Элиминативная индукция

Идея индукции через элиминацию впервые была высказана Ф. Бэконом, который противопоставил ее перечислительной индукции как более надежный вид индуктивного метода.

Смысл индукции через элиминацию заключается в том, что ученый на основе имеющихся наблюдений за интересующим его явлением выдвигает несколько гипотез о его причинах. В качестве причины какого-либо явления, очевидно, могут выступать только предшествующие ему явления. В ходе экспериментов, наблюдений и рассуждений исследователь должен последовательно опровергнуть (элиминировать) все неверные предположения о причине интересующего его явления. Истинной считается гипотеза, оставшаяся неопровергнутой.

Идеи Бэкона об элиминативной индукции как истинном методе научного познания завершил в середине XIX в. английский логик Дж.Ст. Милль. Разработанные им схемы элиминативной индукции впоследствии получили название методов установления причинных связей Милля. Это методы сходства, различия, объединенный метод сходства и различия, метод сопутствующих изменений и метод остатков. Все методы Милля исходят из следующего определения причинно-следственной связи: «Если наблюдаемое явление А имеет место, а наблюдаемое явление В за ним не следует, то А — не причина В если В имеет место, но А ему не предшествует, то А — не причина В».

По методу сходства: «Если два случая или более подлежащего исследованию явления имеют общим лишь одно предшествующее им обстоятельство, то это обстоятельство, — в котором только и согласуются все эти случаи, есть причина данного явления» [10. С. 354, 355].

По методу различия: «Если случай, в котором исследуемое явление наступает, и случай, в котором оно не наступает, сходны во всех обстоятельствах, кроме одного, встречающегося лишь в первом случае, то это обстоятельство, в котором одном только и разнятся эти два случая, есть... причина... или необходимая часть причины явления» [10. С. 354, 355].

По методу остатков: «Если из явления вычесть ту его часть, которая, как известно из прежних индукций, есть следствие некоторых определенных предыдущих явлений, то остаток данного явления должен быть следствием остальных предыдущих явлений» [10. С. 354, 355].

Таким же образом Милль формулирует два других метода — метод сопутствующих изменений и объединенный метод сходства и различия. Он считал, что сформулированные им индуктивные каноны являются: а) методами открытия и доказательства любых причинных законов; б) единственно возможными научными методами открытия доказательства таких законов.

«Если когда-либо открытия делались путем наблюдения и опыта без помощи всякой дедукции, то наши четыре метода — методы открытия. Но даже если бы они не были методами открытия, все же было бы верно, что это — единственные методы доказательства; а раз это так, то к ним можно свести также результаты дедукции. Великие обобщения, впервые появляющиеся в виде гипотез, должны быть в конце концов доказаны и действительно доказываются... при помощи этих четырех методов» [10. С. 354, 355].

Насколько обоснован миллевский всеиндуктивизм? Критики Милля уже в XIX в. показали, что оба отмеченных выше пункта его методологии а и б несостоятельны. В отношении методов Милля немецкий логик XIX в. Э. Апельт показал, что их можно свести к известной в дедуктивной логике форме разделительного умозаключения. Посылки такого умозаключения имеют форму:

1) AvBvQ 2) не-А; не- С. Заключение: следовательно, В, где v — знак строгой, исключающей дизъюнкции (либо—либо). Как известно, необходимыми условиями (требованиями) логической состоятельности (законности) такого разделительного умозаключения должны быть: 1) полнота произведенной в посылках дизъюнкции (например, относительно возможной причины исследуемого явления); 2) строго взаимоисключающий характер членов дизъюнкции; 3) доказательство несомненной ложности всех альтернатив, кроме одной. Однако очевидно, что в реальном эмпирическом исследовании выполнение всех этих требований практически невозможно. В связи с этим известный русский статистик начала XX в. А.И. Чупров отмечал: «Результаты наших наблюдений и экспериментов, как бы тщательно ни проводили их, никогда не представляются в виде связи А + В+ С со следствием Л + В'+ + С', а неизменно облекаются в форму связи причин А + В + С+ X со следствиями А' + В' + С (или причин А + В + С со следствиями А' + В' + С + У'). Если считаться с этим обстоятельством, то методы индукции Милля перестают быть приложимыми. Если же с ним не считаться, а слепо полагаться на правила индуктивных методов, то мы рискуем не прийти ни к каким выводам или, что хуже, прийти к выводам неверным» [19. С. 111]. Например, развивает свою мысль Чупров, можно прийти к выводу о том, что причиной закипания воды является ее нагревание до 100 °С. Однако этот вывод в целом неверен, ибо вода закипает при 100 °С только при нормальном атмосферном давлении, а этот фактор мы могли и не учесть, когда проводили опыты с нагреванием воды. Таким образом, доказательная сила элиминативной индукции не превосходит доказательность перечислительной индукции, которую она должна была заменить. Обе они способны привести в своих выводах в лучшем случае только к вероятному предположительному знанию и, в частности, лишь к гипотезам о причинах явлений на основе знания некоторой последовательности предшествующих и последующих событий.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >