Полная версия

Главная arrow Социология arrow Междисциплинарные исследования личности в социологии

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Анализ субъективной школы в монографии Ю. Геккера

В своем труде Геккер анализирует основные школы и направления русской социологии. Из всего содержания книги Ю. Геккера Н.И. Каре- ев выделил как наиболее удавшуюся автору часть текст, посвященный анализу субъективной социологии. Ю. Геккер охарактеризовал это направление как истинно русское и наиболее значительное по сравнению с другими направлениями. Проделанный им тщательный анализ (84 страницы текста монографии) касается главным образом философских и методологических предпосылок субъективной социологии, роли понятия солидарности в теории социального прогресса, развиваемой П.Л. Лавровым, Н.К. Михайловским и С.Н. Южаковым, их вклада в разработку теории личности и учения об индивидуальности. Кареев отмечает, что идеи субъективной школы, по мнению Г еккера, не устарели ко времени написания его книги, а субъективный метод вскоре получил новую разработку в виде антропотелеологического метода в исследованиях американского социолога Лестера Уорда[1].

Рассмотрим анализ субъективной школы в монографии Ю. Г еккера более подробно. В первой главе по субъективной школе Ю. Г еккер подробно рассматривает вклад П.Л. Лаврова в социологию. Американский социолог выделяет три главных теории в творчестве российского социолога: социальной солидарности или социального контроля; индивидуальности или личности; социального прогресса.

В анализе теории личности П.Л. Лаврова Г еккер уделяет особое внимание рассмотрению биологического аспекта происхождения индивидуальности, ее историческим формам и процессу эволюции. П.Л. Лавров подробно исследует животный мир, просматривая эволюцию человека начиная с низших форм его существования. Тем не менее российский социолог не останавливается на этом и продолжает рассматривать индивида уже как продукт группы, позволяющий прийти к анализу проблемы личности и социальных форм.

В своем анализе особенностей теории личности П.Л. Лаврова, с нашей точки зрения, Ю. Геккер не уделяет должного внимания рассмотрению: специфики «критически мыслящей» личности, ее характеристикам, качествам, в совокупности способствующим достижению в обществе социального прогресса; классификации типов личности[2].

Ю. Геккер раскрывает формулу прогресса по П.Л. Лаврову, при этом не рассматривая проблему взаимоотношений личности и общества, роль нравственного идеала в развитии общества, личность как производную культуры своего времени.

Общество для Лаврова - это совокупность социальных (культурных) форм, которые являются продуктом творчества личностей и реально существуют лишь в личностях, а потому последние всегда имеют право и обязанность стремиться в соответствии со своими потребностями к их изменению, замене патологических форм здоровыми. Любой вопрос науки об обществе - это вопрос об удобстве данных форм для данных людей.

Несмотря на то что личность и общество друг без друга немыслимы, но в целях теоретического понимания человеческой деятельности следует различать двоякого рода явления - индивидуальные и социальные. Это различение оправдывается тем, что в самой личности независимо от окружающей среды находятся различные самостоятельные начала. Исследование этих начал и должно быть предметом теории личности[3].

Прежде чем им была поставлена проблема общества, он уже разработал основные положения своей теории личности, и, изучая потом общество, он только в личности видел реальность, в обществе своего рода фикцию - мысль, далекую от исходного пункта самого построения социологии. Теория личности впоследствии доминировала в социологическом мышлении Лаврова.

И личность, и общество он брал вначале не такими, какие они есть, а каким они должны быть, интересуясь социологической и психическою действительностью, главным образом со стороны представляемых ею условий для возможного осуществления идеала совершенной личности и совершенного общества.

Лавров включал в область ведения социологии и нравственный принцип о справедливом общежитии, вследствие чего сводил в научном построении отвлеченную социологию на теорию справедливого общежития, которая для него опиралась в значительной мере на субъективные категории этики. Другими словами, в социологии Лаврова общество было не только научным понятием, но и этической проблемой. В само понятие общества он вносил телеологический момент, поскольку в обществе видел совокупность форм взаимодействия, инстинктивно или сознательно соединенных реальными единицами для удовлетворения своих потребностей.

Таким образом, вся социология Лаврова выступает как целостная система, где одна проблема служит продолжением другой. Отсюда становится понятным положение, что несмотря на пестроту и кажущуюся разнородность многочисленных работ Лаврова, все они представляют труды, разрабатывающие отдельные главы социологии - науки о солидарности.

Интересно, что Ю. Геккер в главе 3 показывает близость идей В.М. Чернова с П.Л. Лавровым, рассматривая его как последователя субъективиста. Эта выражается в следующем:

  • 1. В.М. Чернов анализирует человека как основную движущую силу истории. Взаимодействуя с окружающей средой, он создает так называемую искусственную среду или культуру.
  • 2. Как и другие российские субъективисты, В.М. Чернов стремился поддержать концепцию сильного индивидуализма, и в то же время сохранить принципы социальной ответственности. Как и Лавров, он пытался выявить социальные и реалистические требования долга, которыми бы люди руководствовались в отношениях с обществом.
  • 3. Задачей социологии является определить идеал. Идеал должен удовлетворять всем естественным инстинктам и интересам человека.

Оценивая социологическое творчество П.Л. Лаврова, Ю. Геккер утверждает, что он был одним из первых, показавших ошибочность и недостатки биологической аналогии в социологии, и стремившихся основать социологию на психологии и этике.

Американский автор подчеркивает, что критически мыслящие индивиды как агенты социального прогресса, по П.Л. Лаврову, являются теми молодыми русскими революционерами, ставшими его последователями.

В заключении Ю. Г еккер приходит к выводу, что социология П.Л. Лаврова действительно русская, поскольку она была стимулирована и обусловлена общественно-политическими движениями в России того времени. Ее целью было оправдание прогрессивных элементов России в их борьбе против самодержавия, а также под держка его последователей с научно обоснованной программой. Помимо тенденций существует множество актуальных ценностей в работах П.Л. Лаврова, которые должны найти свое заслуженное признание.

Вторая глава раздела о субъективной школе посвящена социологической системе Николая Константиновича Михайловского. Американский социолог дает достаточно обширный анализ основных положений социологии Н.К. Михайловского, структурируя свои взгляды следующим образом: сначала он рассматривает философские и методологические основы его социологии - методы, взаимоотношение социологии с другими науками, а затем подробно анализирует его теории борьбы за индивидуальность; индивидуализации и разделения труда и некоторые аспекты теории героев и толпы.

Теория борьбы за индивидуальность Н.К. Михайловского представлена посредством анализа таких аспектов, как: биологический, психологический, экономический, исторический.

Ю. Геккер подчеркивает, что Н.К. Михайловский - один из немногих русских социологов, который имеет развитую собственную социологическую систему, несмотря на то что она не совсем развита, не собрана в одной конкретной социологической работе.

По мнению Ю. Геккера, теория Н.К. Михайловского не сильно отличается от органической школы в социологии, которую он критикует. Он только рассматривает понятие индивидуальности для организма. Человечество упорно стремится к социальной солидарности и индивидуализации, поэтому жесткий индивидуализм Н.К. Михайловского является скорее идеалом, чем исторической и научной необходимостью. Однако несмотря на это, американский исследователь отмечает, что Н.К. Михайловский внес ценный вклад в качестве одного из первых авторов, предложивших психологический анализ социальных явлений.

Н.К. Михайловский кажется Ю. Геккеру несправедливым в своем отношении к обществу, поскольку он не учитывает то огромное влияние, которое оно оказало на личность. Но это можно простить ему, считает Ю. Геккер, если мы вспомним, что Н.К. Михайловский занимался социологией не как профессор, который имеет только научные интересы, но и как лидер движения, борющегося против самодержавия. Как и теория П.Л. Лаврова, социологическая система Н.К. Михайловского была главным научным обоснованием для общественно-политических движений. Цель этой системы - защитить человека от слишком жесткого деспотичного контроля, и он пытался примирить общество и личность, рассматривая «правду-истину» и «правду-справедливость». Его сердце билось тепло для своего народа, интеллектуальным вождем и руководителем которого он был для целого поколения. Таким образом, отмечает Ю. Геккер, Н.К. Михайловский является значимой фигурой для своего народа и поколения, он внес вклад в социологию в целом, хотя его с опозданием признали в научном мире.

Одним из недостатков Ю. Геккера в анализе социологической системы Н.К. Михайловского мы считаем то, что он не уделил должного внимания рассмотрению личности как отдельной единице социологического анализа; различным проблемам социальной психологии - психологии толпы; более подробному и углубленному анализу теории героев и толпы как проявлению психологической ориентации социологии Н.К. Михайловского.

Н.К. Михайловский в своей социологии рассматривал многосторонне развитую личность. Это «профан», идеальный тип, широко развитый, интересующийся многими областями жизни, науки, искусства.

Личность как предмет социологического анализа, по Н.К. Михайловскому, - это сознательно-целесообразное существо, которое оценивает действительность, ставит цель и стремится ее реализовать. Целеполага- ние - это качественное отличие человеческого общества. Из этого Н.К. Михайловский приходит к выводу о том, что цель требует субъективной оценки, поэтому целепогалание можно познать только при помощи субъективного метода.

С конца 70-х годов в социологии Н.К. Михайловского ведущее положение заняла проблема социальной психологии - психологии толпы. Российский социолог преследовал две цели: 1. Рассмотрение психологических особенностей поведения личностей в группе и массе людей с целью выяснения психического механизма воздействия индивида на массу; 2. Исследование роли социальной среды в формировании психологии индивида и массы.

Центральной темой Н.К. Михайловского в его теории героя и толпы является проблема общения как между героем и толпой, так и межличностного общения в толпе. Механизмами общения он считал внушение, подражание, заражение, противопоставление. Из них главные - подражание толпы герою и взаимоподражание людей в толпе.

Н.К. Михайловский широко пользовался понятиями «психическая зараза» и «социальный гипнотизм» как выражениями внушения или подражания, с помощью которых он пытается объяснить движения масс. Кроме того, подражанием, присущим как «толпе», так и отдельному лицу, он стремился объяснить единство индивидуальной и социальной психологии.

К психологическим факторам развития общества Н.К. Михайловский относил подражание, общественное настроение и социальное поведение. Н.И. Кареев, высоко оценивая социологические труды Михайловского, видел в них попытку построить общественно-психологическую теорию.

Михайловский был первым, кто разработал в социологии проблему подражания, изложив свою теорию в статье «Герои и толпа», т.е. за восемь лет до появления книги Тарда «Законы подражания» (1890) и за два года до первых заметок Тарда в «Revue philosophique» (1884)'.

В заключение охарактеризуем основные положения социально-психологической концепции личности Н.К. Михайловского): - он считал, что личность и развитие общества необходимо изучать на трех различных уровнях - социальном, с точки зрения экономического разделения труда, создавая наилучшую организацию, которая должна вести к сотрудничеству и солидарности; биологическом, в плане «борьбы за индивидуальность» как извечного биологического закона, и психологическом, анализируя психологическое взаимодействие личности и масс; - он предложил оригинальное понимание формулы прогресса общества и личности. Если для развития индивида верна формула: от однородного к разнородному, то для общества эта форма должна быть обратной: от разнородного к однородному. Последнее означает единство свободы, равенства и солидарности для всех в обществе; - в связи с изучением проблемы подавления индивидуальности Н.К. Михайловский основал и разработал новое направление в науке - массовую психологию, область, в которой стало возможным открыть различные патологические явления личности и заданный внешними условиями психический и социальный автоматизм личности.

Третья глава раздела о субъективной школе посвящена социологии Сергея Николаевича Южакова. Рассматривая социологическое творчество российского социолога, Ю. Геккер анализирует его двухтомную работу «Социологические этюды» (1896), в которой наиболее полно отражены социологические воззрения автора. «Социологические этюды» - это главная теоретико-социологическая работа С.Н. Южакова, на создание текстов, вошедших впоследствии в двухтомник, он потратил более 20 лет своей жизни. В этой работе изложены взгляды русского социолога на предмет и задачи социологии, природу социального и биологического, на происхождение нравственности и ее месте в общественной жизни, на движущие силы социального прогресса и др.

Американский социолог дает достаточно многоплановый анализ основных положений социологии С.Н. Южакова, структурируя свои взгляды следующим образом: сначала представляет социологическую позицию российского социолога, теоретико-методологическую основу его социологии, а затем подробно рассматривает его теорию общества. [4]

Теория общества С.Н. Южакова представлена посредством анализа таких аспектов, как: причины и специфика процесса социализации; влияние законов органической жизни и среды на социальные процессы; этический аспект взаимоотношений личности и группы; экономическая активность как фактор развития культурной и социальной деятельности. Ю. Геккер подчеркивает, что исследовать проблемы социологии С.Н. Южакова побуждали реальные политические силы, идеи которых он не разделял; Геккер также считает, что Южаков был одним из лидеров народников, которые стремились изменить общество и разделяли идею прогресса. Таким образом, С.Н. Южаков не только внес огромный вклад в развитие субъективной школы в социологии, он - сотоварищ П.Л. Лаврова и Н.К. Михайловского в деле осуществления социальных реформ в народническом духе. Ю. Геккер не считает, что С.Н. Южакову удалось создать синтетическую систему социологии, к чему тот стремился. Американский социолог подчеркивает, что С.Н. Южаков привнес в социологию и подчеркнул несколько важных истин, которые являются общепринятыми на сегодняшний день. В частности, он четко показал, что процесс социализации - это результат равновесия между внутренними и внешними взаимоотношениями жизни и окружающей среды, когда жизнь приспосабливается к среде и одновременно приспосабливает среду к своим потребностям, в результате чего создается «социальная культура». Американский социолог отмечает, что С.Н. Южаков, как и П.Л. Лавров, пытается синтезировать основы социологических теорий, собирая их вокруг понятия личности. С.Н. Южаков считает, что личность может с помощью своих социальных и экономических излишков адаптировать среду под себя и направить ее к цели. По его мнению, личность - единственный активный элемент общества, который создает социальные условия и одновременно является их продуктом. Одним из недостатков анализа социологической теории С.Н. Южакова, который провел Ю. Геккер, мы считаем то, что он не уделил должного внимания рассмотрению таких понятий, как личность, активность, культура при изучении различных социальных проблем[5].

В четвертой главе раздела о субъективной школе Ю. Геккер рассматривает вклад Н.И. Кареева в социологию. Американский социолог структурирует свой анализ следующим образом:

  • • Философские и методологические предположения Н.И. Кареева;
  • • Что такое общество в его различных аспектах?
  • • Сущность исторического процесса и роль личности в истории;
  • • Социологическая проблема прогресса. 1

Н.И. Кареев, отмечает Ю. Геккер, не защищает субъективный метод, но подчеркивает субъективный фактор, который играет важную роль в жизни общества и не может быть игнорирован общественной наукой.

Следовательно, согласно Н.И. Карееву, общественная жизнь и вся история - один и тот же продукт взаимодействия сознательной и бессознательной деятельности людей с природой и друг с другом, поэтому деятельность личности является социальным фактором. Таким образом, для социологии основным объектом исследования является индивид в своей общественной деятельности.

Здесь мы полностью согласны с мнением Ю. Геккера, поскольку личность для Н.И. Кареева - исходный и ключевой субъект социальной жизни, стремящийся переработать своей мыслью и деятельностью целое в соответствии со своими потребностями. Очевидна близость Н.И. Кареева к взглядам П.Л. Лаврова, тем не менее нужно видеть и их существенное отличие. У П.Л. Лаврова (в «Исторических письмах»), подчеркивал Н.И. Кареев, на первом плане вопрос о том, как должна идти история, как должны вести себя отдельные личности, тогда как для нас особую цену имело бы исследование того, как совершается история и какую в ней роль играют эти личности.

Исходя из такого понимания личности, общество для Н.И. Кареева - это комплексный продукт биологических, психологических факторов и условий среды, но психологический фактор играет доминирующую, организующую роль, которая выражается посредством объединения индивидов в общество.

Продолжая раскрывать сущность общества в социологии Н.И. Кареева, Ю. Геккер рассматривает проблему взаимоотношения личности и общества.

С нашей точки зрения, эта проблема представлена в концепции Н.И. Кареева посредством анализа понятий надорганической среды, культуры, социальной организации, личностной инициативы и других. Это показывает, что личность является для российского социолога системообразующей составляющей в структуре и развитии общества. Общество должно создать соответствующие условия для развития и самореализации личности.

В этом отношении Н.И. Кареев является идейным продолжателем П.Л. Лаврова и Н.К. Михайловского, отстаивавших в своих концепциях принцип личности.

Анализируя тему личности в социологии Н.И. Кареева, Ю. Геккер не раскрывает сущность понятия нравственной личности, а эта составляющая имеет одно из важных значений для понимания специфики подхода российского социолога.

Это понятие раскрывается Кареевым Н.И. посредством анализа взаимоотношений понятий личности и индивидуальности, а также сущности общественной деятельности.

В обеих своих работах: «Мысли об основах нравственности» и «Мысли о сущности общественной деятельности» Кареев Н.И. рассматривает индивидуального человека, и все различие заключается в том, что в одном случае идет речь об индивидууме как о нравственной личности, в другом - как об общественном деятеле; в первом случае нравственная личность рассматривается в своих отношениях к самой себе и в частных отношениях к другим людям, во втором - имеется в виду именно только общественная деятельность индивидуума, его публичная, а не частная жизнь.

Ю. Геккер подчеркивает психологический аспект в понимании прогресса Н.И. Кареевым и дает такое определение прогресса: это любые средства, способствующие совершенствованию индивида в его психических отношениях или совершенствующие материальные отношения членов общества или же постепенный рост общественных сил, что благоприятствует развитию личности и контролю над природой и использованию природы. Если исходить из этого понятия прогресса, утверждает Н.И. Кареев, то прогресс имеет интеллектуальные, моральные, социальные и экономические фазы.

Развивая и дополняя мысли Ю. Геккера об идеях Н.И. Кареева, прогресс как общее понятие включает в себя, по Н.И. Карееву, пять более частных: прогресс умственный - воспитание способностей к духовным интересам; прогресс нравственный - воспитание способности действовать по убеждению и улучшение принципов этики; прогресс политический - развитие свободы; прогресс юридический - развитие равенства; прогресс экономический - развитие солидарности и кооперации. Российский социолог стремился охватить понятием прогресса все стороны жизни общества, и в этом его сходство с Е.В. Де-Роберти.

По сравнению с народнической социологией Н.И. Кареев сделал шаг вперед в своей попытке избежать узкого понимания социального прогресса, включив в его содержание важнейшие области человеческой деятельности. Интересно, что предлагаемая Н.И. Кареевым формула прогресса заключала в себе три элемента, которые он подчинял главной цели прогресса - развитой и развивающейся личности.

Первый элемент - идеал. Им является развитая личность при наличии индивидуальной свободы и общественной солидарности. Второй элемент состоит в определении путей достижения идеала. Его осуществление заключается в переделке посредником критической мысли культуры, быта и социальной организации. Третий элемент - выражение закона самого прогресса. Состоит он в самоосвобождении личности, в том, что личность подчиняет себе надорганическую среду.

В главе, посвященной социологии Н.И. Кареева, Ю. Геккер неправомерно упускает из виду и не анализирует личностные качества, характеристики, сущность индивидуальности, способствующие достижению прогресса в обществе[6].

Для воззрений Н.И. Кареева характерен аспект понимания общественных отношений, особенно присущий социологической традиции народничества, когда определяющим или феноменом общественных отношений признавалась активность субъекта, его социально-психологические особенности. Анализируя эту сторону понимания социального, Н.И. Кареев решающее значение придавал так называемой инновации - личной инициативе, изобретательству, творчеству. Содержание этих инновационных способностей личности, как психосоциолог, Н.И. Кареев выводит из биопсихологических особенностей самих индивидов.

Основные качества, составляющие внутреннюю сущность человека, по Н.И. Карееву, - личная оригинальность и индивидуальная инициатива, которые способствуют развитию творческих способностей личности. Эти качества обусловлены преимущественно прирожденными способностями человека и основываются на его самосознании.

Рассуждения Н.И. Кареева об индивидуальности подтверждают значимость главного, отличительного признака личности, на который указывал еще П.Л. Лавров. Оба мыслителя придают важное значение критике, самосознанию и творчеству в процессе формирования личности как общественного существа. Эти качества являются основой совершенствования как отдельного человека, так и общества в целом.

Н.И. Кареев в своей концепции личности рассматривает не совокупные отношения людей, которые складываются в обществе, а отношения человека к человеку как психических индивидуумов. Придавая большое значение силе общественного мнения, с действием которого должен считаться любой политический деятель, Н.И. Кареев полагал, что общественное суждение создается и распространяется лишь теми людьми, которые способны создавать новые идеи, обладают инициативой, способные к творчеству и инновациям. Только люди, обладающие подобными свойствами, могут заниматься вопросами регуляции общественных отношений.

Н.И. Кареев подчеркивал, что только детальная разработка вопроса о том, как зарождается и распространяется инновация в разных сферах культуры (в языке, в религии, в искусстве, в праве и т.д.), может дать в результате полное представление об этом предмете.

Для более полного понимания специфика концепции Н.И. Кареева выявим факторы и условия, способствующие формированию его взглядов.

  • 1. Преувеличение роли психологического фактора в общественной жизни в концепции Н.И. Кареева может быть обусловлено: - борьбой, которую он вел против недооценки и даже игнорирования роли психологического фактора; - это вытекает из обоснования им значимости субъективного элемента в философском осмыслении истории и необходимости принимать во внимание результаты деятельности людей при научном обосновании проблем общественного развития.
  • 2. Формирование мировоззрения Н.И. Кареева происходило в сложных и противоречивых условиях пореформенной России под сильным воздействием идей революционной демократии, народничества (влияние идей П.Л. Лаврова), а также доктрин европейского либерализма. В этом контексте Н.И. Кареев в первую очередь воспринял идею свободы и независимости личности.
  • 3. Большой практический опыт способствовал разработке проблем общего образования и самообразования молодежи, которым Н.И. Кареев также придавал большое значение. Преподавание он считал главным делом жизни.

Социологией Н.И. Кареева Ю. Геккер завершает свой анализ субъективной школы. Американский социолог выделяет некоторые общие черты, объединяющие субъективистов - все они: - придерживаются принципов позитивистской и эмпирической философии; - приспосабливают научную классификацию Конта; - смотрят на психологию и этику как на переходные и относительные, независимые науки, которые находятся между биологией и социологией; - отвергли в принципе дедукцию биологическо-органической школы социологии и безличностный, механический взгляд школы экономических детерминистов; - согласны, что динамика общественного прогресса - это комплекс физических, биологических, психических и экономических сил; - подчеркивают, однако, психосоциальную деятельность и работу критически мыслящих личностей как определяющий фактор прогресса внутри организованного общества.

Давая оценку деятельности субъективистов, Ю. Г еккер отмечает, что они сделали хороший задел по разработке комплексного органического синтеза социологических теорий, продолженный многими социологами как в Европе, так и в Америке. Особенно он выделяет Н.К. Михайловского, признавая его наиболее оригинальным среди русских социологов.

С нашей точки зрения, субъективная школа обладала рядом преимуществ, и ее представители предложили ряд новых идей, во многом опередивших развитие отечественной и мировой социологии.

  • 1. Специфичность и неординарность теорий субъективной школы проявились и в выдвижении ряда положений и подходов, которые предвосхитили важные открытия в науке более позднего времени. Мысль о необходимости различать науки по характеру и объектам много времени спустя получила развитие в новом направлении в философии и социологии - неокантианстве. Одним из основных требований методологии неокантианства было разделение наук на науки о природе и науки о культуре и разработка соответствующей такому разделению методологии.
  • 2. Этико-психологическая (субъективная) социология во многом предваряла идеи М. Вебера, Г. Зиммеля, будущего символического ин- теракционизма, полагая, что «выражением социальности является индивидуальность, что у общества нет какого-либо самостоятельного существования как особого состояния, внешнего индивиду; оно состоит из событий, т.е. оказывается процессом постоянного созидания. Задача социолога - понять и интерпретировать мотивы социальных действий.

Американский социолог особо выделяет первенство российских социологов (имеются в виду Михайловский, Лавров, Кареев) во многих вопросах, утверждая, что у них были хорошие идеи, оставшиеся неизвестными западноевропейским и американским социологам, которые пришли к тому же самому независимо, несколько более систематическим путем, нежели более ранние и никому неизвестные русские. Именно они попытались обосновать тезис о необходимости изучения психики отдельной личности как основе социальной психологии и возводимой на ней социологии. В основу познания общества, согласно Н.И. Ка- рееву, должно быть положено изучение природы человека, главным образом - духовной стороны человеческой личности, т.е. индивидуальной психологии.

Ю. Геккер, подчеркивая влияние социально-политического фактора в развитии субъективистского направления, подчеркивает, что эта первая и передовая школа русской социологии была разумным усилием дать интеллектуальное направление социально-политическому движению людей, стремящихся к основанию демократии. Этот факт наложил определенный отпечаток на нее и превратил данную школу в особую и прежде всего в чисто русскую социологию «романтического» периода русского революционного движения. Марксистская критика этой субъективной школы была дана Плехановым, и в настоящее время, с точки зрения Ю. Геккера, эти идеи полностью отвергнуты в связи с победой исторического материализма в России.

В этом отношении с Ю. Геккером можно поспорить, поскольку ситуация изменилась и современная социология доказывает обратное. Так, идеи субъективистов были актуализированы нами посредством: формирования образа современного руководителя на основе критически мыслящей личности в концепции Лаврова П.Л.; реализации идей концепции личности Михайловского Н.К. в условиях кризиса современного общества; социально-психологического анализа управления организацией в концепции личности Южакова С.Н.[7]

  • [1] Кареев Н.И. Американская книга о русской социологии // Русские записки.1916. №4. С. 300.
  • [2] Оганян К.К. Концепции личности в субъективной школе российской социологии: социологический анализ. СПб.: СПбГЭУ, 2012. С. 16-26.
  • [3] Кареев Н.И. Мысли о сущности общественной деятельности. СПб., 1901.С. 51.
  • [4] Кареев Н.И. (Памяти Михайловского как социолога), Колосов Е.Е. (Очеркимировоззрения Михайловского Н.К.) и в наши дни А.П. Казаков (Теория прогресса в русской социологии конца XIX века) высказывали справедливуюмысль, что Михайловский выдвигал и решал социологические проблемы, которые в западной социологии ставились значительно позднее, например роль разделения труда в социологии Дюркгейма, теория подражания Тарда и целый ряддругих проблем.
  • [5] Оганян К.К. Концепция личности в трудах С.Н. Южакова // ВестникСанкт-Петербургского государственного университета. Серия 12. 2012. Вып. 3.С.198-204.
  • [6] Оганян К.К. Анализ роли личности в историческом развитии по концепцииН.И. Кареева // Электронный периодический научный журнал «SCI-ARTICLE.RU», № 2 (октябрь), 2013. С. 100-110.
  • [7] Оганян К.К. Концепции личности в субъективной школе российской социологии: социологический анализ. СПб.: СПбГЭУ, 2012. С. 110-115.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>