Полная версия

Главная arrow Философия arrow Мегаполис в зеркале социальной философии

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Стратегия управления развитием мегаполиса

В развитии современной социальной и хозяйственной систем существуют тенденции, влияющие на государственную политику и необходимость применения тех или иных мер со стороны государства.

Дж.-К. Гэлбрейт

©собенно заметно стало всеускоряющееся и глубокое изменение как общества в целом, так и всего комплекса взаимоотношений между людьми. Урбанизация безжалостно вторглась в жизнь людей, преодолела государственные границы и повлекла за собой многочисленные изменения в социально-демографической ситуации, экологическом состоянии, технологии производства, системах коммуникации и связи и т. п. Значительная концентрация населения на весьма ограниченных территориях привела к тому, что сокращение природных ресурсов вступает в противоречие с расширяющимися потребностями населения. Сложившиеся десятилетиями схемы управления уже не работают в изменившихся условиях, требуют значительного обновления.

В свое время К. Маркс писал: «Города в собственном смысле слова образуются здесь наряду с селами только там, где место особенно благоприятно для внешней торговли, или там, где глава государства и его сатрапы, выменивая свой доход

(прибавочный продукт) на труд, расходуют этот доход как рабочий фонд»[1].

В модели социального города, разработанной

В. Ханешем, «даже в тех городах, которым оказалось выгодно современное социально-экономическое развитие, намечается тенденция к разделению города на три резко отличных друг от друга сегмента: 1) город, способный выдержать мировую конкуренцию, 2) «нормальный» город, где живут и работают, и 3) маргализированный город, где обитают люди, выброшенные на обочину общества»[2]. В условиях чрезвычайной ситуации характер поведения населения определяется психологией толпы, действующей под влиянием сильных эмоций инстинктивно и непредсказуемо легко поддающейся панике.

Одна из основных задач сегодня — анализ урбанистических тенденций с точки зрения управленческих процессов и определение более эффективных подходов. Такие поиски ведутся во многих крупнейших городах нашей планеты, поэтому их опыт в совершенствовании организации и структуры управления мегаполисом безусловно интересен. Глобализация проблем и способов их разрешения делает такой опыт чрезвычайно полезным и для решения насущных проблем г. Москвы.

Сложившаяся ситуация побуждает управленческие структуры крупнейших городов лучше использовать то немногое, что даровано природой, интенсифицировать процессы производства и восстановления природных запасов, тратить определенные средства на нужды культуры страны и оберегание исторических памятников, заботиться об охране здоровья населения. Новая парадигма управления постепенно вызревает внутри прежней, формируясь и принимая более четкие очертания. Поясним на примерах.

Ведущим лейтмотивом выступлений мэров крупнейших столиц мира была необходимость качественного улучшения управления городом. «Государство меняется, приспосабливаясь к глобализации, и мы должны менять свои методы»[3] (Париж); «мы нуждаемся в модернизации городского управления»[4] (Мехико); необходимы «инновационные методы»[5] (Афины), поскольку «будущее нашей цивилизации будет сугубо городским»[6] (Мадрид). Однако необходимость перемен, которая назрела и весьма очевидна, нуждается в конкретизации: как, каким образом модернизировать управленческую структуру.

Опыт мировых городов показывает, что жесткая централизация управления городом слабо учитывает запросы отдельных префектур, коммун, не говоря уже об отдельных гражданах. Глобализация управления невольно отдаляет принятие решений от конкретного налогоплательщика, рядового жителя города, которому далеко не безразлично, где и в каких условиях он живет, работает, отдыхает. Именно поэтому все настойчивее звучат призывы о приближении властных структур к избирателям, о регионализации управления. Данный подход обозначается как «децентрализация власти»[7] (Рим); как «процесс перехода части власти от государства к местным властям»[8] (Париж), поскольку «без участия местных сил невозможно добиться успеха» (там же). Центральные власти весьма неохотно идут на такую жертву, поскольку при этом невольно приходится делиться бюджетом, инвестициями, частью привилегий, но в современных условиях иного выхода нет. В настоящее время вопрос стоит уже не так — делиться или нет, это очевидно, а о пропорции делегированных законодательных и исполнительных полномочий на места. Здесь разброс мнений очень широк. Взять, к примеру, функционирование местных органов власти в США, которое регулируется исключительно самими штатами. «Степень урегулиро- ванности различных аспектов местного управления в отдельных штатах, однако, отнюдь не одинакова, вследствие чего выделяются две основные группы. К первой группе относятся штаты, конституции которых содержат небольшое число норм, касающихся местных органов, причем устанавливающих, как правило, те или иные ограничения деятельности последних (Алабама, Миссисипи и др.). Вторую группу составляют штаты, конституция которых более подробно регулирует вопросы местного управления»[9]. И это в пределах одного государства; тогда не приходится удивляться тому, что, к примеру, во Франции посвященные управлению на местах статьи конституции весьма лаконичны, а в Мексике «местное самоуправление подробно регламентируется» в основном законе[10]. Российская Федерация включает в себя более 80 регионов, имеющих различный статус административной автономии по отношению к центральной власти в столице. Этот спектр также весьма широк, начиная от дотационной Тверской области, заканчивая Республикой Татарстан и свободными экономическими зонами. Гибкость и точный анализ возможностей региона являются основой для сбалансированного, основанного на договорах, взаимного распределения властных функций. Принимая на себя часть ответственности за судьбу региона, местная администрация рискует в большей степени потерей своих кресел, поскольку она ближе к избирателям и более контролируема ими. С другой стороны, только местная администрация может конкретно и быстро решить локальные вопросы, хорошо зная имеющиеся условия и возможности. Учитывая такое положение, в условиях децентрализации городского хозяйства явно прослеживается тенденция децентрализации власти, передача некоторых ее функций и полномочий конкретным округам и муниципалитетам.

Но и здесь встает проблема, по какому пути идти: сепаратизм предполагает полный суверенитет; федерализм — различные уровни единой системы, а автономия — самостоятельность в конкретной сфере (политика, культура и др.)[11].

Задача состоит в том, чтобы из всего комплекса форм самоуправления найти наиболее оптимальную и действенную в каждом конкретном случае. Самые серьезные споры идут вокруг возможных пропорций, разумного баланса и распределения полномочий.

Интересна точка зрения немецкого ученого

Э. Зенгербергера, дифференцировавшего различные уровни местного самоуправления. Исследователь утверждает, что «мы не должны считать, будто местный уровень — это какой-то один уровень. Напротив, это понятие может быть представлено как многоуровневая система институтов, активно действующих людей, компетенции и ответственности, которые могут либо налагаться друг на друга, либо отделяться друг от друга». Это очень конструктивная мысль, позволяющая дифференцировать различные полномочия даже на уровне местного руководства.

Еще одно положение Э. Зенгербергера представляется несомненно важным с точки зрения анализа проблемы. Речь идет о том, что не всегда средства, отпущенные на те или иные региональ-

2

ные (местные) нужды, доходят до адресата (да еще в полном объеме). Чаще всего такое лишь предполагается, и это побуждает местные «органы к самостоятельному изысканию необходимых средств». Автор пишет, что «центральная идея состоит в том, что местное развитие эндогенно, то есть может быть «запущено» и организовано прежде всего за счет внутренних ресурсов. Этот подход означает максимальную и оптимальную мобилизацию возможностей конкретного региона, вместо того чтобы ждать помощи извне для обеспечения роста и занятости»1. Изыскание внутренних резервов для обеспечения роста и занятости в подведомственных структурах лежит целиком на плечах местных администраций. Но если собственными ресурсами не обойтись, тогда необходимо искать сторонников для решения финансовых, территориальных, организационных, правовых и прочих проблем.

Эти поиски приводят к различной по форме и продолжительности «интеграции с другими структурами » для выработки «совместной стратегии урбанизационной политики» (Афины). В ряде случаев «генеральный план финансирования построен на комбинации государственных и частных средств» (Мадрид). Не в этом ли залог «жизнеспособности муниципального правительства» (Лима). Концентрация возможностей государственных и коммерческих структур для решения конкретных задач — наиболее действенная форма такого взаимодействия. Государство снимает с себя часть финансовых расходов, предоставляя заинтересованным организациям соответствующие льготы и права, тем самым уменьшая налоговое бремя для населения.

Любая региональная политика (деятельность местной власти) должна иметь гуманистические цели и базироваться на основополагающих принципах. Руководством муниципальной власти г. Мадрида сформулированы эти положения следующим образом: способность «стать новатором — при поисках новых форм для восстановления традиционных городских взаимоотношений»1; «приспосабливаться — значит осваивать новые ценности, новые обычаи, принимать их и в соответствии с этим создавать новые нормы поведения»[12]; «коммуникативность — способность взаимодействия отдельных личностей и групп, транспортных потоков, средст связи»[6]; «дальнейшее развитие накопленного культурного потенциала»[6], а также «терпимость как мера способности к адаптации и социальному общежитию». Разумеется, и толерантность, и коммуникативность, и способность к освоению нового положения далеко не новые принципы, но на уровне местной власти, на уровне низового самоуправления это представляется значительным и весьма актуальным, поскольку смелость и желание достичь результата в сочетании с терпимостью к другой культуре и другим мнениям достойны уважения.

Необходимо также отметить стремление к развитию культурного потенциала, прекрасно осознаваемого в верхних эшелонах власти и порой явно недооцениваемого на региональном и местном уровне. Славянская традиция, менталитет славянина включают в себя духовность как неотъемлемую составную часть и поэтому отражают внутреннюю глубинную сущность отечественного общежития — едва ли не главную отличительную черту восточноевропейских народов. Потеря духовной составляющей хоть и наносит определенный ущерб народам западноевропейских стран, но из-за их прагматичности все же занима-

4

ет более скромное место в ряду других возможных потерь и не столь фатальна, как для россиянина. Данный аспект позволяет утверждать, что духовно-нравственная и художественно-эстетическая сфера более приемлема для жителей Восточной Европы, чем для Западной Европы. То, что могло быть лишь эпизодом в цепи других явлений, здесь становится чуть ли не основным.

Вопросы регионального и, в частности, местного самоуправления уже перестали быть предметом дискуссий в плане их целесообразности. Наиболее обобщенный текст «Европейской хартии о местном самоуправлении»1 принят Советом Европы в Страсбурге в 1990 г. В нем нашли отражение конституционные и законодательные основы местного самоуправления, само понятие, сфера компетенции, защита территориальных разграничений, условия осуществления полномочий местных властей, административный контроль, источники финансирования и правовая защита. Особая часть включает обязательства, сферу распространения хартии, возможность предоставления информации, а также условия ее подписания, ратификации и денонсации. Появление такого документа является примечательным событием в мировой практике и завершает длинную череду дискуссий о его целесообразности. Другое дело, что в хартии лишь в самом общем виде сформулированы основные постулаты взаимоотношений с государственной властью и региональными структурами. Более частные вопросы, а их немало, находятся в ведении и компетенции договаривающихся сторон каждой конкретной страны, присоединившейся к этой хартии.

Многоуровневость местной власти, ее основные принципы и уже вполне наработанная законодательная база дают основание к поиску решения проблем на местном уровне, которые бы в наибольшей степени отвечали задачам момента, были нацелены на перспективу, консолидировали бы усилия на ключевых, магистральных направлениях развития той или иной области общественного бытия.

К основным опасностям, препятствующим нормальной жизни населения в мегаполисах, можно отнести: взрывы (угрозы взрывов) общественных и жилых зданий; пожары и аварии в них; происшествия, связанные с недостатками в хранении и применении сильнодействующих ядовитых и радиационных веществ; производственные аварии техногенного характера; происшествия в метрополитене и наземном транспорте; сложная криминогенная обстановка в городе; загрязнение водоемов города маслами и другими нефтепродуктами, а также фенолом, толуоловым альдегидом; эпидемические заболевания и массовые ток- сико-инфекционные отравления и другие. Основными направлениями обеспечения безопасности со стороны властей являются оценка, контроль, прогнозирование, профилактика и ликвидация последствий чрезвычайных ситуаций (ЧС) различного характера: природно-техногенных, экологических, криминальных, общественных, энергетических, социально-экономических, национальных, демографических, военных и политических. Для этого разрабатываются предложения по реализации государственной политики по вопросам гражданской обороны, координации действий сил и средств, предназначенных для предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, осуществлению должного государственного надзора за предприятиями с целью предупреждения чрезвычайных ситуаций, организации обучения населения, подготовки должностных лиц, органов управления и специалистов1.

Действия городских властей в данном случае должны быть направлены на обеспечение безопасности населения при кризисных ситуациях социально-экономического, политического и военного характера, прогнозирование, предупреждение и снижение тяжести последствий от ЧС техногенного, экологического характера и явлений природного, природно-техногенного происхождения; оказание экстренной медицинской и ветеринарной помощи; санитарно-эпидемическое обеспечение ЧС, в том числе биогенного, зооген- ного и фитогенного характера, и меры по их предупреждению и снижению тяжести последствий; обеспечение населения города продовольствием и водой в кризисных и чрезвычайных ситуациях; организационное обеспечение мероприятий, связанных с преодолением последствий ЧС.

Управление развитием мегаполиса приобрело в настоящее время универсальный характер. Сегодня говорят и пишут о задачах управления развитием науки и техники, экономики, о социальном, духовном, моральном развитии, управлении развитием коллектива, личности, предприятия, города, региона. Курс на частичную децентрализацию управления вызвал потребность в организации многоуровневости регионального (местного) самоуправления, которому (по взаимной договоренности) делегируется часть средств и ответственности за решение данных проблем. Поэтому администрациям на местах необходимо искать сторонников для решения финансовых, территориальных, организационных, правовых и пр. проблем, интегрируясь с другими структурами. Гуманистическая цель политики должна просматриваться на любом уровне управления, в том числе на самом низовом. Интересы человека должны быть в центре внимания любого принимаемого решения. Однако опыт зарубежных стран предостерегает об опасности сепаратизма в распределении властных полномочий, в особенности на местном уровне. Необходим разумный баланс между обязательными для исполнения на местах политических решений центральных властей и определенной свободой региональной администрации для оперативного решения конкретных тактических задач.

И еще одно положение, представляющееся нам конструктивным. Речь идет о том, что прежде чем взяться за организацию какого-либо мероприятия, необходимо тщательно взвесить его предполагаемые результаты, положительные и негативные последствия, степень риска. Не случайно в процессе Конференции неоднократно звучала мысль, четко сформулированная мэром Парижа: «Для управления городами необходимо предусматривать последствия их проблем. Будучи местом жизни, город должен формироваться человеком и для человека». Взятые кредиты не всегда являются благом, поскольку проблемы по их возвращению будут решать следующие поколения.

Суммируя вышеизложенное, необходимо отметить, что в произведениях классической и современной урбанистики, в практическом опыте наиболее крупных городов планеты накоплен значительный потенциал, помогающий лучше представить себе ключевые, магистральные направления развития отечественных урбанотерри- торий, крупнейших городов России, наиболее ярким из которых является Москва.

Несмотря на достигнутые успехи, пока еще существует достаточно много проблем социально- экономического плана, конкретное решение которых мало зависит от центральной администрации города или округа. Авторитарная управленческая система, основанная на беспрекословном подчинении, уходит в прошлое, уступая место инициативе руководителей на местах, но для работы в новых экономических условиях у них нет соответствующей подготовки и пока еще не сформировался новый уровень мышления.

Москва не стоит в стороне от столбовой дороги социально-экономического процесса и, как многие другие крупные города Земли, испытывает все трудности и проблемы современной урбанизации. В своем выступлении на 5-й конференции мэров Ю.М. Лужков выделил наиболее существенные из них. «Москва — это город и субъект Российской Федерации, это и государственное образование, и самоуправляющаяся община»'.

Москва до 1861 года — это «вотчинный город восточного типа» (М. Вебер). В течение следующих ста лет Москва превращается в средоточие промышленности, торговли, в центр научно-технических исследований. С конца 1980-х гг. по настоящее время идет процесс превращения в город-сити.

Как и другие мегаполисы, Москва имеет проблемы, которые хорошо известны. Они порождаются не столько плохим управлением, сколько противоречиями естественного развития. Мегаполис интенсивно растет до тех пор, пока не уткнется в противоречия, приостанавливающие его рост:

  • — между исторически сложившимся устройством и образом города и потребностями экономического роста и развития, между сохранением исторического наследия и потребностями чисто меркантильного расчета; продуманные законы позволили не только сохранить исторический центр в достойном виде, но и сделать его очень привлекательным;
  • — между желанием увеличить объем производства в городе и соответствующим воздействием на качество природной среды города. Экологические проблемы приходят в город разными путями; в связи с резким увеличением количества автомобильного транспорта значительно ухудшилась атмосфера столицы, [15]

но есть и другие источники экологической агрессии; среди мероприятий можно назвать меры по оздоровлению городской среды и экологическое воспитание граждан;

  • — между необходимостью предоставления как можно большей свободы для хозяйственной деятельности и соответствующим этому обострению криминогенной обстановки; рост преступности в крупнейших городах — явление объективное не только для Москвы;
  • — между объективно желательным увеличением продолжительности жизни, достижимым в мегаполисах и вытекающим из этого изменением возрастной структуры городского электората; город стареет, что в условиях демократии затрудняет реализацию молодежью ее инновационных функций, начало собственного дела или получение высокооплачиваемых рабочих мест;
  • — несоответствие административно установленных границ и географии фактически существующим хозяйственным, культурным, духовным и иным связям; мегаполисы неизбежно привязывают к себе пригороды, и в результате отдельными элементами инфраструктуры пользуются одни люди, а оплачивают их другие;
  • — противоречие между централизацией и децентрализацией управления.

Мегаполис — единый организм, и управлять протекающими в нем социально-экономическими процессами нужно с позиций интегрированного системного подхода. Очевидно, что эффективное централизованное управление такой рассредоточенной многомерной системой практически невозможно. Однако децентрализация управления неизбежно порождает сепаратистские тенденции. Они существуют как во взаимоотношениях между городом и государством, так и во взаимоотношениях между людьми на различных уровнях управления внутри самого города. Прибавьте к этому характерные для всех мегаполисов проблемы нелинейного возрастания стоимости поддержания городской инфраструктуры.

Чтобы найти оптимальное решение, необходимо понять одну особенность развития мегаполиса. Люди не всегда могут или не всегда хотят смотреть вперед и не умеют оценить долгосрочные последствия своих действий. Занимаясь множеством сиюминутных вопросов, необходимо отдавать приоритетное значение решению глобальных, стратегических проблем, идти на опережение.

К подобным проектам можно с полным правом отнести Генеральный план развития Москвы, разработанный под руководством академика А.В. Щусева в 1936 году. Талантливый, новаторский подход, обозначивший развитие города на далекую перспективу, не потерял своего значения и при составлении современного Генерального плана развития города.

Уже очевидно, что лучше получалось управлять через приказы, предписывая каждому человеку, что он должен делать, и пресекая любые отклонения от предписаний. Но в России и сейчас в полной мере не научились управлять свободными гражданами с помощью законов, определяющих и запрещающих только то, что нельзя не делать. Это сейчас главная проблема в управлении развитием города, именно ее нерешенность привела к тому, что при переходе к экономической свободе сиюминутные интересы хозяйствующих субъектов стали наносить большой ущерб интересам долговременного развития. В этом отношении ощущается отставание от стран с отработанной налогово-правовой средой для частной инициативы. Здесь мы только в самом начале пути становления законодательной базы».

Достаточно подробное изложение выступления Ю.М. Лужкова приведено здесь не случайно, поскольку в нем в концентрированном виде отражены реальные трудности развития крупнейшего города России, отслеженные на макроуровне и во многом сходные с другими мегаполисами.

Ведущие идеи крупнейших представителей урбанистики, работы современных исследователей в этой области позволяют нам вычленить наиболее существенные аспекты жизни города, отобрав наиболее ценные моменты управленческого опыта для решения конкретной управленческой задачи — руководства системой учреждений в сложнейших условиях переходного периода. Полученные при этом результаты убедительно доказывают жизнеспособность мегаполиса, возможность успешно работать на ниве удовлетворения жизненных запросов населения, при этом активно развиваясь в рамках государственного учреждения. Нам представляется очевидным, что потенциальная возможность теоретических трудов отечественной и зарубежной урбанистики в современных условиях еще далеко не исчерпана; большие возможности в решении конкретных региональных проблем может дать пристальное изучение мирового опыта; избранная нами схема управления, с учетом ее модификации к местным условиям и специфике производства, может быть полезна и интересна для использования в других смежных системах управления.

Таким образом, анализ мирового и отечественного опыта позволяет раскрыть своеобразие, цели и методы социального управления развитием отдельных инфраструктур мегаполиса в условиях перехода общества на путь устойчивого развития.

Взяв курс на коренные преобразования в системе городского хозяйства, в первую очередь на уровне решения глобальных проблем, администрация столицы добилась больших успехов. Свидетельством тому является большое жилищное строительство, завершение работ на Московской кольцевой автомобильной дороге, благоустройство центральной, исторически сложившейся части города, окончание работ по созданию мемориального комплекса на Поклонной горе, второе рождение Третьяковской галереи, обновление Большого театра, проведение крупнейших спортивных соревнований и культурных акций, проведение юбилейных торжеств, посвященных 850-летию основания Москвы. Прошли Всемирные юношеские игры (1998 г.). Широко отмечалось 200-летие со дня рождения А.С. Пушкина — (1999 г.). Завершение работ по строительству Храма Христа Спасителя — (2000 г.). Успехи эти впечатляют, они неоспоримы, но на местном уровне ситуация несколько иная.

В условиях жестокой конкурентной борьбы, где выживает лишь сильнейший, в первую очередь страдают такие малодоходные, а чаще всего убыточные (дотационные), сферы, как культура, образование, которые не могут постоять за себя не только на городском, но даже на муниципальном уровне. Такие учреждения, как клубы и дома культуры, некогда столь популярные среди населения, в переходный период оказались в особенно бедственном положении. Многие из них, ранее имеющие ведомственную принадлежность, были сняты с баланса предприятий, поскольку в условиях спада производства и остановки предприятий их нечем стало финансировать. Они оказались ненужными и профсоюзной элите, оставившей за собой наиболее современные; остальные же были отпущены в «свободное плавание».

Это оказалось губительным для большинства небольших досуговых учреждений, построенных 20 и более лет назад, требующих дорогостоящего ремонта, а то и реконструкции. Низкая зарплата специалистов не стимулировала качество их работы, провоцировала текучесть кадров, в то время как повышение оплаты занятий в кружках и студиях могло вообще отпугнуть население, также нерегулярно получающее зарплату и пенсии. Если к этому прибавить постоянное давление различных коммерческих структур, желающих приспособить данные помещения под офисы и склады и обладающих неизмеримо большими финансовыми возможностями, то соотношение сил складывается не в пользу учреждений культуры и массового досуга. Клубы закрывались, иначе и быть не могло, но, обрыв последней ниточки духовно-эстетического, художественно-творческого воспитания людей ведет к утрате нацией одной из главных составляющих — ее менталитета, всегда отличавшего россиян. Это недопустимо. Еще одно противоречие, еще один вопрос: что делать?

Анализ ситуации, весьма типичной в настоящее время, побудил обратить более пристальное внимание на происходящие процессы, сопоставив их с идеями классической урбанистики и с учетом мирового и отечественного опыта управления мегаполисом, в частности с известной классификацией К.-Х. Насмахера1, отражающей четыре фазы развития предприятия:

  • — фаза эксперимента (предприятие утверждается со своей продукцией на рынке);
  • — фаза экспансии (растущие успехи предприятия на рынке обусловливают довольно быстрое увеличение объема производственных мощностей;
  • — фаза зрелости (на рынке покупателей предприятие может удержаться только путем рационализации производства);
  • — фаза спада (уменьшение возможностей сбыта продукции вынуждает предприятие ограничивать производство).

Параллель не совсем прямая, поскольку клубные учреждения имеют дело с продуктом иного

' Насмахер К.-Х. Экономические проблемы города и пути их решения // Региональное управление: Зарубежный опыт. М., 1994. Вып. 2. С. 80.

рода, однако фазы развития, отмеченные автором, вполне можно корректно использовать для анализа реального состояния конкретных учреждений. Состояние спада (депрессии, стагнации) клубных учреждений очевидно. Для того чтобы возродить учреждения культуры, необходимо отказаться от привычных методов управления и пойти на решительные преобразования — эксперимент.

Цель эксперимента — возвращение учреждений культуры жителям каждого конкретного муниципального объединения, предоставление возможности развития творческих задатков представителям любого возраста и профессий, детям и пенсионерам. Культура и созидание объединяют людей, а конкуренция и отсутствие условий — разъединяют. Для достижения поставленной цели необходимо максимально усилить центростремительные процессы, и если не приостановить, то по возможности ослабить действие центробежных. Необходимо решить: от каких бытовавших прежде и утративших свое значение традиций (схем, моделей) следует отказаться, а какие необходимо культивировать; если менять, то в каких случаях делать это смело и решительно, а в каких аккуратными точечными воздействиями качественно преобразовывать ситуацию; необходимо не только четко обозначить деструктивные и конструктивные силы, но и получить определенные властные полномочия на проведение подобных перемен, продумать финансовое обеспечение и располагать необходимым временем. В противном случае любые действия обречены на неудачу.

Возглавив в 1991 г. руководство ЦЦК «Передел- кино» в новом муниципальном округе г. Москвы и столкнувшись с объективными трудностями начального (наиболее дикого) периода рыночных преобразований, руководитель испытал все прелести. Именно в этот период пришла идея объединить вокруг Центрального дома культуры, который хоть как-то держался на плаву, несколько небольших клубов, находящихся в плачевном состоянии. Заручившись поддержкой муниципальной администрации на такое объединение и проведение структурных преобразований, было решено сконцентрировать в одном месте те скудные средства, которые составляли бюджет разрозненных учреждений. Это позволило поочередно привести все клубы в надлежащее состояние, сохранив за ними государственный статус.

Серьезное влияние в дальнейшем оказали реально складывающиеся условия социально-экономического бытия, которые оказались созвучными ценностным механизмам «теории социального действия» М. Вебера, концепции взаимодействия мегаполиса и малых городов Ф. Броделя, многоуровневой системе местного самоуправления В. Зенгербергера. В самых общих чертах предлагаемую управленческую схему можно представить следующим образом: объединенная администрация нескольких клубов берет на себя обязательства по обеспечению своих учреждений достойными условиями (помещение, коммунальные услуги, дорогостоящее оборудование), по подбору и расстановке кадров и по осуществлению перспективного (стратегического) планирования с целью развития всей системы и каждого клуба в отдельности. Освободившись от тяжелого бремени коммунальных платежей, клубы-филиалы сохраняли собственное руководство и получали возможность свободного выбора направлений творческой работы с населением. Процесс взаимного делегирования полномочий, конструктивного перераспределения обязанностей и ответственности позволил значительно оживить работу в некогда пустующих клубах. Так возникла идея, и в 1992 г. была создана территориальная клубная система «Солнцево». Фаза эксперимента завершалась, наступила фаза экспансии.

Оставаясь в рамках государственного учреждения, клубная система была постоянно в поле зрения муниципальных властей, которые, замечая ее успехи, сначала исподволь, а затем все более охотно шли навстречу, удовлетворяя всевозрастающие запросы и нужды. Клубная система росла, а для этого необходимы были новые помещения, которых недоставало в районе-новостройке. С целью решения данного вопроса специальным решением муниципальной власти было решено передавать первые этажи вновь заселяемых домов для размещения в них клубов-филиалов. Причем сами жители определяли, какие кружки и студии они хотели бы видеть в собственном доме. Преодолевая сопротивление коммерческих структур, стремящихся занять эти помещения, все же удалось открыть полтора десятка профильных клубов-филиалов на территории муниципальных округов Солнцево, Внуково и Ново-Переделкино; причем их сеть позволяла жителям не тратить много времени, добираясь с детьми на занятия в тот или иной кружок. Система клубных учреждений не только росла, возрастали и ее финансовые возможности: повысилась заработная плата специалистов, наиболее достойные из них были премированы. У работников стала появляться заинтересованность в своем труде, повысилось и его качество, а следовательно, население потянулось в клубы. Возросла массовость, стали выявляться талантливые музыканты-исполнители, художники, танцоры. Праздничные и юбилейные концерты, проводимые на достаточно высоком уровне, приносили клубной системе популярность, а ее сотрудникам — уважение. Постепенно стали появляться спонсоры, которые теперь уже отчетливо видели, что их деньги не уйдут на ветер, а будут использованы по назначению на благие дела. Финансовая стабилизация позволила не только более уверенно заниматься долгосрочным развитием всей клубной системы, но и, по желанию жителей микрорайона, открывать достаточно экзотические кружки и курсы (армреслинг, фриволите, бисероплетение, нижегородский гипюр и др.) Наступала фаза зрелости.

Поднявшиеся с колен и набравшие силу Центральный дом культуры «Переделкино», дома культуры «Луч» и «Радуга» совместно с созданными в микрорайонах профильными клубами-филиалами «Гармония», «Позиция», «Ариадна», «Надежда», «Встреча», «Хозяюшка», «Природа», «Вернисаж», «Орион», «Умелые руки», «Сатурн» представляли собой достаточно мощную структуру учреждений культуры и досуга государственного подчинения, влияние которой серьезно сказывалось не только в муниципальных округах, но и в Западном округе столицы. Серьезно рос ее авторитет; дирекция территориальной клубной системы уже могла позволить себе посылать на учебу своих специалистов, чтобы повысить их образовательный уровень и деловую квалификацию, тиражировать созданные на ее базе методические разработки и рекомендации, принимать у себя выдающихся мастеров отечественной культуры и искусства. Население в свободное время охотно посещает созданные клубы-филиалы, занимаясь любимым и интересным делом. Можно констатировать, что работа вышла из стадии эксперимента и реально претворяется в жизнь.

Опыт, достаточно полно представленный в различных публикациях, дает основание сделать вывод о том, что, опираясь на теоретические положения крупнейших представителей мировой и отечественной урбанистики, творчески преломляя в своей деятельности бесценный опыт управления крупнейшими городами Земли, а также его конкретные особенности в условиях Москвы, данная теоретико-эмпирическая концепция позволяет проектировать и внедрять стратегически обоснованные и практически целесообразные управленческие модели совершенствования реальных социально-экономических процессов, причем не только на глобальном, но и на конкретном местном уровне.

  • [1] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 46, Ч. 1 С. 464.
  • [2] Ханеш В. Кризис и перспективы социального города // Государственная служба. (Управление городом. Зарубежный опыт.) М., 1997. № 3 (20). С. 38.
  • [3] Пятая конференция мэров крупнейших городов мира. С. 88.
  • [4] Там же. С. 58.
  • [5] Там же. С. 43.
  • [6] Там же. С. 68.
  • [7] Москва и крупнейшие города мира на пороге XXI века. М., 1998. С. 17.
  • [8] Там же. С. 18.
  • [9] ’ Основы местного самоуправления в зарубежных странах. — В кн.: Местное самоуправление в зарубежных странах. (Информационный обзор). М., 1994. С. 7.
  • [10] Там же. С. 8.
  • [11] ’ Гердес Д. Регионализм // Региональное управление: Зарубежный опыт.М., 1994. Вып. 2. С. 7—8.
  • [12] Там же. С. 69.
  • [13] Там же. С. 68.
  • [14] Там же. С. 68.
  • [15] Москва и крупнейшие города мира на пороге XXI века. С. 6.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>