Методы философского обоснования научных теорий

Общенаучным знанием и его методами не исчерпывается структура метатеоретического уровня познания и знания в науке. Завершающим и наиболее общим слоем метатеоретического научного знания являются философские основания науки [11, 12]. Несмотря на близость общенаучного знания к философским основаниям науки, их следует различать, так как содержательно и категориально это разные виды знания.

Философские основания науки — это философские положения и концепции, используемые учеными при построении и обосновании ими научных теорий, метатеорий и общенаучного знания. В отличие от общенаучных оснований науки, выражающих объективные особенности определенного исторического состояния науки и ее культурно-исторического типа, философские основания характеризуют взгляды различных ученых на мир, общество, человека, познание, науку.

При известной фрагментарности и гетерогенности философских взглядов различных ученых эти взгляды образуют некую целостную матрицу деятельности ученых и, как показывает история науки, существенно влияют на решение общих проблем науки и ее развитие. Это вполне естественно и закономерно, поскольку объективная логика развития науки существует и действует не сама по себе, а только через действия и поведение конкретных ученых, особенно тех, кто вносит своим творчеством существенный вклад в содержание научного знания, общее направление научных исследований и в то, что метафорически, но вполне определенно выражается в понятиях «дух науки», «лицо науки», «мировоззренческая составляющая науки и научной деятельности». Какие общие ценности человеческой деятельности наиболее близки науке, какие утверждаются в ее результатах и развитии и без каких она в принципе невозможна — это общий комплекс проблем, решение которых и составляет философские основания научной деятельности, в том числе существование самого феномена «научное знание». Безусловно (об этом убедительно свидетельствует вся многовековая история науки), наука и научная деятельность невозможны без ориентации на такие общие ценности, как объективная истина, логическое доказательство, рациональное знание, практическое полезное знание, новое знание, фундаментальное знание (знание основных законов природы), свобода исследования и исследователей, творчество, определенность и однозначность информации, адаптивная и мировоззренческая значимость научного знания. В вопросе о путях достижения этих ценностей в науке среди ученых (и не только) никогда не существовало единого мнения и нередко высказывались диаметрально противоположные позиции. Частично это было вызвано различием предметов исследования в таких разных областях науки, как математика, естествознание, социальные науки, гуманитарные науки, технические науки, но главным образом — различием философских взглядов ученых на реальность и процесс ее познания, а также на социальный смысл науки и закономерности научной деятельности.

Существуют различные виды науки и научного знания. Это философские утверждения о бытии (философская онтология), философские утверждения о сознании и познании, их целях, возможностях и средствах (гносеология), философские утверждения о связи познания и общества (социология познания), философские утверждения о взаимосвязи знания и других ценностей человека (аксиология и антропология). Все эти философские утверждения есть элементы философии как одной из форм мировоззрения людей, а именно рационального мировоззрения, в выработке которого мышлению принадлежит решающая роль. Хотя рациональность есть то общее, что объединяет науку и философию, однако цели у науки и философии существенно различны. Если главной целью науки является выработка истинного знания об объективной реальности и ее различных подсистемах, то целью философии является выработка истинного знания об отношении человека к реальности, о человеке, его возможностях, предназначении и способах наиболее адекватного поведения в мире. Хотя науки и философия близки и взаимосвязаны как области рационального знания, однако их предметы, цели и содержание существенно различны и относительно независимы друг от друга.

Зачем ученые обращаются к философии, когда и насколько это необходимо? Какую функцию в структуре научного знания выполняют философские основания науки и какова их взаимосвязь с общенаучным уровнем метатеоретического научного знания? Обращение ученых к философии и ее содержанию вызвано четырьмя главными обстоятельствами: 1) необходимостью обоснования используемого общенаучного знания как истинного и мировоззренчески значимого (обоснования определенной научной картины мира, а также определенных идеалов и норм научного исследования как необходимо истинных); 2) осуществление взаимосвязи науки и философии путем философской интерпретации содержания научного знания и научной конкретизации содержания философского знания; 3) создание за счет 1 и 2 возможности трансляции научного знания в культуру и его ассимиляции культурой и обществом; 4) подключение научного знания через его связь с философией к развитию мировоззренческого потенциала общества. Обращение ученых к философии особенно востребовано: а) в моменты кризиса прежнего метатеоретического фундамента науки и ее фундаментальных теорий; б) при необходимости совершить рациональный выбор между соперничающими теориями и программами, когда каждая из них удовлетворяет всем требованиям научности знания. Поскольку то и другое случается нечасто, постольку ученые в своей непосредственной деятельности довольно редко прибегают к использованию философского знания в качестве необходимого и важного ресурса развития научного знания; в основном это свойственно теоретикам, особенно представителям фундаментальных научных теорий. Однако довольно редкое обращение большинства ученых к философии как средству развития научного знания не может быть количественным показателем оценки значимости философии для развития науки.

Философское знание в целом гетерогенно (нередко состоит из противоположных взглядов философов на одни и те же онтологические, гносеологические, социальные, аксиологические и антропологические проблемы), поэтому ученые, обращаясь к философии, вынуждены совершать выбор между противоположными философскими позициями и отдавать предпочтение одной из них как наиболее соответствующей содержанию и целям развития науки в конкретную эпоху. Поэтому у науки никогда не существовало, не существует и не будет существовать в принципе неких единых философских оснований, разделяемых всеми учеными. Это убедительно доказывает вся история науки, в том числе ее современное состояние. Отсутствие единых философских оснований науки не только создает определенные трудности в общезначимой мировоззренческой интерпретации научного знания, но вместе с тем является важным ресурсом творчества и многомерности в осмыслении подлинного содержания имеющегося научного знания и перспектив его дальнейшего развития. Неопределенность провоцирует стремление избежать ее и создает проблемную ситуацию, а проблемная ситуация является одним из главных источников творчества.

Приведем примеры философских утверждений, которые реально использовались, используются или могут быть использованы в качестве философских оснований науки, в роли одного из элементов метатеоретического уровня научного знания [1—5, 12-16,21,22].

Онтологические философские основания науки — философские утверждения о бытии, используемые в науке:

Бытие — это множество материальных объектов и ничего более. Объективно существуют не только материальные объекты, но и идеальные, включая мировой разум.

Бытие — это сверхсложная одноуровневая система взаимосвязанных и взаимодействующих объектов.

Бытие — это сверхсложная многоуровневая система объектов и сущностей разной природы.

В мире имеют место только однозначные и причинные отношения между его объектами.

В мире между его объектами имеют место отношения самого разного характера — необходимые и случайные, причинные и целевые, однозначные и вероятностные.

Все в мире находится в процессе постоянного изменения.

Основа (сущность) мира неизменна (инвариантна).

Мир — сверхсложная, самоорганизованная и самоуправляемая на основе своих внутренних законов система.

Мир — огромная диссипативная система, управляемая на основе необходимости и случайности.

Пространство, время и материя — самостоятельные субстанции, связанные друг с другом лишь внешним образом.

Свойства пространства, времени и материи внутренне взаимосвязаны и оказывают существенное влияние друг на друга.

Бытие как целое — это непрерывная реальность.

Бытие как целое — это дискретная реальность.

Существует наименьшая дискретная единица бытия.

Не существует наименьших дискретных единиц бытия.

Мир имеет начало во времени.

Мир не имеет начала во времени.

Мир в целом конечен в пространственном отношении.

Мир бесконечен в пространственном отношении.

Материальный мир (материальное бытие) имеет причину своего возникновения.

Материальный мир никем не сотворен, он сам для себя является постоянной причиной.

Сущность первична, явление вторично.

Явление первично, сущность вторична.

Динамические законы первичны, статистические — вторичны. Статистические законы первичны, динамические — вторичны.

В действительности нет противоречий, а есть только различия. Действительность существенно противоречива.

Целое равно сумме своих частей и их взаимодействий.

Целое больше суммы своих частей и их взаимодействий.

Закон первичен, случайность вторична.

Случайность первична, закон вторичен.

В реальности нет места случайности. Случайность — то, причины чего пока еще не познаны.

Движения не существует без приложенной силы.

Движение без приложенной силы не только возможно, но это естественное состояние любого объекта.

Когерентные связи и отношения между различными объектами имеют фундаментальное значение в бытии.

Нет структуры — нет объекта. Каждый объект структурирован.

В мире все взаимосвязано друг с другом.

В мире не все взаимосвязано друг с другом.

В мире существует предельная скорость движения материальных объектов и материальных сигналов.

Возможна бесконечная (мгновенная) скорость воздействия одного объекта на другой.

Время — локальная и относительная характеристика объекта. Существует универсальное и абсолютное время.

Энергия — непрерывная реальность.

Энергия — квантованная реальность.

Наличная структура объекта — результат его истории.

История любого объекта — результат эволюции его структуры. Возможность первична и предшествует действительности. Качество объекта первично, его количественные характеристики — вторичны.

Количественные и структурные характеристики любого объекта первичны, качественные — вторичны.

Движение (изменение) первично и абсолютно, покой вторичен и относителен.

Покой — первичен и абсолютен, движение (изменение) — вторично и относительно.

Живое и неживое отличается между собой качественно.

Живое и неживое отличается между собой лишь количественно и условно.

Разум — всеобщее свойство всякого бытия.

Разум — свойство лишь отдельных систем бытия.

Бытие — едино и однообразно в своей основе. Основу его единства составляет относительно небольшой набор фундаментальных элементов, их свойств и отношений (законов). Все части и системы бытия подчиняются действию одних и тех же универсальных законов и констант. Разнообразие бытия вторично, оно — следствие комбинаторики и вероятностного распределения исходного набора фундаментальных элементов и их свойств.

Бытие плюралистично, каждый его элемент и подсистема уникальны в своем роде и качественно отличаются от других его элементов и подсистем. Не существует универсальных законов бытия, каждый элемент бытия существует по своим законам, хотя многие из них схожи. Единство бытия вторично и есть следствие внешнего (количественного или структурного) сходства элементов и частей бытия.

Несмотря на свое качественное отличие, все элементы бытия информационно открыты и взаимосвязаны друг с другом. Каждый элемент бытия располагает абсолютно полной информацией о всех других элементах бытия (монадах) и о бытии в целом.

Бытие — абсолютно полно и постоянно, а потому небытия и смерти, как и возникновения чего-то абсолютно нового, не существует. Это — фантом неразвитого сознания.

Бытие и все его элементы способны к творчеству, обладают не только сознанием, но и волей.

Основу воли составляет стремление каждого элемента бытия к самосохранению и максимально большему сроку своего существования.

В бытии между его элементами и системами имеет место соперничество (война всех против всех) за свое гарантированное существование.

Бытие противоречиво в своей сущности. Оно едино и качественно разнообразно, инвариантно и изменчиво, воспроизводящее и творящее, векторное («вольное») и безвекторное («безвольное»), рождающееся и умирающее, повторяющееся и изменяющееся, медленное и быстрое, эволюционное и революционное (быстрое изменение качественного состояния), взаимосвязано и сепаратно, целостно и аддитивно суммарно, необходимо и случайно. Бытие сотворено и творимо.

Бытие не сотворимо, вечно и самодостаточно.

Бытием управляют законы. Это — самоорганизованная и самоуправляемая система. Случайность — форма проявления необходимости.

Бытием управляет случай; закон и необходимость — лишь определенная форма случайности.

Бытие управляется мерой. Сущность бытия — гармония и красота. Есть только бытие, небытия — нет.

Гносеологические философские основания науки — философские утверждения о сознании и познании, используемые в науке [19-21]:

Объективно существовать значит быть воспринимаемым. Непосредственно сознание познает только явления. Содержательный источник познания — ощущения. Нет ничего в содержании нашего знания, что не имело бы своим источником чувственные восприятия (ощущение и восприятие).

Чувственное познание первично, мышление вторично. Мышление — это обобщение (логическая обработка) чувственных данных.

Врожденного знания не существует.

Познание — это отражение сознанием объективной действительности, ее свойств, отношений и законов.

Основные методы получения нового научного знания — наблюдение, эксперимент и индукция.

Возможно абсолютно адекватное знание (абсолютная истина) о действительности.

Мышление выполняет лишь инструментальную роль в познании, будучи лишь средством обработки чувственных данных.

Все идеи — лишь результат абстрагирующей деятельности мышления по отношению к содержанию чувственного познания.

Не существует априорного знания, все знание только апостериорно, только результат опытного (чувственного) познания действительности.

Интуиция не является источником объективного знания, а тем более — критерием его истинности.

Источником, основой и критерием истинности любого знания являются только данные опыта, только данные чувственного восприятия познаваемой действительности.

Научное знание — это только факты или их обобщения.

Теории суть обобщения фактов.

Содержание знания и его динамика зависят только от содержания изучаемых объектов и его логической обработки. На содержание знания не влияют социальные и культурные условия его получения и изменения (развития).

Процесс научного познания — это непрерывный процесс прибавления к имеющемуся знанию все новых и новых истин.

В процессе познания имеет место развитие от простых истин к сложным, от менее полного и глубокого знания о действительности — к более полному и глубокому.

Не может быть двух противоположных истин об одном и том же предмете познания.

Опыт однозначно детерминирует содержание мышления. Свобода мышления — это лишь свобода оформления его содержания. Мышление, если оно истинно, не может противоречить данным чувственного восприятия и наблюдения.

Возможно абсолютно истинное и абсолютно доказанное знание. Влияние субъекта на содержание научного знания необходимо полностью исключить.

Научное знание — саморазвивающаяся система.

Всякое знание в своей сущности гипотетично.

Всякое знание субъект-объектно.

Влияние субъекта на содержание знания невозможно полностью элиминировать.

Абсолютная определенность содержания знания недостижима в принципе.

Абсолютная доказательность знания невозможна в принципе. Мышление — самостоятельный источник знания наряду с чувствами.

Наиболее объективный вид знания — рациональное знание. Рациональное знание принципиально не сводимо к чувственному знанию.

Источником, основой и критерием истинности знания являются не чувства, а мышление.

Существует априорное знание, и не только относительное, но и абсолютное.

Интуиция — самостоятельный и важный источник знания наряду с чувственным познанием и мышлением.

Существуют два вида мыслительной деятельности — рассудок и разум.

Возможно лишь относительно истинное и относительно доказанное знание.

Все результаты познания (как чувственного, так и рационального) имеют конструктивный характер.

Идеализация — самостоятельный и важнейший метод мышления наряду с абстрагированием.

Система знания гетерогенна и противоречива.

Динамика знания состоит не только из эволюционных (накопительных) периодов, но и из революционных этапов — этапов частичного отрицания прежних результатов и утверждения качественно новых идей.

Квалификация любых высказываний как аналитических и синтетических имеет относительный и условный характер.

Объекты однозначно не детерминируют содержание знания о них.

Опыт (полученное эмпирическим способом знание об объекте) однозначно не детерминирует содержание мышления. Чувственная информация об объекте не способна не только доказать рациональное знание о нем, но и подтвердить его. Чувственная информация об объекте в принципе не способна опровергнуть любое рациональное знание о нем.

Содержание мышления логически не выводимо из чувственных восприятий, содержание чувственных восприятий логически не выводимо из мышления. Между содержанием чувственных восприятий объекта и содержанием мысленных моделей объекта существует лишь коррелятивная связь.

Критерием истинности рационального знания является интуитивная очевидность его общих положений и логическая выводимость из них различных следствий.

Мышление и знание не являются саморазвивающимися системами, творцами их содержания является субъект познания.

Всякая истина имеет предпосылки, а потому — условный характер. Научное знание — это логически организованное и доказательное знание.

Основные положения любых логически организованных систем знания имеют не только конвенциальную природу, но и конвен- циальный характер своей истинности.

Развитие научного знания подчиняется принципу восхождения от абстрактного к конкретному.

Исходным пунктом развития знания является не чувственный опыт и не имеющаяся теоретическая идея (гипотеза), а проблема, т.е. противоречие между ними, неспособность с позиции имеющейся идеи объяснить некоторую новую чувственную информацию.

Субъектом познания является рефлексирующая сама себя мысль (идея).

Субъектом научного познания является отдельный индивид. Субъектом научного познания является профессиональное научное сообщество.

Субъект познания не только отражает, но и творит.

Необходимым компонентом любого творчества является воля субъекта.

Система человеческого знания представляет собой суперсложную противоречивую и развивающуюся систему.

Человеческое познание социально, и его содержание детерминировано не только изучаемыми объектами, но и социальными условиями познания.

Критерием истинности знания является его соответствие содержанию познаваемого объекта.

Невозможно абсолютное тождество объекта и знания о нем. Критерием истинности знания является не только и не столько степень его соответствия объекту, сколько его полезность при практическом применении.

Любое явное и дискурсное знание всегда имеет своей основой некое неявное и интуитивное знание.

Любое знание всегда не абсолютно тождественно своему предмету, а также всегда недоопределено и недообосновано.

Решения об адекватности, определенности и обоснованности любого знания всегда имеют операционально-функциональный характер и имеют своим основанием когнитивную волю субъекта познания и его практические интересы.

Социальные философские основания науки — философские утверждения о взаимосвязи научного познания и социума: Содержание научного познания не зависит от общества и его интересов; ученый руководствуется исключительно соображениями достижения истины.

Содержание знания зависит от социокультурного контекста его получения и дальнейшего использования.

Главное предназначение научного знания — объективно-мировоззренческое.

Главное предназначение научного знания — его адаптивная роль и практическая польза для общества и человека.

Каково научное знание, таково и общество, им обладающее. Каково общество, таково и его научное знание.

Культура и ее различные институты оказывают существенное влияние на процесс научного познания и его результаты. Содержание научного знания не зависит от социокультурного контекста его получения, а детерминировано только своим предметом.

Субъект научного познания социален.

Субъект научного познания трансцендентален.

Социальная организация процесса познания оказывает существенное влияние на его динамику.

Процесс научного познания регулируется нормами научного это- са, которые имеют общечеловеческий, интернациональный характер и не зависят от социальных условий познания.

Аксиологические философские основания науки — философские утверждения о взаимосвязи знания и ценностей:

Объективное знание нейтрально по отношению ко всем ценностям, кроме ценности истины.

Все человеческое познание, включая науку, испытывает влияние самых разных человеческих ценностей, главная из которых не истина, а благо.

Познание и знание невозможны без опоры на эстетические ценности красоты и гармонии.

Любое знание, включая научное, имеет этическое измерение. Наука и мораль иррелевантны друг другу.

Ценности социальны и субъективны, знание объективно-истинно и общезначимо.

Знание — средство адаптивности общества и умножения материального могущества.

Знание — средство для дальнейшего развития знания.

Антропологические философские основания научного знания и познания:

Ученый — бесстрастный регистратор и созерцатель объективной истины.

Научная истина не может быть получена вне процесса ее личностного переживания и волевого утверждения.

Невозможно быть большим ученым, не будучи сильной личностью.

Ученый и научный работник — не одно и то же. Для настоящего ученого занятие наукой — не просто профессия, а призвание и смысл жизни.

Истина не может быть получена и усвоена без борьбы, конфликтов и противоречий внутри научного сообщества.

Научное познание требует мужественных, смелых и самоотверженных субъектов.

Ученый должен уметь честно признавать свои поражения. Догматизму и фундаментализму — не место в науке.

Свобода и ответственность — одинаково важные качества любого ученого.

Ученый должен стремиться не только к светоносным, но и к плодоносным результатам своей деятельности.

* * *

Философские основания науки как особый вид метатеорети- ческого научного знания выполняют такие функции, как эвристическая, логическая и трансляционная.

Эвристическая функция философских оснований состоит в том, что они служат резервуаром новых общих идей при создании новых фундаментальных теорий и общенаучной картины мира. Например, при создании теорий классического естествознания, в частности классической механики, такими философскими идеями стали идея бесконечности мира, всеобщей взаимосвязи всех явлений природы, однозначного характера ее законов, субстанциальности пространства и времени, универсального характера причинности в материальном мире, дискретности и атомарности материи и др. Эти философские идеи были сформулированы задолго до классического естествознания XVII—XIX вв., многие из них — еще в античную эпоху (например, идея атомизма Демокрита, идея субстанциальности пространства и времени Платона). Однако эти философские идеи не были востребованы ни античной, ни средневековой наукой в качестве своих философских оснований. Они оказались необходимы только в ходе научной революции XVII в. (Коперник — Галилей — Ньютон) для построения новой астрономии, новой механики, а позже (в XVIII в.) новой химии и биологии. Разрыв с естествознанием античности и Средневековья и создание классического естествознания были принципиально невозможны при сохранении старых философских оснований науки. Главными видами философских оснований, которые наука заимствует из философии, являются онтологические и гносеологические философские идеи и концепции.

Логическая функция философских оснований науки в структуре метатеоретического знания состоит в дедуктивном обосновании общенаучных оснований науки (общенаучной картины мира, идеалов и норм научно-познавательной деятельности). Например, обоснование релятивистской и индетерминистской картины мира неклассической науки, индуцированных теорией относительности и квантовой механикой — этими парадигмальными теориями естествознания XX в., потребовало привлечения новых философских онтологических и гносеологических идей, которые были чужды классическому естествознанию. К таким философским идеям относятся идеи конечной и эволюционирующей вселенной, фундаментальной роли случайности в структуре и динамике бытия, отсутствие всеобщей взаимосвязи всех явлений в мире, признание фундаментального характера поля и энергии как видов реальности, а также объективной возможности наряду с действительностью. Гносеологические философские основания неклассической науки также были заимствованы из философии: положения об относительности истины, отсутствии полного тождества бытия и мышления, о социальной природе научного познания, о практике как критерии истинности научного знания и др. Только эти идеи могли составить философскую основу общенаучной картины мира неклассического естествознания и его представлений о познавательных возможностях науки и использования ею соответствующих средств и методов познания для своего построения. Отношение между философскими основаниями науки и ее общенаучными основаниями — этими двумя главными видами метатеоретического научного знания, может быть наиболее точно охарактеризовано в терминах абстрактного и конкретного знания. Общенаучное знание является конкретизацией философского знания как более общего и фундаментального знания по отношению к общенаучному знанию, а тем более к конкретно-научным теориям. Например, принцип дополнительности как общенаучный принцип неклассической науки является, с одной стороны, обобщением этого принципа в квантовой механике (волновое и корпускулярное описания поведения элементарных частиц), а с другой — конкретизацией философской онтологической идеи о дискретности мира и качественном своеобразии его частей, между которыми не существует отношения сводимости одной к другой. Еще один пример. Общенаучный гносеологический принцип неклассической науки об относительной истинности любых научных построений и единиц знания является конкретизацией принципиальной философской идеи об отсутствии полного тождества между содержанием мышления и содержанием бытия, об отсутствии отношения полной прозрачности бытия для сознания в процессе познания действительности. Не случайно одной из наиболее востребованных философских концепций познания и мышления стал конструктивизм — альтернатива трактовке познания как отражения, копирования действительности, которая господствовала в классической науке.

Функция трансляции — третья важная функция философских оснований науки заключается в обеспечении трансляции научного знания и его основных идей в культуру. В результате такой трансляции происходят не только ассимиляция и обогащение культуры, но и поддержание необходимой гармонии и синергии между ними. В этой ассимиляции и синергии нуждается прежде всего наука, так как культура является более мощной системой информации, будучи квинтэссенцией результатов всех видов человеческой деятельности — познавательной, духовной и практической. Наука и культура могут успешно функционировать и развиваться, лишь находясь в гармонии и «питая» друг друга своим содержанием и возможностями. Только будучи принятой и усвоенной культурой, наука может рассчитывать на успешное функционирование и поддержку общества. Ассимиляция содержания науки осуществляется по трем основным каналам: 7) популяризация содержания науки и ее достижений; 2) практическое использование научного знания; 3) демонстрация его вклада в развитие мировоззрения и основных ценностей (универсалий) культуры.

Ассимиляция содержания науки по первому каналу осуществляется благодаря переводу языка науки (очень абстрактного и специального, понятного и доступного только узкому кругу специалистов и профессионалов) на естественный язык. Методологически такой перевод есть не что иное, как интерпретация научного знания в терминах естественного национального языка. Конечно, любая интерпретация одного знания в терминах другого, с одной стороны, неизбежно связана с некоторой потерей содержания интерпретируемого знания, а с другой — сопровождается добавлением некоторого нового знания к исходному. При этом основные новые идеи научного знания должны быть максимально сохранены при их переводе на универсальный естественный язык. Вследствие перевода содержания научного знания на естественный язык субъектами и носителями научного знания становится огромная часть общества.

Аналогичная ситуация имеет место в процессе ассимиляции научного знания по второму каналу — через его использование в практической деятельности и создание инновационных продуктов — от телефонов, компьютеров и новых лекарств до атомных электростанций и искусственных продуктов питания.

Несколько сложнее дело обстоит с ассимиляцией новых результатов научного познания по третьему каналу — оценки их культурной и мировоззренческой значимости. Основным средством и способом такой оценки является философская интерпретация научного знания, которая представляет собой перевод языка науки на язык философии как язык наиболее близкой науке формы рационального мировоззрения. Основная трудность и неоднозначность философской интерпретации содержания научного знания состоит в плюралистичности философских систем и специфичности их языка. Например, язык философии Г. Гегеля существенно отличается от языка философской системы Э. Гуссерля, а язык их обоих — от языка логического позитивизма или постструктурализма. Благодаря плюралистичности философии интерпретация разными философами содержания науки может быть различной. Каждая философия «видит» в содержании научного знания только то, что позволяют выразительные возможности ее языка. Поэтому у науки в целом, как и у ее различных областей, не может быть единых или универсальных философских оснований. Разработкой философских оснований науки занимаются в основном ученые-теоретики и прежде всего классики науки, а построение таких оснований является во многом делом выбора ученых и их когнитивной ответственности за наиболее адекватные философские основания. Как убедительно свидетельствует история науки, создатели новых фундаментальных теорий не только свободны в использовании тех или иных онтологических и гносеологических положений философии в соответствии со своими предпочтениями (А. Эйнштейн), но часто сами являются конструкторами новых философских идей и оснований науки (принцип внутренней взаимосвязи пространства и времени А. Эйнштейна, принцип дополнительности Н. Бора, принцип неопределенности В. Гейзенберга, нелинейный характер эволюции И. Пригожина и др.). Таким образом, в выборе или конструировании философских оснований науки ученые более свободны, чем при построении других видов научного знания — эмпирического, теоретического и общенаучного. Более свободны, но не абсолютно свободны. Создание философских оснований детерминировано двумя весьма мощными объективными факторами: 1) имеющимся в культуре запасом философских идей, накопленных к конкретному периоду развития науки, и 2) необходимостью достижения хорошего соответствия философских оснований науки и общенаучного и теоретического знания науки определенной эпохи. В любом случае необходимо констатировать, и этот факт подтверждается всей историей науки, что между философским и научным знанием существует необходимая взаимосвязь и в то же время эта связь является довольно свободной, а отнюдь не однозначной. Это скорее положительный факт для развития как науки, так и философии, поскольку позволяет им сохранять относительную самостоятельность и относительную независимость друг от друга, делая упор в механизме своего развития прежде всего на собственный внутренний потенциал.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >