Полная версия

Главная arrow Философия arrow Мегаполис в зеркале социальной философии

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Город как результат «взрыва урбанизации»

В городе располагались торговцы, сосредоточивались функции политического, религиозного и экономического управления, ремесленное производство.

Ф. Бродель

®дним из выдающихся исследователей проблем города и урбанизации был французский философ, историк и социолог Фернан Бродель. Его труд «Что такое Франция?» представляет собой образец конкретно-локального исследования урбанизации. По сути, это энциклопедия социально-культурной истории одного из интереснейших государств на европейском континенте. Обращаясь преимущественно к данной и некоторым другим работам Броделя, мы попытаемся вычленить наиболее значимые положения его концепции для понимания современной урбанизации. В этой связи основной нашей задачей является анализ его урбанистической концепции и ее использование в условиях современной реальности.

На примере огромного массива историко-географических фактов Бродель приходит к выводу, что формирование современного человечества, как единой общности начинается лишь с конца XV века, в эпоху начала концентрации и дифференциации производства и наук, в эпоху все более и более возрастающей зависимости жизнеспособности конкретного региона от постоянного перемещения товаров, денежных масс, т. е. от торговли. Ранее можно было говорить лишь о существовании локальных цивилизаций. Не случайно к наиболее значительным выводам автор пришел путем анализа истории развития человеческого общества на протяжении последних пяти столетий.

В русле концепции осмысления системнопространственных процессов, упомянутой нами ранее, необходимо сказать о теории «взрывов урбанизации». М. Вебер в своих трудах лишь косвенно обозначил ее критерии, научное оформление этой теории как доказанного теоретического положения принадлежит Ф. Броделю. Он придавал большое значение городскому образу жизни, полагая, что поворотные моменты исторического развития сопровождались взрывами урбанизации[1]. Урбанизация — предвестник появления нового человека[2]. В истории отмечено несколько волн (по Броделю, «взрывов») урбанизации, охвативших человечество примерно в одно и то же время. Подобные явления планетарного масштаба обусловлены объективными причинами. К первым двум волнам следует отнести появление крепостных стен и валов с их оборонительной функцией, наличие экономических рубежей принадлежащей городу земельной территории. Этому способствовали имеющиеся вблизи залежи природных ископаемых, функционирование крупного промышленного производства, а также сложный комплекс связанных с ними причин.

Третья волна урбанизации, способствовавшая бурному оттоку населения из сельской местности в города, приходится на середину и вторую половину XX века. Интенсификация производства привела к тому, что техническое оснащение фермерских хозяйств в странах Западной Европы и Америки сделало широко применявшийся ранее ручной труд ненужным. К примеру, в настоящее время в сельском хозяйстве США занято всего 3% населения, обеспечивающего продуктами питания всю страну Кроме того, США в значительных количествах экспортируют сельскохозяйственную продукцию в другие страны.

Научно-техническая революция в XX столетии привела к стремительному росту производства товаров и услуг, качественному улучшению условий жизни. Уже стали привычными в домах горожан электричество и газ, центральное отопление и канализация, горячее водоснабжение, лифт, мусоропровод, телефон, то есть блага, пока еще малодоступные жителю сельской местности. Город, в особенности крупный, привлекает возможностью получить полноценное разностороннее образование, найти работу по интересной специальности, удовлетворить культурные запросы, просто развлечься. Нельзя забывать также и о том, что в городе у человека значительно больше свободного времени, которое не нужно тратить на создание элементарных коммунальных удобств, более солидная и престижная зарплата, лучше отлажена работа транспорта и связи и многое другое. Эти и целый ряд более частных причин привели к тому, что население в городах к концу XX столетия намного превышает население сельских районов страны. Все это коренным образом меняет условия жизнеобитания и жизнедеятельности человека, создавая известные проблемы.

Урбанистика — наука, изучающая объективные изменения, происходящие в социуме под воздействием городских условий, приспособленность города для полноценного существования его жителей, а также взаимодействие человека и городской среды. Философско-социологический анализ становления и развития большого города как автономного мира позволяет конкретизировать представления об особенностях возникновения цивилизации. «И тогда — что такое цивилизация, как не становление в древности определенной человеческой общности в определенном месте? Это одна из категорий истории, необходимый вид классификации»[3].

Развивая теорию Ф. Броделя о «взрывах урбанизации», необходимо выделить несколько положений, относящихся преимущественно к крупным городам (мегаполисам). Увеличение роста городской территории и числа жителей в определенные исторические периоды — явление объективное. Однако есть моменты, развитие или стагнация которых в значительной мере зависит от рационального управления в городе и на местах. Здесь имеются в виду уже не глобальные проявления и последствия взрывов урбанизации, а, если можно их условно обозначить, микровзрывы в развитии отдельных явлений и процессов, интенсивное развитие (рост) которых способно привести к изменению баланса в сложившейся системе городских социально-экономических, демографических, культурных и пр. условий.

В работах Ф. Броделя значительное место принадлежит правовому регулированию социальных проблем. Сопоставляя городской и сельский уклады жизни, французский социолог пришел к выводу, что в деревне отношения между людьми устанавливаются иначе, чем в городе. Житель деревни, как это ни парадоксально, менее свободен от ближайшей социальной группы в выборе отношений и действий, чем горожанин. Последний (в особенности житель мегаполиса) в повседневном поведении на улице, в транспорте и т. д. независим от окружающих его людей, если следует общепринятым правовым, экономическим, нравственным и эстетическим канонам. Именно поэтому он более свободен в выборе своих решений и действий.

Нельзя сказать, что вопросы нравственного и правового регулирования социальных проблем ранее не поднимались. История древних цивилизаций донесла до нас законы Хаммурапи, основанные на беспрекословном подчинении царской воле, законодательные акты такого города-конгломерата, как Александрия (где по соседству друг с другом жили египтяне, греки, евреи и выходцы из других стран), наконец, знаменитое римское право (прообраз современного правового законодательства), в котором были указаны не только обязанности горожан, но и обозначены и защищены их права. Ф. Бродель показал, что при отсутствии или несовершенстве законодательства в свободном правовом поле доминирует либо сила, либо волевые решения городских властей.

Иное дело в правовом государстве, где для изменения отдельных сторон социально-экономической ситуации необходимо внесение изменений в имеющуюся законодательную базу. Именно поэтому политики так ревностно добиваются изменения законов (правил игры), внося в них поправки, совершенствуя, порой лоббируя те или иные из них; не потому ли, став общественно значимой правовой нормой, этот закон (вердикт, указ) качественно изменяет сам процесс и всю гамму связанных с ним социальных отношений сообразно ситуации нового правового пространства. Законы, правовые нормы, согласно Броделю, — это следствие не сельской, а городской культуры, они зарождаются, совершенствуются и умирают преимущественно в городских условиях. Это положение важно еще и потому, что разработка и принятие разумных правовых норм в масштабе государства, города, конкретной территории позволяет оптимизировать полноценное существование и дальнейшее развитие последних.

В этой связи разумная, продуманная коррекция законодательных актов, правовых норм, законотворчество должны быть в первую очередь ориентированы на перспективу развития города. Одной из особенностей мегаполиса является то, что даже самые незначительные изменения в его законодательной базе, учитывая гигантские масштабы, сразу становятся заметными (примеры с «ракушками» или торговыми палатками в Москве 1990-х годов), подчас приобретая характер стихийного бедствия. Отсюда следует, что любое, даже самое незначительное изменение правовых норм немедленно отражается на характере протекания социально-культурных процессов в городе. Естественно, что, совершенствуя практику правового регулирования, можно активно влиять на данные процессы, однако делать это необходимо аккуратно, имея в виду не только ближайшую, но и отдаленную перспективу развития города.

Немалой заслугой Ф. Броделя является разработка проблемы взаимодействия крупного города с соседними небольшими городами и прилегающими деревнями. Попытка описать и осмыслить как центробежные, так и центростремительные тенденции в процессе взаимодействия привела автора к весьма интересным, с нашей точки зрения, выводам. В его работе «Что такое Франция? Люди и вещи» отмечается, что, «независимо от того, являются ли города плодом сельскохозяйственной революции или нет, цель их развития неизменно состоит в том, чтобы возвыситься, стать суперструктурой. Для них существовать — значит властвовать. Они противопоставляют себя деревням, подчиняют их себе»1. Такого рода экспансию городов он характеризует следующим образом: «Столица присоединяет в районы малые города-спутники — это и есть мегаполис. Можно рассматривать мегаполис как результат урбанизации на таком его этапе, когда город- господин (столица) присоединяет к себе, поглощает другие города (города-слуги, города-спутники)»[4] [5].

Начиная от городской стены как «линии экономического и социального водораздела»[6] город- гигант царствует во всем «архипелаге городов»[7] (термин Р. Хепке), поглощая рабочую силу, осуществляя контроль над производством и продажей товаров и продуктов. Экспансия городов начиналась с чеканки монет и постепенно приобретала все более сложные формы и разнообразие.

Но возможен ли обратный процесс? Многие писали о децентрализации, особенно подчеркивая характерную для этого процесса смену общественных ценностей и анализируя парадигмы развития различных городов. Когда экспансия центра становится нетерпимой для окраин, появляются реальные условия для конфронтации и противоборства.

Недаром (и это отмечают исследователи), в особенности в последние годы, национализм поднимает голову как раз на окраинах, когда их слишком серьезно притесняет центр, как противовес экспансии центральной власти. Много лет идут дискуссии о том, что должно быть сильнее — центр или регионы? Можно ли гармонизировать (оптимизировать) эти отношения, сбалансировать их? Что такое дезурбанизация: издержки урбанизации или ее нехватка? С последним вопросом, во всяком случае, есть некоторая определенность. Процесс дезурбанизации имеет место в том случае, когда на местах созданы условия, по своему уровню мало чем отличающиеся от имеющихся в центре (жилище, транспорт и связь, снабжение, культура и др., плюс близость природы и экологические преимущества).

Подводя итоги аналитического исследования концепций М. Вебера и Ф. Броделя, можно выделить ряд положений, имеющих принципиальное значение для современной урбанистики. Это теория социального действия и его конкретный социально-ценностный механизм; концепция смены социальных ценностей и анализ парадигм развития различных городов; теория «взрывов урбанизации»; правовое регулирование экономикополитических и социокультурных отношений; проблема соотношения центральной власти крупного города и его окружения в виде малых городов и сел. Анализ данных идей позволяет в достаточной мере четко определить себе стратегические направления и конкретные пути решения поставленных в ходе исследования задач. Однако практическая реализация такого подхода будет эффективна лишь при учете условий конкретного региона, конкретного мегаподиса. Поэтому следующая часть исследования посвящена актуальным проблемам урбанизации в столице, проблемам перестройки управленческой вертикали, наиболее существенным изменениям в законодательстве города, поиску управленческих решений, реализация которых обеспечила бы человеку комфортность в городе, — ведь здесь он живет, трудится, развивает свои способности и отдыхает, здесь собран такой узел сложнейших урбанистических проблем и так необходимо находить конкретные, теоретически точные и практически выверенные решения.

  • [1] Бродель Ф. Структура повседневности: возможное и невозможное. Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV—XVIII вв. М., 1980. Т. 1. С. 508.
  • [2] Там же. С. 590-592.
  • [3] Бродель Ф. Структура повседневности: возможное и невозможное. Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV—XVIII вв. Т. 1. С. 50.
  • [4] ' Бродель Ф. Что такое Франция? Люди и вещи. М., 1995. С. 130.
  • [5] Бродель Ф. Указ. соч. С. 128.
  • [6] Там же. С. 133.
  • [7] Там же. С. 161.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>