ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ФИЛОСОФСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ КЛАССИКАМИ НАУКИ

Онтологические, гносеологические, социальные, аксиологические и антропологические философские идеи, которые будут рассмотрены ниже, использовались, используются или могут быть использованы наукой в качестве ее философских оснований. Каждая из этих идей достаточно серьезно обоснована в различных философских направлениях, системах и концепциях — от идеализма (объективного и субъективного) до материализма (метафизического и диалектического) в онтологии, от сенсуализма и эмпиризма до рационализма и теоретизма в эпистемологии, от интернализма до экстернализма в социологии, антропологии и праксиологии.

На вопрос, как ученые должны относиться к различным философским системам и концепциям при использовании их философских идей в качестве философских оснований, наиболее четкий и приемлемый ответ от имени науки дал Эйнштейн [45]. Его ответ состоял в следующем: только выборочно, только как к локальному средству, обусловленному конкретным контекстом науки, только под свою индивидуальную ответственность.

Согласно Эйнштейну, в отношении массива накопленного философского знания ученый должен выступать сугубо прагматично, как практически заинтересованное лицо: он должен брать из той или иной философской системы только те идеи, которые ему нужны и которые он разделяет, отбрасывая (или абстрагируясь) все остальное в ней. Эту прагматическую позицию ученых в отношении философии Эйнштейн назвал оппортунистической. На своем личном примере Эйнштейн аргументировал эту позицию так: если при создании частной теории относительности он руководствовался гносеологической идеей Э. Маха о том, что в теории не должно быть понятий без эмпирических значений (и на этом основании Эйнштейн отверг вместе с Махом понятия бесконечной (мгновенной) скорости, эфира, абсолютной одновременности явлений, абсолютного (универсального) пространства и времени и их субстанциального характера), то это вовсе не означало, что он должен принять и все остальные идеи философии Маха. В то же время Эйнштейн принял концепцию существования объективной реальности как предмета науки и до конца жизни отстаивал концепцию лапласовского детерминизма, что явно противоречило не только взглядам Маха, но и позиции создателей квантовой механики — Н. Бора и В. Гейзенберга, считавших, что в микромире действуют сугубо вероятностные законы и они объективны. На это, как известно, Эйнштейн заявил своим знаменитым оппонентам: «Я не верю, что Бог играет в кости». Итак, в отношении использования философских идей при обосновании фундаментальных научных теорий и используемых там методов познания Эйнштейн считал, что привлечение философского знания в этом случае абсолютно неизбежно, но какого именно — это дело свободного выбора и ответственности каждого ученого-теоретика.

Покажем верность позиции Эйнштейна в отношении использования учеными различных философских идей на примерах научной деятельности классиков науки — создателей новых фундаментальных теорий и направлений.

И. Ньютон (1643— 1727) — один из создателей классической механики и физики.

Онтологические философские основания физики по Ньютону (пит. по [21]):

1. Существуют как относительное, так и абсолютное пространство, время и движение:

«Абсолютное, истинное время само по себе и по самой своей сущности, без всякого отношения к чему-либо внешнему, протекает равномерно» (С. 30).

«Абсолютное пространство по самой своей сущности, безотносительно к чему бы то ни было, остается всегда одинаковым и неподвижным» (С. 31).

«Абсолютное движение есть перемещение тела из одного абсолютного его места в другое» (С. 32).

2. Природа единообразна и проста:

«Природа проста и не роскошествует излишними причинами вещей... Она ничего не делает напрасно, а было бы напрасным совершать многим то, что может быть сделано меньшим» (С. 501).

3. Природа непротиворечива:

«Природа всегда и проста и всегда сама с собой согласна» (С. 502).

4. Между всеми материальными телами имеет место взаимное притяжение тел, и это универсальный закон природы:

«Все тела тяготеют друг к другу» (С. 503).

5. Инерциальное движение — сущностное, единственно «врожденное» свойство всех тел:

«Под врожденной я разумею единственно только силу инерции. Она неизменна. Тяжесть при удалении от Земли снижается» (С. 504).

Гносеологические философские основания физики по Ньютону (цит. по [21]):

  • 1. «Не должно принимать в природе иных причин сверх тех, которые истинны и достаточны для объяснения явлений» (С. 501).
  • 2. «Поскольку возможно, должно приписывать те же причины того же рода проявлениям природы» (С. 501).
  • 3. «Свойства тел постигаются не иначе чем испытаниями» (С. 502).
  • 4. Индукция — основной метод физического познания и ему следует доверять:

«В опытной физике предложения, выведенные из совершающихся явлений, полученные путем наведения (индукции — Я), несмотря на возможность противных им предположений, должны быть почитаемы за верные или в точности, или приближенно» (С. 504).

5. Природа и Солнечная система в том числе не только и не просто сотворены Богом, но он продолжает присутствовать в них всегда и везде.

«Такое изящнейшее соединение Солнца, планет и комет не могло произойти иначе как по намерению и по власти могущественного и премудрого существа. Бог продолжает быть всегда и присутствует всюду, всегда и везде существуя» (С. 660).

6. Всё, что не может быть постигнуто чувствами (опытом) и обобщено с помощью наведения (индукции), не может быть научным знанием и его следует называть лишь гипотезой:

«Все же, что не выводится из явлений, должно называться гипотезою, гипотезам же метафизическим (философским), физическим, механическим, скрытым свойствам, не место в экспериментальной философии, т.е. в естествознании» (С. 662).

М.В. Ломоносов (1711 — 1765) — выдающийся русский ученый-химик и энциклопедист.

«Истинный химик... должен быть всегда философом» (здесь и далее цит. по [17]. С. 20).

Онтологические философские основания химии по Ломоносову.

  • 1. «Одно и то же не может одновременно быть и не быть» (С. 22).
  • 2. «Ничто не происходит без достаточного основания» (С. 22).
  • 3. «Одно и то же равно самому себе» (С. 22).
  • 4. «Целое равно своим частям, взятым вместе» (С. 22).

Гносеологические философские основания химии по Ломоносову.

  • 1. «В химии все высказываемое должно быть доказано» (С. 20).
  • 2. «Истинный химик должен быть и теоретиком и практиком» (С. 21).
  • 3. «Занимающиеся одной практикой не истинные химики» (С. 21).
  • 4. «И те, которые занимаются одними теоретическими соображениями, не могут считаться истинными химиками» (С. 21).
  • 5. «Необходимо знать механику (физику) для познания и доказательства истин химии» (С. 22).
  • 6. «Из наблюдений установлять теорию, чрез теорию исправлять наблюдения есть лучший из всех способ к изысканию правды» (С. 65).
  • 7. «Познанию целого должно предшествовать познание его частей» (С. 65).

П.С. Лаплас (1749—1827) — выдающийся французский математик и физик, президент Академии наук Франции.

Онтологические философские основания физики по Лапласу.

  • 1. Реальность управляется только однозначными законами. В мире все состояния и события детерминированы однозначно: «Состояние Вселенной в данный момент можно рассматривать как результат ее прошлого и как причину ее будущего. Разумное существо, которое в данный момент знало бы все движущие силы природы и взаимное расположение образующих ее тел, могло бы, если бы его разум был достаточно обширен для того, чтобы проанализировать эти данные, выразить одним уравнением движение и самых больших тел во Вселенной, и мельчайших атомов. Ничто не осталось бы сокрытым для него — оно могло бы охватить единым взглядом как будущее, так и прошлое» [14. С. 172].
  • 2. Случайность и вероятность не являются объективными свойствами реальности (природы).

Гчосеологические философские основания физики по Лапласу:

  • 1. Вероятностное описание реальности и любого ее объекта есть следствие неполноты знания о них.
  • 2. Вероятность есть мера неполноты нашего знания о действительности.
  • 3. Законы науки должны быть строго однозначными.
  • 4. «Индукция и аналогия гипотез, основанных на фактах и постоянно проверяемых новыми наблюдениями,... — таковы основные средства познания истины. Если бы человек ограничивался собиранием фактов, наука была бы лишь выхолощенной номенклатурой и никогда бы не познала великих законов природы» [14. С. 296].

Социальные философские основания науки по Лапласу:

1. Социальная организация научной деятельности существенно способствует выработке объективного знания о действительности:

«Природа так разнообразна в своих творениях и явлениях, так трудно проникнуть в их причины, что для их познания и для того, чтобы заставить ее раскрыть нам свои законы, нужны объединенные усилия и проницательность большого числа людей» [16. С. 292].

Ч. Дарвин (1809—1882) — выдающийся английский натуралист и биолог, создатель теории эволюции видов на основе естественного отбора.

Онтологические философские утверждения биологии по Дарвину

[13]:

  • 1. В мире живого имеют место эволюция и прогресс. В ходе эволюции живого возникают новые виды, которые совершеннее старых в плане их лучшей приспособленности к условиям внешней среды и борьбы за существование.
  • 2. Эволюция живого — это не божественно-креационный или телеологический процесс, а естественный и причинно-обусловленный процесс.
  • 3. Причиной фенотипической изменчивости организмов внутри определенного вида может быть случайность.
  • 4. Эволюция видов имеет кумулятивный характер. Возникновение новых видов — обязательный результат предшествующего постепенного накопления адаптационных преимуществ.
  • 5. Причиной исчезновения старых видов является их проигрыш новым видам в конкурентной борьбе за средства существования.
  • 6. Новые виды живого возникают из старых видов путем их постепенного совершенствования в ходе эволюции.
  • 7. Процесс прогрессивной эволюции в мире живого бесконечен.
  • 8. Человек как вид произошел от вида человекообразных обезьян в ходе их постепенной эволюции.

Гносеологические философские основания биологии по Дарвину [13]:

  • 1. «Я работал подлинно бэконовским методом», собирая обширный эмпирический материал из жизни одомашненных животных и их искусственной селекции.
  • 2. Впоследствии «по аналогии я перенес механизм искусственной селекции на существование животных в естественных условиях, сделав их селекционером Природу».
  • 3. Фрейд (1856—1939) — выдающийся австрийский нейрофизиолог, психолог и психиатр, создатель теории и техники психоанализа как способа лечения многих психических болезней.

Онтологические философские основания психиатрии по Фрейду [26]:

  • 1. Человеческая психика состоит из трех основных блоков — сознания, бессознательного, сверхсознательного.
  • 2. Источником многих нервных расстройств и болезней являются не физиологические причины, а психические.
  • 3. Все явления сознания причинно детерминированы.
  • 4. Человек — существо рационально-иррациональное, он не способен полностью контролировать свои мысли, желания и поступки.
  • 5. Главным источником психической энергии человека является его сексуальная энергия.
  • 6. Творческая энергия индивида — это его сублимированная сексуальная энергия, направленная за пределы сексуальной сферы.
  • 7. Бессознательное (биологические инстинкты, влечения, желания) первично в психике человека и занимает наибольший объем по своему месту, роли и значению во влиянии на поведение человека.
  • 8. Все бессознательные явления в психике причинно обусловлены.
  • 9. Индивидуальное бессознательное первично, коллективное бессознательное — вторично.
  • 10. Культура и все ее формы (особенно мифология, религия, искусство) суть результат сублимации бессознательного.
  • 11. Все блоки психики взаимосвязаны между собой и влияют друг на друга, а механизмом их взаимосвязи выступает вытеснение элементов (информации) одного блока психики в другие его блоки.

Гносеологические философские основания психиатрии по Фрейду [26]:

  • 1. Психология и психиатрия — опытные науки, которые должны быть основаны на фактах и причинном объяснении любых явлений сознания.
  • 2. Главный метод познания и проникновения в бессознательное индивида это анализ его сновидений.

А. Эйнштейн (1879—1955) — выдающийся физик XX в., создатель теории относительности и квантовой теории света. Нобелевский лауреат в области физики (1922) за объяснение явления фотоэффекта.

Онтологические философские основания физики по Эйнштейну [29, 30]:

  • 1. Не существует пространства и времени как самостоятельных субстанций. Пространство и время — свойства материальных систем.
  • 2. Свойства пространства и времени зависят друг от друга.
  • 3. Свойства пространства и времени зависят от материи (от масс и характера их распределения).
  • 4. Не существует движения в абсолютном смысле (движения «вообще»). Всякое движение только относительно.
  • 5. Не существует мирового эфира как особой материальной субстанции.
  • 6. Тяготение между телами имеет причину. Этой причиной является искривление пространства.
  • 7. Различие между веществом и полем лишь количественно. Это разные степени концентрации энергии в некотором объеме пространства:

«Вещество... есть огромная концентрация энергии в сравнительно малом пространстве» [30. С. 291].

  • 8. Мир строго однозначен на всех его уровнях и для любых объектов («Я не верю, что Бог играет в кости»).
  • 9. Энергия, также как и вещество, дискретна.

10. Вещество отличается от поля лишь большей концентрацией энергии.

Гносеологические философские основания науки по Эйнштейну [29, 30]:

  • 1. «Философские предубеждения мешают правильной интерпретации фактов даже ученым со смелым мышлением и тонкой интуицией» (здесь и далее цит. по [30]. С. 264).
  • 2. «С помощью физических теорий мы пытаемся найти путь сквозь лабиринт наблюдаемых фактов, упорядочить и постичь мир наших чувственных восприятий» (С. 241).
  • 3. «Всякое наше мышление... представляет собой свободную игру с понятиями» (С. 266).
  • 4. «Система понятий есть творение человека, как и правила синтаксиса, определяющие его структуру... Все понятия, даже и ближайшие к ощущениям и переживаниям, являются с логической точки зрения произвольными положениями» (С. 266).
  • 5. «Вера в существование внешнего мира, независимого от воспринимающего субъекта, есть основа всего естествознания» (С. 207).
  • 6. «Наши представления о физической реальности никогда не могут быть окончательными. Мы всегда должны быть готовы изменить эти представления, т.е. изменить аксиоматическую базу физики» (С. 268).
  • 7. При построении своего мира понятий ученый «не должен ограничивать себя установками одной теоретико-познавательной системы» (С. 268).
  • 8. Понятия и теории суть «свободные изобретения человеческого духа, не выводимые логически из эмпирически данного» (С. 268-269).
  • 9. «Никакого пути отданного в опыте к миру понятий нет» (С. 269).
  • 10. Колебания ученых между крайностями эмпиризма и рационализма «кажутся мне неустранимыми» (С. 269).
  • 11. «На опыте можно проверить теорию, но нет пути от опыта к построению теории» (С. 286).
  • 12. Основные теоретические понятия и фундаментальные теоретические законы «суть изобретения свободного человеческого разума, которые не могут быть оправданы ни природой этого разума, ни каким-либо другим видом априори» (С. 287).
  • 13. Желательно, чтобы исходных элементов теории «было как можно меньше и чтобы они были как можно проще, однако так, чтобы это не исключало точного отображения того, что содержится в опыте» (С. 207).
  • 14. «Метод обобщения не определен однозначно, ибо обычно существует множество путей его осуществления» (С. 19).
  • 15. «Философские обобщения должны основываться на научных результатах. Однако, раз возникнув и получив широкое распространение, они очень часто влияют на дальнейшее развитие научной мысли, указывая одну из многих возможных линий развития» (С. 197).
  • 16. «Началом каждой физической теории являются мысли и идеи, а не формулы» (С. 225).
  • 17. «Наука не является и никогда не будет являться законченной книгой. Каждый важный успех приносит новые вопросы» (С. 238).
  • 18. «Для отдельной элементарной частицы, электрона или фотона мы имеем волны вероятности в трехмерном континууме, характеризующие статистическое поведение системы, если эксперименты часто повторяются» (С. 236).
  • 19. «Для трех, четырех и более частиц волны вероятности будут функциями в континууме девяти, двенадцати и более измерений» (С. 236).
  • 20. «Волны вероятности более абстрактны, чем электромагнитные и гравитационные поля, существующие и распространяющиеся в нашем трехмерном пространстве» (С. 236—237).
  • 21. Квантовая механика в отличие от классической механики (даже ее статистических теорий типа молекулярно-кинетической теории вещества — Больцман, Гиббс и другие — статистической термодинамики, статистической гидродинамики и др.) является принципиально вероятностной (статистической) наукой.
  • 22. В отличие от классической механики «квантовая физика не ставит своей целью описание индивидуальных объектов в пространстве и их изменений во времени. В квантовой физике нет места таким утверждениям, как: «этот объект таков-то, он имеет такое-то свойство». Вместо этого мы имеем утверждения такого рода: «Имеется такая-то вероятность того, что индивидуальный объект таков-то и что он имеет такое-то свойство». В квантовой физике нет места для законов, управляющих изменениями индивидуального объекта во времени. Вместо этого мы имеем законы, управляющие изменениями вероятности во времени» (С. 238).

Гносеологические взгляды Эйнштейна:

  • 1. Наука «является созданием человеческого разума, с его свободно изобретенными идеями и понятиями» (С. 239).
  • 2. Цели научных теорий — связать картину реальности с обширным миром ее чувственного восприятия (С. 239). Теории — посредник между научной (или философской) картиной мира и чувственным восприятием реальности.

Вещь в себе —»чувственный образ -»эмпирические знания -> теория -> научная картина мира. Вот концы познавательного цикла, все остальные посредники, обеспечивающие связь этих концов.

  • 3. Все основные понятия физики: время как одномерный континуум, пространство как трехмерный континуум, масса (как мера инерции), сила (как воздействие одного тела на другое), инерция — это свободные изобретения человеческого разума, нашего мышления (отнюдь однозначно не детерминируемого нашими чувственными восприятиями объектов).
  • 4. Кардинальное изобретение физического разума — понятие поля.
  • 5. Другое свободное изобретение физического разума — понятие «четырехмерного пространственно-временного континуума» с новыми свойствами преобразования (преобразования Лоренца).
  • 6. «Квантовая механика раскрыла новые и существенные черты нашей реальности. Прерывность встала на место непрерывности. Вместо законов, управляющих индивидуальностями, появились вероятностные законы» (С. 241).
  • 7. Наука основана на вере во внутреннюю гармонию мира. «Без веры во внутреннюю гармонию нашего мира не могло бы быть никакой науки» (С. 241).
  • 8. «Мы должны отказаться от описания атомных явлений как явлений в пространстве и времени» (С. 242).
  • 9. «Квантовая механика формулирует законы, управляющие совокупностями, а не индивидуумами. Осмысливаются не свойства, а вероятности, формулируются не законы, раскрывающие будущее системы, а законы, управляющие изменениями во времени вероятностей и относящиеся к большим совокупностям индивидов» (С. 242).

Э. Ферми (1901 — 1954) — выдающийся итальянский и американский физик, создатель нейтронной физики. Нобелевский лауреат в области физики (1938).

Гносеологическая позиция Ферми:

«Единственным реальным и продуктивным знанием о поведении квантово-механических объектов может быть только математическая модель (система математических уравнений. — С.Л.), проверенная экспериментом и позволяющая с достаточной точностью 1) описывать изучаемые явления и 2) предсказывать результаты эксперимента» [25].

Р. Фейнман (1918—1988) — выдающийся американский физик, нобелевский лауреат в области физики (1965), создатель квантовой электродинамики и ее математического формализма (диаграммы Фейнмана).

Гносеологическая позиция Фейнмана (далее ссылки на [25]):

  • 1. Функции научных теорий: точное описание, объяснение и предсказание данных опыта, но отнюдь не их понимание.
  • 2. «Не имеет никакого значения, хороша ли теория с философской точки зрения, легка ли для понимания, безупречна ли с точки зрения здравого смысла. Квантовая электродинамика дает совершенно абсурдное с точки зрения здравого смысла описание природы. Но оно полностью соответствует эксперименту. Мои студенты-физики не понимают ее. Но я сам ее не понимаю. Никто не понимает... Я надеюсь, что вы сможете принять Природу такой, какая она есть с позиций совершенных физических теорий, т.е. абсурдной, потому что эта абсурдность Природы восхитительна».
  • 3. Наука и философия дополняют друг друга в познании природы, познавая ее с разных концов. Наука идет в познании природы от частного к общему и, возможно, всеобщему, а философия идет в познании природы в обратном направлении — от очевидного для нее всеобщего к частному. Двигаться в познании природы только в одном из этих направлений было бы большой ошибкой. «Поэтому неразумно, когда те, кто изучает мир на одном конце иерархической лестницы, без должного уважения относятся к тем, кто делает это на другом конце» (С. 114).
  • 4. «Сегодня мы еще не можем (что толку притворяться, будто это не так) провести непрерывную линию от одного конца до другого» (С. 114).
  • 5. «Если мы хотим, чтобы от науки была какая-то польза, мы должны делать догадки... А если вы думали, что наука достоверна, — вы ошибались» (С. 66).
  • 6. «У нас всегда есть возможность опровергнуть теорию, но... мы никогда не сможем доказать, что она правильна» (С. 144).
  • 7. Единственное, что можно требовать от научной гипотезы, так это то, чтобы ее следствия соответствовали эксперименту.
  • 8. Любую научную теорию не только можно, но и нужно абсолютизировать, ибо только так можно выявить сферу и границы ее реальной применимости.
  • 9. «Наука говорит нам лишь о том, что и в какой степени вероятно, но она не доказывает, что возможно, а что — нет» (С. 152).
  • 10. В развитии научного знания самый главный вопрос один: «что из старого научного знания сохранить, а что отбросить». Здесь не существует никакого правила и все дело состоит в мастерстве и удаче.
  • 11. «Каждый приличный физик-теоретик знает (как минимум) шесть или семь разных теоретических обоснований одних и тех же физических фактов» (С. 154).
  • 12. Основа научного творчества — воображение, но это воображение всегда облачено «в надежную смирительную рубашку» (известных теорий и фактов. — С.А.).
  • 13. Золотое время философии в науке впереди. Оно наступит только тогда, когда наука закончит свое развитие и откроет все фундаментальные законы природы. Тогда можно будет приступить к поиску объяснения законов науки.
  • 14. Рано или поздно (скорее всего уже в ближайшие 100 лет) все фундаментальные законы науки будут окончательно открыты, и развитию научного знания придет конец. Трудно верить в постоянную и бесконечную смену старых фундаментальных научных теорий новыми теориями.

Фейнман об онтологических философских основаниях науки [25 ]:

  • 1. Природа симметрична во многом, но не до конца и не во всем.
  • 2. Пространство и время скорее дискретны, чем непрерывны. Непрерывность же пространства и времени — это скорее их человеческое восприятие и практически удобная аппроксимация.

Э. Шрёдингер (1887—1961) — выдающийся австрийский физик, нобелевский лауреат в области физики (1933) за создание волновой квантовой механики (совместно с П. Дираком).

Онтологическая позиция Э. Шрёдингера [14]:

1. Неопределенность и вероятность — это универсальные объективные характеристики всех объектов, а не только объектов микромира.

П. Дирак (1902— 1984) — выдающийся английский физик, нобелевский лауреат в области физики (1933) (совместно с Э. Шрёдин- гером).

Онтологическая и гносеологическая позиция П. Дирака [14]:

1. Физическая реальность симметрична, а потому те или иные принципы симметрии должны иметь место в каждой физической теории.

Д. Бом (1917—1992) — выдающийся англо-американский физик-теоретик.

Онтологические философские основания науки по Д. Бому [14]:

  • 1. Наряду с наблюдаемой реальностью необходимо предполагать существование ненаблюдаемой физической реальности.
  • 2. В мире (в том числе в микромире) все детерминировано и причинно обусловлено.
  • 3. Мир голографичен по своей структуре, и в каждой его части (даже самой малой) содержится вся информация о мире в целом.
  • 4. Наряду с локальной связью между явлениями природы существует и нелокальная связь между всеми явлениями.
  • 5. Волны вероятности (Шрёдингера, Фейнмана, Дирака) — это волны торсионного поля, которое является их носителем.

М. Борн (1882—1970) — создатель Геттингенской школы теоретической физики, нобелевский лауреат в области физики (1954) за работы по квантовой механике.

Ученики М. Борна: В. Гейзенберг, П. Йордан, Р. Оппенгеймер, В. Вайскопф, В. Паули, Ю. Вигнер, В. Фок, Я. Френкель, Ю. Румер, И. Тамм.

Философские основания науки по Борну.

  • 1. «И все же несомненно, что ценность теории тем больше, чем меньше в ней свободы выбора, чем больше ее логическая принудительность» [30. С. 288].
  • 2. «Философская сторона науки интересовала меня больше, чем специальные результаты» [3].
  • 3. «Я изучал философов всех времен и встретил у них много ярких идей, но... Я убежден, что именно теоретическая физика есть подлинная философия» [2. С. 37—38].

4. «Движение частиц следует вероятностным законам, но сама вероятность распространяется в соответствии с законом причинности» [2].

В. Паули (1900—1958) — выдающийся английский физик, нобелевский лауреат в области физики (1945).

Философские основания квантовой механики по Паули:

1. «В квантовой механике вне наблюдения реальность не существует. Вне наблюдения существует только виртуальный, возможный мир. Реальность появляется только во время наблюдения, когда энтропия необходимо возрастает, благодаря чему возможность превращается в реальность. Между наблюдениями в микромире вообще ничего не происходит».

М. Планк (1858—1947) — выдающийся немецкий физик, нобелевский лауреат в области физики (1918).

Онтологические философские утверждения:

1. Энергия дискретна.

Гносеологическая позиция Планка:

1. «Обычно новые научные истины побеждают не так, что их противников убеждают и они признают свою неправоту, а большей частью так, что противники эти постепенно вымирают, а подрастающее поколение усваивает истину сразу».

Л. де Бройль (1892—1987) — выдающийся французский физик, нобелевский лауреат в области физики (1929) за обоснование универсальности корпускулярно-волнового дуализма для всех объектов не только микромира, но и макромира.

Онтологическая философская позиция Л. де Бройля.

1. Любой объект имеет свойства и частицы, и волны.

В. Гейзенберг (1901—1976) — выдающийся немецкий физик, нобелевский лауреат в области физики (1932) за создание матричного варианта квантовой механики.

Философские основания физики по Гейзенбергу [9, 10]:

  • 1. Принципиально невозможно одновременно и точно знать многие сопряженные параметры микрообъектов (например, их координату и импульс или их время и энергию и т.д.).
  • 2. «Каждое слово или понятие, каким бы ясным и понятным оно ни казалось, имеет лишь ограниченную применимость».
  • 3. «Почти каждый новый шаг в развитии естествознания достигается ценой отказа от чего-либо предшествующего: почти для всякого нового познания необходимо пожертвовать вопросами, представлениями и понятиями, которые до этого считались важными и существенными. Таким образом, по мере расширения знаний у ученых... уменьшаются притязания на полное познание мира» [10. С. 34].
  • 4. Нельзя онтологизировать (объективизировать) содержание научных теорий, т.е. рассматривать их как непосредственное описание самой объективной действительности.
  • 5. Уже на эмпирическом уровне познания наука имеет дело не с объективной реальностью, а с экспериментальной реальностью как результатом взаимодействия субъекта познания и объективной реальности.
  • 6. Между старой и новой теорией имеет место отношение только по формуле «либо... либо» и в целом они несоизмеримы друг с другом, будучи полными и замкнутыми теориями. Новая теория не является обобщением старой, а старая частным случаем новой.
  • 7. В квантовой физике не существует реальности без субъекта. Эта реальность появляется (создается) только в ходе взаимодействия субъекта и объекта. Вне этого взаимодействия говорить о ее существовании и свойствах просто бессмысленно.
  • 8. Классическая физика является довольно грубой аппроксимацией объективной реальности, ее свойств и законов.

Н. Бор (1885—1962) — выдающийся датский физик, нобелевский лауреат в области физики (1922).

Онтологические философские основания физики по Бору.

  • 1. Развитие возможно только путем частичного сохранения старого в новом.
  • 2. В макромире действуют однозначные законы, тогда как в микромире — только вероятностные.

Гносеологические философские основания физики по Бору [ 1 ]:

  • 1. Уравнения старой теории обязательно должны выводиться в качестве предельных случаев уравнений новой теории.
  • 2. Любой сложный объект не может быть полностью описан в рамках только одной теории, одной целостной системы понятий; для этого требуются по меньшей мере две разные теории, связанные друг с другом отношением дополнительности.
  • 3. Любые средства описания объекта имеют ограниченный характер с точки зрения полного описания его свойств.
  • 4. Все свойства объектов (особенно объектов микромира) являются относительными (проявляют себя по-разному) по отношению к разным условиям и средствам познания.
  • 5. Все познания и знания принципиально субъект-объектны. Не существует чисто объективного знания.
  • 6. Физика и философия дополняют друг друга в описании реальности и ее свойств.

И.Р. Пригожин (1917—2003) — выдающийся бельгийский физи- кохимик, нобелевский лауреат в области химии (1977) за создание термодинамики открытых нелинейных систем.

Онтологические философские основания науки [22]:

  • 1. Хаос первичен, порядок вторичен.
  • 2. Порядок возникает из хаоса.
  • 3. Время объективно и необратимо.
  • 4. Эволюция материальных систем имеет направленный характер.
  • 5. Случайность первична, необходимость вторична.
  • 6. В основе эволюции и творчества природы лежит случайность.
  • 7. «В равновесии материя слепа, а вне равновесия — прозревает».
  • 8. Основу необходимости составляет синергия (резонанс) траекторий независимых объектов, имеющая в целом случайный характер.
  • 9. Случайность играет фундаментальную роль в точке бифуркации эволюционирующей системы и в ее дальнейшей эволюции.
  • 10. Бифуркация возникает только в крайне неравновесном состоянии системы, когда энергетические возможности ее дальнейшей самоорганизации и поддержания прежней структуры практически исчерпаны.

Гносеологические философские основания науки [22]:

  • 1. Предсказание поведения системы возможно только между точками бифуркации.
  • 2. В точке бифуркации предсказание поведения системы в постбифуркационный период ее дальнейшей эволюции невозможно в принципе.
  • 3. Детерминистское описание динамики любой системы и объекта возможно (и необходимо!) только между точками их бифуркаций.

Ю. Вигнер (1902—1995) — выдающийся американский физик, нобелевский лауреат в области физики (1963) за создание математической теории симметрии в квантовой механике и теории элементарных частиц.

Гносеологические философские основания физики по Вигнеру.

  • 1. Любые как положительные, так и отрицательные суждения по поводу точности или достаточности экспериментальных данных являются условными, конвенциональными, результатом определенного волевого решения исследователя или группы исследователей.
  • 2. Никакие проверочные эмпирические данные сами по себе никогда не являются абсолютно точными, а только в лучшем случае статистически (вероятностно) достоверными, ибо всегда включают в себя ту или иную степень экспериментальной погрешности, неизменную и в принципе неустранимую.
  • 3. Математическое описание грубых экспериментальных данных гносеологически опасно, так как создает иллюзию их объективности и научности.
  • 4. Теории всегда точнее, чем проверяющий их опыт, поэтому полного соответствия между ними не может быть в принципе. Трактовка опыта как критерия истинности закона или теории всегда будет являться открытой, т.е. нерешенной, проблемной.
  • 5. Существуют только два способа подбора ключей к разгадкам тайн природы: 1) перебор имеющихся и 2) создание новых.
  • 6. Все законы науки являются статистическими в том смысле, что выполняются в объективной действительности лишь в среднем.
  • 7. Всю сложность природы и ее случайности наука стремится загнать в начальные условия (начальные состояния) любой системы.
  • 8. Неопределенность нашего знания о явлениях микромира распространяется на знания и явления макромира, поскольку эти два мира взаимосвязаны.

Дж. Уилер (1911—2008) — выдающийся американский физик и космолог. Ученики: Р. Фейнман и X. Эверетт. Ввел в космологию два новых понятия — «черная дыра» (black hole) и «кротовая нора» (worm hole). Один из создателей геометродинамики в области микромира. Награжден медалью Альберта Эйнштейна (1988).

Онтологические философские основания науки по Уилеру [24]:

1. Информация — основа физической и объективной реальности («It from bit» — «Всё из бита»).

«Всё сущее — каждая частица, каждое силовое поле, даже сам пространственно-временной континуум получают свою функцию, свой смысл и в конечном счете самое свое существование... из ответов, извлекаемых нами из объектов с помощью физических приборов. Эти ответы состоят из “да” или “нет” на наши вопросы, т.е. состоят из бинарных битов информации. Короче говоря, все физические сущности по своему происхождению являются информационными, в том числе наша Вселенная, которая является наблюдаемой Вселенной» (Wheeler JЛ. Information, Physics, Quantum: The Search for Links // Complexity, Entropy and The Physics of Information ; W.H. Zurek (ed.). Boston, MA ,1990).

  • 2. Исходной и фундаментальной реальностью является физический вакуум.
  • 3. Пространство физического вакуума дискретно.
  • 4. Геометрия на малых расстояниях очень сильно флуктуирует.
  • 5. Элементарные частицы — это определенные возбужденные квантовые состояния геометрии пространства.
  • 6. Определенность реальности — только результат ее познания.
  • 7. Причина появления нашей Вселенной — уникальная по силе спонтанная флуктуация физического вакуума, которая привела к его необратимому фазовому переходу, в результате чего возникли пространство, время и материя сначала микромира, а затем и макромира.
  • 8. Электрические заряды — это «входы» и «выходы» из микроскопического пространственно-временного туннеля («кротовой норы»).

Гносеологические философские основания науки по Уилеру [24]:

  • 1. «Наблюдатель так же необходим Вселенной, как и Вселенная наблюдателю».
  • 2. Одна из основных гносеологических проблем науки (особенно квантовой механики и космологии) — это смысл, назначение и функции наблюдателя и наблюдений в науке.
  • 3. Фундаментом единой физической теории может быть только теория квантового физического вакуума.
  • 4. «Однажды дверь, конечно, отворится, и мы увидим сверкающий механизм нашего мира во всей его простоте и совершенстве».

Ст. Хокинг (1942) — выдающийся современный английский физик-космолог, создатель квантовой теории «черных дыр». Первым из физиков награжден медалью Альберта Эйнштейна (1979).

Онтологические философские утверждения Хокинга [27]:

  • 1. «Черные дыры» не являются абсолютно черными и могут испускать излучение, будучи горячими космическими объектами. Благодаря таким излучениям «черные дыры» постепенно «испаряются», теряют массы и в конечном счете исчезают.
  • 2. В точке сингулярности совершенно исчезает различие между пространством и временем. Там действует мнимое время.
  • 3. Существуют два вида времени — действительное и мнимое.
  • 4. У действительного времени Вселенной есть начало и конец, отвечающие точкам ее сингулярности. У мнимого времени нет ни начала, ни конца. Для мнимого времени нет ни сингулярностей, ни границ.
  • 5. Может быть, как раз мнимое время есть фундаментальное настоящее время, а то, что мы обычно называем реальным временем, есть время лишь человеческое, субъективное, связанное с описанием видимой Вселенной.

Гносеологические философские основания науки по Хокингу [27]:

  • 1. Суждения о том, что реально, а что не реально во Вселенной, зависят от принимаемой нами модели или теории Вселенной.
  • 2. «Физическая теория — это математическая модель, используемая нами для описания результатов наблюдения, и ничего более».
  • 3. Только ответив на вопросы, почему существуем мы и Вселенная, мы поймем замысел Бога.

В.И. Вернадский (1863—1945) — выдающийся русский естествоиспытатель, создатель учения о ноосфере.

Философские основания науки по Вернадскому [6, 7]:

  • 1. «Философские миропредставления в общем и в частности создают ту среду, в которой имеет место и развивается научная мысль. В определенной мере она ее обусловливает, сама меняясь (в результате) ее достижений» [7. С. 36].
  • 2. «Наука и философия находятся непрерывно в теснейшем контакте, так как в известной части касаются одного и того же объекта исследования» [7. С. 110].
  • 3. «Поскольку анализ основания научных понятий совершается философской работой, натуралист может и должен (конечно, относясь критически) им пользоваться для своих заключений» [7. С. 110].
  • 4. «Граница между философией и наукой — по объектам их исследования — исчезает, когда дело идет об общих вопросах естествознания» [7. С. 110].
  • 5. «Все другие представления о реальности, выработанные человечеством, — религиозные, философские, социально-государственные — должны в случае их противоречия с научно найденной истиной переделываться и уступать. Примат научной мысли в своей области — научной работе — всегда существует, признается он или нет, безразлично» [7. С. 59].
  • 6. «Звучит парадоксально, однако это так: распространение научного мировоззрения может даже иногда мешать научной работе и научному творчеству, так как оно неизбежно закрепляет научные ошибки данного времени, придавая временным научным положениям большую достоверность, чем они в действительности имеют» [6. С. 15].
  • 7. «В научном охвате природы отталкиваются от... основного положения — о причинной связи всех явлений... сводят явления к единому» [7. С. 5].
  • 8. «Система науки, взятая в целом, всегда взятая с логически критической точки зрения, несовершенна. Лишь часть ее, правда, все увеличивающаяся, непререкаема (логика, математика, научный аппарат фактов)» [7. С. 53].
  • 9. «Наука есть создание жизни... Познать научную истину нельзя логикой, можно лишь жизнью действия — характерная черта научной мысли. Научные мысли — научное творчество — научное знание идут в гуще жизни, с которой они неразрывно связаны» [7. С. 55].
  • 10. «Научные факты составляют главное содержание научного знания и научной работы... Наряду с ними... эмпирические обобщения» [7. С. 110].
  • 11. «Для ученого... никакого сомнения в реальности предмета исследования нет и быть не может» (Вернадский В. И. Научная мысль как планетное явление. М., 1991. С. 157).

А. Пуанкаре (1854—1912) — выдающийся французский математик и физик.

Гносеологические основания науки по Пуанкаре (далее ссылки на [23]):

  • 1. Определенность и точность научного знания имеет конвенциональное происхождение. И научные факты, и научные законы, и научные принципы хотя и имеют опытное происхождение, являются тем не менее условными соглашениями разума, который способен не только отражать, но и предшествовать.
  • 2. Научные конвенции — результат свободы мышления и его выбора. Научные конвенции свободны, но отнюдь не произвольны, поскольку а) имеют опытное происхождение и б) предполагают их применение к опыту.
  • 3. Конвенции помогают ученому выбрать наиболее удобный путь описания фактов. «Опыт представляет нам свободный выбор, но при этом он руководит нами» (С. 8).
  • 4. Всякое новое знание может быть получено только индуктивным путем. Однако «если индукция, применяемая в физических науках, всегда недостоверна, то индукция математическая, т.е. доказательство путем рекурренции, напротив, представляется с необходимостью, потому что она есть только подтверждение одного из свойств самого разума» (С. 19).
  • 5. «Никакая геометрия не может быть более истинна, чем другая; та или иная геометрия может быть только более удобной. И вот евклидова геометрия есть и всегда будет наиболее удобной по следующим причинам:
  • 1) она проще всех других...
  • 2) она в достаточной степени согласуется со свойствами реальных твердых тел... на свойстве которых мы строим наши измерительные приборы» (С. 41).
  • 6. «Экспериментальный закон всегда подвержен пересмотру: мы всегда должны быть готовы к тому, что он может быть заменен другим законом, более точным» (С. 67).
  • 7. Никакой научный закон не может быть проверен решающим экспериментом, ибо для этого необходимо было бы полностью его повторить, а это сделать невозможно, так как для этого нужно было бы «чтобы все тела Вселенной вернулись вновь к своим начальным положениям и к своим начальным скоростям. Тогда мы увидели бы, примут ли они с этого момента вновь те траектории, по которым они уже следовали один раз» (С. 67).
  • 8. Научные принципы тоже являются конвенциями, но только основу их происхождения образуют не факты, как это имеет место в случае законов науки, а уже сами законы науки.
  • 9. «Нередко говорят, что следует экспериментировать без предвзятой идеи. Но это невозможно... Например, мы пользуемся языком, а наш язык пропитан предвзятыми идеями и этого нельзя избежать; при этом предвзятые идеи неосознанны, поэтому они в тысячу раз опаснее других» (С. 93).
  • 10. Предсказания науки часто опровергаются фактами: это доказывает, что наука «несовершенна... и я добавлю, что она всегда останется такою» (С. 154). С другой стороны, вместе с прогрессом науки ученые «обманываются всё менее и менее. Это мало, но этого достаточно» (С. 255).

И. Необходимо различать «голые» факты и «научные» факты. «Голый» факт становится «научным» только после выражения его в языке в форме определенного высказывания, а также внесения в «голый» факт ряда поправок.

  • 12. Объективность научного знания предполагает его общезначимость, последняя же невозможна без использования языка. «Путь к объективности есть путь общения посредством речи (рассуждений, логики)» (С. 275).
  • 13. «...Объективность следует искать только в отношениях, тщетно было бы искать ее в вещах, рассматриваемых изолированно друг от друга» (С. 277).
  • 14. «В итоге единственной объективной реальностью являются отношения вещей, отношения, из которых вытекает мировая гармония» (С. 279).
  • 15. «...Отдельный факт бросается в глаза всем — и невежде, и ученому. Но только истинный физик способен подметить ту связь, которая объединяет вместе многие факты глубокой, но скрытой аналогией...» (С. 296).
  • 16. Только ученый способен «познать душу факта. Часто... для этого бывает достаточно изобрести новое слово, и это слово становится творцом; история науки может нам доставить множество... примеров» (С. 296).

Н.Н. Моисеев (1917—2000) — выдающийся российский математик, механик, социолог, автор концепции «универсального эволюционизма».

Онтологические философские основания науки по Моисееву [19,

  • 20]:
  • 1. «И биосфера, и вся Вселенная “держатся на острие бритвы”, и кажущиеся ничтожными изменения их фундаментальных параметров могут привести к “срыву”, т.е. к ее полной перестройке. Поэтому не будет ошибкой сказать, что человечество балансирует на этом острие» [19. С. 42].
  • 2. «Понятие бифуркации наряду с дарвиновской триадой (наследственность, изменчивость и отбор. — С.Л.) является одним из основных понятий универсального эволюционизма» [19. С. 118].
  • 3. «Возможно, именно в результате бифуркаций и последующих разветвлений процессов возникают новые биологические виды» [19. С. 122].
  • 4. «В окружающей нас реальности все и всегда подвержено действию случайностей и неопределенностей» [20. С. 7].

Гносеологические философские основания науки по Моисееву.

  • 1. «Людям всегда будут доступны очень малые сведения о Вселенной, они всегда будут знать... только конечную часть бесконечного множества свойств и особенностей, которыми она обладает» [19. С. 107].
  • 2. «Не имеет смысла говорить о некой Абсолютной истине... никакого приближения к Абсолютному знанию быть не может» [19. С. 108].
  • 3. «Каждый опытный факт может иметь разные толкования, в частности формулироваться на языке различных научных дисциплин и, следовательно, порождать различные эмпирические обобщения. Отсюда и неизбежность существования множественности описаний и интерпретаций, основывающихся на одних и тех же эмпирических данных» [20. С. 6].
  • 4. «Описать более или менее сложное явление с помощью одного языка невозможно» [20. С. 6].
  • 5. «Множественность интерпретаций — это по существу множественность ракурсов видения предмета, каждый из которых несет о нем определенную информацию» [20. С. 6].
  • 6. «Множественность возможных “картин мира” объективно присуща человечеству» [20. С. 6].
  • 7. «Происходит непрерывный пересмотр установившихся представлений и об отдельных явлениях, и о мире в целом» [20. С. 6].

А.Н. Колмогоров (1903—1987) — выдающийся российский математик.

Онтологические и гносеологические философские основания математики по Колмогорову (цит. по [15]):

  • 1. «Математика изучает только отношения, безразличные к конкретной природе связываемых ими объектов» (С. 62).
  • 2. Основными факторами, определяющими развитие математики, являются как «законы естествознания и техники, так и внутренние потребности самой математики» (С. 61).
  • 3. «Теория может считаться логически строго построенной только в том случае, если при ее развитии не используется никаких конкретных, не упомянутых в аксиомах свойств изучаемых объектов и отношений между ними» (С. 64).
  • 4. «Математическая теория, применимая к какой-либо системе объектов, применима автоматически и к любой “изоморфной” системе... Понятие изоморфизма является просто математическим выражением идеи “моделирования” физических явлений из какой-либо одной области (например, тепловых) физическими явлениями иной природы (например, электрическими)» (С. 65).

Д. Гильберт (1862—1943) — выдающийся немецкий математик и логик, один из классиков современной математики.

Онтологические и гносеологические основания математики по Гильберту (цит. по [ 11 ]):

  • 1. Не существует бесконечной поверхности постоянной отрицательной кривизны (плоскости Лобачевского). Метрика геометрии Лобачевского реализуема только на конечных (ограниченных) поверхностях с постоянной отрицательной кривизной (С. 304—305).
  • 2. Не существует никакой другой поверхности постоянной положительной кривизны (плоскости Римана), кроме поверхности шара. И эта поверхность конечна, замкнута и имеет коэффициент кривизны 1 (С. 311—312).
  • 3. «Для изучения понятия числа единственно подходящим методом является генетический метод, а для обоснования геометрии — аксиоматический метод» (С. 316).
  • 4. Для обоснования систем научного знания во всех конкретных науках аксиоматический метод является более предпочтительным, чем генетический (С. 316).
  • 5. Наибольшего множества, т.е. множества всех множеств, не существует (С. 321).
  • 6. Может быть доказано аксиоматическим методом существование наименьшей бесконечности (натуральный ряд положительных целых чисел), а также существование совокупности действительных чисел (С. 336).
  • 7. «Бесконечная делимость континуума — это операция, существующая только в человеческом представлении, это только идея, которая опровергается нашими наблюдениями над природой и опытами физики и химии» (С. 342).
  • 8. Реальная Вселенная конечна. «Предполагать, что пространство бесконечно, вынуждает геометрия Евклида. Хотя геометрия Евклида и является системой понятий, непротиворечивой самой себе, но отсюда, однако, еще не следует, что она выполняется в действительности. Имеет ли это место — это могут решить только наблюдение и опыт» (С. 342—343).
  • 9. «Из того факта, что вне какого-либо куска пространства всегда снова имеется пространство, следует только неограниченность пространства, а не его бесконечность. Но понятия неограниченности и конечность не исключают друг друга» (С. 343).
  • 10. В реальности не существует ни бесконечно малого, ни бесконечно большого. Понятие «бесконечности» является одним из идеальных элементов математики, оно занимает в нашем мышлении «полноправное место и является необходимым понятием», так как без него невозможно доказать значительную часть утверждений математики, начиная уже с арифметики натуральных чисел (С. 343).

И. «Противоречить друг другу могут только высказывания... мнение, будто сами факты и события могут оказаться в противоречии друг с другом, является классическим примером бессмыслицы» (С. 341).

  • 12. «Ни одно другое понятие не нуждается так сильно в разъяснении, как бесконечности» (С. 341).
  • 13. Впечатление чего-то непрерывного и континуального это «первое наивное впечатление, производимое явлениями природы и материей» (С. 341).
  • 14. «Теперь можно было бы старому тезису “natura non facit saltus” (“природа не делает скачков”) противопоставить антитезу “природа делает скачки” (С. 341).
  • 15. Свойства бесконечных систем существенно отличаются от свойств конечных систем: «многие положения, справедливые для конечного, — части меньше целого, существование минимума и максимума, перемена мест слагаемых или сомножителей — не могут быть непосредственно перенесены на бесконечное» (С. 345).
  • 16. Необходимо различать два понятия бесконечности — потенциальную бесконечность и актуальную бесконечность. Первая бесконечность — это становящаяся бесконечность, где бесконечность выступает как некоторый предел неограниченно увеличивающейся конечной последовательности. Актуальная же бесконечность — это завершенная бесконечность, предстоящая перед нами в законченном виде. Простым примером актуальной бесконечности является отрезок любой линии как состоящий из бесконечного множества точек (С. 346).
  • 17. Несмотря на найденные в теории множеств Кантора противоречия, «никто не может изгнать нас из рая, который создал нам Кантор» (С. 350).
  • 18. «Бесконечное нигде не реализуется. Его нет в природе, и оно недопустимо как основа нашего разумного мышления, — здесь мы имеем замечательную гармонию между бытием и мышлением» (С. 364). Однако бесконечное необходимо как идея, посредством которой всякое конкретное дополняется в смысле цельности. В этом смысле категория бесконечного имеет сугубо инструментальный смысл в научном познании. При этом «оперирование бесконечным может стать надежным только через конечное» (С. 364).
  • 19. «Следствия формализованных математических теорий (т.е. их доказуемые формулы-теоремы) должны быть отображением мыслей, которые образуют обычную (содержательную. — С.Л.) математику» (С. 367).
  • 20. Доказательство в формализованных математических теориях есть «фигура, которая должна наглядно предстать перед нами» (С. 366). Каждая посылка доказательства «является либо аксиомой, или получается из аксиомы путем подстановки, либо совпадает с полученной ранее из доказательства формулой, или получается из такой формулы с помощью подстановки» (С. 367). Других способов формально-логического доказательства не существует.
  • 21. «Выставлять общее требование, согласно которому каждое отдельное высказывание теории должно иметь интерпретацию и быть понятно «отнюдь не разумно; напротив, сущности теории соответствует, что при ее развитии нет необходимости... возвращаться к наглядности или (эмпирической. — С.Л.) значимости каждого ее высказывания» (С. 381).
  • 22. Научная теория должна соответствовать опыту лишь как целое и только некоторыми своими следствиями непосредственно: «Только известная часть... следствий из физических законов может быть контролируема опытом» (С. 382).
  • 23. «Мышление происходит как раз параллельно разговору и письму путем создания и нанизывания положений» (С. 382).
  • 24. «Область, в которую проникает математика, постоянно расширяется. Столь отрадное положение вещей особенно сильно обязывает математиков укреплять математику в ее основах» (С. 390).
  • 25. «Что было бы с истинностью наших знаний вообще и как обстояло бы с существованием и прогрессом науки, если бы даже в математике не было достоверной истины?» (С. 399).
  • 26. «Математика есть наука, в которой отсутствует гипотеза» (С. 388).

Г. Вейль (1885—1955) — выдающийся математик и физик-теоретик.

Гносеологические основания математики по Вейлю [4, 5]:

  • 1. Сущностью математического мышления является «умение мыслить в терминах переменных и функций» [4. С. 6].
  • 2. «Функция описывает зависимость одной переменной у от другой переменной х или, говоря более общо, отображает одно множество — область значений переменного элемента X— на другое (или то же самое) множество. Понятие функции, или отображения, — несомненно одно из самых фундаментальных понятий, и оно встречается в математике и в ее приложениях на каждом шагу» [4. С. 6—7].
  • 3. «Установив закон свободного падения тел в пустоте в виде формулы S = -g?2, Галилей превратил закон природы, присущий реальному движению тел, в некоторую математическую функцию, построенную a priori, и это то, что физика стремится проделать с каждым явлением» [4. С. 7].
  • 4. Природа составляет свои законы, «тонко ощущая математическую простоту и гармонию» [4. С. 7].
  • 5. «Общие понятия распространяются скорее на все возможные, чем на все актуально существующие характеристики» [4. С. 7].
  • 6. Понятия «прошлое» и «будущее» имеют причинную интерпретацию и «выражают нечто весьма реальное и важное — причинную структуру мира» [4. С. 11].
  • 7. Онтологическая сущность перехода от эмпирического знания к теоретическому — это проектирование реального (данного в опыте) на фундамент возможного. Это рассмотрение действительного с позиций возможного как его реализованной части. Переход от эмпирии к теории — это включение реального мира в качестве части возможного мира. Возможное же конструируется разумом (в арифметике при построении натурального ряда чисел путем итерации, т.е. монотонного и в принципе бесконечного повторения одной и той же элементарной операции — прибавления еще одной единицы к предшествующему числу)» [4. С. 13].
  • 8. «Эта интуиция возможности “всегда увеличить на единицу” — открытие счетной бесконечности — лежит в основе всей математики». Основным же методом доказательства в математике является не формально-логический вывод, а метод полной индукции [4. С. 13]. «Извлечение следствий не есть дело конструктивно мыслящего математика» [4. С. 20].
  • 9. «Наша концепция пространства, в известной мере аналогичная нашим представлениям о натуральных числах, основана на конструктивном задании всех возможных местоположений (places)» [4. С. 14].
  • 10. «Наиболее важное утверждение относительно континуума состоит в том, что он всегда допускает разбиения на части» [4. С. 14].
  • 11. «Многообразие точек пространства-времени является одним из конструктивных элементов природы, по-видимому, наиболее важным» [4. С. 18].
  • 12. Все математические объекты — это чисто априорные конструкции, которые мы затем применяем к описанию природы, ставя в соответствие явлениям природы определенные математические конструкции (числа). Это и есть сущность количественного анализа природы.
  • 13. Мощь науки... опирается на комбинацию априорных знаковых конструкций и систематического опыта в форме планируемых и воспроизводимых экспериментов и соответствующих измерений [4. С. 18].
  • 14. «Мы теперь гораздо меньше, чем нашипредшественники, уверены в тех глубинных устоях, на которых покоится математика» [4. С. 23].
  • 15. «Именно ради полноты физика проекцирует то, что дано, на то, что могло бы быть» [4. С. 23].
  • 16. «В основе всего знания лежит следующее: 1) интуиция, обычный для разума акт “видения” того, что ему дано: ограниченная в науке рамками Aufweisbare, интуиция в действительности простирается далеко за эти пределы; 2) понимание и выражение; даже в формализованной математике Гильберта мне необходимо понимать указания, которые даются мне в ходе общения с помощью слов относительно того, как обращаться с символами и формулами; 3) мышление о возможном... (средстве) такого мышления является воображение, с помощью которого придумываются теории; 4) (умение) совершать некоторые практические действия, а именно: конструировать символы и формулы — в математике, строить измерительные устройства — в эмпирической области» [4. С. 601-602].
  • 17. «Бытие и Знание. Где следует нам искать их единство?... Щит бытия невозвратимо разрушен. Нам не следует проливать по этому поводу слишком много слез ... К единству можно прийти только со стороны Знания. В самом деле, разум во всей полноте своего опыта обладает единством. Тот, кто говорит Я, уже указывает на это» [4. С. 602].
  • 18. «Конечно, представление о том, что колоссальный слой науки, несущей на себе груз истины, стоит на каком-то абсолютном фундаменте, до которого человек может докопаться, является лишь легендой» [5. С. 9].

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

  • 1. Бор Н. Атомная физика и человеческое познание. М, 1961.
  • 2. Борн М. Моя жизнь и взгляды. М., 1973.
  • 3. Борн М. Размышления и воспоминания физика. М., 1974.
  • 4. Вейль Г. Математическое мышление. М., 1989.
  • 5. Вейль Г. Симметрия. М., 2009.
  • 6. Вернадский В.И. Труды по истории науки в России. М., 1988.
  • 7. Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. М., 1986.
  • 8. Галилей Г. Беседы и математические доказательства // Г. Галилей. Избр. труды. В 2 т. М., 1964. Т. 2.
  • 9. Гейзенберг В. Физика и философия. Часть и целое. М., 1989.
  • 10. Гейзенберг В. У истоков квантовой теории. М., 2004.
  • 11. ГильбертД. Основания геометрии. М.; Л., 1948.
  • 12. Гильберт Д., Бернайс П. Основания математики. Изд. 2-е. М., 1982.
  • 13. Дарвин Ч. Происхождение видов. М., 1935.
  • 14. Каменев Л. С. Современное естествознание: понятия, термины, персоналии. М., 2006.
  • 15. Колмогоров А. Н. Математика в ее историческом развитии. М., 1991.
  • 16. Лаплас П. С. Изложение системы мира. М., 1982.
  • 17. Ломоносов М.В. Избранные философские сочинения. М., 1940.
  • 18. Мах Э. Познание и заблуждение. М., 2011.
  • 19. Моисеев Н.Н. Быть или не быть человечеству. М., 1999.
  • 20. Моисеев Н.Н. Универсальный эволюционизм// Вопросы философии. 1991, №3.
  • 21. Ньютон И. Математические начала натуральной философии. М., 1989.
  • 22. Пригожий И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. М., 2001.
  • 23. Пуанкаре А. О науке. М., 1983.
  • 24. Уилер Дж.А. Предвидение Эйнштейна. М., 1970.
  • 25. Фейнман Р. Характер физических законов. М., 1987.
  • 26. Философия науки : хрестоматия ; отв. ред. Л.А. Микешина. М., 2006.
  • 27. Хокинг Cm. Мир в ореховой скорлупке. М., 2007.
  • 28. Шрёдингер Э. Что такое жизнь с точки зрения физики? М., 1972.
  • 29. Эйнштейн А. Собр. научн. тр. М., 1967. Т. 4.
  • 30. Эйнштейн А., ИнфельдЛ. Эволюция физики. М., 1965.
  • 31. Якобсон Р. Язык и бессознательное. М., 1996.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