Полная версия

Главная arrow Психология arrow Архетипические психологические типы

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

МОТИВАЦИОННЫЕ СОСТОЯНИЯ ЗРЕЛОГО УРОВНЯ

Напомним, что на основании возможности отнесения потребностей личности к трем уровням: природный, социальный и культурный (глава I, § 1), с учетом соотносимости мотивационных состояний с потребностями личности, ранее было высказано предположение, что цепочки мотивационных состояний могут соответствовать различным стадиям развития (взросления) личности.

Так, Юнг рассматривает вторую половину жизни человека как «переход от природной к культурной фазе» [118, с. 201]. Кроме того, анализ основных стадий человеческого развития по Эриксону позволяет соотнести консолидирующие состояния единения и самодостаточности с этапом становления взрослой (зрелой) личности (§ 2.2). При этом состояния единения и самодостаточности замыкают как цепочки мотивационных консолидирующих состояний так и цепочки коммуникативных состояний (§ 3.2). В этом смысле названные состояния являются интегративными, т.е. обеспечивающими целостность соответствующих психических процессов. При этом в юнги- анском анализе понимание зрелости связывается с «формированием цельности» личности [120, с. 186]. Тем самым соотнесение разных подходов к пониманию этапов развития личности позволяет отнести состояния единения и самодостаточности к зрелому уровню.

Цепочки мотивационных состояний могут быть рассмотрены как иерархические структуры, имеющие четыре уровня организации. Так, согласно Юнгу полный цикл развития включает в себя четыре стадии, символизирующие «целостность, полноту и завершенность». «Смысл и цель этого процесса - осуществление изначальной, заложенной в эмбриональном зародыше, личности во всех ее аспектах. Это созидание и развертывание изначальной потенциальной целостности» - раскрывает суть процесса становления личности Юнг [118, с. 240]. При этом наличие четырех фаз, обеспечивающих целостность динамических процессов, проявляется как архетипический феномен. Например, Юнг выделяет четыре стадии развития архетипов Анимы и Анимуса, сопряженные с этапами взросления и достижения духовной зрелости. Равным образом Самость обладает четырехуровневой структурой [120, се. 190, 199].

Персонажам рассматриваемых произведений присущ ряд ранее рассмотренных мотивационных состояний, которые могут быть отнесены к зрелому уровню. Так, персонажам трагедии «Борис Годунов» свойственно находиться в состояниях: убедительность, влияние, единение, а также в парных им состояниях представление, возможность, самодост аточност ь.

«Чем кончится? Узнать немудрено... Он будет нами править по- прежнему» -убежден Шуйский (состояниеубедительности).

«Мне чудятся то шумные пиры, то ратный стан, то схватки боевые» - представляются взору Пимена былые события (состояние представления).

«Затягивай державные бразды ... из рук не выпуская» - призывает Годунов сына сохранять способность управлять страной (состояние влияния).

«Зачем и мне не тешиться в боях, не пировать за царскою трапезой?» - не хочет упускать возможности предоставляемые жизнью Отрепьев (состояние возможности).

«Все за меня: и люди и судьба» - уверен в единодушной поддержке народа самозванец (состояние единения).

«Не нужна нам чуждая подмога; своих людей у нас довольно ратных» - рассчитывает самостоятельно победить самозванца Годунов (состояние самодостаточности).

Персонажам трагедии присущи состояния, корреспондентные перечисленным, которые могут быть отнесены к состояниям с повышенной самооценкой: убеждение, навязывание, поглощение, а также: воображание, могущество, обособленность.

«Борис! ... Не уйдешь ты от суда людского, как не уйдешь от Божьего суда» - морализирует Отрепьев (состояние убеждения).

«Он заперся с каким-то колдуном. ... Все ворожит, что красная невеста» - воображает Годунов, что узнает грядущее (состояние воображания).

«Когда Борис хитрить не перестанет, давай народ искусно волновать» - готов манипулировать общественным мнением Шуйский (состояние навязывания).

«Достиг я высшей власти» - могуществен Годунов (состояние могущества).

«Ты мне заменишь царскую корону, твоя любовь» - полностью поглотила Отрепьева любовь к Марине Мнишек (состояние поглощения).

«Чтоб от Литвы Россия оградилась заставами; чтоб ни одна душа не перешла за эту грань» - отгораживается Годунов от Литвы (состояние обособленности).

Персонажам также присущи состояния, корреспондентные рассмотренным выше, которые могут быть отнесены к состояниям с пониженной самооценкой: намек, подчинение, присоединение, а также: допущение, бессилие, одиночество.

«Теперь не время помнить, советую порой и забывать. А впрочем, я злословием притворным тогда желал тебя я только испытать, верней узнать твой тайный образ мыслей» - намекает Шуйский Воротынскому, что берет свои слова назад (состояние намека).

«Что ежели правитель в самом деле державными заботами наскучил и на престол безвластный не взойдет?» - предполагает Воротынский возможным отказ Годунова от престола (состояние допущения).

«Давно царям подручниками служим» - свидетельствует Воротынский о покорности бояр царям (состояние подчинения).

«Не властны мы в поместиях своих» - свидетельствует о слабости бояр Гаврила Пушкин (состояние бессилия).

«К нам навязался в товарищи, неведомо кто, неведомо откуда» - присоединился к беглым монахам Отрепьев (состояние присоединения).

«Успел бы я ... на старость лет от суеты, от мира отложиться, произнести монашества обет и в тихую обитель затвориться» - тяготится затворничеством Отрепьев (состояние одиночества).

Аналогичные состояния присущи героям пушкинской трагедии «Сцена из Фауста», сказки «Жених», трагедии Шекспира «Гамлет», а также Чичикову - главному герою «Мертвых душ» Гоголя.

С рассмотренными состояниями зрелого уровня (обозначим индексом «ZR») соотносимы соответствующие черты (§ 8.1).

Напомним, что с рассмотренными состояниями зрелого уровня соотносятся потребности в смысле, власти к любви (глава I, § 1).

Обращает на себя внимания возможность соотнесения состояний зрелого уровня, равно как и корреспондентных им потребностей, с когнитивной, волевой, а также аффективной сферами, соответствующими общепризнанной понятийной триаде в психологии индивидуальности: «разум - воля - чувства» [58, с. 467].

Действительно, состояния представления, воображапыя и допущения характеризуют процесс воображения - один из видов познавательных процессов, определяемый как «психическая деятельность, состоящая в создании представлений и мысленных ситуаций» [42, с. 75]. Состояния убедительности и убеждения характеризуют степень убежденности личности, сопряженную с «уверенностью в истинности знаний, принципов и идеалов» [42, с. 531]. Приведенные понятия относятся к когнитивной сфере.

В свою очередь, понятия: возможность, навязывание, могущество сопряжены с волевой сферой. Обозначим данную сферу как сфера намерений.

Состояния единение, обособленность, одиночество характеризуют сферу человеческих отношений и имеют выраженную эмоциональную окраску, на основании чего могут быть соотнесены с эмоционально-аффективной сферой.

Предложенная систематизация состояний зрелого уровня, в частности, находит свое соответствие в классификации метасостояний принятой в НЛП. Так, Р. Дилтс выделяет уровень убеждений, действий (поступков), уровень внешнего окружения. Между тем с уровнем убеждений соотносится состояние убедительности (убеждения) («ZR1»). Состояния влияния и возможности («ZR2») могут быть соотнесены с уровнем действий (поступков). Внешнее окружение по Дилтсу определяется качеством взаимоотношений [28, сс. 57, 161], что позволяет соотнести относящееся к сфере отношений состояние единения («ZR3») с уровнем внешнего окружения.

С состояниями зрелого уровня могут быть соотнесены определенные типы личности. Подобные типажи присутствуют в произведениях Шекспира. Характерной особенностью подобных персонажей является то, что они занимают значимое положение в обществе.

Так, например, состояние убедительности, равно как и коррес- пондентные ему состояния с различной самооценкой, преобладают у Дожа - персонажа драмы «Отелло».

Аналогичным образом среди многочисленных персонажей пьес Шекспира выделяются те, у которых преобладают состояния: представление - Олоферн («Бесплодные усилия любви»); влияние - король Дункан («Макбет»); возможность - Дож («Венецианский купец»); единение - Герцог («Два веронца»);

самодостаточность - брат Лоренцо («Ромео и Джульетта»). Целая галерея сходных характеров создана Гоголем во втором томе «Мертвых душ». Так, например, черты, соотносящиеся с состоянием убедительности и корреспондентным ему состоянием с повышенной самооценкой убеждение выражены у Кошкарева (убедительный тип): «Лицо какое-то чинное», «рассказал ... как трудно было дать понять простому мужику, ... сколько нужно было бороться с невежеством русского мужика, ... как велика необразованность соседей помещиков; ... он старался изъяснить, как необходимо для хозяйства...», «несмотря на все убеждения, он не мог убедить помещиков...». «Вот теперь все, как на ладони» - убеждается Кошкарев в невозможности выполнения просьбы Чичикова после ее изучения.

У ряда персонажей второго тома «Мертвых душ» ярко выражены черты, корреспондентные состояниям:

представление - Костанжогло (представляющий тип): «Мысль исходила вдруг из обстоятельств, ... как они представлялись», «всезнай», «обдумывание своих планов и мыслей», «ум сверкал во всяком выраженье лица», Костанжогло так наглядно представил перспективы, что «после разговора с хозяином все становилося так ясно» Чичикову, что «уже он видел себя действующим и правящим именно так, как поучал Костанжогло»;

навязывание (влияние) - Петр Петрович Петух (влиятельный тип): Постоянно лично отдает всем распоряжения, так что даже «захлопотался»; «давал ... прозвища» навешивая на крепостных ярлыки; навязывая гостям угощение, он «то и дело подливал и подливал»; навязывая свое хлебосольство, им было «и колеса приказано снять с ... коляски» гостей;

могущество (возможность) - генерал Бетрищев (властный тип): «Властительный, повелевающий», «величественная наружность», «величавая осанка», играет «роль русского барина»;

единение (поглощение) - Хлобуев Уединяющийся тип); «Душевно рад познакомиться. Дайте прижать мне вашу руку» - радушно встречает он Чичикова; «подхватил под руку Платонова и пошел с ним вперед, прижимая крепко его к груди своей»; «душа его в это время вся размягчалась, умилялся дух», любит «старых друзей»;

самодостаточность (обособленность) - Самосвистов {самодостаточный тип): «Чиновная особа», «чтобы не замешивать никого и все концы в воду, сам нарядился жандармом», «сам прямо явился ... к часовым», «стал сам с ружьем».

Учитывая типичность изображения в классической литературе подобных характеров, они могут быть отнесены к архетипическим.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>