовые институты, играя роль источников централизации и перелива капиталов, формируют мировую финансовую архитектуру, при этом непосредственное влияние на их преобразования оказывают мировые финансовые рынки (МФК): функционирование, развитие финансовых рынков всех уровней имеет в настоящий момент важнейшее значение для устойчивости МФА и успешного развития национальных экономик. В экономической литературе встречаются различные, зачастую противоречивые, подходы к толкованию финансового рынка. «Узкая» трактовка отождествляет этот рынок только с одним его сегментом — фондовым рынком. С позиции широкого подхода финансовый рынок рассматривается как совокупность взаимосвязанных сегментов, составными частями которого являются рынок ссудных капиталов, валютный рынок, рынок ценных бумаг, рынок страхования и перестрахования, рынок золота [12]. Представляется, что при исследовании мирового финансового рынка следует учитывать такие его составляющие, как источники ресурсов, сегменты, участники и инфраструктура (табл. 2). В общем виде финансовый рынок определяется как рынок, на котором происходит обмен капиталами в виде финансовых активов и обязательств. К финансовым активам традиционно относят деньги, иностранную валюту, ссудные капиталы, ценные бумаги и производные инструменты. Однако такого перечисления недостаточно: следует показать сущностные отличия финансовых активов от активов других рынков, например товарного рынка, рынка услуг и др. В экономической литературе рассматриваются различные классификационные признаки структуризации финансового рынка. Одни из них имеют преимущественно теоретическое, другие — более практическое значение. Не вдаваясь во все теоретические подробности, необходимо рассмотреть инструменты денежно-кредитного, валютного, страхового рынков, а также рынка ценных бумаг (фондового).

Таблица 2. Элементы мирового финансового рынка

Источники ресурсов

Участники

Сегменты мирового финансового рынка

Инфраструктура

рынка

Мировые денежные потоки

Финансовые активы

Государство, международные финансово-кредитные организации, корпорации и банки, страховые компании, фондовые и товарные биржи

Фондовый, кредитный, валютный, страховой рынки, а также рынок золота

Биржевая и внебиржевая торговые системы; платежная система; информационные технологии; законодательство (нормативные акты и договоры); регулирующие и контролирующие органы

В основе методологии такого деления лежит функциональное различие финансовых активов соответствующего рынка. Обращающиеся на подобном финансовом рынке инструменты, обслуживающие операции в различных его видах и сегментах, характеризуются большим разнообразием, поэтому целесообразным является отметить их схематично (рис. 2). Другим аспектом структурной классификации финансовых рынков является его географическая структура: различают мировой, национальный и региональный финансовые рынки. Мировой рынок объединяет финансовые рынки всех государств и континентов, несмотря на их разные качественные

Инструменты

Рис. 2. Инструменты

финансового рынка

Раздел III

255

уровни и объемные величины. На его формирование непосредственное воздействие оказывает глобализация, которая ведет к росту экономической мощи и эффективности мирового рынка, повышая вместе с тем риски и трудности в управлении. Национальные рынки и региональные рынки также втянуты в тенденцию глобализации, проявляющуюся для них прежде всего в интернационализации. Интернационализация выражается в стирании границ, препятствующих переливу капиталов национальных рынков, их взаимопроникновении.

Таким образом, на сегодняшний день теория формирования мировой финансовой архитектуры не исследована в достаточной степени, тенденции ее развития и дальнейшей трансформации становятся все более актуальными для большинства современных исследователей, само понятие «мировая финансовая архитектура» является одним из самых распространенных и часто используемых в мировом сообществе. Современная МФА характеризуется:

  • • усилением взаимосвязи и взаимозависимости национальных финансовых систем вследствие финансовой глобализации;
  • • национальным и наднациональным регулированием, а также дерегулированием и перерегулированием финансовых секторов;
  • • как следствие — возникновением финансово-экономических кризисов.

Существующая структура МФА стимулирует свободу движения капиталов в глобализированном мировом хозяйстве. Это, с одной стороны, обеспечивает большие выгоды транснациональным банкам, корпорациям, которые имеют возможность переводить их молниеносно с одного рынка на другой, ввергая отдельные национальные экономики, прежде всего со слабой финансовой и денежно-кредитной системой, в пучину финансовых кризисов, с другой стороны, открывает этим странам доступ на мировой рынок. В целях устранения последствий глобальных кризисных явлений принято так называемое мягкое законодательство — ряд стандартов и кодексов, т.е. регулирование, основанное не на юридических нормах и правилах, установленных органами власти, а на добровольно принятых стандартах. Однако введение «мягкого законодательства» не ликвидирует основные причины, вызывающие финансовые кризисы. Мировая финансовая архитектура, насыщенная целым комплексом сводов и правил, продолжает сохранять асимметричный характер и требует кардинального пересмотра. В этой связи центральной задачей межнационального уровня регулирования становится ответственность институтов за принимаемые решения и риски, которая реализовывается в рамках «Группы 20», МВФ, Всемирного банка, Базельского комитета по банковскому надзору и других институтов.

Литература

  • 1. Вовченко Н. Г. Институциональные преобразования финансовой системы России в условиях глобализации. Ростов н/Д: РГЭУ РИНХ, 2006.
  • 2. Международные валютно-кредитные и финансовые отношения: учебник / под ред. Л. Н. Красавиной. М.: Финансы и статистика, 2008.
  • 3. Лихачев М. О. Мировой экономический кризис в свете современной

макроэкономической теории // Наука в информационном пространстве: материалы V Международной научно-практической конференции, Днепропетровск. 30—31 окт. 2009 г. [Электронный ресурс] URL: http://www.confcontact.com/2009ip/lihachev.ht (дата обращения 14.03.2012).

  • 4. Моисеев А. А. Международные финансовые организации (правовые аспекты деятельности). М. : Омега, 2006.
  • 5. Ефременко И. Н. Основные направления трансформации мировой финансовой архитектуры в условиях финансовой глобализации // Финансы и кредит. 2007. № 41 (281).
  • 6. Сорос Дж. Новая глобальная финансовая архитектура // Вопросы экономики. 2000. № 12.
  • 7. Хмыз О. В. Место институциональных инвесторов в меняющейся мировой финансовой архитектуре // Финансы. 2010. № 6.
  • 8. Шмелев В. В. О реформе мировой финансовой архитектуры // Финансы.
  • 2010. № 8.
  • 9. Germain R. Reforming the International financial architecture, the new

political agenda. Cardiff: University of Wales Press, 2000.

  • 10. Hahn F. H. Equilibrium and Macroeconomics. Oxford : Basil Blackwell, 1984.
  • 11. Cohen B. Organizing the World’s Money. New York : Basic Books, 1977.
  • 12. International Financial Architecture: A progress report information note by World Bank Staff, July 12, 2005. [Электронный источник] URL: www. worldbank.org/ifa (дата обращения: 05.06.2013).

  • [1] См.: РБК-daily. 2009. 12 марта.
  • [2] Ведомости. 2010. 12авг.
  • [3] См.: Ведомости. 2010. 26 окт.
  • [4] См.: PBK-daily. 2010. 24февр.
  • [5] См.: РБК-daily. 2012. 26 сент.
  • [6] См.: Ведомости. 2010. 5 сент.
  • [7] См.: Коммерсантъ. 2010. 17 марта.
  • [8] См.: Коммерсантъ. 2010. 2 окт.
  • [9] См.: РБК-daily. 2010. 19 нояб.
  • [10] См.: Ведомости. 2011. 11 июля.
  • [11] См.: РБК-daily. 2010. 24 сент. В сентябре 2010 г. Швейцарским федеральным судом было объявлено, что владелец «Ренова» (В. Вексельберг) не нарушал законодательства страны при покупке акций Oerlikon.
  • [12] См.: РБК-daily. 2009. 11 сент.
  • [13] См.: РБК-daily. 2009. 11 сент.
  • [14] См.: РБК-daily. 2009. 29 июня.
  • [15] См.: Ведомости. 2009. 10 сент.
  • [16] См.: РБК-daily. 2009. 16сент.
  • [17] См.: РБК-daily. 2009. 2сент.
  • [18] См.: Ведомости. 2010. 30 дек. ConocoPhilips был акционером компании«ЛУКОЙЛ» с долей в 20%. В 2010 г. «ЛУКОЙЛ» купил у ConocoPhilips 7,6% собственныхакций и организовал опцион еще на 5%.
  • [19] РБК-daily. 2009. 3 апр.
  • [20] РБК-daily. 2009. 23 апр.
  • [21] РБК-daily. 2012. 22 марта.
  • [22] Компания «Вымпелком» зарегистрирована в Голландии как Vimpelcom Ltd.
  • [23] См.: Эксперт. 2010. № 40. С. 28.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >