Конструктивно-генетический метод

Главным отличием конструктивно-генетического метода введения производных идеальных объектов теории от методов редукции и итерации является его синтетический характер, когда к их исходным объектам при построении производных объектов теории добавляется новое содержание [11]. При этом новое содержание должно отвечать одному непременному условию: оно должно быть относительно небольшим, что обеспечивает за ним полный контроль со стороны мышления [1, 10]. Примерами введения производных идеальных объектов конструктивно-генетическим методом могут служить следующие: в классической механике это конструирование такого объекта, как идеальный (математический) маятник; в молекулярно-кинетической теории газов Больцмана — конструирование идеального газа; в политической экономии — конструирование абсолютно эквивалентного обмена товаров; в гидродинамике — идеальной жидкости; в квантовой электродинамике — магнитного монополя; в квантовой механике — квантового вакуума и др.

Например, исходным элементом такого производного объекта механики, как математический маятник, является вертикальная прямая, эмпирической реализацией которой выступает натянутая тонкая нить или упругий стержень, имеющие некоторый вес (благодаря подвешенному на конце нити грузу).

К этому объекту в качестве одного из его новых свойств добавляется колебательное движение, т.е. движение идеального стержня определенной массы, вызванное действием упругой силы, которая заставляет стержень каждый раз возвращаться в исходное положение после отклонения от него. Свойства колебательного движения тел и существование упругой силы непосредственно не содержатся в исходных понятиях механики Ньютона (материальная точка, инерция, движение, скорость, ускорение, пространство, время, взаимодействие, сила, масса и др.). Поэтому колебание тела под действием упругой силы приходится специально вводить в качестве нового, дополнительного свойства при построении теории идеального маятника [11].

Неизбежным следствием введения производных идеальных объектов этой теории на основе исходных объектов с помощью конструктивно-генетического метода является то, что теория математического маятника: а) не может быть выведена чисто логически из механики Ньютона и б) является не частным случаем теории классической механики, а ее конкретизацией. Именно конструктивно-генетический метод построения производных объектов и понятий теории из ее исходных понятий составляет «логический нерв» (логический механизм) развития знания методом от абстрактного к конкретному в отличие от развития содержания теории дедуктивно-аксиоматическим способом [11]. Аналогично тому, что было сказано выше, Л. Больцман сконструировал понятие идеального газа на основе понятий механики [9]. У него идеальный газ — это множество материальных точек классической механики. Но Больцман для характеристики идеального газа ввел такие новые свойства молекул газа в качестве материальных точек, как их абсолютная упругость (абсолютная твердость) и абсолютно свободное, хаотическое движение материальных точек с вероятностной мерой распределения скоростей их движения в закрытом объеме. Поэтому молекулярно-кинетическая теория газов — это не просто применение понятий, законов и принципов классической механики к описанию поведения молекул газа, но конкретизация и развитие содержания классической механики. Современник Больцмана Э. Мах не принял молекулярно-кинетическую теорию газов, считая ее лженаучной, вследствие своих позитивистских взглядов на любую научную теорию как на хотя и общее, но все же эмпирическое знание.

Ярким примером применения конструктивно-генетического метода в социально-гуманитарных науках может служить построение производного идеального объекта классической политэкономии — эквивалентного обмена товаров, т.е. обмена товаров строго согласно их стоимости и соответственно общественно необходимого времени для их производства. Ясно, что понятие «эквивалентный обмен товаров на рынке» опирается на такие исходные понятия теоретической экономии, как «товар» и «обмен», но при этом дополнительно имеет новое свойство — абсолютно эквивалентный обмен, которое, строго говоря, не содержится в исходных понятиях политэкономической теории, рассчитанных на максимально широкую применимость при описании экономической реальности [7, 2]. Введение производного конструкта «абсолютно эквивалентный обмен» явилось развитием экономической теории и необходимым условием создания трудовой теории стоимости Смита—Рикардо как описания сущности рыночного типа экономики и честного капитализма.

В чем преимущества и в чем недостатки конструктивно-генетического метода введения производных идеальных объектов научной теории по сравнению с методами редукции и итерации? Почему конструктивно-генетический метод является основным методом введения производных идеализаций в естествознании и социальных науках, а методы редукции и итерации — в математике и логике?

Ответ на первый вопрос состоит в следующем. Главным преимуществом конструктивно-генетического метода по сравнению с методами редукции и итерации является способность мысленной репрезентации содержания сколь угодно сложных и развивающихся систем за счет введения постоянно нового содержания, дополняющего содержание исходных объектов, но при этом полностью контролируемого мышлением. Методы редукции и итерации позволяют строить производные идеальные объекты из исходных для репрезентации относительно простых и неразвивающихся объектов и систем. Слабости конструктивно-генетического метода образования теоретических абстракций связаны со значительными рисками, обусловленными актами мысленного творчества, и с доверием к интеллектуальной интуиции как способу контроля мышления за содержанием все более и более богатых абстракций. Соответственно отсутствие такого рода рисков выступает преимуществом методов редукции и итерации при конструировании производных теоретических объектов из исходных объектов теории.

Ответ на второй вопрос может быть дан такой. Естественные и социально-гуманитарные науки ориентированы (имеют своей установкой и интенцией) на познание «вещей в себе», объектов с достаточно богатым, независимым от сознания содержанием. Поэтому для теоретической реконструкции таких объектов может быть использован только синтетический метод построения последовательности производных объектов теории из ее исходных объектов способом «step by step». Но плохо контролируемый метод теоретической репрезентации «вещей в себе» ведет к введению разного рода схоластических, «метафизических» сущностей типа «теплород», «флогистон», «первоначальная модель атома Резерфорда—Бора» и др.

В математике и логике для введения производных объектов теорий более предпочтительны методы редукции и итерации, поскольку математика и логика имеют дело не с познанием «вещей в себе», а только с конструированием и описанием чисто мысленной реальности, содержание которой должно быть определено предельно однозначно.

Кроме различения всех идеальных объектов научных теорий на исходные и производные и установления соответствующих механизмов взаимосвязи между ними, столь же важным условием построения научной теории является четкое различение всех ее утверждений (высказываний) также на основные (исходные) и производные. Исходные, или основные, утверждения теории обычно называют «аксиомы» или «принципы», хотя иногда между ними и проводят различие как между двумя структурно различными элементами, полагая аксиомы содержательными высказываниями, отражающими специфику исследуемой области объектов, а принципы — более общими научными утверждениями, имеющими методологический характер. Производные утверждения теории, которые зависят от ее исходных утверждений и базируются на них, часто называют теоремами, выводами, конкретизациями и т.д. Разбиение всех высказываний на исходные и производные является абсолютно необходимым, хотя, разумеется, и недостаточным условием построения научного знания в виде теории. Дело в том, что научные теории должны быть логически взаимосвязанными и логически организованными системами высказываний, ибо только в этом случае они представляют собой логически доказательные системы знания. Любое логическое доказательство (по определению) состоит из двух необходимых частей, представленных соответствующими множествами высказываний:

1) множеством высказываний, которое выступает в качестве основания доказательства; 2) множеством высказываний, логически выводимых из первого множества. При этом каждое из этих множеств высказываний может состоять из любого числа высказываний от 1 до п. Столь же необходимым элементом структуры любого логического доказательства, а значит, и научной теории являются четко сформулированные правила, приемы, методы логически законного перехода от оснований доказательства к его следствиям. В математических и логических теориях приемами такого перехода от исходных утверждений к производным служат законы и правила формальной логики, опирающиеся в процессе вывода только на логическую форму высказываний [3, 13]. В естественно-научных и социально-гуманитарных теориях переходы от оснований теории к ее следствиям осуществляются и контролируются более сложным образом. Здесь учитывается не только форма, но и содержание как исходных высказываний теории, так и выводимых из них следствий [4—6, 11].

В соответствии с различиями в механизмах взаимосвязи между исходными и производными высказываниями теорий выделяют различные методы построения теорий как логически организованных совокупностей истинных высказываний о некоторой теоретической реальности.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

  • 1. Вейль Г. Математическое мышление. М., 1989.
  • 2. Ильенков Э. В. Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении. М., 1997.
  • 3. Карри X. Основания математической логики. М., 1969.
  • 4. Копнин П.В. Гносеологические и логические основы науки. М., 1974.
  • 5. Лебедев С.А. Философия науки: Краткая энциклопедия. М., 2008.
  • 6. Лекторский В.А. Эпистемология классическая и неклассическая. М., 2004.
  • 7. Маркс К. Экономические рукописи 1857— 1859 гг. // К. Маркс, Ф. Энгельс. Собрание сочинений. Изд. 2-е. Т. 46.
  • 8. Начала Эвклида ; пер. с греч. Д.Д. Мордухай-Болтовского. Книги I—VI. М.; Л., 1948.
  • 9. Пригожим И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. М., 2001.
  • 10. Пуанкаре А. О науке. М., 1983.
  • 11. Стёпин В.С. Теоретическое знание. М., 2000.
  • 12. Успенский В.А. Апология математики. СПб., 2009.
  • 13. Чёрч А. Введение в математическую логику. М., 2012.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >