Полная версия

Главная arrow Психология arrow Архетипические психологические типы

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

К ПРОБЛЕМЕ КРИТЕРИЕВ НОРМЫ И ПАТОЛОГИИ

В психологии существует достаточно большое разнообразие взглядов относительно признаков и причин невротической динамики. При этом до настоящего времени дискутируется вопрос о едином источнике неврозов, поднятый еще основоположниками психоаналитической концепции. «Возможно, то, о чем мы говорим сейчас как об отдельных заболеваниях, соответствующих определенным медицинским шаблонам, на самом деле лишь поверхностное представление о более глубоком общем заболевании, как утверждала Хорни» - предполагает Маслоу [65, с. 136].

В определенной мере дискутируемым остается и вопрос об определении критериев «нормы» и «патологии». Так, в ряде случаев отклоняющееся (девиантное) поведение относят к таковому на том основании, что соответствующие реакции индивида нарушают общепринятые общественные нормы и правила. При этом возникает проблема соотнесения индивидуальности с некими среднестатистическими стандартами. «Понятие "нормальный человек", как и понятие "адаптация", является ограниченным, предполагая нечто усредненное» - отмечает ограниченность статистического подхода при определении нормы Юнг [113, с. 30]. Действительно, статистический стандарт затруднительно применить к индивидуальности. «Индивидуальный путь, по определению, не может быть нормой» - подчеркивает Юнг [114, с. 581]. Например, творческую личность затруднительно рассматривать через призму общепринятых стандартов в силу ее «нестандартности». Так, согласно данным Маслоу, доля креативных самоактуализирутощихся личностей уже сама по себе находится в пределах статистической погрешности, составляя порядка процента [65, с. 187].

Также поднимается вопрос о правомерности использования в качестве критерия нормы уровня социальной адаптации личности, т.е. фактически степени социализации человека. Так, например, ряд авторов полагает, что социальная адаптация наступает автоматически при «нормальной» работе защитных механизмов [39, с. 69].

Еще Адлером и Юнгом высказывалась идея соотнесенности невротизации личности с уровнем ее самооценки. Действительно, неадекватная самооценка (завышенная или заниженная) является общим отличительным признаком невротически организованных личностей. В то же время подобный род самооценки в той или иной мере присущ всем людям. «Всемирная история человечества с самого начала состоит из противоречия между чувством неполноценности и самопревозношением. Мудрость ищет середины» - рассматривает Юнг существование полярных самооценок как архетипический феномен [118, с. 163].

Как известно, Фрейд полагал источником неврозов травмирующую психику индивида фрустрацию потребностей. Вместе с тем, впоследствии сам Фрейд не столь категорично высказывался относительно причин невроза. «Уже Фрейд признал тот факт, что действительная этиология невроза никоим образом не коренится в травматических воздействиях, - как он полагал прежде» - отмечает Юнг корректировку представлений Фрейда [118, с. 52].

В качестве источника невроза Перлз рассматривает нарушение иерархии потребностей: «Зная, что эффективное действие направлено на удовлетворение доминирующей потребности, мы получаем ключ к значению специфических форм поведения. ... Невротик утерял ... способность организовывать свое поведение в соответствии с необходимой иерархией потребностей». Перлз также полагает причиной неврозов дисбаланс потребностей индивида и потребностей других людей: «Я повторю еще раз: невроз - это состояние неравновесия, возникающее у индивида, если его личная потребность, актуализированная в данный момент, расходится с потребностью группы, к которой он принадлежит» [77, сс. 281, 316]. Действительно, ряд исследователей отмечает деструктивный характер эгоцентричности. «Удивительный факт: жизнь, которая проживается исходя только из одного "Я", как правило, действует удушающе не только на самого данного человека, но и на окружающих его людей» - замечает Юнг [113, с. 292]. Г. Олпорт в один ряд ставит эгоцентричность и невротичность, относя их к признакам незрелости личности. По мнению Олпорта зрелая личность преодолевает эгоцентричность: «Зрелая личность не может быть узкой и эгоистичной, она рассматривает интересы других близких и значимых людей как свои собственные» [72, сс. 331, 12]. Аналогичной точки зрения на проблему соотношения невротичности и эгоцентричности придерживается, в частности, Б.С. Братусь: «Отклонения личности, невротическое развитие тесно связаны с эгоцентрической ориентацией человека» [17, с. 45].

В контексте рассмотрения патологической динамики Юнгом поднимается тема дисбаланса (рассогласованности) сознательной и бессознательной сфер. В качестве патологического фактора Юнг рассматривает как стремление Эго подчинить бессознательное (инфляция Эго), так и чрезмерную подчиненность Эго бессознательному. Разрушающая целостность Самости «диссоциация», по выражению Юнга, является «корнем всех неврозов» [121, се. 42-43, 209]. Источник невроза по Юнгу коренится в автономных комплексах бессознательного, образующихся в результате отвержения человеком тех или иных сторон самого себя и формирующих Тень. Аналогом данному процессу по Фрейду является вытеснение отвергаемого сознанием материала в бессознательное. При этом «резонирование» подобных комплексов бессознательного, вызванное внешней либо внутренней ситуацией, провоцирует неадекватные (в т.ч. патологические) реакции индивида.

Многие психологи отмечают выраженность у невротических личностей повышенной тревожности, чувства вины и стыда, высокий уровень внутрипсихических конфликтов, проявление страха, ряда других негативных психических состояний. Так, выраженность подобных факторов фиксирует психоаналитическое описание невротически организованных личностей [63]. При этом рядом исследователей невроз рассматривается как комплексный феномен, вызванный взаимозависимыми факторами. Так, например, рассматривая соотношение между фрустрацией и конфликтом Д. Креч, Р. Кратчфилд и Н. Ливсон замечают, что в общем случае фрустрация является следствием переживания конфликтов, в том числе, вследствие их интернализации, - внутренних конфликтов [46, с. 423].

Отметим, что подобные негативные психические состояния отличает тот общий признак, что все они могут быть отнесены к группе состояний отсутствия экзистенции (глава II, § 11.2). Так, экзистенциальная психология соотносит проблему нормы и патологии с выраженностью экзистенции. В основе патологической динамики, сопряженной с формированием неадекватной самооценки, включением психодинамических защит, проявлением агрессии и прочих факторов, по выражению Лэнгле, лежит «проблема небытия как Person». В соответствии с представлениями экзистенциального анализа состояние экзистенции жизненно важно для человека, в связи с чем «необходимо постоянное соотнесение с собственной сущностью, с собственной идентичностью». При этом нормой является полноценное проживание жизни - то, что экзистенциальный анализ называет «быть живым» [61, се. 49, 71, 104, 136].

В контексте проблематики достижения экзистенции может быть также рассмотрена тема творчества (креативности), как одного из способов ее достижения. Так, согласно Маслоу креативная самоак- туализирующаяся личность является своего рода «синонимом» психического здоровья. При этом Маслоу обращает внимание, что присущие невротической личности внутренние конфликты преодолеваются в процессе творчества [65, се. 230, 211]. Равным образом на возможность творческого преодоления конфликтов указывает Н. Бердяев. Более того, по мнению Бердяева в процессе творчества преодолевается также эгоцентричность: «Творчество противоположно эгоцентризму, есть забвение о себе, устремленность к тому, что выше меня». В то же время Бердяев отмечает и элемент дезадаптации в отношении окружающей реальности в период высшего творческого подъема, когда меняется само субъективное восприятие времени, затрагивая тем самым известную тему гениальности и безумия [10, се. 197, 208]. Таким образом, достаточно сложно проследить однозначное соответствие между творчеством и психическим здоровьем. При этом установление данного соответствия тем более проблематично в случае понимания под нормой статистически усредненного параметра.

В вопросе определения психологических критериев «нормы» и «патологии» поднимается этико-нравственненная проблематика. Так, например, Хорни замечает, что «моральные проблемы присутствуют в каждом неврозе» [108, с. 6]. Рассматривая соотносимость понятий «нормы» и «стандарта» при определении проблемы нормальности и аномальности личности, Г. Олпорт указывает на существование двух видов стандартов: статистических и этических. При этом Олпорт приходит к выводу о необходимости совместного решения проблемы нормальности и аномальности психологами и философами, поскольку она неизбежно затрагивает сферу этики [72, се. 35, 45]. Маслоу употребляет понятия «здоровый человек» и «вочело- веченный человек» как синонимы [64, с. 86]. Б.С. Братусь свидетельствует, что «поиски критериев нормы» привели его «от патопсихологии к философско-психологической проблематике» и вопросу о «соотнесении психологии и этики» [17, с. 42].

В контексте различения нормы и патологии рядом исследователей поднимается также тема блага и счастья. Напомним, что понятие «благо» в этике и философии тесно связывается с понятием «счастье». Так, например, Юнг соотносит невроз с невозможностью человеком быть счастливым: «Многие становятся невротиками лишь потому, что не знают, почему они не могут быть счастливыми каждый на свой манер» [116, с. 381]. Более того, наличие стремления к благу может иметь благоприятный терапевтический эффект, на что, в частности, указывает Мак-Вильямс при анализе депрессивной личности. В свою очередь, способность к нанесению вреда как противоположность стремления к благу имеет патологический подтекст. Напомним, что способность к нанесению вреда себе или другому человеку является одним из известных критериев психической патологии. «Мы обычно не рассматриваем что-либо как патологическое, если оно ... не причиняет вреда» - пишет, в том числе, Мак-Вильямс [63, се. 307, 354].

С проблемой различения нормы и патологии связываются и иные характеристики личности, в частности, типологические различия, связанные с темпераментом, а также с полярностью интроверсия - экстраверсия. Например, Юнг указывает на существование психических болезней, «отличительной чертой которых и является именно почти исключительное преобладание интроверсии или экстраверсии». Так, «почти исключительное преобладание» экстраверсии Юнг связывает с истерией, а интроверсии - с шизофренией [114, с. 661]. Впрочем, фактор темперамента и параметр интроверсия - экстраверсия, как правило, не рассматриваются в качестве достаточных критериев различения «нормы» или «патологии».

Таким образом, при значительном многообразии существующих взглядов на природу неврозов, до настоящего времени отсутствует единый подход к данной проблематике. В свою очередь, указанное свидетельствует об актуальности данной темы. Между тем анализ структуры психических состояний невротических и акцентуированных личностей позволяет выявить ряд характерных отличий от здоровой личности. Равным образом характерологический анализ персонажей рассматриваемых произведений показывает, что ряд из них обладает признаками невротической (акцентуированной) личности (§ 3). При этом как в отношении подобных персонажей, так и известных невротических типов может быть составлен обобщенный психологический портрет.

Действительно, у невротических личностей преобладает неадекватная самооценка. Негативные оценочно-этические состояния у невротических личностей преобладают над позитивными. Невротическим личностям не свойственны экзистенциальные состояния; более того, им присущи состояния отсутствия экзистенции. У подобных личностей выражен дисбаланс интересов (потребностей) с интересами других людей. При этом использование метода анализа состояний применительно к невротическим типам позволяет выявить не только качественные, но и количественные критерии невротической динамики.

Так, например, известный психоаналитический подход, качественно выделяющий неадекватную самооценку в качестве критерия «нормы» и «невроза», может быть подкреплен количественными оценками. Как показывает метод анализа состояний, у самоактуализирующейся (здоровой по Маслоу) личности отношение состояний с адекватной самооценкой к состояниям с неадекватной самооценкой составляет 63% : 37% (глава II, § 13). Сходные пропорции наблюдаются в соотношении состояний с доминирующей неадекватной самооценкой к прочим у целого ряда невротически организованных личностей. Например, у садистической и маниакальной личностей подобное соотношение составляет 62% : 38%; у психопатической и нарциссической - 61% : 39%; у компульсивной и депрессивной личности - 60% : 40% и т.д.

При этом обращает на себя внимание сходство пропорций в соотношении экстравертированных и интровертированных состояний (черт) у невротических и акцентуированных личностей:

  • • нарциссическая: 58,5% : 41,5%;
  • • обсессивно-компульсивная: 38,5% : 61,5%;
  • • психопатическая: 63% : 37%;
  • • параноидная: 37% : 63%;
  • • депрессивная: 43% : 57%;
  • • маниакальная: 61% : 39%;
  • • истерическая: 63% : 37%;
  • • мазохистическая: 57% : 43%;
  • • садистическая: 57,5% : 42,5%;
  • • астено-невротическая: 39% : 61%;
  • • дистимическая: 35% : 65%;
  • • педантическая: 36,5% : 63,5%;
  • • гипертимная: 65% : 35%.

Усредненное соотношение большего параметра к меньшему у приведенных типов составляет 61,2% : 38,8%. Погрешность расчета исходных параметров в среднем составляет ±2% с учетом точности подсчета ±1 состояние (черта) при среднем количестве порядка 50 рассмотренных черт. В процессе усреднения параметров по 13 типам достигается погрешность расчета ±0,6%.

У ряда типов соотношение экстравертированных и интровертированных черт сопоставимо:

  • • конформная: 53% : 47%;
  • • самоактуализирующаяся: 48% : 52%;
  • • манипулятивная: 50,5% : 49,5%.

Усредненное соотношение большего параметра к меньшему для трех данных типов составляет 51,8% : 48,3% при погрешности расчета ±1%.

В качестве исключения предстает шизоидная личность:

• шизоидная: 16,5% : 83,5%.

Отметим, что характерологический анализ персонажей Пушкина, Шекспира и Гоголя показывает, что у большинства героев соотношение интровертированных и экстравертированных черт находится в сходных пропорциях, равно как и соотношение состояний с доминирующей самооценкой к прочим состояниям (§ 3).

Сходные пропорции проявляются у экспрессивных невротических типов в соотношении характеризующих темперамент динамических состояний (черт), соотносящихся с параметром интроверсия - экстраверсия. Так, соотношение динамических черт характеризующих холерический и меланхолический темперамент составляет:

  • • истерическая: 62% : 38%;
  • • астено-невротическая: 37,5% : 62,5%.

Соотношение сангвинистических и меланхолических черт:

  • • садистическая: 65% : 35%;
  • • мазохистическая: 63% : 37%.

Соотношение флегматических и меланхолических черт:

• дистимическая: 57% : 43%.

Усредненное соотношение большего параметра к меньшему для данных типов составляет 61,9% : 39,1% при погрешности расчета ±1,8% с учетом усреднения по 5 типам при среднем количестве 25 черт на тип.

Указанное позволяет предположить, что динамика психических состояний подчинена определенным закономерностям. Как известно, в системе связанных психических состояний образуются замкнутые связи (зацикливание), что позволяет поддерживать оптимальный уровень психического энергетического потенциала [84, с. 209]. Напомним, что по уровню энергетической активности психические состояния традиционно подразделяются на состояния повышенной, средней, а также пониженной психической активности [87, с. 263]. При этом согласно данным А.О. Прохорова среди трех названных уровней психической активности в спокойной ситуации у мужчин состояние средней психической активности преобладает над состоянием пониженной активности в пропорции 60% : 40%. В аналогичной ситуации у женщин отношение состояний средней психической активности к прочим (пониженной и повышенной) составляет 65% : 35%. В конфликтной ситуации у женщин отношение повышенной психической активности к прочим равно 60% : 40%. Оптимальными по данным Прохорова являются психические состояния с равновесным (средним) уровнем психической активности [82, се. 94-95].

Таким образом, прослеживаются определенные пропорций между различными по энергетическому потенциалу уровнями психической активности. При этом состояния с адекватной и неадекватной (повышенной или пониженной) самооценкой могут быть рассмотрены как неравновесные психические состояния с тремя различными уровнями энергетического потенциала. Так, например, соотноси- мость самооценки с уровнем активности личности отмечает Ф. Зим- бардо [34, с. 282]. Равным образом экстравертированные и интро- вертированные состояния могут быть соотнесены с определенными уровнями психической активности индивида. Структуры динамических черт невротических личностей экспрессивного типа также могут быть рассмотрены с позиции энергетического дисбаланса.

Обращает на себя внимание тот факт, что рассмотренные выше соотношения близки к известным пропорциям гармоничного деления или «золотого сечения» 61,8% : 38,2%. Так, рассмотренное выше усредненное соотношение экстравертированных и интровертиро- ванных черт у невротических и акцентуированных типов составляет 61,2% : 38,8% с точностью до 0,6%, что в пределах погрешности расчета соответствует пропорциям золотого сечения. О данной известной с античных времен «прекраснейшей» пропорции, писал еще Платон [78, т. 3, сс. 472, 670]. Сам термин «золотое сечение» был введен Леонардо да Винчи, установившим, что строение человеческого тела подчиняется строго определенным гармоничным пропорциям. Как впоследствии было показано Фибоначчи, пропорциям золотого сечения соответствует ряд целых чисел: 1, 1, 2, 3, 5, 8, 13..., в котором каждое из чисел равно сумме двух ему предшествующих.

Как известно, золотое сечение весьма распространено как в живой, так и неживой природе, соизмеряя пропорции объектов самого различного свойства и масштаба: от молекул ДНК до звездных галактик. Учитывая универсальность пропорций золотого сечения, представляется допустимым его использование и при соизмерении психических структур. В целях анализа трех уровней самооценки рассмотрим систему, состоящую из трех элементов, и подчиняющуюся пропорциям золотого сечения. В данном случае реализуемы три основных типа арифметических пропорций:

  • • I тип: 50,0% : 30,9% : 19,1%;
  • • II тип: 61,8% : 23,6% : 14,6%;
  • • III тип: 38,2% : 38,2% : 23,6%.

Как уже отмечалось, у шизоидной личности интровертированные черты доминируют над экстравертированными в соотношении 83,5% : 16,5%. Между тем в пределах погрешности расчета ±2% данное соотношение соответствует удвоенной пропорции золотого сечения 85,4% : 14,6%. При этом доминирование интроверсии у шизоидной личности соответствует представлениям Юнга о существование психических болезней, отличительной чертой которых является почти исключительное преобладание интроверсии или экстраверсии [114, с. 661].

Пропорции золотого сечения соизмеряют структуру состояний с повышенной (ВС), пониженной (НС) и адекватной самооценкой (АС), присущую невротическим и акцентуированным личностям.

К I типу могут быть отнесены следующие невротические и акцентуированные личности:

  • • параноидная: ВС - 52%; НС - 31%; АС - 17%;
  • • мазохистическая: НС - 51,5%; ВС - 31%; АС - 17,5%;
  • • астено-невротическая: НС - 50,5%; ВС - 29,5%; АС - 20%,
  • • дистимическая: НС - 48,5%; АС - 32,5%; ВС - 19%;
  • • конформная: НС - 47,5%; АС - 30%; ВС - 22,5%;
  • • гипертимная: ВС - 50%; АС - 29%; НС - 21%.

Усредненное соотношение между данными параметрами, ранжированными в порядке убывания, составит 50,0% : 30,5% : 19,5%, что соотносится с пропорциями золотого сечения I типа с точностью до 0,4% при погрешности расчета ±0,5% с учетом усреднения по 6 типам при среднем количестве порядка 75 рассмотренных черт на тип.

Ко II типу могут быть отнесены невротические личности:

  • • нарциссическая: ВС - 61,5%; НС - 23%; АС - 15,5%;
  • • компульсивная: ВС - 60%; НС - 25%; АС - 15%;
  • • обсессивная: ВС - 58%; НС - 25,5%; АС - 16,5%;
  • • психопатическая: ВС - 61%; НС - 25,5%; АС - 13,5%;
  • • маниакальная: ВС - 62%; НС - 23,5%; АС -14,5%;
  • • депрессивная: НС - 60%; ВС - 23%; АС -17%;
  • • садистическая: ВС - 62,5%; НС - 23%; АС - 14,5%.

Усредненное соотношение между параметрами, ранжированными

в порядке убывания, для приведенных типов составляет 60,7% : 24,1% : 15,2%, что соответствует пропорциям золотого сечения II типа с точностью до 1,1% при погрешности расчета ±0,5% с учетом усреднения по 7 типам.

К III типу могут быть отнесены следующие невротические и акцентуированные личности:

  • • шизоидная: НС - 39%; ВС - 37%; АС - 24%;
  • • истерическая: ВС - 38,5%; НС - 37%; АС - 24,5%;
  • • педантическая: НС - 37%; АС - 38,5%; ВС - 24,5%.

Усредненное соотношение между параметрами, ранжированными

в порядке убывания, для данных типов составит 38,7% : 37,0% : 24,3%, что соотносится с пропорциями золотого сечения 111 типа с точностью до 1,2% при погрешности расчета ±0,8% с учетом усреднения по 3 типам.

Анализ структуры состояний с различной самооценкой показывает, что у акцентуированных личностей не реализуется структура самооценки II типа, в то время как у невротических личностей она преобладает. Это указывает на потенциально повышенную патогенность структуры самооценки II типа.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что у всех невротических личностей менее всего выражена адекватная самооценка. Для всех подобных типов характерно чередование состояний с завышенной и заниженной самооценкой. Тем самым структура психических состояний с различной самооценкой невротического типа предстает как наиболее неуравновешенная (нестабильная), в которой преобладают состояния с полярными видами самооценки - завышенной и заниженной.

Для сравнения, достаточно уравновешенная (стабильная) структура психических состояний с различной самооценкой наблюдается у здоровой самоактуализирующейся личности, у которой преобладает доля состояний с адекватной самооценкой. В этом смысле структура психических состояний с различной самооценкой акцентуированного типа занимает промежуточное положение. Таким образом, невротическую личность отличает выраженный дисбаланс самооценки.

Между тем данный известный в психоаналитической концепции феномен проявляется не только на качественном уровне, но и может быть выражен посредством количественных соотношений. Можно заметить, что у всех невротически организованных типов состояния с адекватной и неадекватной самооценкой в процентном отношении находятся в определенных диапазонах значений:

  • - доминирующая неадекватная самооценка: от 38,5% до 62,5%;
  • - противоположная ей неадекватная самооценка: от 23% до 37%;
  • - адекватная самооценка: от 13,5% до 24,5%.

У акцентуированных личностей диапазоны значений составляют:

  • - доминирующая неадекватная самооценка: от 37% до 50%;
  • - противоположная ей неадекватная самооценка: от 19% до 24,5%;
  • - адекватная самооценка: от 29% до 38,5%.

Данные диапазоны значений с точностью ±1% находятся в «коридорах», чьи границы соотносятся с пропорциями золотого сечения: 14% (II тип), 24% (II и III тип), 38% (III тип), 50% (I тип). При этом доли состояний с адекватной самооценкой у невротических и акцентуированных личностей в пределах погрешности расчета ограничены двумя соседними диапазонами:

  • - от 14% до 24% (невротические типы);
  • - от 24% до 38% (акцентуированные типы).

Напомним, что под акцентуацией, по определению, понимается крайний вариант нормы [42, с. 18]. Тем самым диапазон долей состояний с адекватной самооценкой от 38% и выше может быть отнесен к уровню нормы. Для сравнения, как показывает метод анализа состояний, у многих героев Пушкина, Шекспира и Гоголя доли состояний с адекватной самооценкой у персонажей близки к 38% (Джульетта, Ромео, Сильвио, Дон Гуан, Протей, Ноздрев, Чичиков), либо более 38%, не превышая при этом уровня 50% (Моцарт, Бирон, Мельник и Отелло в первых половинах трагедий) - (§ 3). С позиции «среднестатистического» подхода к определению уровня «нормы» диапазон от 38% до 50% может быть соотнесен с уровнем «нормы».

В свою очередь, оптимальной можно считать долю состояний с адекватной самооценкой порядка 50% и более, что позволяет соотнести соответствующий диапазон с уровнем психического здоровья. Так, у самоактуализирующейся личности в описании Маслоу доля состояний с адекватной самооценкой составляет 63%. При этом согласно данным Маслоу черты самоактуализирующейся личности совпадают с характеристиками психологически здоровой личности [64, с. 85]. Для сравнения, у наиболее «совершенного» персонажа из всех рассмотренных - пушкинского Моцарта, доля состояний с адекватной самооценкой составляет 50%, что соответствует предложенному критерию. Между тем в образе Моцарта воплощена, несомненно, психически здоровая личность, способная совладать с вызовами трагического периода его жизни.

Исходя из указанного можно предположить следующее:

  • • при уровне акцентуации доля состояний с адекватной самооценкой находится в интервале от 24% до 38%;
  • • при уровне нормы может быть отнесена ситуация, когда доля состояний с адекватной самооценкой находится в интервале от 38% до 50%;
  • • при психическом (личностном) здоровье доля состояний с адекватной самооценкой превышает 50%.

Можно предположить также, что:

• при уровне психопатологии доля состояний с адекватной самооценкой составляет менее 14%.

Таким образом, метод анализа состояний применительно к невротическим и акцентуированным личностям позволяет предложить количественный критерий «нормы» и «патологии», основанный на уровне самооценке личности. Тем самым самооценке может быть отведена одна из ключевых ролей в различении «нормы» и «патологии». Действительно, самооценка - параметр, относящийся к ядру личности, являющийся важнейшим регулятором психических состояний [42, с. 408].

С позиции предложенного критерия манипулятивная личность, у которой доля состояний с адекватной самооценкой составляет 14%, может быть отнесена к невротическому типу. Так, Шостром пишет, что «манипулятор ... не может не быть неврастеником» [110, с. 155].

Объективность предложенного критерия подтверждается тем, что анализ невротических и акцентуированных типов проводился на основе описаний разных авторов. Напомним, что в качестве базового использовалось описание невротических личностей Мак-Вильямс, дополненное описанием садистической личности Хорни; астено- невротической и дистимической Ганнушкина. Анализ акцентуированных типов проводился на основе описаний Леонгарда и Личко.

Продолжая рассмотрение структуры психических состояний отметим, что у самоактуализирующейся личности позитивные оценочно-этические состояния преобладают над негативными в соотношении 65% : 35%. Для сравнения, у манипулятивной личности проявляется обратная пропорция - 39,5% : 60,5%. Количество негативных оценочно-этических состояний у невротических личностей превышает число позитивных в соотношении:

  • • нарциссическая: 69% : 31%;
  • • обсессивно-компульсивная: 61% : 39%;
  • • психопатическая: 62% : 38%;
  • • параноидная: 67% : 33%;
  • • маниакально-депрессивная: 61% : 39%;
  • • шизоидная: 64% : 36%;
  • • истерическая: 53% : 47%;
  • • мазохистическая: 61% : 39%;
  • • садистическая: 69,5% : 30,5%;
  • • астено-невротическая: 68% : 32%;
  • • дистимическая: 73% : 27%.

Усредненное соотношение числа негативных оценочно-этических состояний к позитивным у данных типов составляет 63,4% : 36,6%, что соотносится с пропорциями золотого сечения с точностью до 1,6% при погрешности расчета ±1,5% с учетом усреднения по 11 типам при среднем количестве около 20 рассмотренных черт на тип.

Число позитивных оценочно-этических состояний у акцентуированных личностей сопоставимо по величине с количеством негативных состояний:

  • • гипертимная 54,5% : 45,5%;
  • • педантическая: 43% : 57%;
  • • конформная: 54,5% : 45,5%.

Усредненное соотношение позитивных оценочно-этических состояний к негативным у акцентуированных личностей составляет 50,7% : 49,3% при погрешности расчета с учетом усреднения по 3 типам ±3%.

Таким образом, преобладание негативных оценочно-этических состояний над позитивными характерно при невротической организации личности. Так, например, Мак-Вильямс на примере нар- циссической личности связывает «атмосферу постоянного оценивания» с развитием невротической динамики [63, с. 229].

Напомним, что переход от негативных оценочно-этических состояний к позитивным осуществляется по цепочкам состояний с адекватной, либо заниженной самооценкой (глава II, § 9). Учитывая связь между негативными оценочно-этическими состояниями и развитием патологической динамики, это свидетельствует о патологичности завышенной самооценки.

Обращаясь к проблеме психической «нормы», нельзя обойти тему творчества (креативности). Соотношение состояний творческого подъема, творческого упадка и творческой экспрессии у само- актуализирующейся личности составляет 60% : 9% : 31%. Близкие пропорции, но при выраженности состояний творческого упадка наблюдаются у манипулятивиой личности - 8% : 54% : 38%. Сходные с манипулятивной личностью соотношения состояний творческого подъема, упадка и экспрессии наблюдаются у невротических личностей экспрессивного типа:

  • • истерическая: 18% : 36% : 46%;
  • • мазохистическая: 12% : 69% : 19%;
  • • садистическая: 11%: 64% : 25%;
  • • астено-невротическая: 11% : 72% : 17%;
  • • дистимическая: 8% : 77% : 15%.

Усредненное соотношение между данными параметрами, ранжированными в порядке убывания, по всем рассмотренным типам составляет: 63,1 % : 25,9% : 11%, что соответствует пропорциям золотого сечения II типа с точностью до 3,6% при погрешности расчета ±2% с учетом усреднения по 7 типам при среднем количестве 20 рассмотренных черт на тип. Существенная погрешность расчета исходных параметров не позволяет соотнести каждый тип с отдельной разновидностью пропорций золотого сечения (например, истерический тип).

Можно заметить, что у манипулятивной личности, как и у экспрессивных невротических личностей, состояние творческого упадка превалирует над состоянием творческого подъема:

  • • манипулятивная: 86,5% : 13,5%;
  • • мазохистическая: 85% : 15%;
  • • садистическая: 85% : 15%;
  • • астено-невротическая: 87% : 13%;
  • • дистимическая: 90% : 10%.

Усредненное соотношение состояний творческого упадка и подъема у приведенных типов составляет 86,7% : 13,7%, что с точность до 1,3% соответствует удвоенной пропорции золотого сечения. Для сравнения, у креативной самоактуализирующейся личности состояние творческого подъема превалирует над творческим упадком в пропорции 87,5% : 12,5%.

Наибольшая доля черт творческого подъема среди невротических типов экспрессивного типа наблюдается у истерической личности (обозначаемой также как театральная [63, с. 388]):

• истерическая: 67% : 33%.

Тем самым метод анализа состояний позволяет сделать тот вывод, что преобладание состояний творческого подъема над состояниями творческого упадка характерно при невротической организации личности.

Отметим, что наличие определенного баланса между состояниями творческого подъема и упадка диктуется уже самой спецификой творческого процесса. Так, на неизбежное присутствие доли деструктивного в процессе творчества указывает Перлз: «Вполне очевидно, что для любого рода творческой реконструкции необходима степень деструкции, разрушения того, что уже существует» [77, с. 84]. В то же время, выраженность состояний творческого упадка у невротических личностей экспрессивного типа указывает на возможный вклад состояний данного типа в развитие невротической динамики.

Аналогичным образом могут быть количественно соотнесены экзистенциальные состояния и состояния отсутствия экзистенции

  • (ОЭ). Соотношение состояний ОЭ к экзистенциальным состояниям у самоактуализирующейся личности составляет 14% : 86%. Для сравнения, у манипулятивной личности наблюдается обратно пропорциональное соотношение 88% : 12%. У невротических личностей состояния ОЭ значительно преобладают над экзистенциальными состояниями:
  • • нарциссическая: 85% : 15%;
  • • обсессивно-компульсивная: 85,5% : 14,5%;
  • • психопатическая: 87,5% : 12,5%;
  • • параноидная: 88% : 12%;
  • • маниакальная: 86% : 14%;
  • • депрессивная: 85% : 15%;
  • • шизоидная: 85% : 15%;
  • • истерическая: 85% : 15%;
  • • мазохистическая: 87% : 13%;
  • • садистическая: 87,5% : 12,5%;
  • • астено-невротическая: 87,5% : 12,5%;
  • • дистимическая: 85% : 15%.

Усредненное соотношение между данными параметрами для невротических личностей составляет 86,2% : 13,8%, что соответствует удвоенной пропорции золотого сечения с точностью до 0,8% при погрешности расчета ±0,5% с учетом усреднения по 12 типам при среднем количестве порядка 60 рассмотренных черт на тип.

Соотношение экзистенциальных состояний к состояниям ОЭ у акцентуированных личностей составляет:

  • • педантическая: 67,5% : 32,5%;
  • • конформная: 65% : 35%;
  • • гипертимная: 61,5% : 38,5%.

Усредненное соотношение для акцентуированных типов составляет 64,7% : 35,3%, что соответствует пропорции золотого сечения с точностью до 2,9% при погрешности расчета ±2% с учетом усреднения по 3 типам при среднем количестве порядка 30 рассмотренных черт на тип.

Таким образом, у невротических личностей наблюдается значительное преобладание состояний ОЭ над экзистенциальными - в среднем 86,3% : 13,6%. У здоровой салюактуализирующейся личности наблюдается обратно пропорциональное соотношение - порядка 14% : 86%. Соответственно, по названному параметру здоровая и невротическая личности количественно различаются в наибольшей степени. Соответственно, наличие состояния экзистенции является наиболее выраженным критерием отличия здоровой личности от невротической. Напомним, что данный вывод находит свое практическое подтверждение путем применения методики «Мотивационный рельеф личности» (§ 1).

Обращает на себя внимание, что величины долей экзистенциальных состояний у невротических и акцентуированных личностей коррелируют с долями состояний с адекватной самооценкой. Так, средний уровень состояний с адекватной самооценкой и доли экзистенциальных состояний у разных типов личности составляют:

  • •невротические: 17,1% и 13,6%;
  • • акцентуированные: 32,5% и 33,8%.

Доля состояний с адекватной самооценкой у само актуализирующейся личности равна 63% при доле экзистенциальных состояний 86%. Указанное свидетельствует о дискретности значений параметров определяющих структуру рассмотренных состояний. При этом в пределах погрешности расчета соотношение состояний ОЭ и экзистенциальных состояний у разных типов личности определяется различного рода пропорциями золотого сечения. Напомним, что у экзистенциальных состояний в отличие от мотивационных и оценочно- этических отсутствуют корреспондентные состояния с неадекватной самооценкой. Тем самым нахождение в экзистенциальных состояниях и в состояниях с адекватной самооценкой можно считать взаимосвязанными процессами.

На значимость экзистенциальных состояний и состояний ОЭ в структуре психики указывает весомость их доли в структуре психических состояний. Так, у самоактуализирующейся и манипулятив- ной личностей соотношение экзистенциальных состояний и состояний ОЭ к мотивационным находится на паритетном уровне:

  • • самоактуализирующаяся: 51% : 49%;
  • • манипулятивная: 50% : 50%.

Сопоставимо число данных состояний и у ряда невротических типов:

  • • обсессивно-компульсивная: 48% : 52%;
  • • параноидная: 51% : 49%;
  • • маниакально-депрессивная: 48% : 52%;
  • • мазохистическая: 50% : 50%;
  • • садистическая: 49,5% : 50,5%;
  • • астено-невротическая: 48% : 52%;
  • • дистимическая: 51% : 49%.

Усредненное соотношение между данными параметрами для приведенных типов составляет 49,5% : 50,5% при погрешности расчета ±0,7% с учетом усреднения по 9 типам при среднем количестве порядка 60 рассмотренных черт на тип.

Для сравнения, у другой половины невротических (акцентуированных) личностей доля мотивационных состояний преобладает над долей экзистенциальных состояний и состояний ОЭ:

  • • педантическая: 42% : 58%;
  • • конформная: 44% : 56%;
  • • гипертимная: 41% : 59%;
  • • истерическая: 43% : 57%;
  • • нарциссическая: 43,5% : 56,5%;
  • • маниакальная: 36% : 64%;
  • • психопатическая: 32% : 68%;
  • • шизоидная: 40% : 60%.

В качестве исключения предстает депрессивная личность:

• депрессивная: 62% : 38%.

Усредненное соотношение меньшего параметра к большему для рассмотренных типов составляет 39,9% : 60,1%, что соответствует пропорциям золотого сечения с точностью до 1,7% при погрешности расчета ±0,7% с учетом усреднения по 9 типам. Интересно отметить, что усреднение числа соответствующих черт маниакальной и депрессивной личностей позволяет получить их паритетную пропорцию 48% : 52%.

Доля экзистенциальных состояний и состояний ОЭ по отношению к мотивационным состояниям для всех рассмотренных типов принимает дискретные значения. Указанное может свидетельствовать об устойчивости данного показателя для структуры психики как отражающего общую связь между мотивацией и источником психических сил (энергии) для деятельности, каковыми являются экзистенциальные состояния для здоровой личности и состояния ОЭ для невротической личности соответственно.

Метод анализа состояний применительно к невротическим и акцентуированным личностям выявляет у них отсутствие ряда экзистенциальных состояний (глава III). При этом в наименьшей степени у невротических личностей проявляются экзистенциальные состояния, корреспондентные состояниям характеризующим сферу интересов (встреча, сокровенное, синхронизация, исполненность). Напомним, что метод анализа состояний архетипических персонажей показывает, что цепочки психических состояний (включая мотивационные и оценочно-этические состояния) предваряют, либо завершают состояния интереса. В этом контексте состояния характеризующие сферу интересов предстают в качестве первичных состояний (глава II, § 10). Аналогичным образом анализ структуры экзистенциальных состояний показывает, что соотносящиеся со сферой интересов экзистенциальные состояния могут быть отнесены к высшему уровню в иерархии состояний (глава II, § 11).

Между тем отсутствие экзистенциальных состояний встреча, сокровенное, синхронизация и исполненность сопряжено с отсутствием баланса интересов. В данном контексте отсутствие баланса интересов, т.е. дисбаланс между состояниями приобретения и отдачи, индивидуальными интересами и интересами других может быть рассмотрен как источник невротической динамики. Данный вывод согласуется с тем, что анализ психопатологических состояний указывает на дисбаланс в сфере интересов (целей, ценностей, потребностей) как на общий источник патологической динамики (глава И, § 12).

В свою очередь, стремление к достижению межличностного и внутриличностного баланса интересов предстает в качестве структурообразующего психического фактора. На первичность интересов (потребностей) указывает гештальт-психология. Согласно одному из ее положений, в основе формирования гештальта лежит «интерес». Напомним, что цепочки экзистенциальных состояний замыкает состояние исполненности. В гештальт-психологии подобный феномен предстает как «завершение гештальта», происходящее в случае удовлетворения актуальной потребности индивида [77, сс. 265, 271].

Достижение баланса интересов позволяет оптимальным образом удовлетворить потребности каждого. Соответственно, устраняется сама причина фрустрации потребностей, согласно Фрейду лежащая в основе формирования невротической динамики. И наоборот, возобладание чьих-либо интересов в ущерб интересам других чревато фрустрацией потребностей последних. Символично, что структура состояний (черт) персонажей Пушкина и Шекспира с выраженной эгоистичностью стремлений соответствует структуре состояний невротических личностей. И наоборот, обретают счастье персонажи, достигшие согласованности в удовлетворении собственных желаний с интересами других людей (глава II, § 10).

Напомним, что в вопросе поиска единого источника неврозов ряд известных психологов склоняются к тому выводу, что в основе невротической динамики лежит отклонение от поиска взаимовыгодного баланса интересов с другими людьми. Указанное, в частности, проявляется в форме такого феномена как эгоизм. Эгоизм по Франклу проявляется как реакция на обострение «борьбы за выживание» в условиях «естественного отбора» [100, с. 116]. Между тем в условиях «борьбы за выживание» неизбежно повышается роль адаптивных реакций, механизмов совладания, в том числе, защитных механизмов, сопряженных с формированием невротической динамики. Так, по мнению Хорни неврозы «представляют собой особую разновидность борьбы за жизнь в неблагоприятных условиях» [108, с. 6]. Франкл констатирует, что в условиях борьбы за существование в более выгодном положении оказываются «крайне эгоистичные, жестокие личности». В то же время, способность оставаться человечным даже в условиях жестокой борьбы за существование, в конечном итоге, и делает человека человеком [100, с. 116].

Метод анализа состояний применительно к невротическим типам указывает на их повышенную эгоцентричность, либо жертвенность. Так, например, само понятие нарциссизма определяется как «эгоцентричное самовлечение к самому себе, предполагающее доминирующее стремление к удовлетворению собственных потребностей, целей и запросов» [42, сс. 277-278]. Равным образом психопатические личности полагают, что «можно игнорировать потребности других людей». Параноидной личности присуща «"зацикленная на себе" установка». «У маниакально структурированных людей, также как и у депрессивных, существует неосознаваемое убеждение, что любой, кому они, как кажется, понравились, был ими одурачен» - отмечает Мак-Вильямс озабоченность маниакально-депрессивных личностей аспектом выигрыша или проигрыша [63, сс. 206, 278, 327]. «Быть садистом означает ... жить за счет других людей» - констатирует эгоцентризм садистической личности Хорни [106, с. 185].

Ряду невротически организованных личностей присуща жертвенность. Так, депрессивные личности «разрешают все сомнения в пользу других». Мазохистические личности склонны «жертвовать всеми своими интересами во имя других». Для некоторых истерических личностей «нужды других людей всегда оказываются на первом месте» [63, сс. 298, 349, 397].

Таким образом, с невротической организацией личности может быть соотнесена центрированность исключительно на собственных интересах (потребностях), либо интересах других.

Для сравнения, самоактуализирующаяся личность преимущественно действует в общих интересах. Соотношение состояний взаимности, отдачи и приобретения у самоактуализирующейся личности составляет:

• самоактуализирующаяся: 60% : 30% : 10%.

Манипулятивная личность заботится преимущественно о собственных интересах. Соотношение соответствующих состояний у нее составляет:

• манипулятивная: 13% : 26% : 61%.

Сходные пропорции между состояниями взаимности, отдачи и приобретения наблюдаются у ряда невротических личностей:

  • • мазохистическая: 11,5% : 59% : 29,5%;
  • • садистическая: 9% : 27% : 64%;
  • • дистимическая: 14% : 57% : 29%.

Усредненное соотношение между соответствующими параметрами, ранжированными в порядке убывания, по данным типам составляет 60,2% : 28,3% : 11,5%, что соответствует пропорциям золотого сечения II типа с точностью до 4,7% при погрешности ±2,3% с учетом усреднения по 5 типам.

Для сравнения, у истерической личности соотношение состояний взаимности, отдачи и приобретения составляет:

• истерическая: 21% : 42% : 37%.

Данная структура пропорций истерической личности с точностью до 3,8% соотносится с пропорциями золотого сечения III типа.

Соотношение состояний взаимности, отдачи и приобретения у астено-невротической личности составляет:

• астено-невротическая: 17% : 50% : 33%.

Структура состояний астено-невротической личности с точностью до 2,1% соотносится с пропорциями золотого сечения I типа. Погрешность расчета ±5% при среднем количестве 20 рассмотренных черт на тип.

Можно отметить, что близкие соотношения наблюдаются при соотнесении психических состояний, отвечающих личностным смыслам «эгоцентрического» характера (направленность «на себя»), смыслам, направленным «на других» при наличии смыслов направленных «на ситуацию». Согласно данным А.О. Прохорова соотношение между направленностью «на себя», «на других» и «на ситуацию» у женщин в спокойной ситуации составляет 25% : 65% : 10%. Для сравнения, у аналогичное соотношение у мужчин составляет 75% : 10% : 15% [82, с. 94]. Данное исследование не учитывало состояния, соотносящиеся со смыслами, направленными на «общие» интересы, но уже полученные результаты указывают на соответствие структуры интересов личности различного рода пропорциям золотого сечения.

Как показывают исследования, оказание бескорыстной помощи другому (поведение, направленное на благо другого человека) происходит вследствие двух основных мотивов: мотива сочувствия и мотива долга [71, с. 164]. При этом оказать безвозмездную помощь другому, руководствуясь мотивами сочувствия и (или) долга, оказалось готово подавляющее большинство испытуемых. Лишь 15,5% людей оказались не готовы сделать благо другому человеку исходя исключительно из альтруистических соображений. В свою очередь, из числа тех, кто был готов оказать бескорыстную помощь другому, доля руководствовавшихся мотивом сочувствия составила 15%; доля руководствовавшихся мотивом долга - 37% [71, сс. 167-168]. Интересно отметить, что соответствующее распределение долей находится в близком соответствии с пропорциями золотого сечения: 14,6% (II тип) и 38% (III тип).

Соотносящиеся с золотым сечением пропорции прослеживаются и в балансе интересов персонажей рассмотренных произведений. Как было показано ранее на примере произведения «Моцарт и Сальери», Моцарт прежде всего заботится об общих интересах (глава II, § 10). Соотношение общих интересов, собственных интересов и интересов других у Моцарта составляет 50% : 30% : 20%, что соответствует пропорциям золотого сечения I типа. Для сравнения, Сальери печется, прежде всего, о собственных интересах, при сходных пропорциях состояний интересов - 20% : 50% : 30%.

Анализ состояний героев Пушкина, Шекспира и Гоголя показывает, что выраженность собственных интересов (потребностей), либо направленность на удовлетворение интересов других людей соотносится с различием самооценок персонажей. Так, например, у Моцарта преобладают состояния с адекватной самооценкой, доля которых составляет 50% при том, что доля состояний взаимности у персонажа также составляет 50%. Для сравнения, у Сальери состояния с адекватной самооценкой менее всего выражены - 20,5% равно как менее прочих выражены и состояния взаимности - 18%.

Между тем у невротических личностей также прослеживается корреляция между направленностью интересов и уровнем самооценки. В случае доминирования заниженной самооценки преобладает состояние отдачи. И наоборот, при выраженности завышенной самооценки преобладает состояние приобретения. При этом данная закономерность может быть подкреплена количественными показателями, а именно:

  • • истерическая: доли состояний отдачи и приобретения 42% и 37% при долях состояний с завышенной и заниженной самооценкой 38,5% и 37% соответственно;
  • • мазохистическая: доля состояний отдачи 59% при доле состояний с заниженной самооценкой 51,5%;
  • • садистическая: доля состояний приобретения 64% при доле состояний с завышенной самооценкой 62,5%;
  • • астено-невротическая: доля состояний отдачи 50% при доле состояний с заниженной самооценкой 50,5%;
  • • дистимическая: доля состояний отдачи 57% при доле состояний с заниженной самооценкой 48,5%.

Равным образом указанная закономерность прослеживается на примере самоактуализирующейся и манипулятивной личностей:

  • • самоактуализирующаяся: доля состояний взаимности 60% при доле состояний с адекватной самооценкой 63%;
  • • манипулятивная: доля состояний приобретения 61% при доле состояний с завышенной самооценкой 49%.

Тем самым может быть сделан тот вывод, что выраженная эгоцентричность (либо жертвенность) сопряжена с неадекватной самооценкой, а ориентированность на состояние взаимности (общие интересы) соотносится с адекватной самооценкой.

Отнесение личности к уровню нормы может быть рассмотрено как противопоставление ее невротическому типу. Следуя данной логике, характер человека, стремящегося удовлетворять свои потребности в рамках принятых социальных норм - с учетом потребностей других людей, может быть отнесен к норме. «Приводи свои интересы в гармонию с интересами окружающих» - приводит один из известных императивов Олпорт в качестве возможного критерия «нормы», характеризующего психически здоровую личность [72, с. 44]. Также, например, Маслоу отмечает, что здоровые самоактуали- зирующиеся люди «не склонны к значительным, но бессмысленным жертвам» [65, с. 206].

С указанных позиций к уровню нормы может быть отнесено стремление к достижению баланса интересов - взаимовыгодному сотрудничеству и взаимной поддержке. Данный подход близок к той идее Хорни, что причиной формирования неврозов является отсутствие у человека ощущения поддержки его окружающими [107, с. 55]. Действительно, как отмечают Д. Креч, Р. Кратчфилд и Н. Лив- сон, на первый план зачастую выходит необходимость поиска баланса между потребностями индивида и других индивидов, социальной группы [46, с. 423]. С психотерапевтических позиций Перлз полагает идеалом те общественные отношения, при которых потребности индивида сочетаются с общими интересами на основании формулы «каждый участвует на благо всех» [77, с. 289]. Экзистенциальный анализ подчеркивает важность равновесия между процессами «отдачи» и «присвоения», образующими «экзистенциальный антагонизм» [61, с. 80].

Отношение состояний сопряженных со сферой интересов к мотивационным у невротических личностей экспрессивного типа составляет;

  • • истерическая: 26% : 74%;
  • • мазохистическая: 22% : 80%;
  • • дистимическая: 21% : 79%;
  • • садистическая: 14% : 86%;
  • • астено-невротическая: 7% : 93%.

Для сравнения, аналогичный показатель у самоактуализирую- щиеся и манипулятивной личностей составляет:

  • • манипулятивная: 23% : 77%;
  • • самоактуализирующаяся: 14% : 86%.

Погрешность расчета исходных параметров составляет ±1,3% при среднем количестве порядка 75 рассмотренных черт на тип.

Как видно из приведенных данных, по указанному показателю приведенные типы существенно отличаются. Соответствующие пропорции у истерической и астепо-иевротической личностей различаются в абсолютном выражении почти в 4 раза, многократно превышая погрешность расчета.

При этом доля состояний интереса по отношению к оценочно- этическим у рассмотренных типов меняется аналогичным образом. Указанное обстоятельство может быть интерпретировано таким образом, что истерические личности «избыточно» мотивированы, в то время как астено-иевротическая личность отличается пониженным уровнем мотивации (интересов). Напомним, что истерическая личность отличается холерическим темпераментом, а астено- невротическая - меланхолическим. Это указывает на то, что степень мотивированности индивида коррелирует с его темпераментом, т.е. сопряжено с динамическими (энергетическими) аспектами личности. В свою очередь, манипулятивную личность от самоактуализирую- щейся отличает большая акцентированность на вопросах обеспечения собственных интересов.

Отношение мотивационных состояний к оценочно-этическим у самоактуализирующейся личности составляет 72% : 28%. Для сравнения, у манипулятивной личности аналогичное соотношение 67% : 33%. Близкое соотношение мотивационных состояний к оценочноэтическим наблюдается у большинства невротических и акцентуированных личностей:

  • • психопатическая: 86,5% : 13,5%;
  • • педантическая: 78,5% : 21,5%;
  • • гипертимная: 77% : 23%;
  • • астено-иевротическая: 77% : 22%;
  • • садистическая: 74,5% : 25,5%;
  • • истерическая: 74% : 26%;
  • • шизоидная: 74% : 26%;
  • • маниакальная: 73,5% : 26,5%;
  • • конформная: 72,5% : 27,5%;
  • • дистимическая: 70% : 30%;
  • • обсессивно-компульсивная: 69,5% : 30,5%;
  • • параноидная: 69% : 31%;
  • • нарциссическая: 67% : 33%;
  • • мазохистическая: 63% : 37%;
  • • депрессивная: 45,5% : 54,5%.

Погрешность расчета исходных параметров составляет ±1,4% при среднем количестве порядка 70 рассмотренных черт на тип.

Соотношение мотивационных и оценочно-этических состояний близко у разных типов личности (невротических, акцентуированных, самоактуализирующейся) что, по-видимому, выражает общую связь между оценкой и мотивацией. При этом у отдельных невротических личностей доля оценочно-этических состояний существенно - на 15% и более отличается от средней величины, что на порядок превышает погрешность расчета. Так, у депрессивной и психопатической личностей доли оценочно-этических состояний составляют 54,5% и 13,5% соответственно, отличаясь, тем самым, в четыре раза. Фактически в отношении данного параметра названные типы предстают как полярные. Превышающий средний показатель уровень оценочно-этических состояний наблюдается также у мазохистиче- ской личности - 37%. Для сравнения, у полярной по отношению к мазохистической личности - садистической, аналогичный параметр равен 25,5%, что меньше средней величины.

Напомним, что депрессивные и мазохистические личности организованы вокруг морали. Так, депрессивные личности «мучительно осознают каждый совершенный ими грех». В свою очередь, в отношении мазохистической личности традиционно используется понятие «моральный мазохизм» [63, се. 297, 332]. При этом оба данных невротических типа отличает выраженная заниженная самооценка.

Для сравнения, психопатическую (антисоциальную) личность при выраженности завышенной самооценки отличает «отсутствие совести» и «буквальное бесстыдство» [63, с. 200]. Завышенная самооценка присуща также садистической личности. Указанное обстоятельство позволяет связать выраженность оценочно-этических состояний с понижеиностыо самооценки. Действительно, самооценка традиционно связывается с представлениями о нравственности и морали [38, с. 388]. В то же время существенная выраженность оценочно-этических состояний может указывать и на акцентирован- ность на проблеме самооценки в целом. Так, у нарциссической личности уровень оценочно-этических состояний превышает средний показатель почти на 7%, при том, что она настолько организована вокруг проблемы собственной самооценки, что готова «использовать» другого человека «как функцию для поддержания самооценки» [63, с. 235].

С целью выявления общих закономерностей, отличающих невротические (акцентуированные) личности, может быть проанализирована частота проявления состояний отсутствия экзистенции (ОЭ).

У всех невротических личностей проявляются состояния:

  • • безрадостность (страдание): 100%;
  • • ощущение вреда (травма): 100%;
  • • страстность (аффект): 100%.

Акцентуированным личностям названные состояния также свойственны: частота их проявления составляет 100% {вред) и 67% (безрадостность и страстность). У здоровой самоактуализирующейся личности ощущение вреда и состояние страстности отсутствуют, в то время как состояние безрадостности проявляется. С указанных позиций выраженность аффектационных состояний и ощущения вреда является отличительным качеством невротической личности. Отметим, что названные состояния препятствуют достижению экзистенциальных состояний, корреспондентных оценочноэтическим состояниям: позитивным (ощущение вреда) и негативным {страстность). При этом экзистенциальные состояния благотворность и беспристрастность, корреспондентные состояниям ОЭ ощущение вреда и страстность, у невротических и акцентуированных личностей отсутствуют, либо выражены в крайне незначительной степени. Напомним, что способность к нанесению вреда традиционно относят к признакам патологии. При этом состояние «безоценочность» {беспристрастность) имеет известный терапевтический эффект. Так, по свидетельству Мак-Вильямс, «безоценоч- ное принятие» способствует терепевтическому процессу [63, ее. 354, 313]. Напомним также, что состояния безрадостность и страстность сопряжены с экзистенциальными состояниями тихое счастье и беспристрастность, относящимися к наиболее общему уровню в иерархии состояний (глава II, § 9).

Для сравнения, у манипулятивной личности число состояний (черт) соотносящихся с состоянием вреда превышает среднее число черт корреспондентных состояниям ОЭ на 36%, в то время как число черт сопряженных с состоянием страстности составляет лишь 34% среднего уровня; с состоянием страдания - 68% среднего уровня. Соответственно, манипулятивная личность отличается от невротической меньшей выраженностью аффектационных состояний и состояния безрадостности.

Напомним, что ощущение вреда препятствует достижению экзистенциального состояния благотворность, корреспондентному по-

зитивным оценочным состояниям, а состояние страстности сопряжено с отсутствием состояния беспристрастности, корреспон- дентного негативным оценочным состояниям (глава II, § 11.2). Состояние безрадостности в эмоциональном плане имеет негативный аспект, что соответствует преобладанию у невротических личностей негативных оценочно-этических состояний. Отметим, что у невротических личностей в целом выражены состояния ОЭ, корреспон- дентные оценочно-этическим состояниям. Для сравнения, частота проявления состояний препятствующих достижению экзистенциальных состояний благотворность, опора, чувство хорошего и чувство чистоты составляет:

  • - ощущение вреда (травма): 100%;
  • - подвешенность (фобии): 92%;
  • - ощущение плохого (вина): 85%;
  • - ощущение нечистоты (стыд): 85%.

Погрешность расчета частоты проявления каждого состояния ОЭ для 13 типов невротических личностей составляет ±8% исходя из точности подсчета ±1 состояние (черта).

В среднем частота проявления подобных состояний ОЭ у невротических личностей равна 90%. Для сравнения, у акцентуированных личностей частота их проявления составляет 60%. У самоактуали- зирующейся личности, наоборот, число черт, соотносящихся с данными состояниями, вдвое меньше среднего числа черт, корреспон- дентных состояниям ОЭ.

Тем самым метод анализа состояний позволяет выявить фактор невроза, сопряженный с состоянием оценочно-этической сферы. Отметим, что выраженность у невротических личностей состояний ОЭ, корреспондентных оценочно-этическим состояниям, находит свое соответствие в тех известных психоаналитических представлениях, что «моральные проблемы присутствуют в каждом неврозе» [108, с. 6].

Обращает также на себя внимание неравномерность проявления у невротических личностей состояний ОЭ в зависимости от групп соответствующих состояний, а именно: корреспондентных мотивационным состояниям зрелого уровня, оценочно-этическим, экспрессивным, состояниям сферы интересов, что позволяет выявить определенную иерархию состояний как факторов невротической динамики.

Так, невротическим личностям присущи состояния ОЭ, препятствующие достижению состояний любви, единства и целостности:

  • - вражда (отвращение): 75%;
  • - противоречие (внутренний конфликт): 67%;

- противостояние (конфликт): 50%.

В среднем частота проявления состояний ОЭ данной группы равна 62%. Для сравнения, у акцентуированных личностей данные состояния менее выражены: частота их проявления в среднем составляет 33%.

У невротических личностей проявляются состояния ОЭ, препятствующие достижению состояний покоя, отдыха и умиротворения:

  • - беспокойство (тревога): 67%;
  • - напряженность (стресс): 50%;
  • - недовольство (гнев): 42%.

В среднем частота проявления состояний ОЭ данной группы равна 56%. Для сравнения, у акцентуированных личностей данные состояния достаточно выражены - частота их проявления в среднем составляет 83%.

Невротическим личностям присущи состояния ОЭ, препятствующие достижению осознанности, присутствия и бытия:

  • - неосознанность: 67%;
  • - отсутствие: 42%;
  • - небытие: 25%.

В среднем частота проявления состояний ОЭ данной группы равна 41%. Для сравнения, у акцентуированных личностей частота их проявления значительно меньше и в среднем составляет 17%.

Невротическим личностям присущи состояния, препятствующие достижению экзистенциальных состояний, относящихся к сфере интересов: встреча, сокровенное, синхронизация и исполненностъ:

  • - бесчувствие: 67%;
  • - цинизм: 50%;
  • - бесплодность: 33%;
  • - потерянность: 25%.

В среднем частота проявления состояний ОЭ данной группы равна 44%. Для сравнения, у акцентуированных личностей частота их проявления мала и составляет 25%. Напомним, что акцентирован- ность на сфере интересов отличает манипулятивную личность.

Невротическим личностям свойственны также состояния ОЭ, препятствующие достижению экспрессивных состояний: действие, поток, наполненность и наблюдение:

  • - бездействие: 33%;
  • - застой: 33%;
  • - опустошенность: 33%;
  • - закрывание глаз: 8%.

В среднем частота проявления состояний ОЭ данной группы равна 29%. Для сравнения, у акцентуированных личностей частота их проявления в среднем составляет 38%.

Напомним, что согласно методу анализа состояний у невротических личностей экспрессивного типа некоторые невротические проявления могут явиться следствием дисбаланса динамических параметров организма (глава II, § 7.2). При этом динамические факторы индивида преимущественно определяются его конституцией, и не связаны с морально-этическими аспектами его личности, что позволяет рассматривать экспрессивные и этические факторы невроза как независимые. Действительно, как уже отмечалось, еще Платон выделял два вида блага: добродетель и красоту, соотнося тем самым этическое и эстетическое начала [78, т. 1, сс. 958-959]. Для сравнения, соотношение оценочно-этических состояний и состояний творческого типа у творческой самоактуализирующейся и манипулятив- ной личностей находится в обратно пропорциональной зависимости:

  • • самоактуализирующаяся: 40% : 60%;
  • • манипулятивная: 60% : 40%.

Погрешность расчета исходных параметров ±2% при среднем количестве около 60 рассмотренных черт на тип.

В то же время, анализ частоты проявления состояний ОЭ различных типов позволяет говорить об этическом факторе невроза как превалирующем. Символично, что в произведениях Пушкина и Шекспира наиболее сильные внутренние конфликты и душевные терзания персонажей сопряжены именно с решением морально- этических проблем:

«Ничто не может нас среди мирских печалей успокоить; ничто, ничто... едина разве совесть. Так, здравая она восторжествует над злобою, над темной клеветою. Но если в ней единое пятно, единое, случайно завелося, тогда - беда!» - наихудшим Годунов считает муки нечистой совести («Борис Годунов»).

«О небо! О земля! ... Стой, сердце! Сердце, стой! Не подгибайтесь подо мною ноги! ... О женщина-злодейка! О подлец! О низость, низость!» - так потрясает Гамлета свидетельство призрака о подлом убийстве короля, что с этого момента, по мнению окружающих, принц «спятил» («Гамлет»).

Акцентированность личности на собственных интересах может приобретать патологическую форму, когда собственные интересы достигаются в ущерб интересам других вплоть до агрессивных проявлений, приводящих к нанесению другим людям вреда. Напомним, что ряд персонажей рассмотренных произведений порой не просто наносит другим вред, но отнимает саму их жизнь. В качестве примера могут быть приведены персонажи статусного типа, отличающиеся невротической динамикой (§ 3). Так, Сальери отравляет Моцарта («Моцарт и Сальери»); по приказу Царицы отравляется Царевна («Сказка о мертвой царевне...»); интриги Яго приводят к гибели Дездемоны и Отелло («Отелло»). Данные персонажи отвечают тому известному критерию, что способность к нанесению вреда себе или другому человеку является признаком психической патологии [63, с. 354].

В противоположность деструктивным стремлениям желание блага (добра) себе и другим может быть отнесено к норме. Более того, подобное стремление может иметь терапевтический эффект. Исследования альтруизма как черты характера показало, что склонные к милосердию люди испытывают депрессию при невозможности реализовать гуманитарную активность. И наоборот, «многие индивиды с депрессивной личностью способны ... избежать депрессивных эпизодов, совершая добро» - отмечает Мак-Вильямс [63, с. 307].

Понятия «пользы» и «вреда», равно как и понятия «добра» (блага) и «зла», традиционно относятся к сфере философско-этической проблематики. «Психология не знает, что представляют добро и зло сами по себе» - как бы проводит водораздел между психологической и философской проблематикой Юнг [121, с. 77]. Впрочем, сам Юнг связывает процесс индивидуации с нравственной проблематикой. Так, индивидуация по Юнгу «выступает не только как терапевтическая потребность, но и как высокий идеал» [115, с. 255]. Ряд психологов также касается данной темы. Например, Перлз пытается осмыслить философское понятие «зла» в контексте поиска истоков психической патологии. «Как давным-давно сказал Сократ, зло - это просто ошибка» - соотносит Перлз патологию с «неправильной ориентацией и непониманием роли человека в обществе» [77, с. 251]. «Рубеж, разделяющий добро и зло, проходит через все человеческое и достигает самых глубин человеческой души» - поднимает вечный вопрос о соотношении добра и зла Франкл [100, с. 117]. «Нравственность коренится в аутентичности, в согласованности с самим собой. Быть идентичным самому себе означает вести себя по-человечески, то есть человечно» - поднимает этико-нравственную проблему экзистенциальный анализ [61, с. ПО]. Способность самоактуализирую- щиеся личности различать «добро и зло», а также ее «человечность» отмечает Маслоу, соотнося тем самым этическую проблематику с характеристиками здоровой личности. При этом «человечность» Маслоу связывает не только с этической, но и с творческой проблематикой: «Креативность самоактуализации - важнейший аспект подлинной человечности» [65, се. 201, 205, 230]. Проблему «оправдания творчеством» поднимает и экзистенциальный философ Бердяев [10, с. 194]. Сходную мысль о несовместимости творческого гения и злодейства высказал и Пушкин устами Моцарта:

«Гений и злодейство - две вещи несовместные» («Моцарт и Сальери»),

Развитие экзистенциальной психологии ускорило ассимиляцию психологией этико-нравственной проблематики. Вместе с тем, с расширением арсенала психотехник морально-этические аспекты психологии становятся все более актуальными. Необходимость включения этической проблематики в сферу психологии диктуется уже тем фактом, что самим «предметом» ее исследования является человек с тонко организованным внутренним миром. Уже само понятие психологии (от греч. ухущ - душа и 'koyoq - слово, учение) предполагает «науку о душе». Не вызывает сомнений, что традиционный для медицины этический принцип «не навреди» - «клятва Гиппократа», в полной мере относится и к сфере психологии.

Напомним, что обращение к нравственно-этической проблематике является характерным признаком высокохудожественной классической литературы, к лучшим образцам которой относятся произведения Пушкина, Шекспира, Гоголя.

Тема творчества может быть рассмотрена также в контексте мотивационных состояний зрелого уровня. Так, мотивационные состояния (черты) зрелого уровня «ZR1», «ZR2» и «ZR3» - типов у невротических личностей экспрессивного типа, а также у самоак- туализирующсйся и манипулятивной личностей распределены следующим образом:

  • • астено-невротическая: 50% : 38% : 12%;
  • • дистимическая: 44,5% : 22% : 33,5%;
  • • самоактуализирующаяся: 19% : 29% : 52%;
  • • манипулятивная: 17,5% : 55% : 27,5%.

Усредненное соотношение между данными параметрами, ранжированными в порядке убывания, составляет 50,4 % : 32% : 17,6%, что соответствует пропорциям золотого сечения I типа с точностью до 1,5% при погрешности расчета ±2,5% с учетом усреднения по 4 типам при среднем количестве 20 рассмотренных черт на тип.

Распределение состояний (черт) зрелого уровня «ZR1», «ZR2» и «ZR3» - типов у садистической и мазохистической личностей составляет:

  • • мазохистическая: 18% : 57% : 25%;
  • • садистическая: 13% : 61% : 26%.

Усредненное соотношение между данными параметрами, ранжированными в порядке убывания, составляет 59 % : 25,5% : 15,5%, что соответствует пропорциям золотого сечения II типа с точностью до 2,8% при погрешности с учетом усреднения по 2 типам ±3,5%.

Распределение состояний (черт) зрелого уровня «ZR1», «ZR2» и «ZR3» - типов у истерической личности с точностью до 3,6% соответствует пропорциям золотого сечения III типа:

• истерическая: 40% : 40% : 20%.

У самоактуализирующейся личности доля состояния зрелого уровня среди мотивационных состояний составляет 37%о. У группы невротических личностей доля состояний зрелого уровня составляет близкую величину:

  • • психопатическая: 37,5%;
  • • шизоидная: 37,5%;
  • • истерическая: 37%;
  • • маниакальная: 36%;
  • • астено-невротическая: 35%;
  • • дистимическая: 35%.

Для сравнения, у манипулятивной личности данный параметр равен 53%>. Близкая величина параметра наблюдается у второй группы невротических личностей:

  • • параноидная: 57,5%;
  • • садистическая: 53%;
  • • мазохистическая: 49%.

К третьей группе могут быть отнесены прочие невротические типы, у которых доля состояния зрелого уровня незначительна:

  • • обсессивная: 17,5%;
  • •депрессивная: 12,5%>;
  • • нарциссическая: 11,5%;
  • • компульсивная: 8,5%,

а также акцентуированные личности:

  • • гипертимная: 24%>;
  • •конформная: 17%>;
  • • педантическая: 14%.

Погрешность расчета составляет ±2%о при среднем количестве порядка 50 рассмотренных черт на тип.

Общие доли мотивационных состояний зрелого уровня у трех выделенных групп значительно различаются по величине. При этом анализ потребностей присущих рассмотренным типам показывает, что у представителей третьей группы, как правило, выражены потребности природного и социального уровня, в то время как у невротических личностей из первой группы выражены потребности культурного уровня. У второй группы невротических личностей выражена потребность во власти, отнесенная нами к моралыюэтическому уровню (глава I, § 1). Аналогичным образом характерные уровни защит невротических личностей оказываются сопряжены с долей состояний зрелого уровня (глава I, § 2).

«Пропущенные» интервалы значений параметра от 25% до 34% и от 38% до 48% не отвечают каким либо невротическим или акцентуированным типам. Указанное свидетельствует о дискретности значений параметра, определяющего долю состояний зрелого уровня в структуре мотивационных состояний. При этом соответствующие параметры ограничены определенными «коридорами» значений, соотносящихся в пределах погрешности расчета с пропорциями золотого сечения: 24% : 38% : 50%.

Относящиеся к третьей группе типы личности (доля состояний зрелого уровня до 24%) могут быть охарактеризованы как психологически недостаточно зрелые. Так, например, Мак-Вильямс отмечает незрелость нарциссической личности: «В каждом тщеславном и грандиозном нарциссе скрывается озабоченный собой застенчивый ребенок» [63, с. 222]. Кроме того, во вторую группу вошли акцентуированные типы. Между тем Личко, как известно, предложил свое описание акцентуированных типов на основе диагностики подростков. По данным Личко, уже в подростковом возрасте проявляется гипертимностъ и шизоидность (рассматриваемые как акцентуация и невроз соответственно) [59, с. 418].

Недостаточная психологическая зрелость может негативным образом отражаться на психике человека. «Человек не может без существенного вреда для своего психического здоровья долго пребывать в инфантильной среде» - указывает Юнг [116, с. 492]. Незрелость личности соотносит с невротичностью Олпорт [72, с. 331]. Таким образом, можно предположить, что для невротических личностей третьей группы с низким показателем доли состояний зрелого уровня повышение уровня психологической зрелости способно оказать благотворный психотерапевтический эффект. Так, Перлз полагает, что психотерапевтические «вмешательства в процессы развития» способствуют достижению зрелости [77, с. 295]. Экзистенциальный анализ исходит из того, что достижение «зрелого уровня бытия» позволяет гармонично «вписаться в социальный контекст» [61, с. 47].

В первую и вторую группы вошли невротические личности экспрессивного типа, а также параноидная, психопатическая, шизоидная и маниакальная личности. Вместе с тем, например, паранойяль- ность проявляется в зрелом возрасте. «Паранойяльная психопатия крайне редко встречается у подростков, максимум ее развития, как известно, падает на 30-40 лет» - замечает, в частности, Личко [59, с.

419]. У экспрессивных типов выражены состояния творческого типа (творческого упадка), в то время как творчество относится к числу высших психических функций. Соответственно, способность к творчеству сопряжена с достижением духовной зрелости.

Как известно, параноидная, психопатическая, шизоидная и маниакальная личности находят свое соответствие на уровне психопатологии в известных психических заболеваниях, а именно: паранойе, психопатии, шизофрении, мании. Так, например, группы шизоидов, параноиков и психопатов выделяет Ганнушкин, обозначая при этом термином «психопатия» сам уровень психопатологии, что традиционно для клинической патопсихологии в целом [22, сс. 524, 534, 553]. Отметим, что характерной особенностью приведенных невротических личностей является выраженность завышенной самооценки, что указывает на большую патологичность состояний с завышенной самооценкой.

Тем самым достижение психологической зрелости не избавляет от потенциальной опасности развития негативной психической динамики. Более того, Юнг подчеркивает опасность быть подверженным психическим расстройствам при достижении именно зрелого возраста: «Многие тяжелые неврозы встречаются при наступлении сумерек жизни». На этом основании вторую половину жизни Юнг характеризует как «опасный возраст». При этом юнговскому пониманию зрелости отвечает «переход от природной к культурной фазе» [118, с. 201]. Напомним, что в структуре психических состояний зрелому уровню соответствуют мотивационные состояния интегративного уровня, замыкающего цепочку состояний природного, социального и культурного уровней (глава II, § 8).

С позиции метода анализа состояний к состояниям зрелого уровня могут быть отнесены состояния не только с адекватной, но и неадекватной, в том числе, завышенной самооценкой. Между тем, например, стремление к чрезмерному повышению значимости собственной роли способно провоцировать манипуляцию другими. Действительно, у манипулятивной личности доля состояний зрелого уровня даже превышает соответствующий уровень здоровой самоактуа- лизирующейся личности. У параноидной, психопатической и маниакальной личностей, которым изначально присущ образ «грандиозного» и «всемогущего Я», чрезмерная акцентуация на значимости роли собственной личности может привести к патологическим последствиям. Так, например, подобные личности могут возомнить, что несут личную ответственность за судьбы мира («мания величия»), при этом подобные стремления способны проявиться в виде навязчивых идей («навязчивости»). В свою очередь, чрезмерное повышение доли состояний зрелого уровня у личностей данных типов чревато трансформацией невроза до уровня клинической психопатологии - паранойи, психопатии или мании.

Оптимальной можно считать долю состояний зрелого уровня среди мотивационных состояний на уровне 38%, что соответствует структуре состояний здоровой самоактуализирующейся личности. «Наиболее зрелые люди в то же время отличаются ребячливостью» - подмечает особенность здоровой креативной самоактуализирующейся личности Маслоу [65, с. 211].

В качестве обоснования вывода об оптимальном среднем уровне доли состояний зрелого типа может выступить принцип полярности архетипов. Так, рассматривая архетип Матери, Юнг выделяет такие противоположные его аспекты как «старое и молодое» [118, с. 120]. «Самость, наравне с архетипами обладает парадоксальным, антиномичным характером. Она - ... и старец и дитя» - подчеркивает Юнг аналогичные полярные аспекты Самости [121, с. 259]. Особенно отчетливо антитеза юное - зрелое выступает при соотнесении архетипов Ребенка и Старца, воплощающих аспекты (фазы) инфантильности и зрелости. Так, согласно Юнгу с архетипом Старца сопряжено формирование «взрослой личности». Для обретения человеком целостности по Юнгу необходимо проявление архетипа Ребенка. Так, архетип ребенка выражает как принцип «душевной целостности», так и «целостность человечества». «Несмотря на противоположность, обе формы идентичны» - паритетны по Юнгу «начальное состояние личного инфантилизма» и его «превращение» в противоположный аспект [118, се. 151, 110-111, 113]. Перлз рассматривает «инфантильность и зрелость» как противоположные, но не противостоящие друг другу сущности, полагая, что «единство мировосприятия способно растворить этот дуализм» [77, с. 7].

Аспект Ребенка наряду с позицией Взрослого выделяет также Э. Берн. Согласно Берну Ребенок представляет собой неотъемлемый элемент сферы психического [12, с. 176]. «Это жизнь в согласии со своей сущностью, с ребенком в душе... Именно у такого человека имеется в распоряжении креативность» - подчеркивает неразрывную связь творчества с присутствием «ребенка в душе» Маслоу [64, с. 101]. Символично, что архетип Ребенка в сказках Пушкина, среди прочего, представлен в образе играющих (творческое состояние) медвежат (§ 5). Равным образом у способного на ребячливость пушкинского Моцарта выражено творческое начало. При этом доля состояний зрелого уровня у Моцарта соответствует уровню креативной самоактуализирующейся личности - 38% (§ 3).

Стремление индивида к достижению абсолютной зрелости посредством полного отрицания в себе Ребенка сопряжено с ограничением доступа к творческому началу, с утерей психической целостности и, соответственно, с ограничением доступа к Самости. «Ком- пульсивно-обсессивный человек ... при крайней выраженности своего синдрома, не в состоянии играть» - подмечает Маслоу утерю творческого начала невротиком, стремящимся исключительно к «сознательности и рациональности» [64, с. 101].

Связь творческих состояний с долей состояний зрелого уровня среди мотивационных может быть оценена в количественном выражении. Для сравнения, соотношение творческих и мотивационных состояний у самоактуализирующейся и манипулятивной личностей составляет:

  • • самоактуализирующаяся: 37% : 63%;
  • • манипулятивная: 25% : 75%.

Тем самым доля творческих состояний у самоактуализирующейся личности в 1,5 раза больше, чем у манипулятивной личности. Напомним при этом, что доля состояний зрелого уровня у самоактуализирующейся личности в 1,4 раза меньше. «Манипулятор ... видит жизнь, как крысиные бега, и воспринимает ее настолько серьезно, что не может не быть неврастеником» - отмечает чрезмерную «серьезность» манипулятора Шостром, в то время как актуализатор «имеет свободу творить» и не принимает жизнь с «мрачной серьезностью» [110, с. 154]. Соответственно, невротические личности второй группы с долей состояний зрелого уровня порядка 50% могут быть рассмотрены как манипулятивные типы.

Таким образом, повышение уровня психологической зрелости, как таковое, не является панацеей от всех типов неврозов. На определенном этапе развития человеческой личности психологическая незрелость личности может быть сопряжена с патологической динамикой. Соответственно, может быть сделан тот вывод, что невротическая динамика личности связана с уровнем ее психологической зрелости опосредованно - в зависимости от ее типа.

Развивая тему соотнесения невротичности и психологической зрелости можно также отметить следующее. Как было показано ранее, целый ряд известных психопатологических состояний может быть соотнесен с соответствующими мотивационными состояниями зрелого уровня с завышенной самооценкой (глава II, § 12). Соответственно, с психопатологическими состояниями, корреспондентными мотивационным состояниям зрелого уровня, могут быть соотнесены соответствующие невротические типы, а именно:

  • • психопатологические состояния фанатизма и бреда корреспондируются с нарциссической и обсессивно-компульсивной личностями соответственно;
  • навязчивые психосостояния и мания величия корреспондируются с психопатической и параноидной личностями;
  • психологическая зависимость, мании и диссоциация корреспондируются с маниакально-депрессивной и шизоидной личностями.

Обращает на себя внимание, что у всех приведенных типов выражена завышенная самооценка (за исключением депрессивной личности), а структура психических состояний преимущественно относится ко II типу (за исключением параноидной и шизоидной личности). Заметим, что мотивационные состояния с завышенной самооценкой акцентуированным типам свойственны в меньшей степени, чем невротическим. При этом структура самооценки у них относится к III типу (педантическая личность), либо I типу (конформная и гипертимиая личности), что позволяет реализоваться большей доле состояний с адекватной самооценкой. Кроме того, у конформного типа преобладает заниженная самооценка. Тем самым нахождение в психических состояниях зрелого уровня для акцентуированных типов потенциально менее патогенно, чем для невротических.

Так, конформный тип не относится к патологическим. «Психопатий конформного типа не существует. Этот тип встречается в чистом виде только в форме акцентуаций и поэтому в клинические систематики не включался» - отмечает Личко [59, с. 489]. С позиции рассмотренных критериев потенциально наиболее патогенной из акцентуированных типов предстает гипертимная личность, у которой преобладает завышенная самооценка. «Наблюдения показали, что ... гипертимность как в виде акцентуации, так и в виде психопатии встречается довольно часто» - свидетельствует о возможности патологического развития гипертимности Личко [59, с. 429]. «Гипертимический темперамент, резкая степень проявления которого носит название гипоманиакального состояния хорошо известен в психиатрии» - соотносит Леонгард гипертимность и гипоманиакальность [56, с. 176]. Действительно, структура состояний зрелого уровня у гипертимной и маниакальной личностей идентична. Как иллюстрация данного феномена, предстает поведение гоголевского Ноздрева (гипертимный тип), которого внезапно охватывает страстное желание (мания) во что бы то ни стало сыграть с Чичиковым в шашки:

«Ты не можешь отказаться, - говорил Ноздрев горячась, - игра начата! ...Я тебя заставлю играть! ... А! Так ты не можешь, подлец! ... Бейте его!»

Таким образом, при сравнительном анализе невротических и акцентуированных типов находит свое подтверждение сделанный нами ранее вывод о большей патогенности завышенной самооценки в сравнении с заниженной (глава II, § 12). Напомним, что к сходному выводу пришла Хорни, ссылаясь на то положение Адлера, что расстройства в психической сфере «порождаются теми способами и средствами, которые люди испытывают для утверждения своего превосходства над другими». Согласно Хорни в основе неврозов лежит гордыня: «Единственное, что реально заботит невротика, - это желание скрыть все недостатки, чтобы не подвергнуться критике и сохранить тайное чувство превосходства над другими» [105, сс. 25, 41]. Патологичность завышенной самооценки отмечает и Юнг: «Фаустовская гордыня - это уже первый шаг на пути к сумасшествию» [112, с. 284].

Согласно Юнгу инфляция Эго как «эмансипация Я-сознания» является патологическим фактором [118, с. 163]. В то же время Юнг полагал «подлинной психической катастрофой» и чрезмерную подчиненность Эго бессознательному, когда «эго ассимилируется самостью», в результате чего «его адаптация нарушается». Иными словами, в качестве источника патологии по Юнгу предстает дисбаланс сознательной и бессознательной сфер, разрушающий целостность Самости. Так, Юнг полагает «диссоциацию» психики «корнем всех неврозов» [121, сс. 42-43, 209].

Напомним, что лежащий в основе концепции неврозов Фрейда механизм вытеснения в бессознательное отвергаемых сознанием (Эго) факторов, в т.ч. влечений Ид и запретов Супер-Эго, по сути, представляет собой рассогласование сознательной и бессознательной сфер. Дисбаланс сознательной и бессознательной сфер в полной мере отвечает и экзистенциальной концепции неврозов, как следствию потери личностью контакта с Person (трансцендентным началом). Таким образом, в качестве наиболее общего фактора, лежащего в основе развития невротической динамики, предстает дисбаланс сознательной (Эго) и бессознательной сфер. Отметим, что данный тезис соответствует тем общепринятым представлениям, что «конфликт между осознанными и неосознанными эмоциями чаще всего лежит в основе неврозов» [42, с. 621 ].

Действительно, общим для всех рассмотренных выше феноменов является наличие определенных соотношений между психическими состояниями разного рода. Так, сопоставление структуры черт невротических и акцентуированных личностей с аналогичной структурой черт самоактуализирующейся личности во всех случаях выявляет одно универсальное отличие. Здоровую само актуализирующуюся личность от невротической (акцентуированной) отличает специфический баланс между психическими состояниями различного вида. Баланс, при котором преобладают состояния с адекватной самооценкой, превалируют позитивные оценочно-этические состояния, достигается состояние взаимности интересов, выражены состояния творческого подъема, доминируют экзистенциальные состояния, выраженные динамические состояния сочетаются между собой. Баланс, математически выражаемый посредством принципа золотого сечения. Как представляется, подобный баланс позволяет личности адекватно функционировать и развиваться, обеспечивая оптимальную адаптивность к жизненной среде, обществу.

Тем самым выделяются общие факторы невротической динамики, в большей или меньшей степени проявляющиеся у различных типов невротических личностей. К подобным факторам относятся:

  • • дисбаланс в оценочно-этической сфере;
  • • дисбаланс в сфере интересов;
  • • дисбаланс в экспрессивной сфере, характеризуемой динамическими и творческими состояниями.

В качестве наиболее общего и количественно наиболее выраженного фактора невротической динамики, проявляющегося у невротических личностей всех типов, предстает:

• дисбаланс между экзистенциальными состояниями и состояниями отсутствия экзистенции.

Отметим, что названные факторы рассматриваются экзистенциальным анализом в контексте достижения Person. Так, подчеркивается важность формирования адекватной самооценки личности и чувства самоценности, сопряженных с оценочно-этической сферой, баланса между состояниями принятия и отдачи, сопряженными со сферой интересов (глава II, §§ 9, 10). В качестве «фундаментальной позиции» по отношению к достижению Person экзистенциальный анализ рассматривает параметры, характеризующие динамические аспекты личности - чувствительность, спонтанность и проч. (глава II, § 7.2). При этом экзистенциальный анализ рассматривает фактор экзистенции как показатель достижения Person.

Таким образом, проведенный анализ свидетельствует о том, что невроз предстает как комплексный психический феномен. При этом можно говорить о существовании определенной иерархии факторов невротической динамики. Напомним, что психические состояния, равно как и процессы их регуляции, относятся к сфере бессознательного (за исключением процессов сознательной саморегуляции психических состояний). Тем самым не регулируемый сознательно дисбаланс структуры психических состояний фактически отражает рассогласованность сознательной и бессознательной сфер.

Как представляется, единый фактор неврозов как рассогласованность сознательной и бессознательной сфер, не мог не найти отражения в человеческой культуре. «Убеждение в существовании базисного конфликта в человеческой личности восходит к древности и играет заметную роль в различных религиях и философских концепциях» - обосновывает Хорни существование «ядра неврозов» [106, сс. 25, 34]. Соответственно, подобный фактор должен быть представлен среди известных архетипов. На роль подобного архетипа из числа выделенных Юнгом естественным образом подходит Тень - «скрываемая, подавляемая, преимущественно низшая и отягощенная бременем вины личность». В свою очередь, в качестве архетипа воплощающего идеал «гармоничности» и «человечности» в человеческой культуре традиционно выступает Божественное начало. Соответствующим подобному началу архетипом по Юнгу предстает Самость - «Самость обозначает Бога» [121, сс. 305, 213]. «Идея о какой-то сверхмогущественной сущности распространена повсеместно, если не сознательно, то бессознательно, потому что она есть архетип» - пишет Юнг. «Архетип религиозных представлений обладает ... своей специфической энергией, которую он не теряет, даже если сознание его игнорирует. ... Тогда почему бы не ожидать наличия нормальных религиозных факторов или архетипов» - полагает Юнг. Вскрыв архетипические истоки религии, Юнг призывает «честно разбираться» с данным феноменом [118, сс. 197, 33-34, 300]. При этом Юнг рассматривает религии как существующие с древних времен «великие психотерапевтические системы» [116, с. 568].

Как известно, тема трансцендентного, мистического затрагивается в классической литературе. Так, подобная проблематика неоднократно поднимается в пушкинском «Борисе Годунове»; сюжет шекспировского «Макбета» построен как исполнение пророчеств потусторонних сил; тема мистического, как известно, является одной из ведущих в творчестве Гоголя.

В качестве обобщения могут быть сделаны следующие выводы.

  • 1. Всем типам личности, включая невротические, присуща дискретность структуры психических состояний, соответствующая различного рода пропорциям золотого сечения, в том числе:
    • - экстравертированных и интровертированных состояний;
    • - состояний с различной самооценкой;
  • - негативных и позитивных оценочно-этических состояний;
  • - мотивационных состояний зрелого уровня;
  • - характеризующих темперамент динамических состояний;
  • - творческих состояний;
  • - состояний характеризующих сферу интересов;
  • - экзистенциальных состояний и состояний отсутствия экзистенции.
  • 2. Основываясь на дискретности структуры состояний с различной самооценкой, предложен критерий различения «нормы» и «патологии», различающий уровни невроза, акцентуации, нормы и психического здоровья.
  • 3. Наличие состояния экзистенции является наиболее выраженным критерием различения здоровой личности от невротической.
  • 4. Завышенная самооценка более патогенна в сравнении с заниженной.
  • 5. Уровень невротичности личности опосредованно (в зависимости от типа невроза) связан с уровнем ее психологической зрелости.
  • 6. Невротическая динамика сопряжена с дисбалансом структуры психических состояний, в том числе:
    • • оценочно-этических - выраженность неадекватной самооценки, преобладание негативных оценочно-этических состояний над позитивными;
    • • сферы интересов - центрированность на собственных интересах (потребностях), либо интересах других при игнорировании общих (взаимных) интересов;
    • • экспрессивных - преобладание состояний творческого упадка над состояниями творческого подъема; сочетание «несовместимых» динамических черт характеризующих темперамент;
    • • экзистенциальных - преобладание состояний отсутствия экзистенции над экзистенциальными, выраженность характерных состояний отсутствия экзистенции.
  • 7. На уровне наибольшего обобщения в качестве единого фактора неврозов предстает дисбаланс сознательной (Эго) и бессознательной сфер.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>