Полная версия

Главная arrow Философия arrow Мегаполис в зеркале социальной философии

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Город как предмет изучения

Современные теории урбанизма подчеркивают, что урбанизм — не изолированное явление, он должен изучаться во взаимосвязи с основными характеристиками политических и экономических изменений.

Э. Гидценс

,ещ^7рбанизация — глобальный, охвативший . / весь мир исторический процесс. Изучение Яш города как явления социально-исторического до сих пор осуществлялось как в рамках урбанистических теорий, так и путем осмысления в более широком — философско-историческом и социологическом контексте.

В свое время К. Маркс рассматривал город как надындивидуальное социальное образование. Он отмечал, что «при объединении в город община как таковая обладает экономическим существованием; само существование города как такового отличается от простой множественности независимых домов. Здесь целое не просто сумма своих частей. Это своего рода самостоятельный организм1».

В XX веке исследователи, рассматривавшие город с позиций урбанистической теории, отмечали, что это — целостная социально-пространст-

' Маркс К., Энгельс Ф. Т. 46. 4.1. С. 470.

венная система, в которой личные потребности и интересы людей, их повседневная жизнедеятельность имеют главенствующее значение. В частности, К.Х. Момджян показал, что главным для города является то, что он представляет собой сообщество людей[1]. По нашему мнению, город представляет собой один из исторических способов бытия общества, конкретнее — способ становления и развития цивилизации.

В поле нашего исследования находится такой сложный социальный объект, как мегаполис (иначе — социотерриториальный комплекс) — целостная пространственно-организационная форма жизнедеятельности населения, включающая эколого-биологическую среду, а также сферы профессионально-трудовой, общественно-политической, культурно-досуговой и социально-бытовой деятельности. Не менее важным для нас является субъект управления мегаполисом, также имеющий сложную, многоуровневую структуру.

Этимология понятия «город» достаточно разработана. Согласно данным французского ученого XX в. Э. Бенвениста, это понятие этрусского происхождения. Более поздние термины, такие как гр. polis — город, крепость, цитадель плат, civ- itas — община, развивались вместе со времен греко-римской культуры[2].

В большинстве исследовательских работ урбанизированную среду сравнивают с сельской, исходя из ставшего уже аксиоматичным положения о ведущей роли города в жизни цивилизованного общества по отношению к деревне. Нам представляется целесообразным, опираясь на данные отечественных и зарубежных исследователей, выработать собственную позицию по данному вопросу. Потребность в подобного рода исследованиях важна тем, что урбанистика, как никакая другая наука, посвящена изучению наиважнейших проблем жизнедеятельности человека

Известный французский писатель философ Ж.-П. Сартр отмечал, что «город — это материальная и социальная организация, обретающая свою реальность в повсеместности своего присутствия: он присутствует в каждой из своих улиц в той мере, в какой он всегда в другом месте, и миф о столице с ее тайнами ясно показывает, что непрозрачность непосредственных человеческих отношений проистекает здесь из того, что они всегда обусловлены всеми прочими отношениями[3]. Хотя проблемы урбанизации поднимались довольно давно, урбанистика как равноправная наука только еще формируется. По проблемам урбанистики накопился богатейший материал, представляющий интерес также для других областей социальногуманитарного знания.

Анализ большого массива публикаций, проведенный Г.А. Гольцем[4], показал тенденции в раскрытии проблем урбанизации, существовавшие в различные исторические периоды. В частности, автор отмечает, что урбанистическая литература XIX века рассматривала проблемы урбанизации комплексно, нерасчлененно, в единстве, целостно. К исследованиям такого рода можно отнести работы Н.П. Анциферова, Н.Н. Барановского, А.И. Воейкова, И.М. Гревса, Г.П. Ковалевского, И.Х. Озерова, И.А. Рожкова, П.П. Семенова-Тян-Шанского, В. Урушадзе и ряда других.

В период становления отечественной урбанистики на страницах научных изданий поднимались такие вопросы, как: «Гидрографическо-статистическое описание городов Российской империи, с показанием всех перемен, произошедших в составе и числе оных в течение двух веков, от начала XVII столетия доныне (1627—1796)» (автор К.И. Арсеньев, 1832), «Русский город, его роль в прошлом и настоящем» (А.А. Коленкин, 1924), «Городское или среднее состояние русского народа в его историческом развитии от начала Руси до новейшего времени» (Л.О. Павшинский, 1852); «Город и деревня в русской истории: краткий очерк экономической истории России» (Н.А. Рожков, 1902); «Город и деревня в Европейской России: очерк по экономической географии» (П.П. Семе- нов-Тянь-Шаньский, 1910) и ряд других.

Развивалась в эти годы и сравнительная урбанистика. Это нашло свое отражение, в частности, в таких работах, как: «Центры умственной жизни: общественные и бытовые очерки. Очерк первый: Лондон» (А. Вадин, 1982); «Распределение населения Земли в зависимости от природных условий и деятельности человека» (А.И. Воейков, 1906); «Опыты по истории французских городов в средние века» (Н.П. Отторах, 1919); «Из социальной истории человеческого жилища» (В.В. Святловский, 1965).

В литературе все более решительно поднимались проблемы города, его функционирования, развития и управления: «Пути изучения города как социального организма» (Н.П. Анциферов, 1926); «Город как предмет краеведения» (И.М. Гревс, 1924); «Постройка городов, их план и красота» (М.Г. Дозанский, 1915); «Проблемы современных городов» (Дозанский, 1926); «Большие города, их задачи и средства управления» (И.Х. Озеров, 1906); «Города как центры промышленной, общественной и культурной жизни» (В. Урушадзе, 1907) и др.

Интересна точка зрения известного английского социолога Э. Шдденса. Он дал анализ концепций Чикагской школы (Р. Парк, Э. Берджесс и Л. Уэрт). Одна из них — урбанистическая экология. Ее основателем был Р. Парк, считавший, что город просеивает людей, оставляя тех, кто способен жить в нем. Экологией он называл преимущественно приспособление людей к городской среде, следующее из естественного отбора. Жители адаптируются к жилым районам подобно тому, как живые организмы приспосабливаются к природе. Эта теория стала популярной сегодня в связи с расширением представлений об экологии.

Л. Уэрт, как показывает Э. Гйдденс, представлял урбанизм как образ жизни. Люди в городах очень мобильны, это обезличивает их отношения. Много раньше Г. Зиммель обсуждал вопрос о городском стиле жизни и происходящей в городах индивидуализации[5]. В городах ослабевают традиционные связи выходцев из деревень. В более поздних исследованиях показано развитие городских субкультур, приходящих на смену обезличиванию. Комментируя это, Э. Гйдденс пишет: «Большой город — это «мир чужаков », который тем не менее устанавливает и поддерживает личные связи. И это не парадокс. В городской действительности мы должны различать общественную форму отчужденных встреч и личный мир семьи, друзей, коллег по работе[6]»

Распространенным является рассмотрение города как организации пространственной среды и создания искусственной среды. Выразителем этой точки зрения были Д. Харви и М. Кастеллс. Они находились под влиянием К. Маркса. Поэтому в понятие города они, особенно М. Кастеллс, включали и социальные движения. Город характеризуется не только застройкой, но и коллективным потреблением. Однако нижние слои и особые группы своими социальными движениями добиваются адекватной их требованиям организации городской среды. Как отмечает Э. Гйдденс, «в противовес экологическому подходу они [Д. Харви и М. Касттеллс. — В.Е.] делали акцент не на «естественные» пространственные процессы, а на то, как земля и искусственная среда отражают социальную и экономическую систему власти[7]».

Качественно новый этап в развитии современной урбанистики связан с именем М.Вебера, социально-философские труды которого придали разрозненным по проблематике разработкам черты строгой научной дисциплины. Именно под влиянием концептуальных положений М.Вебера началось изучение антропогеографии и урбанизма: «Что такое урбанизм» (Ложкин, 1925); «Урбанизм» (Пастернак А.Л., 1926), «Антропогеография» (Н.Н. Барановский, А.А. Крубер, 1926) и др.

Вебер отмечал, что городом, с точки зрения чисто экономического определения, можно назвать такое населенное место, обитатели которого в своем большинстве живут не земледельческим трудом, а торговлей и промышленностью[8]. По его мнению, существенным признаком города является наличие рынка в виде постоянного товарообмена на месте поселения. Город, по определению Вебера, есть рыночное поселение[9].

Нельзя не отметить также, что веберовская концепция развития города своей гуманистической направленностью противоречила той официальной доктрине городского развития, которая была принята в период индустриализации. Речь идет о приоритете промышленного строительства над социально-бытовой и рекреационной сферой.

В 50—70-е годы XX столетия активно изучается зарубежный опыт, в частности дискуссионный, детонатором которого по праву послужила работа Г. Чайдла «Городская революция» (1950). Целый ряд ученых, среди которых были философы, социологи, историки, архитекторы, культурологи, а также представители других областей науки, пришли к пониманию важности разработки урбанистической теории, решения насущных и перспективных проблем города, в особенности крупного (мегаполиса). Постепенно начала складываться школа отечественной урбанистики, наибольший вклад в становление которой внесли С.Б. Ата-Мирзаев, А.С. Ахиезер, В.Р. Беленький, Л.Л. Бонифатьева, Г.А. Гольц, Л.Б. Коган, Г.М. Лапно, С.П. Литовка, Я.Г. Машбиц, М.Н. Межевич, В.И. Пароль, Е.Н. Перцик, Ю.Л. Пивоваров, В.В. Покши- шевский, С. С. Пчелинцев, А.А. Сванидзе, Б.С. Хорев, О.Н. Яницкий и ряд других.

В работах последних десятилетий можно отметить две устойчивые тенденции. Первая характеризуется тем, что развивается и совершенствуется целостная урбанистическая теория, уточняются ее отдельные позиции и положения, расширяется и детализируется понятийный аппарат[10].

Вместе с тем прослеживается и другая тенденция. Она связана с разработкой проблем, изначально имеющих междисциплинарный характер, в исследовании которых авторам необходимо в одинаковой степени хорошо владеть материалом каждой из смежных дисциплин. Особенно заметны такие взаимосвязи с теми областями науки, которые в наибольшей степени связаны с процессами жизнедеятельности человека, среды его обитания, социокультурными процессами[11].

Широкий спектр мнений можно проследить в работах, посвященных рассмотрению социальных отношений в процессах урбанизации.

В последнее время наметилась тенденция значительного увеличения публикаций по конкретным проблемам урбанизации (как отечественных, так и зарубежных авторов). Нам представляется, что изучение города может быть успешным, когда оно опирается на междисциплинарный синтез в области урбанистики и направлено на осмысление ключевых понятий, используемых в философии, социологии, экономике, географии, истории, архитектуре и пр. Предполагается, что этот анализ целесообразно строить на объединении урбанистических проблем в крупные блоки, учитывая различные аспекты и не позволяя абсолютизировать какой-либо из них. При этом необходимо изменить ракурс рассмотрения проблем и обозначить границы каждой из них.

Имеющийся теоретический материал богат дискуссиями. Есть в нем и конфронтационные позиции, и взаимное непонимание. Наиболее яркой чертой урбанизации представляется не положительная, а отрицательная ее связь с ростом населения страны или региона. В чем истоки противоречий: в конфронтации научных идей, в социальных установках и ценностях или в чем-то другом?

Аналитический обзор литературы показывает, что в период интенсивного роста городов в конце 1920-х — начале 1930-х годов поток публикаций по проблемам урбанизации стал меньше.

Нельзя не согласиться с мнением А.С. Ахиезе- ра, Л.Б. Когана и О.Н. Яницкого о том, что «понять, что такое урбанизация — значит ответить на следующие, например, вопросы: почему в процессе своего развития общество порождает такую особую форму, как город, почему значимость города и связанных с ним форм жизнедеятельности, культуры постоянно возрастает; почему общество имеет тенденцию к превращению в городское, урбанизированное общество и т. д.»[12]. Урбанизация выступает как возрастающая по своей значимости сторона, момент развития общества, являясь вместе с тем одной из существенных характеристик всемирно-исторического процесса. Ее движущие силы лежат в развитии практической жизнедеятельности, в развитии города. Немаловажный аспект, отмеченный авторами, заключается в том, что «урбанизация может быть понята как всемирно-исторический процесс развития, концентрации, интенсификации общения, как условие интеграции все более разнообразных форм практической жизнедеятельности. Урбанизация выступает как момент, как результат и вместе с тем как предпосылка прогресса общения, прогресса всей жизнедеятельности общества, развития его творческого потенциала »[13].

Конкретизируя свои позиции, авторы отмечают, что тенденция и интенсификации общения, а также практика закрепления, сохранения и развития сложных форм человеческой жизнедеятельности оказывают стимулирующее воздействие на творческие возможности личности. В результате этого происходят соответствующие «изменения в социальной структуре общества, связанные с повышением уровня образования, профессиональной квалификации, занятости в сфере управления, обслуживания, углубления специализации и т. д.»[14]. Не случайно авторы ставят в качестве приоритетной задачи необходимость выявления места управления урбанизацией в управлении обществом, справедливо считая, что изменившиеся условия жизни сами повлекут за собой иное качество жизнедеятельности населения.

Продолжая и развивая эту мысль, Л.Б. Коган подчеркивает, что «урбанизация начинает трактоваться как процесс высокого уровня концентрации и интеграции человеческой деятельности, охватывающей самые разные сферы жизни общества, размещение производительных сил, проявляющий себя в культуре людей, их психологии, поведении и т.д. В более общем виде урбанизация трактовалась как естественно-исторический процесс повышения роли городов в жизни общества»[15]. Л.Б. Коган выделяет такие явления, как не просто интенсивная деятельность и ее результаты в той или иной сфере производства, науки и культуры, а городские социальные отношения, которые являются вершиной, высшим результатом урбанизации. Л.Б. Коган отхме- чает, что центральным продуктом урбанизации в целом является человек, воспроизводящий свои возможности и способности, творческий потенциал, и приходит к выводу, что интенсификация урбанизации через развитие личности способна интенсифицировать производство[9].

В.Л. Глазычев при рассмотрении градостроительной теории видит ее дальнейшее развитие в двух диаметрально противоположных направлениях. «Одно — «урбанизм», романтическая трактовка сверхплотного «города» небоскребов в качестве оптимального образа организации городской среды. Другая — «дезурбанизм», столь же романтическая трактовка линейно-рассредоточенного вдоль автомагистралей поселения в качестве оптимальной модели развития»[17].

По мнению В.М. Розина, человек как ядро культуры активно относится к социотехническим проектам. Именно поэтому он включает в роль активных факторов урбанистического процесса не столько «инженерию, но и организацию, управление, воспитание и т. п.»[18].

ГА Гольц к урбанизированным системам относит города, агломерации, региональные системы, урбанизированные страны. Города, городской образ жизни — неотъемлемые черты современного мира. Урбанизация развивается с такой усиливающейся быстротой, что территориальные и социально-психологические изменения становятся заметными в течение жизни одного поколения. Заметно влияние урбанизационных процессов на самосознание людей, их философские воззрения[19]. Конкретные проявления урбанизационных процессов можно обнаружить во всем спектре жизнедеятельности человечества, однако наиболее сильно они проявляют себя в условиях города. Недаром АС. Ахиезер поставил город в фокус урбанизационного процесса: «логический переход от урбанизации к городу заключается прежде всего в том, что в обществе существует закономерность возникновения социокультурных прогрессивных инноваций. Их появление носит очаговый характер, т. е. они возникают, концентрируются, развиваются в особых точках общества»[20].

По мнению Э.В. Сайко, город воспроизводит себя как целостный организм и поэтому становится движущим фактором новой исторически определенной социальности (современности. — В.Е.) на протяжении всего времени ее функционирования. В основе лежит процесс воспроизводства всех общественных связей и отношений, всех форм взаимодействия субъектов всех уровней, предполагает здесь усиление преобразующего действия не только экономических, но прежде всего общественных механизмов. Город — это организм, организующий механизм воспроизводства всех отношений общества[21].

Наиболее конструктивным, на наш взгляд, оказался подход, согласно которому «город, поселение — это не столько улицы, здания, площади и парки, сколько процессы, протекающие в них», город — это прежде всего «системно-пространственный процесс (урбаногенез), а потом уже объект»[22].

Нам представляется, что серьезное изучение и выработка практических рекомендаций позволит улучшить возможности управления социальными процессами в городе и может способствовать формированию личности горожанина с учетом изменившихся общественных отношений. Материальные и социально-духовные возможности мегаполиса позволяют надеяться на улучшение положения в городах России, и прежде всего, в Москве.

Изучая закономерности развития крупнейших городов планеты, следует анализировать не только на ставшие уже традиционными материальные явления, проблемы миграции, историкоэкономические условия и пр. Нам представляется конструктивным в первую очередь рассмотреть характер этих изменений на уровне системнопространственных процессов, происходящих в мегаполисе.

  • [1] ’ Момджян К.Х. Введение в социальную философию. М., 1997. С. 82—83.
  • [2] Бенвенист Э. Словарь индоевропейских социальных терминов. М., 1995.С. 240.
  • [3] СартрЖ.-П. Проблемы метода. М.,1993. С. 100.
  • [4] ГольцГ.А. Указ. соч. С. 115—174.
  • [5] ’ Simmel G. The Metropolis anh Mental life. N.Y, 1903.
  • [6] Э. Гйдденс. Указ. соч. С. 524.
  • [7] ' Там же. С. 527.
  • [8] Вебер М. Избранное. Образ общества. М.,1994. С. 317.
  • [9] Там же.
  • [10] Ахиезер А.С. Россия: Критика исторического опыта (Социокультурныйсловарь). М., 1991, Т. Ill; Сванидзе А.А. Город в цивилизации: К вопросу определения. — В кн.: Город как социокультурное явление исторического процесса.М., 1995; Пивоваров Ю.Л. Современная урбанизация. М., 1994; Хорев Б.С. Тенденции всемирно-исторического развития урбанизации. — В кн.: Хорев Б.С. Территориальная организация общества. М.,1981; Яницкий О.Н. Урбанизация и социальные противоречия капитализма. Критика американской буржуазной социологии.М., 1975.
  • [11] Перцик Е.Н. «Урбанизированый взрыв» или «пятящаяся урбанизация» // Перцик Е.Н. Среда человека: предвидимое будущее. М.,1990; Яницкий О.Н. Экологическая перспектива города. М., 1987; Глазычев В.Л. Социально-экологическая интерпретация городской среды. М.,1984; Гревс И.М. Городские ландшафты: Этюд изкультурной географии // Вопросы географии в новой школе. Л.,1926; Коган Л.Б.,Покшишевский В.В. Урбанизация. — В кн.: Большая советская энциклопедия, т. 27,изд. 3-е. М.,1977.
  • [12] ’ Ахиезер А.С., Коган Л.Б., Яницкий О.Н. Урбанизация, общество и научно-техническая революция//Вопросы философии. М., 1969, № 2. С. 43.
  • [13] Там же. С. 44.
  • [14] Там же. С. 47.
  • [15] 'КоганЛ.Б. Указ. соч. С. 205.
  • [16] Там же.
  • [17] Глазычев В.Л. Указ. соч. С. 180.
  • [18] Розин В.М. Городская культура, человек, окружающая среда: Философско-методологические проблемы градостроительного проектирования // Вопросы философии. 1980. № 1. С. 54.
  • [19] ' Гольц Г.А. Указ. соч. С. 115.
  • [20] Ахиезер А.С. Научно-техническая революция и некоторые вопросы производства и управления. М., 1974. С. 173—174.
  • [21] Сайко Э.В. Город как особый организм и фактор социокультурного развития. —В кн.: Город как социокультурное явление исторического процесса. М., 1995.С. 9-21.
  • [22] Алексеева Т.И. Город как саморазвивающаяся система: контуры новой парадигмы. — В кн.: Город как социокультурное явление исторического процесса.М., 1995. С. 39.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>