Полная версия

Главная arrow Религиоведение arrow Основы православной педагогической психологии

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Объект и предмет православной педагогической психологии

Душа как объект православной педагогической психологии (христианская православная парадигма)

Что такое психология? Прикладная область философии, наука, искусство? На сегодняшний день нет единого ответа на этот вопрос. Как в отечественной, так и в зарубежной психологии существуют различные точки зрения. Другими словами, о психологии говорят и о как философии человека, и как о науке, изучающей человеческую сущность и человеческое существование, и как об искусстве воздействия на человека, представленного через психологические и психотерапевтические технологии. Каждая точка зрения имеет право на существование и содержит в себе гносеологический «отпечаток» истины в понимании человеческой сущности и смысла существования человека.

Как прикладная область философии психология пытается ответить на вопросы: а) что такое человек в многоуровневых, многогранных, многоаспектных системах отношений с Богом и миром (в ряде философских школ и теорий Бог и Мир отождествляются; существуют направления в философии, которые либо отрицают наличие Бога как творца всего сущего, либо отождествляют человека с Богом, что вносит путаницу в понимание абсолютного и относительного, и зачастую рассматривают человека как абсолютную реальность); б) каков смысл существования человека (например, имеет ли жизнь смысл и др.); в) каково соотношение субъективного и объективного в человеческом существовании и т.д. Надо сказать, что психология как область философии не ограничена «предметом», она в большей степени диалектична, нежели подчиняется каузальным связям формальной логики. Единственное ограничение - мировоззренческие идеи.

Психология как наука в отличие от философии имеет предмет исследования, который подчиняется логике построения научных психологических конструктов. Другими словами, научный предмет психологии раскрывается через базисные категории, которые ограничивают научные взгляды и подходы к пониманию сущностных и экзистенциальных человеческих феноменов. Существующие в этом случае каузальные связи определяют закономерности данной науки и во многом раскрывают содержание научного предмета психологии.

Как искусство психология связана с практикой взаимоотношений между людьми, человеком и обществом. В этой связи она функциональна и имеет прикладной характер относительно различных областей социальной активности человека (деятельности, общения, познания, поведения). Надо сказать, что психология как искусство теряет свою предметную автономность и содержательно взаимосвязана с педагогикой, социологией, медициной, драматургией и др. Другими словами, она всегда привязана к области, роду, виду практической деятельности человека.

Повторимся, что каждый из указанных взглядов на психологию заслуживает внимания. При этом исследования в психологии и изучение психологии должны осуществляться во всех трех вариациях — философском, научном, искусствоведческом. Однако, ставя перед собой задачу конструирования православной психологии как дисциплины, изучающей внутренний душевный мир человека, особое внимание следует обратить на выявление ее предметной области; исследование, определение категориального состава науки; закономерностей, принципов и т.д. Таким образом, рассмотрение психологии как науки является наиболее приоритетным. Итак, далее речь пойдет о педагогической психологии как научной отрасли знания с позиции гуманитарной христианской парадигмы.

При рассмотрении педагогической психологии, как и любой другой отрасли науки, необходимо, прежде всего, разграничить понятия ее объекта и предмета.

Объект науки - это то, что существует как данность вне самого изучения, то, что может быть изучено разными науками. В качестве объекта могут выступать материальные и нематериальные явления, тела, процессы; живые, биологические и абстрактные системы; биологические организмы разной степени сложности. В качестве объекта научного (теоретического и эмпирического) исследования выступают растительный и животный мир, человек, общество, цивилизация, космос и т.д.

Каждый объект (и человек как объект научного познания) может изучаться множеством наук. Так человек изучается антропологией, физиологией, психологией, социологией, педагогикой и т.д. Очевидно, что общность объекта изучения обусловливает тесную, внутренне нерасторжимую связь педагогики и психологии, возрастной и педагогической психологии и достаточную условность их дифференциации на основании различия их предметов. Однако объект у психологических наук один.

Итак, первоначально необходимо определить данный объект. Следует заметить, что определение научного объекта психологии есть трудно решаемая проблема на сегодняшний день. В решении данной проблемы наблюдается закономерная для психологической науки тенденция к переходу от частных описаний отдельных психических процессов, явлений и др. к определению системообразующей человеческой целостности, отличающей психологию от других антропологических дисциплин. Очевидно, что в качестве такой целостности можно рассматривать человеческую душу.

