МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ УЧАСТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ВО ВСЕМИРНОЙ ТОРГОВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ И РЕГИОНАЛЬНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОБЪЕДИНЕНИЯХ

Участие Российской Федерации в таможенных союзах и возможность присоединения таких форм интеграционных объединений ко Всемирной торговой организации

Сторонники интеграции на постсоветском пространстве признают, что Таможенный союз, созданный в рамках Евразийского экономического сообщества между Российской Федерацией, Республикой Беларусь и Республикой Казахстан, заметно прогрессирует. Образованный в соответствии с Договором о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза и Договором о Комиссии Таможенного союза от 6 октября 2007 г., Таможенный союз между данными государствами за истекший период привел к правовому оформлению единой таможенной территории между указанными государствами, что является важным шагом в развитии интеграции на постсоветском пространстве, несмотря на трудности, в числе которых проблемы правового характера, связанные как с выработкой взаимосогласованных позиций и их закреплением в международных документах, обладающих различной юридической силой, так и с реализацией уже принятых и действующих документов.

Логическим развитием интеграционного взаимодействия государств на постсоветском пространстве, в частности Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Казахстан, стало заключение 29 мая 2014 г. Договора о Евразийском экономическом союзе, который ознаменовал собой качественно новый этап интеграции и стал прорывным международно-правовым документом по степени кодификации международно-правовых норм, а также по глубине проработанности различных аспектов регулирования международных экономических отношений.

В Таможенном союзе за годы его функционирования была подготовлена и реализовывалась обширная нормативная правовая база по экономическому взаимодействию и формированию единого экономического пространства. Вполне естественно, что государства - члены Таможенного союза должны были согласовывать свои действия по присоединению к ВТО. Несмотря на значительную переориентацию национальных хозяйств на отношения с третьими странами, уровень взаимовыгодное™ и взаимодополняемости государств — членов Таможенного союза сохраняется довольно высоким, особенно в производственной сфере. С учетом того что на основе Таможенного союза и Единого экономического пространства Российской Федерацией, Республикой Беларусь и Республикой Казахстан создан Евразийский экономический союз, вопрос о функционировании этого межгосударственного интеграционного объединения наряду с ВТО имеет важнейшее международно-правовое значение с точки зрения реализации национальных интересов России в процессе участия в деятельности как ЕАЭС, так и ВТО.

1 января 2010 г. введены в действие унифицированные международно-правовые механизмы Таможенного союза для Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Казахстан: единый таможенный тариф и единые правила нетарифного регулирования, включая единый порядок оформления лицензий и ограничений во внешней торговле. С 1 июля 2010 г. введен в действие Таможенный кодекс Таможенного союза и отменено таможенное оформление на внутренних границах[1].

Однако Таможенный союз, образованный в рамках Договора о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза от 6 октября 2007 г., является не первым, а четвертым интеграционным объединением на постсоветском пространстве с подобным названием. Таким образом, таможенное объединение территорий проходит своеобразные циклы, начиная с Таможенного союза 1995 г. и заканчивая Таможенным союзом 2007 г.

Анализ международных договоров, посвященных этому вопросу, показывает, что в них были выбраны и использованы различные модели сближения и интеграции в вопросах построения единого таможенного пространства: начиная от Соглашений 1995 г., предусматривающих лишь общие положения о необходимости интеграции и имеющих декларативный характер, и заканчивая Договором

0 Таможенном союзе 2007 г., который дополняется новыми международными договорами и на данный момент характеризует реальное построение Таможенного союза между Россией, Беларусью и Казахстаном.

Однако по крайней мере четыре Таможенных союза ставили перед собой практически идентичные задачи, имея для этого различную по степени проработанности, но вместе с тем пригодную для реализации интеграции и построения реального единого таможенного пространства международно-правовую базу. Некоторые международные договоры предусматривали построение даже единого экономического пространства между договаривающимися сторонами. Однако результативность выполнения рассматриваемых международных правовых актов оказалась меньше ожидаемой. В связи с этой правовой стагнацией реального интегративного сближения предлагается компенсировать недостаточную эффективность указанных международных правовых актов все новыми и новыми правовыми механизмами, изложенными в очередных международных договорах. Но самые различные и проработанные по своим правовым механизмам международные договоры будут малоэффективными без создания четкого и сбалансированного механизма реализации международных обязательств, вытекающих из членства в межгосударственном интеграционном объединении. Это касается и членства России во Всемирной торговой организации с той поправкой, что в силу многостороннего характера и большого количества давно участвующих государств наша страна пока не сможет занять лидирующую позицию в данной организации для разработки и принятия под ее эгидой новых международных договоров. Однако очевидно, что проработанный и детальный механизм выполнения международных обязательств, вытекающих из членства в ВТО, остро необходим как на переходный период, так и в дальнейшем.

Логическим развитием интеграционных процессов в рамках Таможенного союза стало заключение 18 ноября 2011 г. Договора о Евразийской экономической комиссии, которую государства-члены наделили более широкими наднациональными полномочиями, чем у Комиссии Таможенного союза.

Таким образом, для оптимального и сбалансированного развития торгово-экономических отношений между Российской Федераций и другими государствами в формате членства в ВТО и участия в Таможенном союзе особо важное значение имеет прогнозирование вариантов (моделей) дальнейшего продвижения интеграции государств на евразийском пространстве в рамках Евразийского экономического союза, которое даст возможность решить следующие задачи, являющиеся наиболее острыми для любой международной организации постсоветского типа, а именно:

  • 1) определение правовых направлений продолжения и углубления интеграции в рамках международной организации (важное значение будут иметь качественные показатели интеграционного сближения государств, а также возможность вступления в организацию новых членов);
  • 2) выявление коллизионных форм внутри правовой базы самого межгосударственного объединения, а также несоответствие национальных законодательств государств — членов межгосударственного объединения, затрудняющее достижение согласования их воль, а значит, и выработку согласованных позиций за счет разработки и принятия единого международно-правового акта по определенному кругу вопросов; 3) определение приоритетных сфер углубления интеграции (экономика, социальное развитие, здравоохранение и т.д.) в рамках межгосударственного объединения на основе мониторинга различных показателей;
  • 4) синхронизация сроков по вступлению в силу международноправовых актов межгосударственного объединения в государствах- членах, имеющих различные внутригосударственные процедуры вступления их в силу;
  • 5) совершенствование организационно-правовых форм выполнения международных договоров и решений органов международной организации.

В целях настоящей работы следует отметить, что согласно ст. 2 Договора о Евразийском экономическом союзе таможенный союз - форма торгово-экономической интеграции сторон, предусматривающая единую таможенную территорию, в пределах которой во взаимной торговле не применяются таможенные пошлины (иные пошлины, налоги и сборы, имеющие эквивалентное действие), меры нетарифного регулирования, специальные защитные, антидемпинговые и компенсационные меры, действуют единый таможенный тариф и единые меры регулирования внешней торговли товарами с третьими странами.

Следует отметить, что поскольку международное право развивается в последние десятилетия путем совершенствования методологического инструментария1, то очевидно, что подобная тенденция прослеживается и в праве межгосударственных объединений. Как отмечает Д. Шелтон, международные институты во все большей мере принимают различные формы, переходящие от юридически обязательного характера к необязательному (мягкое право) и наоборот — от юридически расплывчатых к четким, унифицированным, обязательным[2] [3].

На наш взгляд, в рамках Евразийского экономического союза эта тенденция будет усиливаться, в том числе в части принятия таких важных актов, как технические регламенты межгосударственного интеграционного объединения, а впоследствии и в других формах приоритетного межгосударственного сотрудничества. Усиление тенденций наднациональности в международно-правовом регулировании Евразийского экономического союза видится позитивным процессом, заслуживающим всяческой поддержки и дальнейшего исследования, в том числе по мере поступательного углубления интеграции и появления ее новых результатов. Позитивная оценка стратегических ориентиров России на евразийскую интеграцию далеко не всегда разделяется за рубежом. В зарубежных аналитических источниках нередко высказываются мнения о неэффективности создания Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС ввиду политической и экономической ситуации на постсоветском пространстве1. Кроме того, отмечается, что предыдущие таможенные союзы обладали рядом организационно-правовых недостатков, что, в свою очередь, мешало осуществлению интеграции на постсоветском пространстве[4] [5].

Однако необходимо заметить, что в большинстве случаев критические и даже негативные оценки, которые даются зарубежными учеными интеграционным процессам, происходящим в Евразийском экономическом сообществе и Таможенном союзе, не основываются на их глубоком и всестороннем изучении. Скорее, они носят характер обобщенных суждений о политических процессах, связанных с Россией, не всегда оцениваемых объективно и с научной точки зрения, если речь идет об исследовании интеграции на постсоветском пространстве.

В то же время, соглашаясь с долей критики о необходимости повышения эффективности реализации международно-правовых норм, содержащихся в актах ЕврАзЭС и Таможенного союза, можно привести заключение Н. Кавешникова. В частности, он пишет, что эффективность Евразийского экономического сообщества в значительной степени определяется эффективностью его институтов, способностью к принятию решений, объединяющих все государства данного межгосударственного объединения. Сильная организационная структура особенно важна при развитии интеграции и создании в рамках ЕврАзЭС Таможенного союза. Институциональная структура ЕврАзЭС во многом создавалась с учетом практики Европейского Союза. Вместе с тем ввиду специфики ЕврАзЭС, которая обусловлена объективными факторами, во многом институциональная структура ЕврАзЭС отличается от Европейского Союза. Однако это не является недостатком ЕврАзЭС. Вместе с тем ЕврАзЭС за короткое время проделало большой путь, но ему еще предстоит много сделать1.

В принципе можно лишь отчасти разделить такую позицию, но в то же время следует подчеркнуть, что Евразийский экономический союз, его институциональная и правовая основа позволяют проводить эффективную интеграцию. Конечно, договорно-правовая база и организация институтов страдают определенными недостатками, но принципиальные основы интеграционного взаимодействия заложены в международно-правовых документах и получают реальное воплощение. По степени межгосударственного взаимодействия и его уровню в определенных сферах (например, техническое регулирование, промышленная политика и др.) ЕАЭС продвинулся по пути интеграции значительно дальше, чем предшествующие таможенные союзы на постсоветском пространстве.

Как отмечает П.А. Косицын, вступление в ВТО государствам - членам ЕврАзЭС необходимо для решения следующих задач:

  • • устранение дискриминационного подхода со стороны ряда развитых государств к взаимному применению режима наибольшего благоприятствования;
  • • обеспечение объективного разрешения споров в торговых отношениях, в том числе в сферах информационного обмена, транспорта, использования интеллектуальной собственности;
  • • ускорение перехода на международные стандарты качества продукции и услуг;
  • • интенсификация процесса формирования общей правовой базы - для выхода на мировые товарные рынки, развития международной производственной и научно-технической кооперации, разрешения противоречий при использовании прав интеллектуальной собственности;
  • • упорядочение преференции и изъятия из режима наибольшего благоприятствования и свободной торговли;
  • • создание условий для использования мирового опыта производства и реализации конкурентоспособной продукции[6] [7].

Одним из наиболее актуальных международно-правовых вопросов в настоящее время является сочетание функционирования Российской Федерации в Евразийском экономическом союзе и ВТО. Более того, такой вопрос осложняется и тем правовым обстоятельством, что Республика Беларусь и Республика Казахстан участвуют в ЕАЭС, но еще не вступили в ВТО.

По мнению М.В. Жернового, имея в виду, что присоединение к ВТО не противоречит участию России в Таможенном союзе, целесообразно в перспективе продумать и оценить с экономической точки зрения выгодность создания в конкретном регионе, например, специализированной зоны свободной торговли водными биоресурсами. Такой механизм возможен по смыслу норм ВТО1.

Кроме того, Евразийский экономический союз — региональное экономическое интеграционное объединение независимых суверенных государств, построенное на принципах экономической целесообразности, взаимовыгодности и равноправия. Так, присоединение России к ВТО, тогда как другие партнеры по Евразийскому экономическому союзу — Республика Беларусь и Республика Казахстан - еще находятся в переговорной стадии, доказывает, что ЕАЭС не препятствует участию государств в других международных организациях и не мешает выполнению взятых на себя международных обязательств в той мере, если это не противоречит целям и задачам Таможенного союза в части экономической интеграции.

Договор о Евразийском экономическом союзе разработан с учетом норм, правил и принципов Всемирной торговой организации.

При этом положения ГАТТ и ГАТС устанавливают критерии, которым должны соответствовать зоны свободной торговли и иные интеграционные объединения при их создании и дальнейшем функционировании. В частности, согласно ст. XXIV(5)(a) ГАТТ пошлины и другие меры регулирования торговли, действовавшие в отношении третьих стран до момента создания Таможенного союза, не должны стать в целом более высокими или более ограничительными, чем те, что действовали на составляющих его территориях до образования такого союза. Кроме того, соглашения о региональной интеграции должны передаваться в Комитет по региональной интеграции ВТО на предмет получения заключения о его соответствии критериям, установленным в ст. XXIV ГАТТ. Тем не менее более чем полувековая практика применения ст. XXIV ГАТТ свидетельствует о том, что деятельность Комитета по региональной интеграции не приносит никакой практической пользы[8] [9].

В связи с этим необходимо заметить, что ВТО обеспечивает для входящих в данную международную организацию государств ряд экономико-правовых преимуществ, в числе которых:

  • • более благоприятные условия доступа на мировые рынки товаров и услуг на основе предсказуемости и стабильности развития торговых отношений с государствами — участниками ВТО;
  • • доступ к механизмам ВТО по разрешению споров, обеспечивающим защиту национальных интересов и устранение дискриминации; регулирование торговли преимущественно тарифными методами;
  • • отказ от использования количественных ограничений;
  • • реализация своих текущих и стратегических торгово-экономических интересов путем эффективного участия в многосторонних торговых переговорах при выработке правил международной торговли1.

При осуществлении процессов по присоединению Российской Федерации к ВТО в научной литературе справедливо высказывалось мнение о необходимости защиты национальных интересов России с учетом сложившихся торгово-экономических связей с бывшими советскими республиками. Так, подчеркивалось, что сохранение преференциальных связей России с бывшими республиками СССР остается приоритетной организационной и правовой задачей, которая должна быть решена и при вступлении Российской Федерации в ВТО. Указанное направление является частью внешнеторговой политики Российской Федерации, которая основана на том, что внешняя торговля со странами СНГ ведется не только с использованием тарифных преференций, но и по ценам, отличным от мировых, если учитывать торговлю нефтью и газом. Названные приоритеты признаются и предпринимателями России. Позиция деловых кругов России отражена в Концепции Торгово-промышленной палаты Российской Федерации «Присоединение России к ВТО»[10] [11].

Несмотря на то что Российская Федерация вступила в ВТО самостоятельно, по нашему мнению, позитивным аспектом одновременного присоединения государств — участников Таможенного союза к ВТО могло бы стать создание единого правового пространства, основанного на общепризнанных нормах международного права, включая международное экономическое право, которое способствовало бы дальнейшей интеграции Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Казахстан как государств — членов Таможенного союза и Единого экономического пространства, а теперь и Евразийского экономического союза в систему мировых торговых и хозяйственных отношений.

Одним из ключевых элементов внутренней работы в контексте присоединения России к ВТО является приведение российского законодательства в соответствие с нормами и правилами ВТО. Указанная работа должна также предполагать согласование российского законодательства с международно-правовой базой Евразийского экономического союза с учетом правил, закрепленных в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ о приоритете правил международного договора в случае коллизии с законодательством.

В Таможенном союзе за годы его функционирования подготовлена и реализуется обширная нормативная правовая база по экономическому взаимодействию и формированию единого экономического пространства, которая в дальнейшем была кодифицирована в Договоре о Евразийском экономическом союзе, поэтому Республика Беларусь и Республика Казахстан как государства — члены ЕАЭС должны согласовывать свои действия по присоединению к ВТО.

Также следует учитывать, что вступление России в ВТО как отдельного члена не препятствовало тому, чтобы параллельно вести переговоры об ее участии в ВТО в составе единой таможенной территории, которую представляют государства — члены Таможенного союза и Единого экономического пространства. Одним из наиболее ярких примеров такого рода является участие в рамках ВТО Европейского Союза как единого субъекта. При этом Европейский Союз при участии в ВТО имеет особый специфический статус коллективного члена, который выступает единым голосом от имени всех входящих в него 28 европейских стран, одновременно также состоящих в ВТО[12].

По нашему мнению, вступление в ВТО трех государств — членов Таможенного союза единовременно и от имени данного объединения как единой таможенной территории имело бы целый ряд преимуществ и в целом не запрещалось правилами ВТО, однако несколько практических политических и правовых нюансов не позволили воплотиться данной идее в жизнь. Как предусматривает ст. XII Марракешского соглашения, любое государство или отдельная таможенная территория, обладающая полной автономией в ведении своих внешних торговых отношений и в других вопросах, предусмотренных в настоящем Соглашении и Многосторонних торговых соглашениях, может присоединиться к настоящему Соглашению на условиях, согласованных между таким государством или территорией и ВТО. Такое присоединение действует в отношении настоящего Соглашения и приложенных к нему Многосторонних торговых соглашений.

В проекте Центра восточноевропейских исследований отмечается, что вопрос совместимости региональной экономической интеграции, проявляющейся в виде договоренностей о торговых льготах, свободной торговле либо таможенных союзов, и международных правил торговли возник при создании правил международной системы. Что касается отношений и взаимодействия Таможенного союза и формируемого Евразийского экономического союза с ВТО, в рамках данной организации взаимодействие на данном этапе будет осуществляться с каждой страной по отдельности в связи с тем, что переговоры о вступлении в организацию Казахстана и Беларуси продолжаются. На окончание переговоров с Казахстаном и полноправное членство страныв ВТО можно рассчитывать в течение нескольких ближайших лет, а вот положение Беларуси гораздо сложнее1.

В то же время возможность членства Евразийского экономического союза в целом как экономического образования в ВТО следует рассматривать в контексте требований ст. XII Марракешского соглашения. Согласно данным требованиям самостоятельное экономическое образование, особенно созданное несколькими государствами, должно обладать не только едиными правилами торговли услугами, в том числе по вопросам регистрации предприятий и другим вопросам инвестиционного режима, но и единой нормативноправовой базой в сфере защиты интеллектуальной собственности и единым регулированием государственных закупок. Евразийский таможенный союз на данном этапе не дошел до такого уровня интеграции — таким требованиям отвечает только Европейский Союз[13] [14].

В целом для двух других государств — членов ЕАЭС — Республики Беларусь и Республики Казахстан — вопрос о вхождении в ВТО является чрезвычайно актуальным. Государства тщательно анализируют все возможные последствия членства в этой международной организации, уточняют, на каких условиях вступление в нее целесообразно, ведут сложные переговоры со странами - членами ВТО, стремясь гарантировать себе наиболее выгодные условия.

Залогом успеха в создании скоординированной внешнеэкономической политики в рамках Евразийского экономического союза является четкая и непротиворечивая международно-договорная база. Работа в этом направлении не исключает усилий каждого государства — участника ЕАЭС, то есть Республики Беларусь и Республики Казахстан, в решении своих задач повступлению в ВТО при условии, что их действия будут предприниматься на основе решений, выработанных в рамках ЕАЭС, и принципов регулирования внешней торговли, сформулированных в международных правовых актах указанного межгосударственного интеграционного объединения.

При этом для Республики Беларусь и Республики Казахстан важнейшим элементом переговоров по вступлению в ВТО является согласование переговорных позиций и тесное взаимодействие партнеров в решении соответствующих вопросов (с учетом перехода Таможенного союза к новой ступени — Евразийскому экономическому союзу).

В связи с этим нельзя не отметить такой международный документ, как Протокол о международных торговых переговорах государств — участников Соглашений о Таможенном союзе при вступлении во Всемирную торговую организацию от 3 июня 1997 г. Несмотря на то что в состав ВТО вошла Российская Федерация, а самому Протоколу уже 17 лет, с историко-правовой точки зрения он представляет определенный интерес.

Так, им предусматривается, что стороны самостоятельно оформляют документы о присоединении к ВТО, о заключении других международных торговых и экономических договоров и принимают меры по реализации прав и выполнению обязательств, вытекающих для каждой из них из договоров, ранее заключенных каждой из сторон с третьими странами и их объединениями, с учетом положений Соглашений о Таможенном союзе в части, касающейся унификации международно-правовой базы государств — участников Союза.

Стороны признают, что присоединение Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской Республики и Российской Федерации к ВТО должно создать благоприятные условия для их вхождения в международную торговую систему и завершения формирования Таможенного союза в соответствии с нормами ВТО. При этом стороны в ходе переговорного процесса осуществляют координацию работы, обмен информацией и консультации по вопросам стратегии и тактики переговоров, обмениваются опытом решения проблем, возникающих в ходе таких переговоров, с целью создания возможно благоприятных условий формирования и функционирования Таможенного союза.

С учетом произошедших в международной системе изменений, а именно со вступлением Российской Федерации и Кыргызской Республики в ВТО, а также отнесением Протокола 1997 г. к так называемому «второму Таможенному союзу», рассматриваемый документ имеет больше теоретическое и историческое значение, чем правовой характер.

Таким образом, в настоящее время основополагающие вопросы взаимодействия Таможенного союза и ВТО регламентируются ключевым международно-правовым актом - Договором о функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы от 19 мая 2011 г.

  • [1] См. подробнее: Глазьев С. Таможенный союз Белоруссии, Казахстана и России: запуск механизмов // Российский экономический журнал. 2009. № 11—12. С. 46.
  • [2] См.: Каширкина А.А. Альтернативные способы сближения национальных законодательств. В кн.: Влияние международного права на национальное законодательство: материалы Международной школы-практикума молодых ученых-юрис-тов (Москва, 24-26 мая 2007 г.) / Отв. ред. Т.Я. Хабриеваи, Ю.А. Тихомиров. М.,2007.С. 231.
  • [3] См.: Shelton D. Normative hierarchy in international law // American Journal ofInternational Law. April 2006. Volume 100, number 2. P. 292.
  • [4] Eurasian Economic Community becoming effective? URL: http://www.nemko.com/about/news/eurasian-economic-community-becoming-effective
  • [5] См. подробнее: Sushko O. The Dark Side of Integration: Ambitions of Domination inRussia’s Backyard. URL: http://www.twq.com/04spring/docs/04spring_sushko.pdf
  • [6] См.: Kaveshnikov N. Developing the Institutional Structure of the Eurasian EconomicCommunity. URL: http://eabr.org/media/img/rus/publications/magazine/no4(2011)/n4_2011_12.pdf
  • [7] См.: Косицын П.А. Повышение эффективности интеграционных процессов единого экономического пространства: перспективы, особенности, проблемы //Административное и муниципальное право. 2011. № 6. С. 16—20.
  • [8] См.: Жерновой М.В. Проблемы развития рыбной отрасли в условиях вхожденияРоссии в ВТО // Право ВТО. 2012. № 4. С. 9-14.
  • [9] См.: Смбатян А.С. ВТО и региональные интеграционные объединения: соотношение «правовых сил» в урегулировании торговых споров // Российский внешнеэкономический вестник. 2011. № 8. С. 74—83.
  • [10] По этому вопросу см.: Доронина Н.Г. Указ. соч.
  • [11] URL: http:www.tpprf.rumainwto
  • [12] См. подробнее: Четвериков А.О. Указ. соч.
  • [13] Евразийский Союз: вызов для Евросоюза и государств «Восточного партнерства» /руководитель проекта д-р Л. Касчюнас; авторы - проф. Р. Вильпишаускас, Р. Али-шаускас, д-р Л. Касчюнас, Ж. Дамбраускайте, В. Синица, И. Левченко (Украина),В. Кирилэ (Молдова). URL: http://www.eesc.lt/uploads/news/id460/Studija%20apie%20Eurazija_RU.pdf
  • [14] Там же.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >