Научное описание

Описание наблюдаемых свойств и отношений объектов на определенном языке является следующим этапом эмпирического познания (после формирования эмпирических объектов и их именования с помощью соответствующих терминов) и осуществляется с помощью так называемого языка наблюдения, который состоит из специализированных для каждой науки абстрактных терминов (например, в механике «тело», «масса», «вес», «расстояние», «скорость», «ускорение», «движение», «сила», «время», «часы» и т.п.), а также включает в свой лексический состав термины и грамматику обыденного (естественного) языка и примитивные логические формы (например, форму ассерторического суждения «S есть Р», или форму предложения существования «ЗхР(х)», или «а тот, который в» и др.). Множество предложений наблюдения эмпирического языка науки называется протоколами наблюдений или просто протоколами. В развитой науке в качестве протоколов выступает обычно описание показаний приборов. Они образуют исходную базу для всех последующих научных обобщений. Обобщение, или генерализация, осуществляется по отношению как к эмпирическим терминам (понятиям), из которых состоят протокольные предложения, так и к самим протокольным предложениям, являющимся простейшим видом эмпирических суждений. Результатом генерализации в первом случае являются общие эмпирические термины или понятия (например, «атом», «металл», «планета», «железо», «химический элемент», «живой организм» и т.д.), а во втором — общие эмпирические суждения (например, «все металлы электропроводны», «все тела имеют вес и протяженность», «все планеты Солнечной системы движутся вокруг Солнца по эллиптическим траекториям» и т.д.). С точки зрения различия в содержании в эмпирическом языке науки существует три вида общих эмпирических суждений — факты, законы и теории.

Обобщение и индукция

Обобщение — способ мысленного перехода от единичного и частного знания к общему, от менее общих понятий и суждений к более общим. Основу обобщения составляет отождествление отдельных предметов, явлений, процессов, их свойств и отношений по некоторому признаку (основанию обобщения) и объединение их на этом основании в некий единый класс в качестве его элементов. Существуют две основные логические операции обобщения:

  • 1) для эмпирических понятий — абстрагирование от некоторой части их содержания как несущественной для целей обобщения, благодаря чему происходят уменьшение содержания и увеличение объема созданных из них новых, более общих понятий;
  • 2) для эмпирических суждений методом их обобщения выступает индукция как умозаключение от единичных и частных суждений в посылках к общему или обобщаемому их суждению в заключении, например вывод от констатации некоторого свойства у части предметов данного класса к наличию этого свойства у всех предметов данного класса.

Индукция является одним из важных методов эмпирического познания, а по мнению ряда известных философов и ученых (Ф. Бэкон, И. Ньютон, О. Конт, Дж.Ст. Милль, М. Фарадей, И.П. Павлов и др.), даже главным методом науки, отличающим науку от различных вненаучных способов познания. Эта методологическая позиция о ведущей роли индукции в научном познании в философии науки получила наименование всеиндуктивизм. Она была весьма распространена среди ученых начиная с Нового времени и вплоть до XX в. — времени начала кризиса всей классической науки, особенно классической физики и математики.

Обычно под индукцией как методом эмпирического познания в науке имеют в виду движение познающей мысли от данных наблюдения и эксперимента к их обобщениям — фактам и научным законам. Как известно, в логике, начиная с Аристотеля, индукция рассматривалась как специфическая форма умозаключения (вывода, рассуждения), посылки которого состоят из единичных и частных суждений о предмете познания, а заключение является общим суждением об этом же предмете. В логике и методологии науки выделены три вида эмпирических индуктивных выводов: перечислительная индукция (Аристотель и схоласты), элимина- тивная индукция (Ф. Бэкон, Дж.Ст. Милль), индукция как обратная дедукция (Ст. Джевонс, Г. Рейхенбах). Самым простым видом индуктивного вывода является перечислительная индукция, которая действительно постоянно используется в науке. Так, в XVIII в. А.Л. Лавуазье, многократно наблюдая, что ряд веществ, подобно воде и ртути, может находиться в твердом, жидком и газообразном состоянии, сделал очень значимый для химической науки вывод: все вещества могут находиться в трех указанных состояниях.

Перечислительная индукция — это умозаключение, в котором осуществляется переход не только от знания об отдельных предметах класса к знанию обо всех предметах этого класса, но и от знания о части класса к знанию о классе в целом, например это могут быть статистические выводы от образца ко всей популяции. Имеются две основные разновидности перечислительной индукции — полная и неполная.

В случае полной индукции мы всегда имеем дело с исследованием конечного и обозримого класса. Кроме того, в посылках полной индукции содержится информация о наличии или отсутствии интересующего исследователя свойства у каждого элемента класса. Например, посылки утверждают, что каждая планета Солнечной системы движется вокруг Солнца по эллиптической орбите, а заключением полной индукции является общее утверждение — закон «Все планеты Солнечной системы движутся вокруг Солнца по эллиптическим орбитам». Это заключение относится ко всему классу планет Солнечной системы. Очевидно, что заключение полной индукции с логической необходимостью следует из посылок.

Очевидно и другое, а именно: наука очень редко имеет дело с исследованием конечных и обозримых классов. Как правило, формулируемые в науке законы относятся либо к конечным, но не полностью обозримым классам предметов, либо к неопределенным по размерам классам, либо вообще к бесконечным классам. В таком случае ученый вынужден делать индуктивные заключения обо всем классе на основе множества утверждений о наличии какого-либо интересующего его свойства только у части элементов этого класса. Такая разновидность перечислительной индукции называется неполной индукцией. Очевидно, что заключения выводов по неполной индукции не следуют с логической необходимостью из посылок. Такие заключения могут быть опровергнуты в будущем, если будет обнаружено, что интересующее нас свойство отсутствует хотя бы у одного неисследованного члена данного класса. Таких примеров наука знает множество. Например, была доказана ложность индуктивного вывода «все металлы соединяются с серой» после обнаружения того, что по отношению к золоту это неверно. Та же участь постигла индуктивное обобщение «все рыбы дышат жабрами» после установления того, что кит не дышит жабрами, а также обобщение «все лебеди белые» после того, как в Австралии в XIX в. были обнаружены черные лебеди. Строго говоря, заключения по неполной индукции действительно являются логически незаконными, хотя они, безусловно, представляют собой одно из важных эвристических средств выдвижения (открытия) общих гипотез.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >