Полная версия

Главная arrow Психология arrow Архетипические психологические типы

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

АРХЕТИПИЧЕСКИЕ ВИДЫ МЫШЛЕНИЯ

По определению, мышление представляет собой «одно из высших проявлений психического, процесс познавательской деятельности индивида, характерный обобщенным и опосредованным отражением действительности» [42, с. 268].

Одним из характерных свойств человеческого мышления является его полиморфность, т.е. разнообразие видов [98, с. 14]. Так, например, Юнг рассматривает такие виды мышления как аналитическое и синтетическое, логическое, эмпирическое и дедуктивное [118, се. 212, 252-253], а также образное, позитивное, абстрактное, конкретное, ассоциативное, символическое [114, се. 221, 480, 556, 591, 595, 615]. С.Л. Рубинштейн к основным видам мышления относит наглядно-образное и абстрактно-теоретическое мышление, теоретическое и практическое мышление [92, с. 334]. Д. Гилфорд выделяет дивергентное и конвергентное мышление, а также образное, символическое, семантическое [97, с. 148]. Научная психология рассматривает также понятийное мышление [98, с. 11]. В зависимости от стандартности или нестандартности задач различают, в том числе, алгоритмическое и творческое мышление [40, се. 63-64]. В психологии рассматриваются также типы мышления, которые сочетают в себе два и более видов мышления. Так, сочетание элементов свойственных логическому и ассоциативному мышлению согласно Л. Леви-Брюлю присуще первобытному пралогическому мышлению [52, с. 389]. Как особые виды мышления рассматриваются также эмоциональное и волевое мышление. Подобную точку зрения отражает, в частности, Г. Майер: «Эмоциональное мышление можно подразделить на аффективное и волевое» [62, с. 205].

Проблематика мышления традиционно относится к сфере философии. Как известно, основы современной логики как науки о мышлении были заложены еще древнегреческими мыслителями - Аристотелем, Мегарской школой и др. В современной философии проблематика мышления преимущественно изучается в рамках такого ее раздела как теория познания. В «Философском энциклопедическом словаре» мышление определяется как «высшая форма активного отражения объективной реальности, состоящая в целенаправленном, опосредствованном и обобщенном познании субъектом существенных связей и отношений предметов и явлений» [38, с. 391].

Известными приемами познания, в том числе, являются: анализ, синтез, обобщение, абстракция, сравнение, индукция и дедукция. Соответственно, теорией познания рассматриваются аналитические и синтетические суждения, абстрактное и конкретное мышление, дедуктивный и индуктивный методы, сравнительно- сопоставительный метод анализа. Выделяют также аксиоматический метод, в основу которого полагаются очевидные суждения или постулаты, отвечающий логике высказываний, а также логику предикатов (отношений) как расширение логики высказываний [38, се. 161,24, 93, 139, 650, 16, 321].

Отличительным признаком логических операций является их подчинение алгоритму. В рамках логики традиционно рассматриваются дедуктивные и индуктивные процессы мышления. При этом современная формальная логика оперирует с системами символов (знаков), объединяемыми в выражения - слова, представляющие собой язык исчисления. В формальной и диалектической логике в языковой форме (в виде слов) закрепляются те или иные понятия [38, се. 316-317,514].

Одно из ведущих мест в научном познании занимает системный подход, ориентированный на раскрытие целостности объекта и выявление многообразных типов его связей. Одним из принципов системного исследования явлений как «целостности, в которой каждый элемент структуры имеет определенное функциональное значение» является структурно-функциональный анализ. Если структурный подход ориентирован на обеспечение целостности и тождественности объекта самому себе, то функциональный подход изучает назначение и зависимость частей системы [38, се. 613, 657-658].

При определении признаков творческой личности значимая роль придается дивергентному [38, с. 671], образному, синтетическому мышлению [40, се. 72-73]. К познавательному творческому процессу относят также диалектическое мышление [38, с. 155].

В противовес критическому подходу, направленному на «раскрытие и преодоление противоречий», рядом философов (в частности, Контом) ставился вопрос о возможности получения подлинного «положительного» (позитивного) знания. Указанные идеи, в частности, привели к созданию отдельного философского направления - позитивизма [38, сс. 285, 505].

Различают также произвольные мыслительные процессы от непроизвольных [98, с. 10]. Подобное деление находится в соответствии с традиционным делением психики на область сознательного и бессознательного. Непроизвольные мыслительные процессы связаны с работой сновидений, трансовыми (экстатическими) состояниями, интуитивным мышлением.

Дискурсивному (логическому) мышлению противопоставляется интуиция, представляющая собой такой тип мышления, при котором отдельные звенья процесса мышления происходят более или менее бессознательно, а ясно осознается только итог мысли. Интуитивное мышление включает такие процессы как озарение, творчество, созерцание. В истории философии интуиция традиционно понималась как форма созерцания. Так, еще Платон утверждал, что созерцание идей есть вид непосредственного знания, которое приходит как внезапное озарение. К сфере интуиции относят также «бессознательный первопринцип творчества» по Фрейду. При этом под творчеством понимается процесс (деятельность) созидания нового [38, с. 217].

Интуитивное (творческое) мышление предстает как трансцендентное мышление. Действительно, интуиция (творчество) сопряжена с процессом взаимодействия сознания со сферой бессознательного. Между тем взаимодействие с бессознательным возможно лишь путем выхода Эго-сознания за пределы самого себя, т.е. путем трансцендирования. Традиционно термином «трансцендентное» (от лат. transcendens - выходящий за пределы) в философии характеризуют «все то, что выходит за пределы чувственного опыта, эмпирического познания мира» [38, с. 694]. Так, Юнг рассматривает «полемику с бессознательным» как трансценденцию [118, с. 207]. Также по Бердяеву творчество есть «трансцендирование» [10, с. 196].

Мышление различают также по степени продуктивности как продуктивное и репродуктивное [98, с. 10]. Продуктивность мышления (в утилитаристском истолковании сводимая к его полезности) соотносится с его конструктивностью. В свою очередь, конструктивность мышления может выступать в качестве критерия, отличающего здоровые формы мышления от патологических. Так, например, реалистичность когнитивных операций как меру адекватности отражения действительности психически здоровым человеком Г. Олпорт противопоставляет «искажению реальности» посредством аффектации. При этом понятия «разумность» и «психическое здоровье» Олпорт использует как взаимозаменяемые [72, сс. 340, 330].

Действительно, мышление есть когнитивный процесс, неотделимый от эмоционально-аффективной составляющей личности, что позволяет говорить об «аффективно-когнитивной структуре» [36, с. 28]. Состояние аффекта неизбежно накладывает отпечаток на мышление индивида, искажая восприятия реальности. Так, известно, что аффект может явиться причиной нарушения сознания вплоть до его потери и полной амнезии [42, с. 43]. Равным образом защитные механизмы, искажающие восприятие реальности, накладывают отпечаток на характер мышления, формируя, в том числе, состояние «когнитивного диссонанса» [69, с. 460]. Соответственно, защиты невротической личности, проявляющиеся как устойчивый паттерн, способствуют формированию патологических (нереалистических, неконструктивных) форм мышления. Как выразился А. Маслоу, «невроз - не эмоциональное расстройство, это когнитивная ущербность» [65, с. 190]. Также Юнг рассматривает невроз как «расстройство сознательного понимания (постижения)» [117, с. 159].

Учитывая многообразие видов мышления, предлагались различные способы их систематизации путем выделения тех или иных оснований. Так, например, анализируя работы западных исследователей, А.В. Либин приводит такие дополняющие друг друга характеристики мышления, как «абстрактность - конкретность», «аналитик - синтетик» и проч. [58, с. 91]. Между тем до настоящего времени в психологии отсутствует единообразие в систематизации видов мышления, равно как и количественное определение основных их видов. При этом научная психология зачастую не касается целого ряда видов мышления, традиционно рассматриваемых философией в рамках теории познания. В этой связи достаточно актуальным представляется вопрос классификации видов мышления, в том числе, с целью обоснования количественного состава основных их видов и единообразной их формализации с учетом сложившегося их понимания как в психологии, так и в философии. Отметим, что типичные формы мышления согласно Юнгу предстают как архетипический феномен: «Где бы мы не встретились с единообразными и регулярно возникающими формами понимания (постижения), мы имеем дело с архетипом» [117, с. 159].

В рамках теории познания виды мышления традиционно определяются посредством философских понятий. Соответственно, различные виды мышления могут быть систематизированы путем их соотнесения с общими философскими категориями, посредством которых они могут быть раскрыты. Иными словами, соотносимость видов мышления с основными философскими категориями может быть служить критерием, полагаемым в основу их классификации.

  • Конкретное и абстрактное мышление изначально связано с философскими категориями конкретное и абстрактное. Так, под философским законом «восхождения от абстрактного к конкретному» понимается «содержательно-конструктивный процесс развития теоретической мысли». Тем самым, конкретное и абстрактное мышление предстают как различные формы теоретического мышления. Соотношение абстрактного и конкретного раскрывается посредством понятия «символ», определяемого также как знак, образ (от греч. ai)jj.poA,ov - знак, опознавательная примета). По своей сути символ предстает как абстрактная форма отражения конкретного образа, так что предметный образ и глубинный смысл выступают в структуре символа как два полюса [38, се. 94, 607]. При этом символ, конкретное значение которого неизвестно, является не более чем абстракцией. Например, письменность представляет собой абстрактную форму записи языка в виде символов (знаков) - букв, обозначающих конкретные звуки. Символическая форма записи используется в науке, искусстве, религии, формируя при этом свой специфический язык как форму отображения различных пластов человеческой культуры. В то же время утеря значения букв и слов «мертвых» языков приводит к тому, что не подающиеся дешифровке тексты воспринимаются как набор загадочных абстрактных знаков. Тем самым посредством категорий конкретное и абстрактное раскрывается ряд видов мышления: конкретное и абстрактное, символическое и теоретическое.
  • • Одним из видов научного мышления является понятийное мышление. Существенной характеристикой понятия является его содержание. Так, по определению, «в каждом понятии различают его содержание», где под содержанием понятия понимается «совокупность признаков предметов, отраженных в понятии». Тем самым понятийное мышление определимо посредством философской категории содержание. В свою очередь, «способ существования и выражения содержания» предстает как форма. С данными категориями соотносится понятие образ. Так, результатом «отражения объекта в сознании человека» является образ, предстающий «на уровне мышления» как понятие. Материальной «формой воплощения образа» выступают «практические действия» [38, се. 514, 621, 446]. Тем самым на уровне «материальных форм» образное мышление соотносимо с наглядно-действенным мышлением. На «идеальном» уровне образ сопряжен с понятийным мышлением. Соответственно, посредством категорий форма и содержание раскрываются такие виды мышления как наглядно-действенное, понятийное, образное.
  • Дедукция (от лат. deductio - выведение) определяется как переход «от предложений-посылок к их следствиям (заключениям)». В свою очередь, индукция (от лат. inductio - наведение) представляет собой «вид обобщения, связанный с предвосхищением результатов наблюдений и экспериментов на основе данных опыта». Если дедукция позволяет установить причины того или иного явления, то индукция позволяет прогнозировать (предвосхищать) его следствия. Так, схемы умозаключений, предлагаемые логикой индукции, предполагают «улавливание причинно-следственных отношений» и позволяют выдвигать предположительные суждения - гипотезы априорно, до их проверки и обоснования. В этом смысле «индукция есть предвосхищение». Отметим, что дедуктивный и индуктивный методы предназначены для анализа данных полученных эмпирическим (опытным) путем. В качестве обобщенного способа анализа эмпирических данных предстает логический метод, определяемый как «метод анализа дедуктивных и индуктивных процессов мышления» [38, сс. 139, 207-208, 316]. Тем самым, принципы дедукции и индукции как неотъемлемые составляющие логических операций, осуществляемых на основании эмпирических данных, определяются посредством философских категорий причина и следствие. При этом, если обоснование следствий некой посылки есть продукт дедуктивного мышления, то результатом индуктивного мышления оказывается априорное предвосхищение оснований (причин), приводящих к тем или иных следствиям. Таким образом, с установлением причинно- следственных отношений соотносятся такие виды мышления как дедуктивное, индуктивное, логическое и эмпирическое.
  • Ассоциация (от лат. associatio - соединение) представляет собой связь между психическими образованиями. По определению, «действие этой связи - актуализация ассоциации - состоит в том, что появление одного члена ассоциации регулярно приводит к появлению другого (других)». В основе устойчиво повторяющейся ассоциации лежит принцип детерминизма, необходимости. Указанное соответствует, в частности, тем представлениям, что «психофизической основой ассоциации» является условный рефлекс. Дивергентное (от лат. divergentia - расхождение) т.е. «расходящееся в различных направлениях» мышление основано на принципе многовариантности, многозначности связей между психическими образованиями. Как известно, в условиях многовариантности выбора реализуемы случайные процессы. Так, по определению, случайность есть «способ превращения возможности в действительность, при котором в данном объекте, при данных условиях имеется несколько различных возможностей, могущих превратиться в действительность, но реализуется только одна из них». Соответственно, ассоциативное и дивергентное мышление могут быть раскрыты посредством философских категорий необходимость и случайность, отражающих «степень детерминированности явлений» [38, се. 40, 671,421-422].

Конвергентное мышление выявляет сходные, аналогичные формы в различных феноменах. Так, термин конвергенция (от лат. соп- vergo - сближаюсь, схожусь) обозначает приобретение относительно далекими по происхождению явлениями «сходных» форм. Конвергентное мышление по своей природе является аналоговым (от греч. avaAoyia - соответствие, сходство). Принцип аналогий как научный метод используется, в частности, при изучении явлений различной природы, но имеющих сходные черты. При этом «при умозаключении по аналогии знание, полученное из рассмотрения какого-либо объекта ("модели") переносится на другой, менее изученный». Тем самым при конвергентном (аналоговом) мышлении могут быть выявлены как необходимые связи между процессами (явлениями), так и случайные совпадения. Соответственно, результат предстает как достоверный только с определенной долей вероятности - «заключения, получаемые по аналогии носят, как правило, лишь правдоподобный характер» [38, се. 271, 24]. Тем самым посредством категорий необходимое и случайное раскрываются принципы мышления: ассоциативного, дивергентного, конвергентного (аналогового).

  • Анализ (от греч. avaAnoK; - разложение, расчленение) есть процедура «расчленения предмета (явления, процесса), свойства предмета (предметов) или отношения между предметами на части». Процедурой, обратной к анализу является синтез. Синтез (от греч. oovGeou; - соединение, сочетание, составление) есть «соединение различных элементов, сторон предмета в единое целое (систему)» Отметим, что «расчленение целого на части» позволяет выявить «строение (структуру) целого», которое «предполагает не только фиксацию частей, из которых состоит целое, но и установление отношений между частями». Таким образом, в процессе анализа выявляется структура (от лат. structura - строение, порядок), по определению представляющая собой «совокупность устойчивых связей объекта, обеспечивающих его целостность и тождественность самому себе». В свою очередь, в процессе синтеза формируется система (от греч. опотгцш - целое, составленное из частей) как «совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, которая образует определенную целостность, единство». Кроме того, синтез является одним из основных составляющих диалектического процесса, представляющего собой разновидность системного подхода [38, сс. 23, 657, 609-610]. Тем самым при определении процедур анализа и синтеза, равно как и при определении понятий структура и система используются философские категории целое и часть. Так, если анализ соответствует разложению целого на части, то соединение частей в единое целое представимо как синтез. Определение понятия структуры предполагает такое соотношение целого и его частей, при котором часть сохраняет основные свойства целого. Следуя логике «от частного к общему» соответствующие виды мышления можно расположить следующим образом: аналитическое - синтетическое - структурное - диалектическое (системное).
  • • Философская категория утверждение (от лат. postulatum - требование) находит свое соответствие в понятии постулата - очевидного суждения, играющего роль аксиомы, формулирование которого отвечает логике высказываний. Иными словами, утверждение (от греч. 08<тц - положение, утверждение) представляет собой тезис - основополагающее положение некоторой концепции. «Расширением» логики высказываний является логика предикатов (отношений), учитывающая связи между высказываниями таким образом, что происходит «формализация связей» между предметами и «отношений» между ними [38, сс. 319, 517, 671, 321, 525].

Логика предикатов отвечает такому приему познания как сравнение, при котором фиксируются «взаимовлияния различных явлений». Действительно, «признаки, которые детерминируют возможные отношения между предметами» представляют собой «существенные условия или основания сравнения». В свою очередь, операция сравнения лежит в основе сравнительно-сопоставительного метода анализа (сравнительного мышления). В современной логике предикация рассматривается в качестве «частного случая функциональной зависимости». При этом исследование «функциональных связей и зависимостей» между явлениями отвечает принципам функционального анализа, представляющего собой «один из принципов системного исследования» [38, сс. 161, 650, 525, 658]. По уровню обобщения рассмотренные логики, равно как и отвечающие им приемы мышления, можно расположить следующим образом: логика высказываний (аксиоматическое мышление) - логика предикатов (сравнительное мышление) - функциональный анализ (функциональное мышление) - системный анализ (системное мышление).

Противоположной по отношению к логической операции утверждение является отрицание, равно как и тезису соответствует антитезис. Тезис и антитезис являются исходными моментами диалектического процесса. В свою очередь, отрицание является одной из основных философских категорий, посредством которой формулируется принцип диалектического познания. Так, в основе диалектической логики принцип «поступательности и преемственности в развитии» дополняет принцип «отрицания предыдущей стадии, а затем и отрицание этого отрицания», которое есть «в известном смысле восстановление того, что ранее отрицалось» [38, се. 471, 671]. Тем самым, посредством философских понятий утверждение и отрицание раскрываются принципы мышления: аксиоматического, сравнительного, функционального, диалектического (системного).

Напомним, что диалектическое мышление, равно как и системное мышление раскрывается не только на основании категорий утверждение и отрицание, но и на основании понятий целое и часть. Тем самым диалектическое {системное) мышление относится к высокому уровню обобщения. Действительно, системный подход имеет много общего со «структурно-функциональным анализом, с которым его связывает ... оперирование понятиями структуры и функции». Между тем понятия структуры и функции раскрываются посредством вышеприведенных пар философских категорий. При этом системный и диалектический подходы выступают как близкие и взаимозаменяемые - «системный подход выступает как конкретизация принципов диалектики» [38, се. 613-614]. К высшему уровню обобщения из числа рассмотренных видов мышления относятся также теоретическое и эмпирическое.

В соответствии с предложенным философским подходом к систематизации видов мышления выделяется шесть типов мышления. Кроме того, по уровню обобщения рассмотренные виды логик могут быть иерархически организованы. Так, шести их типам на высшем уровне обобщения соответствуют три вида мышления: теоретическое, эмпирическое, диалектическое (системное). Предшествующие им типы логик (мышления) по уровню обобщения могут быть разделены на три уровня:

  • • первый уровень: наглядно-действенное, конкретное, дедуктивное, ассоциативное, аналитическое, аксиоматическое’,
  • • второй уровень: понятийное, абстрактное, индуктивное, дивергентное, синтетическое, сравнительное’,
  • • третий уровень: образное, символическое, логическое, конвергентное, структурное, функциональное.

С целью обозначения данных уровней мышления обратимся к рассмотрению основного критерия по их выделению. Так, выделение различных уровней обобщения в соответствии с логикой «от частного к общему» предполагает переход от простого к сложному, от единичного к общему в составе целого. При этом частное (единичное) предстает как простейшая неделимая составная часть целого [38, с. 447]. Как известно, понятию «неделимое» соответствуют такие общеупотребимые философские термины как «атомарное» (от греч. axopoq - неделимый) и «индивидуальное» (от лат. individuum - неделимый). Если понятие «атом» используется при описании физической картины мира, то термин «индивид» традиционен для психологии. Тем самым логики первого уровня могут быть охарактеризованы как виды мышления, ориентированные на индивида. Например, удовлетворение интересов субъекта - конкретного индивида предполагает наличие определенной конкретности мышления.

Уровень общего, объединяющего в составе целого единичное, соответствует уровню мышления социализированного индивида - социального субъекта (от лат. socialis - общественный). Для сравнения, учет интересов составляющей социум группы различных субъектов в известной степени требует синтетичности мышления.

Более высокий уровень обобщения соответствует сопряжению индивидуального и общественного (социального). Как известно, «совокупность отношений людей ... между собой и к самим себе» отражается в понятии «культура» (от лат. cultura - воспитание). Так, в культуре может фиксироваться способ жизнедеятельности отдельного индивида, социальной группы или всего общества в целом [38, с. 292]. Тем самым возможно выделение уровня мышления культурного субъекта. Так, например, такой неотъемлемый атрибут культуры как письменность предполагает использование «символической формы» отображения действительности, отвечающей символическому мышлению.

Отметим, что предложенный подход к выделению трех уровней мышления, ориентированных на индивида, социум и культуру отношений, соотносится с независимым выделением аналогичных типов потребностей: природных, социальных и культурных (§ 1).

Таким образом, значительное число видов мышления может быть определенным образом систематизировано путем их соотнесения с общими философскими категориями, посредством которых они определяются, либо могут быть раскрыты. Действительно, как замечает Юнг, мышление лежит в самой основе философии: «Психология соприкасается с философией; ведь мышление, лежащее в основе философии, есть некий психический факт, который как таковой есть предмет психологии» [118, с. 297]. Напомним, что мышление согласно Юнгу является архетипическим феноменом [117, с. 159]. В свою очередь, и сами философские категории могут быть систематизированы на основании архетипического подхода [80].

Юнг замечает предрасположенность людей к определенным способам мышления: «Возникновение определенного образа мыслей я назвал вопросом судьбы» [113, с. 289]. Между тем, полагая архетипические феномены основой формирования мышления, можно сделать то предположение, что характерологический анализ архетипических персонажей, которым свойственны характерные способы мышления, может быть использован в качестве одного из подходов к систематизации самих видов мышления.

Действительно, героям повести «Станционный смотритель», «Сказки о мертвой царевне...», драм «Моцарт и Сальери» и «Отелло» свойственны характерные типы мышления: наглядное (наглядно- действенное и наглядно-образное), понятийное, образное и теоретическое мышление. Для сравнения, аналогичные типы мышления присущи гоголевскому Манилову.

Так, перечисленные виды мышления присущи персонажам повести «Станционный смотритель»:

«Вижу, как и теперь, самого хозяина, человека лет пятидесяти, свежего и бодрого, и его зеленый сюртук с тремя медалями на полинялых лентах» - наглядно представляет себе рассказчик образ Вырина (наглядно-образное мышление).

«Что такое станционный смотритель? Сущий мученик четырнадцатого класса, огражденный своим чином токмо от побоев, и то не всегда» - определяет само понятие «станционный смотритель» рассказчик (понятийное мышление).

«Авось, - думал смотритель, - приведу я домой заблудшую овечку мою» - образно сравнивая дочь с «заблудшей овечкой», Вырин заключает, что сможет вернуть ее, как то образно представлено на его картине о «блудном сыне» (образное мышление).

«Вникнем во все это хорошенько» - прибегает рассказчик к теоретическим рассуждениям о станционных смотрителях вообще, подчеркивая, что «из их разговоров ... можно почерпнуть много любопытного и поучительного» (теоретическое мышление).

Героям пушкинской повести «Гробовщик», «Сказки о попе и о работнике его Балде», драмы «Русалка», комедии Шекспира «Бесплодные усилия любви» присуще конкретное, абстрактное, символическое и теоретическое мышление. Аналогичные типы мышления присущи гоголевскому Плюшкину.

Так, данные виды мышления присущи героям «Гробовщика»:

«Он думал о проливном дожде... Многие мантии от того сузились, многие шляпы покоробились. Он надеялся выместить убыток на старой купчихе» - размышляет Адриан о весьма конкретных предметах (конкретное мышление).

«И так и сяк... Мой товар не то что ваш: живой без сапог обойдется, а мертвый без гроба не живет» - абстрагируется сапожник Шульц от конкретного вопроса гробовщика: «Каково торгует ваша милость» (абстрактное мышление).

«Пей за здоровье своих мертвецов» переадресовывает Юрко тост «за здоровье тех, на которых мы работаем» гробовщику, чья профессия символизирует работу с «мертвецами» (символическое мышление).

«Что ж это, в самом деле, рассуждал он вслух, - чем ремесло мое нечестнее прочих? Разве гробовщик брат палачу? Чему смеются басурмане? Разве гробовщик гаер святочный?» - пытается Адриан теоретически обосновать «честность» своей профессии (теоретическое мышление).

Героям повести «Барышня-крестьянка», «Сказки о золотом петушке», трагедий «Пир во время чумы» и «Ромео и Джульетта» свойственно аналитическое, синтетическое, структурное и диалектическое мышление. Аналогичные типы мышления присущи гоголевской Коробочке.

Так, приведенные виды мышления присущи персонажам повести «Барышня-крестьянка»:

«Хотя и признавал в своем соседе некоторое сумасбродство, ... однако ж не отрицал в нем и многих отличных достоинств, например: редкой оборотливости» - различает Берестов отдельные качества соседа (аналитическое мышление).

«Старики до тех пор обдумывали все это каждый про себя, что наконец друг с другом и переговорились, обнялись, обещались дело порядком обработать и принялись о нем хлопотать каждый со своей стороны» - со всех сторон совместно изучают Муромский и Берестов вопрос о женитьбе детей (синтетическое мышление).

«В первый раз видел он ясно, что он в нее страстно влюблен; романическая мысль жениться на крестьянке и жить своими трудами пришла ему в голову, и чем более думал он о сем решительном поступке, тем более находил в нем благоразумия» - в ходе размышлений о женитьбе из всего комплекса проблем Алексей выделяет отдельный блок связанных между собой вопросов, что свидетельствует о структурированности его мыслей (iструктурное мышление).

«Алексей, как ни привязан был к милой своей Акулине, все помнил расстояние между ним и бедной крестьянкою; а Лиза ведала, какая ненависть существовала между их отцами» - пытаясь преодолеть препятствия к женитьбе Алексей пишет Лизы противоречивое письмо, в котором «объявлял ей о грозящей им погибели и тут же предлагал ей свою руку» (диалектическое мышление).

Персонажам пушкинской повести «Метель», «Сказки о царе Сал- тане...», трагедии «Каменный гость», комедии Шекспира «Два веронца» свойственны аксиоматическое, сравнительное, функциональное и диалектическое мышление. Аналогичные типы мышления присущи гоголевскому Ноздреву.

Так, приведенные виды мышления присущи героине повести «Метель» Марье Гавриловне:

«Подумав хорошенько, она решила, что робость была единственной тому причиною, и положила ободрить его большею внимательностию» - решая, как лучше действовать, Марья Гавриловна исходит из предположения о робости Бурмина (аксиоматическое мышление).

«Все должны были отступить, когда явился в ее доме раненый гусарский полковник Бурмин, с Георгием в петлице... Марья Гавриловна очень его отличала» - выгодно отличается Бурмин в глазах Марьи Гавриловны в сравнении с прочими «искателями» ее руки (сравнительное мышление).

«Марья Гавриловна ... должна была не ужинать и удалиться в свою комнату под предлогом головной боли. Девушка была в заговоре; обе должны были выйти в сад через заднее крыльцо, за садом найти готовые сани, садиться в них и ехать за пять верст от Нерадова в село Жадрино, прямо в церковь, где уж Владимир должен был их ожидать» - четко определены функции каждого из «более чем полудюжины заговорщиков» в плане тайного венчания (функциональное мышление).

«Марья Гавриловна нарочно перестала поддерживать разговор, усиливая таким образом взаимное замешательство, от которого можно было избавиться разве только внезапным и решительным объяснением» - решает Марья Гавриловна разрешить противоречие, мучившее ее: «Она не могла не сознаться в том, что она очень ему нравилась... Каким же образом до сих пор не видала она его у своих ног и еще не слыхала его признания?» (диалектическое мышление).

Пушкинским героям повести «Выстрел», «Сказки о рыбаке и рыбке», трагедии «Скупой рыцарь», а также персонажам шекспировской комедии «Венецианский купец» свойственны ассоциативное, дивергентное, конвергентное, эмпирическое мышление. Аналогичные типы мышления присущи гоголевскому Собакевичу.

Так, данные виды мышления присущи персонажам «Выстрела»:

«Простреленная картина есть памятник последней нашей встречи» - картина для Графа ассоциируется с визитом Сильвио (ассоциативное мышление).

«Если б я мог наказать Р***, не подвергая вовсе моей жизни, то я б ни за что не простил его» - допуская различные варианты исхода дуэли, Сильвио отказывается от поединка (дивергентное мышление).

«Посмотрим, так ли равнодушно примет он смерть перед своей свадьбою, как некогда ждал ее за черешнями» - намеревается Сильвио провести аналогичную дуэль с Графом, но при иных обстоятельствах (конвергентное мышление).

В гусарском полку, где «дуэли ... случались поминутно», сослуживцы молодого офицера «не сомневались в последствиях и полагали нового товарища уже убитым» - опыт подсказывает офицерам исход дуэли с Сильвио, чье искусство в стрельбе «было неимоверно» (эмпирическое мышление).

Героям повести «История села Горюхина», «Сказки о медведихе», трагедии «Сцена из рыцарских времен», а также персонажам шекспировской трагедии «Макбет» свойственны дедуктивное, индуктивное, логическое и эмпирическое мышление. Аналогичные типы мышления присущи гоголевскому капитану Копейкину.

Так, данные виды мышления присущи персонажам повести «Истории села Горюхина»:

«Я упросил матушку оставить меня в деревне, ибо здоровье мое не позволяло мне вставать с постели в 7 часов, как обыкновенно заведено во всех пансионах» - в слабости здоровья рассказчик видит причину отказа от образования (дедуктивное мышление).

«Заранее прося извинений у благосклонного читателя», рассказчик предвосхищает свое злоупотребление «снисходительным его вниманием» (индуктивное мышление).

«Чем мужик богаче, тем он избалованнее, чем беднее, тем смиреннее. Вследствие сего ** старался о смирности вотчины как о главной крестьянской добродетели» - логическим путем Приказчик выводит свои заключения (логическое мышление).

«Составляя сии повести, мало-помалу образовал я свой слог и приучался выражаться правильно, приятно и свободно» - приобретает опыт литературного творчества рассказчик (эмпирическое мышление).

Отметим, что все рассмотренные выше произведения можно объединить в три группы, в зависимости от выраженности у героев таких типов мышления как: теоретическое, эмпирическое и диалектическое, что указывает на высокий уровень их обобщения.

Таким образом, в соответствии с архетипическим подходом возможно выделение шести групп видов мышления, к каждой из которых относятся по три вида мышления. Кроме того, выделяется подгруппа, включающая три типа мышления с высокой степенью обобщения (присущая различным типам): теоретическое, эмпирическое и диалектическое мышление. При этом обращает на себя внимание соответствие результатов архетипического и философского подхода к систематизации видов мышления, что указывает на эвристическую ценность подобной систематизации. Отметим, что все рассмотренные выше виды мышления относятся к дискурсивному (рассудочному) типу мышления.

Таблица 6

Виды дискурсивного мышления

Индивид

Социальный

субъект

Культурный субъект

1

наглядное

понятийное

образное

теоретическое

2

конкретное

абстрактное

символическое

3

дедуктивное

индуктивное

логическое

эмпирическое

4

ассоциативное

дивергентное

конвергентное

5

аналитическое

синтетическое

структурное

диалектическое

(системное)

6

аксиоматическое

сравнительное

функциональное

Три названные выше вида мышления с высокой степенью обобщения демонстрируют пушкинские герои сказки «Жених», драм «Сцена из Фауста» и «Борис Годунов», герои шекспировского «Гам- лета». Сходные типы мышления присущи гоголевскому Чичикову.

Так, данные виды мышления присущи героям драмы «Борис Годунов»:

«Что ежели правитель в самом деле державными заботами наскучил и на престол безвластный не взойдет?» - допукает Воротынский теоретическую возможность отказа Годунова от престола (теоретическое мышление).

«Верь ты мне... Я долго жил» - призывает старец Пимен Отрепьева довериться его богатому жизненному опыту (эмпирическое мышление).

«А что мне было делать? Все объявить Феодору? Но царь на все глядел очами Годунова... Пуская его б уверил я во всем; Борис тотчас его бы разуверил, а там меня сослали б в заточенье, да в добрый час, как дядю моего, в глухой тюрьме тихонько б задавили... Я сам не трус, но также не глупец и в петлю лезть не соглашуся даром» - взвешивает противоположные доводы «за» и «против» Шуйский (диалектическое мышление).

Дискурсивному мышлению противопоставляется интуитивное мышление, К интуитивным формам мышления, наряду с интуицией как таковой, относят созерцание, озарение (инсайт), креативное (творческое) мышление [38, ее. 169, 217].

Все названные виды интуитивного мышления свойственны ряду героев пушкинской сказки «Жених», драм «Борис Годунов» и «Сцена из Фауста», а также героям шекспировского «Гамлета». Аналогичные типы мышления присущи гоголевскому Чичикову.

Так, данные виды мышления присущи героям драмы «Борис Годунов»:

«Предчувствую небесный гром и горе» - интуитивно предугадывает грядущие невзгоды своего правления Борис Годунов (интуиция).

«На старости я сызнова живу, минувшее проходит предо мною... Теперь оно безмолвно и спокойно» - бесстрастно созерцает Пимен былое, проходящее перед его мысленным взором (созерцание).

«Да пройдет заблужденье: оно пройдет, и солнце правды вечной всех озарит» - уверен Патриарх, что народ озарит прозрение (озарение).

«Мне знаком латинской музы голос, и я люблю парнасские стихи» - знакомы попытки творчества Отрепьеву (креативное мышление).

Как уже отмечалось, интуитивные виды мышления сопряжены со сферой бессознательного, и на этом основании они могут быть рассмотрены как формы трансцендентного мышления.

Таблица 7

Виды интуитивного мышления

Тип мышления

Виды мышления

Интуитивный

интуиция

трансцендентное

созерцание

озарение

креативное

Персонажам произведений всех циклов присуще критическое и позитивное мышление, что свидетельствует об универсальности подобных видов мышления.

«Вообразите себе молодость, ум, красоту, веселость самую бешеную, храбрость самую беспечную, громкое имя, деньги, которым не знал он счета и которые никогда у него не переводились» - оптимистичен Граф (позитивное мышление) - («Выстрел»).

«Обыкновенная угрюмость, крутой нрав и злой язык» присущи критически смотрящему на вещи Сильвио (критическое мышление).

Данные типы мышления предполагают оценку тех или иных событий и явлений, и потому могут быть отнесены к оценочноэтическому типу (глава II, § 9).

Мышление персонажей во всех циклах рассмотренных произведений можно рассмотреть также с позиции его продуктивности (конструктивности), что позволяет отнести данный тип мышления к наиболее общему типу. В качестве противоположного к продуктивному мышлению выступает непродуктивное мышление.

Так, например, Пимен уверен в продуктивности своих усилий:

«Недаром многих лет свидетелем Господь меня поставил и книжному искусству вразумил... Да ведают потомки православных земли родной минувшую судьбу» - не напрасны труды летописца («Борис Годунов»),

Усилия Годунова оказываются непродуктивными:

«Я думал свой народ в довольствии, во славе успокоить, щедротами любовь его сыскать - но отложил пустое попеченье» - тщетны усилия царя.

Напомним, что конструктивность (либо деструктивность) мышления традиционно рассматривается в контексте нормы и патологии. Так, например Маслоу рассматривает невроз как «когнитивную ущербность» [65, с. 190].

В качестве обобщения могут быть сделаны следующие выводы.

  • 1. Дискурсивные виды мышления могут быть разделены на шесть групп путем их соотнесения с основными философскими категориями, посредством которых они определяются, либо могут быть раскрыты.
  • 2. По уровню обобщения виды мышления подразделяются на три уровня как ориентированные на индивида, социум и культуру отношений. К отдельной подгруппе с высоким уровнем обобщения относятся три вида мышления: теоретическое, эмпирическое и диалектическое (системное).
  • 3. Классификация дискурсивных видов мышления на основе их соотнесения с основными философскими категориями совпадает с их систематизацией на основании архетипического подхода, что указывает на эвристическую ценность подобной систематизации.
  • 4. Интуитивное мышление включает четыре типа мышления.
  • 5. Критическое и позитивное мышление предстают как виды оценочно-этического мышления, присущие всем психологическим типам.
  • 6. Все виды мышления могут быть рассмотрены на основании критерия их продуктивности (конструктивности).
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>