Идеалы и нормы научного исследования классической, неклассической и постнеклассической науки

Рассмотрим одну из реконструкций эпистемологической составляющей (идеалов и норм научного исследования) метанаучного знания классической, неклассической и постнеклассической науки как культурно-исторических типов науки [ 19—21 ].

Общенаучные идеалы и нормы классической науки: источником и основой научного познания является эмпирическое исследование объекта (данные наблюдения и эксперимента); наука способна дать объективное истинное знание и должна стремиться к этому;

критерием существования объекта служит его принципиальная наблюдаемость;

критерием объективной истинности научного знания выступает его соответствие результатам наблюдения и эксперимента;

научные законы и теории являются обобщением фактов и отличаются от фактов только большей степенью общности; научное познание может и должно стремиться к количественному описанию познаваемой реальности, к созданию количественных моделей объектов;

языком науки является язык математики;

проблема выбора среди конкурирующих гипотез решается с помощью эксперимента;

законы науки должны быть в идеале динамическими, однозначными законами;

вероятностное описание объекта является неполным, необходимо стремиться к его однозначному описанию; развитие научного знания представляет собой кумулятивный и прогрессивный процесс накопления новых истин и обобщения старых;

объект однозначно детерминирует содержание научного знания о нем;

не может существовать альтернативных, но при этом одинаково истинных моделей объекта; какая-то из альтернативных моделей либо ложная, либо менее адекватная, чем другая; наука должна формулировать научные законы в виде уравнений; эти уравнения должны быть линейными;

наука должна стремиться к логически доказательному знанию, к построению логически доказательных систем знания; наука должна стремиться не просто к объективному знанию, а к практически полезному знанию;

само по себе научное знание ценностно нейтрально, только его использование может зависеть от определенных социальных намерений и предпочтений;

научное знание должно быть не просто определенным, оно должно стремиться к достижению максимальной определенности (т.е. быть точным и однозначным);

опыт (эмпирические исследования и знание) не зависит от теорий, а только от содержания исследуемого объекта; именно поэтому он может выступать критерием истинности теорий; по-настоящему хорошая научная теория только та, которая не просто точно описывает и объясняет объекты, но и предсказывает их поведение;

научные теории должны строиться как дедуктивно-аксиоматические системы;

среди различных научных гипотез и теорий при их одинаково хорошем соответствии фактам следует выбирать наиболее простые.

Идеалы и нормы научного исследования неклассической науки (состояния науки как целого с начала XX в. по 1970-е гг.): основой научного познания в развитой науке может быть как эмпирический опыт, так и теоретическое мышление: все зависит от области знания, а также уровня знания и содержания научной проблемы;

исходным пунктом научного познания на любом его уровне является проблема;

наука не способна дать абсолютно адекватное и абсолютно определенное знание об объектах, но она дает относительную объективную истину;

критерием существования объекта является возможность его фиксации либо эмпирическими средствами (наблюдение и измерение), либо теоретическими (мышление, язык, возможность построения);

критерием объективной истинности научного знания является либо его экспериментальная проверяемость, либо практическая применимость;

существует качественное различие по содержанию и форме между разными видами и уровнями знания и их несводимость друг к

другу;

научные теории не выводятся из фактов и не являются их обобщением; эмпирия и теория имеют разные предмет, онтологию и методы; научные теории создаются конструктивной действительностью мышления и надстраиваются над эмпирическим знанием; соответствие теории фактам не является критерием ее истинности, а лишь фиксирует область применимости теории; объекты однозначно не детерминируют содержание эмпирического знания, а факты однозначно не детерминируют содержание теории, между теми и другими существует отношение много-многозначного соответствия;

противоречие теории определенным фактам не обязательно является критерием ее ложности; оно свидетельствует только о неуниверсальном характере данной теории и ограниченности сферы ее применения;

критериями истинности научной теории являются ее внутренняя непротиворечивость, соответствие массиву общепринятого теоретического знания и полезность в решении теоретических проблем науки и расширении корпуса теоретического знания; в большинстве случаев выбор среди конкурирующих гипотез и теорий не может быть осуществлен с помощью решающего эксперимента или чисто рациональных аргументов; предпочтение, оказываемое учеными той или иной теории, основывается также на использовании некоторого набора внерациональных факторов (доверия, воли, ставочного поведения, экспертной оценки); законы науки могут быть как динамическими, так и статистическими: оба типа законов суверенны и равноправны по своей гносеологической и практической значимости; две противоречащие (логически несовместимые) друг другу теории могут быть в равной степени истинными и находиться в отношении дополнительности друг к другу при их применении; неопределенное «знание» может быть также научным, если область (границы) его неопределенности четко фиксируется; научное знание не обязательно должно быть логически доказательным, оно может быть доказательным также эмпирически или практически; все виды доказательности научного знания равноправны, но каждый из них применим лишь к определенному виду знания;

научные теории должны быть логически доказательными системами знания;

наиболее подходящим и универсальным языком науки на всех уровнях знания является язык математики, позволяющий дать наиболее точное описание содержания знания; математические уравнения, выражающие научные законы, могут быть как линейными, так и нелинейными; с гносеологической точки зрения эти типы законов равноправны, но практически линейные законы более предпочтительны благодаря удобству использования и простоте расчетов;

не существует чистого («нейтрального») эмпирического опыта (данных наблюдения, но особенно эксперимента); эмпирический опыт и его результаты всегда нагружены теоретической и ценностной интерпретацией;

определенность научного знания и оценка ее степени в существенной степени зависят от установок и решений исследователя, поэтому в структуре научного знания и научного способа познания важное и необходимое место занимают научные конвенции и научный консенсус;

развитие научного знания не является чисто кумулятивным процессом накопления и прибавления к старым научным истинам все новых научных истин; процесс развития научного знания сопровождается также научными революциями, существованием альтернативных, несовместимых, а иногда и несоизмеримых теорий, отказом от ряда прежних научных концепций и теорий либо как ложных, либо как неуниверсальных, либо как практически и теоретически недостаточно эффективных.

Эти общенаучные идеалы и нормы неклассической науки были рождены в начале XX в.; их адекватность и полезность подтвердило бурное развитие науки в первой половине XX в., не имевшее прецедента во всей прежней истории науки по своим масштабам и интенсивности. Лидерами и главными проводниками неклассических эпистемологических идеалов и норм науки были теория относительности, статическая физика, квантовая механика, не- классическая математика (и прежде всего конструктивная математика), математическая логика, генетика, биохимия, молекулярная биология, социобиология, языкознание, структурная лингвистика, экономика, социальные и политические теории XX в. Неклассическая наука — это качественно новое состояние науки и научного знания по сравнению с первым этапом развития науки — периодом ее классического развития с XVIII по XX в.

Однако и неклассический этап развития науки постепенно становится достоянием прошлого. Начиная с 1970-х гг. неклассической науке на смену приходит новый этап, новое состояние — постнеклассическая наука (В.С. Стёпин), которую на Западе также иногда называют «постмодернистская наука» (В. Белый, Ю. Кристева, Ж.Ф. Лиотар и др.) Лидерами постнеклассической науки стали такие научные дисциплины, как синергетика, релятивистская космология, эволюционная химия, молекулярная биология, лингвистика, технические науки, наука о биосфере, геология, почвоведение, науки о мозге и сознании, психология, антропология, экономические, социальные, политические науки, науки о культуре, науки об управлении, вычислительная математика и информатика, глобалистика и др. С изменением определяющего вектора развития науки в направлении социально-гуманитарного знания и наук о человеке не могли не появиться и новые общенаучные представления постнеклассической науки об идеалах и нормах научного исследования, об этике и аксиологической составляющей научной деятельности. Пока еще, видимо, преждевременно формулировать полный список идеалов и норм постнеклассической науки. Но некоторые из них уже проявили себя.

Идеалы и нормы постнеклассической науки представим, зафиксировав лишь ряд ее очевидно новых эпистемологических положений и установок:

всякое научное знание субъект-объектно;

процесс научного познания социален и антропологичен по своему характеру, а его субъектами являются научное сообщество и творческие личности;

любое научное знание контекстуально и опирается на мощный пласт неявного, априорного знания;

в науке не достижимы абсолютная адекватность знания, абсолютная определенность его понятий, абсолютная доказательность его утверждений и теорий;

важнейшими регуляторами процесса научного познания являются не только содержание познаваемых объектов и средства научного познания, но и воля субъекта научного познания, принимающего когнитивные решения всегда в условиях неполной определенности;

ценностная и, в частности, этическая составляющая процесса научного познания зачастую столь же важна, сколь и объектная, при принятии научных решений;

субъект научного познания столь же детерминированное существо, сколь и свободное в конструировании знания и его оценке; конвенции и консенсус в науке — важнейшие детерминанты в достижении общезначимого и рационального знания; научное познание на всех его уровнях, начиная с чувственного, является конструктивным и творческим процессом; плюрализм в науке столь же неизбежен и естествен, как и во всех других областях человеческой деятельности; не существует единого универсального научного метода, а имеется только множество различных средств получения, проверки, обоснования и оценки знания, получивших легитимацию благодаря успешным прецедентам их использования в прошлом науки; предпочтение и выбор ученым той или иной альтернативы в решении любой научной проблемы часто не имеют рационального характера;

интуиция, рефлексия и воля столь же важные средства научного познания, как опыт и разум;

все научные теории относительны и временны и рано или поздно будут заменены другими;

необходимо стремиться к более содержательным, эвристичным, полезным, но при этом более простым моделям; главные критерии истинности научного знания — его полезность, адаптивность, успешность применения на практике [19—21, 23].

При постнеклассическом понимании идеалов и норм научного исследования упор в научном познании делается, с одной стороны, на творческом характере научного исследования, а с другой — на когнитивной ответственности ученых, конструирующих научное знание, а впоследствии применяющих его при решении различного рода теоретических и практических проблем. «Ахиллесовой пятой» эпистемологии постнеклассической науки является неизбежная легитимация возможности неограниченного плюрализма в науке и научных построениях, а также размывание хотя и интуитивной, но необходимой грани между научным знанием и вненаучными видами знания.

Таким образом, общенаучное знание является необходимым и важнейшим элементом структуры метатеоретического уровня научного знания. Его главные функции — анализ, рефлексия и обоснование содержания научных теорий, особенно фундаментальных (парадигмальных метатеорий). Средством построения общенаучного знания выступает конструирование общенаучной картины мира и общенаучных идеалов и норм научного исследования. Обоснование научных теорий с помощью онтологического и гносеологического общенаучного знания достигается путем установления соответствия и гармонии между содержанием теорий и содержанием господствующего в науке слоя общенаучного знания, «подведения» принципов первого под принципы второго. Общенаучное знание выступает в роли более общего и априорного знания по отношению к вновь создаваемым научным теориям и метатеориям.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >