Полная версия

Главная arrow Психология arrow Архетипические психологические типы

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

АРХЕТИПИЧЕСКИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ТИПЫ АРХЕТИПИЧЕСКИЕ ПСИХИЧЕСКИЕ СОСТОЯНИЯ И ЧЕРТЫ

Как известно, имеющиеся в психологической литературе описания психологических типов (характеров), в том числе, невротических и акцентуированных неизменно содержит перечень характерных черт. Действительно, черты являются одним из важных элементов психологической структуры личности, характеризующих ее психологические свойства и особенности. В теории черт, развитой Г. Олпортом, Р. Кэттеллом и Г. Айзенком, черты рассматриваются в качестве структурных единиц личности. При этом под чертой личности традиционно понимаются «устойчивые, повторяющиеся в различных ситуациях особенности поведения индивида» [42, с. 589]. Так, например, Олпорт, полагая черты фундаментальной характеристикой личности, определяет характер (от греч. характер - отличительная черта) человека как «паттерн его черт» [72, с. 238].

Широкое практическое применение нашли методики, позволяющие выявить свойственные личности черты. Наибольшую известность приобрел набор черт, выделенных Кеттеллом на основании факторного анализа и отнесенных им к шестнадцати первичным факторам личности - конституционным факторам. Конституционные факторы имеют два противоположных полюса, с каждым из которых соотнесен определенный набор черт. Согласно Кеттеллу на основе конституционных факторов возможно описание основополагающей структуры личности [41, се. 231-239].

С личностными чертами тесно связаны психические состояния. В западной психологии часто повторяющийся тип поведения определяется как черта, совершаемый более редко - как состояние, что отмечает, в частности, А.В. Махнач [66, с. 174]. Данный подход соответствует представлениям о производности черт от психических состояний, в соответствии с которым стабильно (часто) воспроизводящиеся, характерные для индивида психические состояния могут быть идентифицированы как его черты. Связь психических состояний с индивидуальными особенностями личности находит свое отражение в том, что терминология, примененная к психическим состояниям, в значительной мере взята из области характерологии, на что, в частности, обращает внимание Н.Д. Левитов [55, с. 32]. Так, подчеркивая терминологическое соответствие черт и состояний, Е.П.

Ильин в качестве примера соотносит состояние «решимость» с «решительностью» как волевым качеством (чертой) [37, се. 144, 145].

Отметим, что термин «состояние», введенный еще древнегреческими философами, является одним из самых ранних психологических понятий. Еще Аристотель, рассматривая психические состояния как особые состояния души, выделял их в самостоятельную психологическую категорию. Гиппократ различал патологические состояния психики, полагая, что они представляют собой защитные реакции, целью которых является восстановление прежней нормальной функции и утраченного организмом равновесия. При этом и в настоящее время изучение психических состояний тесно связано с разработкой концепции о гомеостазе и адаптации [70, с. 10].

Психические состояния являются традиционным предметом описательной психологии. «Разрешение задачи описательной психологии предполагает, прежде всего, то, что мы можем воспринимать внутренние состояния» - указывает В. Дильтей [29, с. 57]. О значимости психических состояний как предмета научного психологического исследования свидетельствует уже тот факт, что приемы регуляции психических состояний (саморегуляции) нашли широкое применение в практической психологии.

Состояния играют важную роль в жизни каждого человека. «Состояния рассматриваются как основной механизм преобразования психологических свойств и изменения психических процессов, а также организации ... психологической структуры личности, "психологического строя"», являясь «ядром функциональных структур» - указывает на системообразующую роль психических состояний А.О. Прохоров [82, с. 7]. «Психические состояния, являясь фоном, на котором протекает вся жизнедеятельность человека, во многом определяют характер взаимоотношений между людьми, поведение человека, его деятельность и даже функционирование организма» - подчеркивает важную роль состояний в разных областях жизнедеятельности индивида Г.Ш. Габдреева [20, с. 516].

Число черт и состояний отличается значительным многообразием. Так, согласно Кеттеллу в английском языке около восемнадцати тысяч терминов описывают черты. По подсчетам В.А. Ганзена только в отечественных психологических словарях до двухсот терминов определяют психические состояния человека [21, с. 60]. Так, например, порядка двухсот типичных психических состояний личности выделяет А.О. Прохоров [82, с. 135].

Между тем, при всем своем значительном многообразии, черты и состояния могут быть классифицированы по ряду оснований. Например, черты разделяют по группам: эмоциональные, волевые, интеллектуальные, моральные [40, с. 133]. К аналогичным группам могут быть отнесены и состояния. Так, Н.Д. Левитов подразделяет психические состояния на «состояния, относящиеся к познавательной деятельности, эмоциям и воле» [54, с. 52]. Соответственно, психические состояния как комплексный феномен, отражающий состояние эмоциональной, потребностно-мотивационной, когнитивной и морально-этической сфер, могут быть соотнесены с соответствующими наборами черт (эмоциональные, волевые, интеллектуальные, моральные).

В свою очередь, состояния и черты, характеризующие эмоциональную сферу индивида, могут быть соотнесены с соответствующими типами эмоций и на этом основании систематизированы. В основание подобной классификации, в частности, может быть положен подход, предложенный Додоновым, выделившим типы эмоций корреспондентные потребностям: глорические, гностические, гедонистические, коммуникативные и проч. [32, се. 307-311]. Так, например, как показано А.О. Прохоровым, типичные психические состояния могут быть распределены по группам категорий: статусные, познавательные, гедонистические, альтруистические, семейные, коммуникативные [82, с. 99]. При этом обращает на себя внимание близкое соответствие выделенных Прохоровым групп состояний с выявленными нами типами психических функций, которые даже терминологически либо совпадают (статусные, гностические, коммуникативные), либо близки (гностические - познавательные', консолидирующие - семейные, альтруистические). Так, наряду с термином познавательные в психологии состояний используется также термин гностические состояния [48, с. 66]. Организующие состояния согласно предложенной нами классификации соответствуют праксическим состояниям, относящимся к группе волевых состояний [21, с. 62]; [48, с. 66].

Прохоров указывает также на возможность соотнесения психических состояний с такой категорией личностных смыслов как экзистенциальные и самореализации [82, с. 99]. Среди выделяемых групп психических состояний рассматриваются также состояния экспрессии и оценки (отражающие оценку по шкале хорошо - плохо) [1, с. 163]. Психология состояний изучает и такой феномен как творческое состояние [82, с. 273].

При всем многообразии типов психических состояний и критериев их систематизации все еще отсутствует общепринятая их классификация. В то же время выделен ряд четких общих признаков и критериев деления состояний. Так, психические состояния делят на положительные (позитивные) и отрицательные (негативные), например: радость, страх [1, с. 163]. При этом деление состояний на положительные и отрицательные А.О. Прохоров относит к «основной дихотомии» психических состояний [84, с. 209].

Психическое состояние, с одной стороны, имеет определенные временные границы, что подчеркивает статический момент психической деятельности. С другой стороны, состояние связано с функцией адаптации к окружающей ситуации и среде, так что в смене состояний проявляется их динамический аспект [42, с. 453].

Психические состояния соотносятся со свойствами темперамента, а также параметром экстраверсия - интроверсия [82, с. 188].

По уровню энергетической активности состояния подразделяются на состояния повышенной психической активности (восторг, экстаз, воодушевление, восхищение и проч.), средней психической активности (спокойствие, сосредоточенность, заинтересованность), а также пониженной психической активности (подавленность, горе, страдание,рассеянность) [87, с. 263].

Установлены тесные взаимоотношения между сознанием и психическими состояниями. «Между смыслами и психическими состояниями существуют тесные связи: состояние означивается смыслом, а смысл, в своем предельном выражении, является состоянием» - пишет А.О. Прохоров [82, с. 337]. Так, еще У. Джеймс относил психические состояния к состояниям сознания [70, с. 9]. Среди психических состояний особо выделяются измененные состояния сознания, в т.ч. трансовые, гипнотические состояния [88, с. 293]. Измененные состояния сознания связаны с процессами торможения и возбуждения, а потому могут быть разделены по уровню энергетической активности. Так, например, состояние экстаза, являющееся разновидностью трансовых состояний, характеризуется крайней степенью возбуждения, исступления [42, с. 614]. В то же время с состоянием транса как таковым часто связывают процессы торможения. К измененным состояниям сознания относят трансцендентные состояния, предполагающие выход «за пределы себя» [61, с. 144]. Так, Юнг соотносит трансценденцию с ассимиляцией содержаний бессознательного и достижением Самости [114, с. 614]. При этом «трансцендентная функция» согласно Юнгу ведет к открытию «сущностного в человеке» [118, с. 239].

Как установлено, психические состояния образуют функциональные комплексы (кластеры, плеяды). «Интегральные проявления функций психических состояний связаны с функциональными комплексами» - указывает А.О. Прохоров, полагая, что «стабилизация и закрепленность компонентов плеяды возникает в результате "стабилизирующего отбора" наиболее значимых состояний». Кроме того, психические состояния обладают уровневой организацией. Между состояниями могут образовываться определенные замкнутые связи (зацикливание), благодаря чему поддерживается длительная активность состояний определенного знака. При этом в общем виде модель функциональной структуры психических состояний представляет собой граф-дерево состояний [84, с. 209-216].

По данным А.О. Прохорова структура состояний включает в себя ядро (характеризующееся наиболее повторяющимися состояниями), слой (включающий менее повторяющиеся состояния) и периферию (характеризующуюся отдельными состояниями) [85, с. 225]. Равным образом на три вида делит личные диспозиции (черты) Г. Олпорт в зависимости от степени их значимости для человека: кардинальные как наиболее «масштабные» и «значимые в жизни», центральные, а также вторичные (менее заметные, менее генерализированные, реже приводимые в действие, чем центральные диспозиции) [72, с. 395]. В наиболее общем случае черты, в зависимости от частоты их проявления, подразделяются на поверхностные и исходные. Под поверхностной чертой понимается «ряд сопутствующих друг другу поведенческих характеристик личности, которые не имеют единой основы и непостоянны». В свою очередь, исходные черты - это «факторы, которые определяют постоянство поведения человека» [40, с. 120]. Все приведенные выше деления основаны на статистической природе распределения черт и состояний. Так, общей характеристикой черт является их так называемое статистически нормальное или «колоколообразное» распределение [72, с. 378]. В психологии состояний используется аналогичное деление на ядерные и поверхностные структуры [82, с. 159].

Вопросы регуляции психических (в том числе, стрессовых) состояний являются предметом многочисленных исследований как отечественных, так и зарубежных психологов. При этом в регуляции психических состояний, в зависимости от типа детерминации природной, социальной или культурной средой, выделяются три уровня: организменный, индивидный и личностный [49, с. 533]. Как показывают исследования, изменения в психические состояния можно вносить непосредственно прямым путем и опосредованно - через близкие уровни, благодаря «нисходящим» и «восходящим» их влияниям [20, с. 518]. А.О. Прохоров отмечает тот факт, что естественная регуляторная функция (регуляция и саморегуляция) обеспечивается на уровне целостной функциональной структуры, когда функциональные комплексы психических состояний, взаимодействуя между собой, образуют наиболее высокий уровень организации - уровень целостной функциональной структуры психических состояний (функциональное целое). Благодаря регуляторной функции достигается приспособительный эффект (уравновешивание) психического целого [84, се. 212-213]. Вопросы психической саморегуляции в отечественной психологии традиционно рассматриваются с позиции деятельностного подхода. При этом рядом отечественных исследователей, в т.ч. Б.В. Зейгарник, А.Б. Холмогоровой, Е.С. Мазур в качестве универсального механизма саморегуляции рассматривается рефлексия как обращенность субъекта на себя и свою деятельность [86, с. 508]. Указанное позволяет соотнести саморегуляцию не только с деятельностью, но и процессом наблюдения (самонаблюдения).

В вопросах регуляции состояний отмечается важность когнитивного и эмоционального факторов [49, с. 489]. В то же время в сфере регуляции психических состояний исследователями подчеркивается активная роль мотивационных процессов, опосредующих влияние аффективных состояний на когнитивные структуры [86, с. 510]. «Доминирующие потребности и мотивы» - отмечает, в частности, Л.В. Куликов, - «каждый из этих факторов влияет на возникновение и динамику состояний» [49, с. 533]. При этом выявлена определенная динамика изменения мотивационных состояний, характеризующая зависимость между интенсивностью мотивации и эффективностью деятельности [45, се. 304-305].

По данным Е.П. Ильина значительное число психологов рассматривает потребность как состояние. На этом основании Ильин делает тот вывод, что «актуальную потребность можно рассматривать как потребностное состояние», или «мотивационное состояние». В качестве примеров мотивационных состояний Ильин приводит такие состояния как уверенность, неуверенность, убежденность и проч. [37, се. 33, 143-145]. «Почти любое состояние организма, каким бы оно ни было, представляет собой также и мотивационное состояние» - пишет Маслоу [65, с. 50]. Сам термин мотивационное состояние является общепринятым в психологи состояний, обозначая «состояния, сопровождающие проявления мотивов человека, направленных на удовлетворение ... потребности» [21, с. 62].

Личностные черты соотносятся с потребностями человека. «Удовлетворение потребностей тесно связано с развитием некоторых, а возможно, и многих черт характера» - указывает А. Маслоу [65, с. 84]. Отмечая, что «мотивационные диспозиции активны сами по себе», Олпорт полагает, что личные диспозиции (черты) обуславливают предрасположенность к определенным действиям и, тем самым, носят мотивирующий характер [72, с. 400]. «Сильно выраженная потребность, становящаяся устойчивой и доминирующей над всеми остальными, действительно может характеризовать личность» - отмечает Е.П. Ильин, в качестве примера соотнося перечень мотивационных состояний и черт: «любознательность - любознательный, дотошный; сластолюбие - сластолюбивый и т.д.» Так, согласно Ильину «доминирование у человека потребности в аффилиации приводит к стилю общения, характеризующемуся уверенностью, непринужденностью, открытостью», в то время как «стремление человека к власти над другими людьми ("мотив власти") приводит к такой ... особенности как властолюбие» [37, сс. 176, 180-181].

С психическими состояниями могут быть соотнесены защитные механизмы личности. Основанием для подобного соотнесения является то, что защитные механизмы, обеспечивая функцию сохранения устойчивости психики индивида, в порядке саморегуляции переводят психику в то состояние, которое снижает интенсивность фрустрируемой доминирующей мотивации [39, с. 70]. Так, например, А.О. Прохоровым выявлены различия в показателях психологических защит у лиц с разными проявлениями психических состояний [82, с. 223]. Равным образом личностные черты могут быть соотнесены с защитами, как одним из способов адаптации личности. Например, Г. Олпорт в качестве черты рассматривает характерный способ адаптации: «Частота, с которой человек выбирает определенный способ адаптации, - вот один из критериев черты» [72, с. 376]. На связь защит и черт личности указывает В.Г. Каменская: «Одинаковое поведение в определенных ситуациях с использованием одной и той же психологической защиты приводит к искажению характера субъекта с формированием определенных устойчивых черт личности» [39, с. 73].

На психическое состояние личности, равно как и на его черты, существенным образом влияет самооценка - оценка личностью самой себя, своих возможностей качеств и места среди людей [42, с. 408]. Относясь к стержневым характеристикам личности, адекватная самооценка является одним из главных условий положительного эмоционального состояния индивида [1, с. 163]. Исследователями отмечается важная роль самооценки в вопросах регуляции психических состояний, их возникновения и динамики [49, с. 533]. В настоящее время общепринятым можно считать деление самооценки на адекватную и неадекватную. В свою очередь, неадекватная самооценка может быть завышенной либо заниженной [97, с. 178].

С позиций «типических черт» может быть рассмотрено понятие психологического типа. «Черты лежат в основе "характерного" поведения» - подчеркивает Олпорт [72, с. 371]. Олпорт выделяет черты личности или общие черты и личностные диспозиции - индивидуальные черты. По Олпорту личностные диспозиции являются «функционально независимыми» и «динамичными образованиями» [73, с. 454]. Диспозиции по Олпорту - это «нейропсихические единицы», которые могут быть рассмотрены как «членение самой природы» [72, с. 402]. Личностные диспозиции являются такими характеристиками индивида, которые отличают человека от других, делают его уникальным. В свою очередь, общие черты личности включают в себя характеристики, присущие определенному количеству людей в пределах данной культуры, и в этом смысле представляют собой «типические черты», свойственные определенной группе людей и проявляющиеся в большей или меньшей степени у каждого представителя этой группы [40, с. 133]. Тем самым Олпорт различает черты (личностные диспозиции) и типы по степени привязанности к индивиду. О конкретном человеке можно сказать то, что он «имеет ту или иную черту» и при этом «подходит под тип или относится к типу» [72, с. 10]. Понятие типа по Олпорту предстает как обобщенное понятие, идеальный конструкт. Также Юнг отмечает «идеальность» искусственно конструируемого типа: «Явственно выступают на поверхность определенные типичные черты, на основании которых удается сконструировать идеальные типы. В действительности эти идеальные типы, конечно, никогда не встречаются в чистом виде» [118, с. 243].

По данным Олпорта отдельная личность, как правило, организована таким образом, что в среднем совмещает в себе от пяти до десяти основных диспозиций (черт). На этом основании, рассматривая личность как «многое в одном», Олпорт ставит проблему единства личности как философский вопрос. «Уникальность проявляется тогда, когда общие элементы комбинируются в различных пропорциях. ... Личность существует на постэлементарном уровне; она проявляется только тогда, когда общие черты человеческой природы уже провзаимодействовали друг с другом и создали уникальную са- моподдерживающуюся и развивающуюся систему» - полагает Олпорт [72, сс. 396, 404, 392]. Данное понимание уникальности личности как проявления индивидуальной комбинации (системы) общих черт близко к юнговскому пониманию индивидуальности, формируемой «специфическим и неповторимым сочетанием общих (коллективных) психологических элементов» [115, с. 333].

Определенному типу личности присущ характерный набор состояний. «Взаимосвязи между личностью и психическими состояниями носят характер взаимовлияния - состояния оказывают ... влияние на личность, ее развитие и динамику, формирование одних свойств и ослабление других, возникновение и переструктурирова- ние мотивов и целей» - отмечает Л.В. Куликов: «К. Юнг писал: "Если состояние каким-нибудь образом становится хроническим, то вследствие этого и возникает тип"» [49, се. 533-534].

Анализ литературы по психологии состояний показывает, что состояния часто относят к основным категориям психических явлений. При этом психические состояния влияют как на формирование личностных черт, потребностей, мотивов, целей, так и на формирование личности в целом. Еще И.П. Павлов в своих исследованиях часто подчеркивал значение психических состояний человека, саму психологию полагая наукой о психических состояниях. Также У. Джеймс полагал, что психические состояния являются главным предметом психологической науки в целом. Подобных представлений придерживается и ряд других исследователей [70, с. 9]. Тем самым состояния могут быть приняты в качестве фундаментального параметра психической организации личности. Соответственно, на этом основании психические состояния могут быть положены в основу классификации психологических типов.

Существование характерных психологических типов, воплощающих определенный набор черт и психических состояний, позволило целому ряду известных писателей, драматургов, таким как Шекспир, Пушкин, Гоголь создать в своих произведениях целые галереи узнаваемых, ставших классическими персонажей. Реалистичность облика литературных героев достигается, в том числе, за счет психологически достоверного описания их черт и психических состояний. Характеры персонажей данных авторов отнюдь не схематичны и не могут быть соотнесены с какой - либо одной характерной чертой (состоянием). Реалистичность описания персонажей достигается за счет передачи целого набора присущих им психических состояний и черт, что особенно ярко видно в случае изображения многоплановых характеров Гамлета, Моцарта, Чичикова. При этом персонажам различных авторов - Пушкина, Шекспира, Гоголя свойственны схожие наборы черт и состояний. Указанное, в частности, позволяет сделать вывод о существовании характерных психологических типов, воплощающих типичные наборы черт (состояний).

Отметим, что использование характерологического анализа литературных персонажей с целью выявления типичных психических состояний можно считать вполне обоснованным. «Очень много дает для понимания психических состояний художественная литература. Можно сказать больше: в настоящее время пока еще слабо разработаны объективные методы научного изучения психических состояний, главным источником их познания являются литературнохудожественные произведения» - свидетельствует, в частности, Н.Д. Левитов [55, с. 34].

Еще к концу первой половины XX века Левитов, в том числе, формулировал такие общие задачи изучения психических состояний как классификация психических состояний, составление их подробной феноменологической характеристики, изучение механизмов возникновения и развития психических состояний. Между тем, несмотря на значительный прогресс, достигнутый за последние десятилетия в области психологии состояний, в значительной степени указанные задачи остаются актуальными и в настоящее время, на что указывает, в частности, Т.А. Немчин [70, с. 12]. Как представляется, характерологический анализ типических персонажей классической литературы способен дать искомую систему оснований классификации психических состояний. При этом персонажи произведений таких великих мастеров как Пушкин, Шекспир, Гоголь уже сами по себе предоставляют широкую феноменологическую базу для описания психических состояний, в том числе, с учетом последовательной их смены.

Как показывает характерологический анализ героев названных авторов, присущие персонажам различных типов черты в значительной мере корреспондируются с чертами, относящимися к конституционным факторам Кеттелла. Равным образом, например, А.О. Прохоровым выявлена корреляция между состояниями, относящимися к выделенным им группам (в целом соответствующим предлагаемой нами систематизации) и факторами Кеттелла, группирующими наборы сходных черт. Так, например, черты, относящиеся к фактору «А+» (общительность) корреспондируются с состояниями, сопряженными с коммуникативными смыслами. При анализе фактора «Q2-» (конформизм) выявлено, что выраженность конформности сопряжена с преобладанием состояний, соотносящихся с гедонистическими смыслами [82, с. 191].

Указанное в целом позволяет при проведении характерологического анализа персонажей использовать общепринятую в психологии состояний и черт терминологию. Вместе с тем богатство литературно-художественного языка классиков, психологически реалистично передающего нюансы психических состояний и черт персонажей, позволяет дополнить и обогатить традиционную феноменологию состояний и черт. При этом можно отметить, что при всем многообразии рассматриваемых жанров (сказки, повести, трагикомедии) особенно четко и детально психические состояния и черты героев прорисованы в пушкинском цикле «Повестей Белкина».

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>