Преобладающая на сегодняшний день естественнонаучная парадигма (основанная на материалистической философии) в отечественной психологии отвергает рассмотрение души как объекта научного исследования. При этом научный поиск зачастую низводит объект психологии до уровня прикладной области антропологических наук (физиологии, социологии и др.). Другими словами, очевидно ассимиляция психологии в другие науки. Так выделяемые в психологических исследованиях, основанных на естественнонаучной парадигме, психологические закономерности и механизмы, рассматриваются как производные от физиологических закономерностей и механизмов, а в основе функционировании психики представляются законы природы, реализуемые через биохимические и биофизические процессы, происходящие в организме человека. В качестве органа психики рассматривается головной мозг, работа которого и обеспечивает протекание психических процессов, возникновения и проявления психических явлений, свойств и других феноменов. Само понятие психики рассматривается как функция высокоорганизованной материи, как наивысшая форма отражения объективной реальности, возникшая в результате эволюции живой природы. Любой идеалистический подход к пониманию психического наталкивается на жесткое сопротивление большинства современных отечественных ученых-психологов, отнесения такого подхода к ненаучному, религиозному мировоззрению, и принятие в качестве научного мировоззрения только мировоззрения материалистического. В этой связи рассмотрение психологии как науки о душе представляется неправомерным, поскольку сама душа трактуется как нечто эфемерное, термин «душа» считается нс научным, так называемое «душевное» и «духовное» сводимо к внутреннему субъективному миру, который возникает как результат функционирования нервной системы, предполагающей организмическое отражение внешнего объективного мира человека (или животных).

В отечественной психологии, выстраивающейся на гуманитарной парадигме (основу которой составляют религиозно-философские и теологические взгляды на человеческую сущность), определение объекта психологии также является проблематичным. Несмотря на то, что душа человека трактуется как предметная область психологии, существует несколько подходов к определению содержания психологического знания. Так, например, в христианской психологии как разновидности гуманитарной психологии, рассматривая возникновение, сущность и существование человека как продукт Божественного творчества, ряд ученых психологов и богословов противопоставляют научную психологию Учению Церкви. В этом случае говорят о «мертвой психологии», представленной в научно-психологических исследованиях и основывающейся на материалистическом мировоззрении, и «живой психологии», выстраивающейся на Святоотеческом учении. Другие говорят о психологии как прикладной области христианской антропологии, сотериологии, аскетики и др. Третьи - определяют психологию как самостоятельную научную область знания,

базирующуюся на религиозной и иде&иистической философии. Понятие души и психики в этом случае тождественны и трактуются как «вневременная идеальная субстанция». Такое понимание психики является характерным и для зарубежной гуманитарной психологии (в основном христианской). Душа и дух здесь зачастую трактуются нераздельно как «деятельные, вневременные, нематериальные,

бессмертные субстанции» (В.Штерн, Э.Шпрангер, У.Джеймс, Л.Лопатин, Н.Грот, А.Галич и др.). Однако такая трактовка требует уточнения сущностных характеристик духа и души с точки зрения психологии. Это, во-первых. Во-вторых, необходимо уточнить содержательный состав предметной области психологии, выделить психологический аспект.

Сопоставляя между собой естественнонаучную и гуманитарную парадигмы, можно заключить, что сохранение психологии как самостоятельной науки возможно лишь в том случае, если отграничить ее предметную область от других наук. Изучение души, которое имеет место в гуманитарной психологии, как раз и решает такую задачу.

Развитие гуманитарной психологии осуществляется по различным мировоззренческим направлениям. Одним из них является православная психология. Как и христианская психология в целом, православная в своем содержании и построении научных исследований реализует все вышеприведенные подходы христианской психологии (1 -

противопоставление православной психологии научной психологии; 2 - православная психология как прикладная область христианской антропологии, сотериологии, аскетики и др.; 3 - православная психология как самостоятельная научная дисциплина). На наш взгляд, только подход, в котором православная психология рассматривается как самостоятельная наука, можно признать наиболее перспективным в определении специфики содержания психологического знания. При этом следует иметь в виду, что в качестве методологической основы такой психологии должна выступать наряду со Священным Писанием, Учением Православной Церкви и Святоотеческим Учением христианская философия. Также следует иметь в виду, что, несмотря на содержательную взаимосвязь православной психологии с христианской антропологией, сотериологией, аскетикой, ес категориальный состав, способы и процедуры построения исследования, выбор доказательной базы существенно отличается от указанных наук. Задачи, которые решает в этом случае православная психология, связаны с психологической интерпретацией фактов, представленных в Священном Писании, ведущих доктрин и понятий, имеющих место в учении Святых Отцов Православной Церкви, категорий и основных положений христианской антропологии, сотериологии, аскетики, философии. Например, объяснить с психологической точки зрения сущностные изменения, произошедшие в человеке в результате его грехопадения; определить психологические содержания личности, сопоставив их с понятием личности в Святоотеческом учении, Учении Православной Церкви, христианской антропологии, сотериологии, аскетики; раскрыть антропологические категории через психологические понятия и др. Решение этих задач невозможно без опоры на достижения психологической науки на основе естественнонаучной парадигмы. В этой связи следует обратить внимание на научные разработки в области психологии бессознательного и сознания (А.Адлер, А.Н.Леонтьев, П.В.Симонов, Д.Н.Узнадзе, 3.Фрейд, Э.Фромм, Э.Эриксон, К.Г.Юнг и др.); психологии творчества (Д.Б.Богоявленская, Я.А.Пономарев,

В.Н.Дружинин, А.Танненбаум, Д.Векслер, Э.Де Боно и др.); психологии смысловой сферы (А.Г.Асмолов, Е.З.Басина, Б.С.Братусь, В.К.Вилюнас, А.В.Запорожец, А.А.Леонтьев, А.Н.Леонтьев, Д.А.Леонтьев, В.В.Столин и др.); психологии интеллекта (Х.Айзенк, А.В.Брушлинский, А.Бандура, Д.Векслер, Л.А.Венгер, Дж.Келли, Р.Б.Кеттелл, Б.Ф.Скиннер,

М.А.Холодная, А.Бине, Дж.Гилфрод, Дж. Брунер, Ж.Пиаже, Дж.Роттер, Ч.Спирмен, А.Стаатс, Р.Сгернберг, Л.Терстоун, Д.Б.Уотсон, и др.). Однако все теоретические позиции, концептуальные положения, понятия, приводимые в этих разработках, должны быть соотнесены со Святоотеческим Учением, Учением Православной Церкви, понятийным аппаратом христианской антропологии, сотериологии, аскетики.

Одной из ведущих методологических проблем, стоящих в настоящее время перед гуманитарной психологией в целом, и перед православной психологией в частности, является определение понятия души, как базисной психологической категории, раскрывающей научный объект психологии.

Представления о душе занимают одно из ведущих мест в Святоотеческом Учении и религиозной философии. Так, например, блаженный Августин писал о том, что понимание души имеет прямое отношение к познанию Бога: «Два вопроса составляют предмет .... исследования: один о душе, другой о Боге. Первый приводит нас к познанию самих себя, другой - к познанию своего происхождения».[1] Преподобный Амвросий старец Оптинский писал: «Как драгоценна душа человеческая! Она дороже всего мира со всеми его сокровищами и благами. Но страшно подумать, как мало понимаем мы достоинство бессмертной души своей».[2]

В традициях Святоотеческого Учения душа трактуется многоаспектно, и мыслится как «субстанция самоцельная и бестелесная»,

«одинаковая с духом по существу» и т.д. Отмечается, что душа есть «сущность разумная, безымянная, непознаваемая, словесная, оживляющая и составляющая тело. Это сущность тонкая, невещественная, безубразная, но образ и тип Божий».[3] Наиболее полное представление Святых Отцов о душе выразил св. Иоанн Дамаскин: «Душа есть существо живое, простое, бестелесное, телесными очами по своей природе, невидимое, бессмертное, разумом и умом одаренное, безвидное, действующее посредством органического тела и сообщающее ему жизнь, возрастание, чувство и силу рождения, имеющее ум, не как что-либо отличное от нее, но как чистейшую часть самой себя. Душа есть существо свободное, одаренное способностью хотеть и действовать, изменяемое и именно изменяемое в воле, как существо сотворенное».[4]

Определение души в Святоотеческом Учении идет либо через ес отношение к телу, либо через отношение к духу. Так, например, блаженный Августин писал, что «душа есть некая субстанция, имеющая участие в разуме и приноровленная к управлению телом».[5] Согласно Мелетию Монаху «душа есть субъект тела».[6] Понимание души как проявление духовного прослеживается в трактовке Макария Египетского: «Душа поистине есть великое, чудное, Божественное творение. Бог, созидая ее, не вложил зла в ее природу, но одарил всеми совершенствами, свойственными духу. Он заключил в ней законы добродетелей, способность различения, ведение, мудрость, веру, любовь ...».[7] Такое деление в понимании сущности души является весьма условным. Человеческая душа мыслиться как идеальная, метафизическая субстанция, интегрирующая в себе духовное и природное в человеке. Будучи невидимой, она проявляет себя через видимое тело.[8] В этой связи понимание ее сущности невозможно вне рассмотрения Божественного творчества мира. Идея Божественного творения мира наиболее целостно отражена в христианской метафизике.[9] Согласно ей в человеке имеет место две субстанциональные основы: духовная и природная, при этом первая отражается во втором. Результатом такого отражения является возникновение некого сущностного интегратива, образующего

относительно автономную человеческую субстанцию - душу. Другими словами, душа есть сущностная человеческая целостность,

возникающая в результате отражения духовного в телесном, и представляющая собой оживляющую энергетическую систему. По своей сути душа, как и дух, идеальна (метафизична), однако результаты ее проявления можно наблюдать в жизнедеятельности человека.

Говоря о душе, необходимо выделить сущностные различия между человеком и животными. Как жизненное начало, душа есть и у животных. Однако по совершенно справедливому утверждению св. Григория Паламы, душа животного есть жизнь тела, ею одушевленного и имеющего эту жизнь не по существу, а по действию. Эта душа ничего другого не может кроме действия тела и при разложении тела распадается вместе с ним.[10] Душа человека и душа животного качественно различные феномены и потому не сопоставимы. Человеческая душа одухотворена, в ней проявляется образ Божий, в то время как душа животного есть лишь энергетический потенциал, заложенный Творцом в животного для оживления тела животного.

Исходя из идеи Божественного творения мира, можно предположить, что духовное и природное в человеке задано изначально. Эти субстанции, по большей, части не имеют качественного развития, они лишь количественно изменяются (объем, содержание и др.) в онтогенезе. Возникновение же качественных новообразований имеет место в душе человека. При этом духовные и природные содержания детерминируют душевное развитие в виде развития задатков и предрасположенностей человека. Таким образом, имеет смысл говорить об онтогенетическом развитии духовного и природного применительно к развитию души человека. Именно в душе человека духовные и природные задатки и предрасположенности становятся способностями, различными психическими свойствами, процессами, качествами и др.

  • [1] Августин. Творения. Сост.. подг. текста С.И.Еремеева. - СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-пресс, 1998.T.I - С. 177.
  • [2] Амвросий (Гренков), иеросх. Поучения старца иеросхимонаха Амвросия о том, сколь много мызаботимся о теле и сколь мало о душе, а также о покаянии. - М.: Печ. А.И.Снегиревой, 1896. - С.З.
  • [3] Киприан (Керн) архим. Антропология св. Григория Паламы. - М.: Паломник, 1996 - С. 204.
  • [4] Иоанн Дамаскин Точное изложение православной веры. - Ростов-н/Д.: Приазовский край, 1992 - С. 465.
  • [5] Скворцов К. Блаженный Августин как психолог // Труды киевской духовной академии. - Киев: 1870,№5. - С.350.
  • [6] Позов А. Основы древне-церковной антропологии. - Мадрид, Т.1, 1965 - С.77.
  • [7] Макарий Великий. Об обращении души к Богу и соединение с Ним // Христианское чтение. 1821. 4.2 -С.118-119.
  • [8] Григорий Палама. Триады в защиту священно-безмолствующих. - М.: Канон, 1995.
  • [9] Зеньковский В.В. Основы христианской философии. - М., 1992. - С.215.
  • [10] Григорий Палама. Триады в защиту священно-безмолвствующих. -М.: Канон. 1995.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>